Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Ф.Гюттингера, А.Людсканова и Г.Тури



 

В дополнение к обзору трудов представителей основных центров переводоведения рассмотрим еще три работы по теории перевода, при­надлежащие перу ученых разных стран.

1. Фриц Гюттингер опубликовал в 1963 г. в Цюрихе (Швейцария) книгу под названием «Целевой язык. Теория и техника перевода». Как показывает название книги, ее автора, в первую очередь, интересуют воп­росы качества языка перевода, принципы и способы выбора средств ПЯ.

Монография Ф.Гюттингера состоит из пяти разделов. Первый раздел посвящен проблеме, многократно обсуждавшейся в переводчес­кой практике: должен ли перевод производить впечатление «чужеродности», сохраняя порядок слов и другие особенности структуры исходного текста, или же он должен читаться как оригинальный текст на ПЯ. Приведя многочисленные высказывания, отстаивающие одну или дру­гую точку зрения, Ф.Гюттингер решительно становится на сторону ратующих за полноценность языка перевода. Он цитирует целый ряд при­меров, кода переводчики, стремясь к «чужеродности», создают какой-то промежуточный язык, нарушающий нормы ПЯ. Подобная практика

 


может привести к утрате читателями языка-уродца чувства родного языка, и она не может быть оправдано необходимостью показать принад­лежность текста к другой культуре. По мнению Ф.Гюттингера. для этого достаточно сохранять в переводе имена и географические назва­ния, ведь «Рейн» в любом немецком переводе остается «Темзой», а не заменяется на «Рейн». Не выдерживает критики и утверждение, что «чужеродный» перевод дает возможность читателю ознакомиться с ино­странным языком или даже изучить его: не имея доступа к оригиналу, читатель не может судить, в какой степени искажение его родного языка в переводе отражает особенности другого языка.

Отмечая, что одно и то же нарушение нормы языка в переводе под влиянием оригинала расценивается одними как порча языка, а дру­гими как его обогащение, Ф. Гюттингер приходит к выводу, что это объясняется различием в подходе у ученых и поэтов. Ученые видят в переводе средство познания чужой культуры. Они стремятся к макси­мальному пониманию оригинала через дословный перевод, сопровожда­емый многочисленными примечаниями и комментариями. Напротив, для поэтов перевод — это удовольствие, достигаемое благодаря эмоцио­нальному сопереживанию. Симпатии Ф.Гюттингера явно на стороне поэтов. Он отвергает претензии ученых на более точное воспроизведе­ние оригинала, указывая, что всякий перевод — это преломление содер­жания и формы оригинала в восприятии переводчика. Поэтому переводчику нет причин отказываться от создания полноценного литературного произведения ради мнимой тождественности оригиналу. Перевод — это всегда интерпретация; именно это обстоятельство препятствует успеху машинного перевода.

Эта идея получает дальнейшее развитие во втором разделе книги, посвященном переводу поэтическому. Ф.Гюттингер рассуждает здесь о причинах принципиальной множественности переводов одного и того же текста, рассматривая три основных фактора. И первый из них — отме­ченная выше, различная интерпретация текста разными переводчиками. В качестве второй причины множественности выступает несовпадение значений соответствующих слов в двух языках (например, немецкое «Abend» и английское «evening»). И, наконец, третий фактор — это выбор переводчиком вида перевода, той цели, которую он стремится достигнуть. В качестве примера рассматривается проблема перевода ан­глийского сочетания «fish and chips», используемого как символ мелко-


буржуазного быта. В немецком языке аналогичным символом может служить не «рыба и чипсы», а «Wurst und Brot», то есть «хлеб с колбасой». При этом, как считает Ф. Гюттингер, переводчик может выб­рать одно из пяти решений:

1. Пpoстo опустить трудное место, что, строго говоря, нельзя назвать переводом.

2. Дать дословный перевод с риском, что текст ничего не будет значить для читателя и поэтому по своему воздействию окажется равносилен отсутствию перевода.

3. Перевести как «Wurst und Brot», изменив и обозначающее, и обозначаемое, но сохранив первоначальную функцию.

4. Сопроводить дословный перевод дополнительным пояснением типа «эта вечная рыба с чипсами» в самом тексте или в сноске.

5. Ограничиться объяснением типа «одна и та же дешевая еда» без перевода самого словосочетания.

На практике переводчику приходится делать то один, то другой выбор в зависимости от многих факторов. Особенно четко необходи­мость передать не только смысл, но и воздействие оригинала на читате­ля проявляется при переводе игры слов. Ф.Гюттингер приводит целый ряд примеров неудачных переводов, где была утрачена игра слов и тем самым не передано не только воздействие, но и сам смысл.

Сложнее обстоит дело со значимыми именами, которые нередко при­думываются авторами литературных произведений (например, шекспировс­кие Aguecheek, Touchstone, Parolles и др.). В принципе для сохранения воздействия на читателя они должны заменяться значимыми именами в языке перевода. Однако это может оказаться неприемлемым, если в ориги­нале ясно указана национальная принадлежность носителя имени (англича­нин Смит не может называться в немецком переводе Шмидтом).

В конце этого раздела Ф.Гюттингер останавливается еще на двух частных вопросах переводческой практики, связанных с восприятием читателем текста перевода. Первый из них касается написания английс­ких имен в немецких переводах. Речь идет о таких именах, которые лишь незначительно отличаются в написании (англ. George и нем. Georg). Указав, что в обоих языках есть и полностью совпадающие имена (Ральф, Артур, Роберт), Ф.Гюттингер заключает, что чисто английские имена должны сохраняться в переводе, а имеющиеся и в немецком языке дол­жны даваться в немецкой форме. Второй вопрос связан с частым упот­


реблением перед английскими именами титульных слов «мистер, миссис и мисс». Хотя в немецком языке есть соответствующие титулы, Ф.Гюттингер считает, что их употребление часто придает высказыванию иро­нический оттенок, отсутствующий в английском оригинале. Поэтому в большинстве случаев Mr Graham Green будет просто Graham Green в немецком переводе.

Третий раздел книги посвящен «друзьям переводчика» — раз­личным источникам информации, которые он использует в своей работе. Здесь рассматриваются различные виды словарей и справочников, а также возможность использования удачных находок и формулировок других переводчиков или авторов оригинальных произведений. Приводится ряд убедительных примеров, показывающих, какими обширными, в том числе сугубо специальными знаниями должен обладать переводчик любого художественного произведения.

Несомненный практический интерес представляет четвертый раз­дел книги, где автор пытается обнаружить основные причины ошибок в переводе. При этом его интересуют не ошибки, вызванные недостаточ­ными познаниями переводчика, и не случайные неточности, а источники регулярных ошибок, допускаемых вполне квалифицированными пере­водчиками. Нa целом ряде интересных и убедительных примеров Ф.Гюттингер демонстрирует ошибки переводчиков, вызванные необращением к словарю, невниманием к отсутствию логической связи между отдель­ными элементами в тексте перевода, нечувствительностью к эмоцио­нальным оттенкам и ассоциациями слова в конкретном контексте, непо­ниманием переносного употребления слова, неразличением свободного выбора автора оригинала и грамматических форм, навязываемых ему языком как обязательные или наиболее употребительные.

Значительное место в книге занимает ее последний, пятый раз­дел, где рассматривается большое число конкретных проблем создания полноценного текста на ПЯ:

— использование слов, не имеющих прямых соответствий в ИЯ (хотя в английском языке нет слова, соответствующего по значению немецкому «leise», это последнее должно употребляться в переводах столь же часто, как и в оригинальных немецких текстах);

— выбор формы обращения в соответствии с реальными отноше­ниями между говорящими (перевод английского «уоu» немецким «du» или «Sie» или опущение обращения в неясных случаях);


— стремление указать на принадлежность оригинала к отдален­ной исторической эпохе не может достигаться использованием архаизмов, непонятных современному читателю и не сохраняю­щих воздействие оригинала на его современников;

— сохранение в переводе разговорного стиля оригинала, тем более, что у многих обиходных предметов нет неразговорных наиме­новании (а у переводчиков нередко существует предубеждение против разговорной лексики);

— осторожное использование заимствованных слов, учитывая, что они играют в немецком языке иную роль, чем в английском (многие заимствования принадлежат к разговорному стилю das Telephon. а не der Fernsprecher);

— замена повторяющегося английского «hе said» разнообразны­ми немецкими глаголами говорения;

— опущение территориальных диалектизмов или замена их просторечием (то же при передачи ломаной речи иностранца);

— передача английских «крепких словечек» соответствующими немецким;

— обладание специальными знаниями для передачи профессио­нальных диалектизмов;

— использование естественного порядка слов в немецком (не копируя прямой порядок слов английских предложений), что мо­жет иногда потребовать и изменение последовательности отдель­ных фраз;

— предпочтение более кратких вариантов, где это возможно; — постоянное стремление к совершенствованию активного владе­ния родным языком.

Как видно из этого обзора, работа Ф.Гюттингера содержит богатый материал, представляющий интерес не только для переводчиков с английского языка на немецкий, но также и для других теоретиков и практиков перевода.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.