Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Экспериментальные исследования С.Тиркконен-Кондит и И.Вехмас-Лехто



Большой интерес представляют работы финских переводоведов, ис­пользующих экспериментальные методы исследования. Здесь прежде всего следует упомянуть публикации С.Тиркконен-Кондит и И.Вехмас-Лехто.

С.Тиркконен-Кондит, как и ряд других современных переводове­дов, ищет более объективные методы оценки качества переводов. К решению этой задачи она пытается подойти с позиций лингвистики тек­ста и психолингвистики. Прежде всего адекватность перевода, под которой, вслед за Г.Тури, понимается воспроизведение важнейших особен­ностей оригинала, проверяется путем сопоставления наиболее глобаль­ных характеристик текстов оригинала и перевода. В качестве таких ха­рактеристик рассматриваются т.н. «риторические отношения» — функ­циональные и иерархические связи между предложениями, группами


 

предложений и абзацами. Наиболее общими типами таких внутритекстовых отношений являются отношения «проблема — решение», «тезис — антитезис», «общее положение, уточняющее детали» и т.п. При прове­дении эксперимента ряду студентов университета предлагался в качестве экзаменационной работы для перевода английский текст с достаточно четкой структурой риторических отношений. Затем анализировалась струк­тура подобных отношений в полученных переводах. Несовпадение этих структур расценивалось как свидетельство неадекватности перевода на уровне текста. Интересно, что, стремясь сделать условия работы переводчиков более естественными, им давались аналогичные статьи из фин­ского журнала в качестве критерия стилистической правильности и при­емлемости. Исследовательница полагает, что в принципе возможно оп­ределить структуру риторических отношений в пропозициональном со­держании любого текста. Понятно, что сохранение такой структуры рас­сматривается лишь как одно из условий адекватности и само по себе не является достаточным для оценки качества перевода.

Второй эксперимент, проведенный С.Тиркконен-Кондит, носит психолингвистический характер. Он основывается на гипотезе о том, что успешный процесс перевода, особенно связанный с решением сложных проблем, требует от переводчика больших умственных и эмоциональных усилий, которые не могут не оставить следа в его долговременной памя­ти. Поэтому исследовательница предположила, что чем лучше перевод, тем более успешно сумеет переводчик кратко изложить содержание пе­реведенного текста сразу же после окончания процесса перевода. И наоборот: плохие переводчики, не дающие себе труда ознакомиться пред­варительно с текстом в целом, переводящие предложение за предложе­нием, не в состоянии полноценно воспроизвести основные положения текста. Если эта гипотеза подтвердится, можно будет с большой точно­стью установить источник переводческих ошибок в процессе подготовки будущих переводчиков. Если переводчик плохо переводит, но хорошо суммирует содержание, следовательно источник его ошибок лежит не в понимании оригинала, а в выборе варианта перевода. В случае, когда не удачен и перевод, и пересказ, причина ошибок может лежать как на стадии анализа, так и на стадии синтеза. Плохой пересказ при хорошем переводе поставил бы под сомнение правильность гипотезы.

Таким образом, связь между переводом и пересказом предпола­галась лишь односторонняя: хорошие переводы предполагали хорошие


пересказы, но хорошие пересказы отнюдь не обязательно означали, что и переводы были хорошими.

Эксперимент был организован следующим образом. Девяти сту­дентам третьего курса университета был предложен перевод на два часа работы с использованием словарей. После окончания работы тексты оригинала и перевода отбирались, и переводчикам предлагалось сумми­ровать содержание текста письменно в течение 5-6 мин. При переводе студенты и здесь имели тексты-образцы. Им были даны краткие инст­рукции по составлению резюме и подчеркнуто, что оценка резюме повлияет на оценку их переводов. Затем переводы и резюме проверялись и оценивались преподавателем перевода и экспериментатором, и их про­позициональное содержание сравнивалось со структурой риторических отношении оригинала, а приемлемость — со стилем параллельных тек­стов-образцов. Результаты оценивались по 4-х балльной шкале «отлич­но», «хорошо», «удовлетворительно», «плохо» и выводились после согласования между проверяющими.

В целом, результаты эксперимента подтвердили первоначальную гипотезу, хотя и возникли некоторые трудности, связанные с методами оценки качества переводов и резюме. Сама исследовательница не счита­ет полученные результаты окончательными и предполагает повторить эксперимент в более широких масштабах с тем, чтобы оценку качества переводов и резюме производила бы группа экспертов.

Третий эксперимент был проведен С.Тиркконен-Кондит с целью сопоставить реакцию разных групп испытуемых на различные варианты переводов, выполненных студентами университета на выпускных экзаме­нах. Испытуемым предлагалось расположить варианты перевода одного и того же текста и зависимости от того, в какой степени, по их мнению, каждый вариант успешно выполнял ту функцию, для которой был предназ­начен перевод. Такие импрессионистские оценки сопоставлялись с оценка­ми, выставленными за экзаменационные работы преподавателями, и с рас­становкой вариантов по степени точности на основе сопоставления ритори­ческих отношений. При этом испытуемые сравнивали переводы методом парных сопоставлений, текст А сравнивался с текстом Б, потом каждый из них сравнивался с текстом В и т.д. Таким образом проверялась психолингвистическая объективность субъективных оценок.

Эксперимент проводился в три этапа. На первом этапе в качестве испытуемых были использованы 6 лингвистов-преподавателей и студен­


тов старших курсов, которым предлагалось расположить но указанному принципу восемь текстов. При этом два текста были составлены самим экспериментатором: один в качестве «хорошего» перевода по текстолингвивистическим критериям, другой — как пример «плохого» перевода.

В результате, несмотря на некоторые отклонения, оценки испыту­емых в большей степени совпали с текстолингвистическими данными, чем с оценками, выставленными преподавателями,

На втором этапе эксперимента та же процедура была проделана с 12 испытуемыми и 8 текстами и были получены аналогичные результа­ты. Еще более четко близость текстолингвистических и импрессионистских оценок была выражена на третьем этапе эксперимента, в ходе которого 22испытуемых, разделенные на 2 группы, оценивали пять различных вариантов перевода.

На всех трех этапах в качестве испытуемых выступали лица, по­лучившие специальную лингвистическую подготовку. В завершение был проведен еще один дополнительный эксперимент, в котором участвовали две группы испытуемых, но 13 человек в каждой. Первую группу состав­ляли студенты биологического факультета, а вторую — преподаватели финского языка в университете. Процедура эксперимента оставалась прежней.

Результаты эксперимента довольно любопытны. Текстолингвистические критерии на этот раз близко совпали с оценками биологов и с оценками, выставленными преподавателями на экзаменах. В то же время они существенно расходились с оценками испытуемых-преподавателей фин­ского языка Среди этих последних наблюдался и значительный разброс оценок, тогда как оценки биологов, в целом, совпадали между собой.

Расценивая результаты эксперимента как предварительные и нуж­дающиеся в дополнительном исследовании, С.Тиркконен-Кондит все же полагает, что они свидетельствуют о том, что текстолингвистические критерии обладают психолингвистической реальностью. При этом она считает, что испытуемые биологи более правильно отразили восприятие среднего читателя переводов, для которого эти переводы и предназнача­лись, а преподаватели финского языка в силу своей специальности при­выкли слишком критически относиться к малейшим погрешностям стиля, что и отразилось на их оценках. Преподаватели же перевода, как и испытуемые биологи, основное внимание обращали на собственно ком­муникативные особенности текста.


Попытка С.Тиркконен-Кондит разработать и экспериментально обосновать текстолингвистические критерии оценки перевода, несомнен­но, заслуживает одобрения. Следует отметить большую тщательность в организации экспериментов и осторожность и научную добросовестность в оценке их результатов.

Фундаментальный труд финской исследовательницы Инкери Вехмас-Лехто «Кназиправильностъ» отражает содержание ее докторской диссертации по проблемам перевода. В этой работе автор предлагает хорошо обоснованную процедуру анализа качества переводов русской газетной публицистики на финский язык, проводит в рамках предложенной процедуры экспериментальное исследование, выявляет особенности переводов, делаю­щие их, по мнению исследователя, неадекватными, и делает ряд рекоменда­ций, направленных на повышение качества таких переводов.

В качестве исходного постулата своего исследования И.Вехмас-Лехто принимает неоднократно высказываемое в трудах по переводоведению положение, согласно которому перевод должен читаться как оригинальный текст на языке перевода. Поэтому главным объектом анализа является правильность и естественность речи переводчика. Именно язык текста пе­ревода и составляет, по мнению И.Вехмас-Лехто, важнейший аспект ком­муникативного и эстетического эффекта, который перевод производит на его читателя. Такой эффект и определяет степень адекватности переводов, которая обеспечивается правильностью их языка. Эквивалентность же пе­реводов, под которой понимается воспроизведение семантических и стилистических особенностей оригинала, признается менее существенным требо­ванием и может быть отчасти принесена в жертву ради достижения макси­мальной адекватности, которая означает адекватное восприятие текста пе­ревода его читателями. Правильность языка переводов определяется его соответствием системе, норме и узусу ПЯ. Кроме этого существуют также особые требования к хорошо написанным текстам в рамках определенного функционального стиля. Эти требования составляют общепризнанные и официально одобренные рекомендательные нормы, которые также должны учитываться переводчиком. Таким образом, перевод должен быть написан языком образцовых текстов данного стиля.

И.Вехмас-Лехто полагает, что при оценке правильности языка перевода особое внимание следует уделять «скрытым ошибкам», то есть нарушениям узуса ПЯ, особенно количественным, когда используемые в переводе правильные формы нарушают частотность их употребления в


 

языке вообще, в текстах данного типа или при описании подобных ситу­аций. Это относится, в первую очередь, к переводам на родной язык переводчика.

В соответствии с исходными теоретическими положениями И.Вехмас-Лехто ставит перед собой задачу разработать методику критического анализа перевода. Она исходит из предположения, что существующие фин­ские переводы русских газетных статей содержат скрытые ошибки, которые могут быть обнаружены эмпирическим путем. При этом предполагается использовать сочетание экспериментальных методов и сопоставления текстов переводов с их оригиналами и с оригинальными текстами на ПЯ.

Сопоставительному анализу текстов предшествует изучение особенностей журналистского стиля в финском и русском языках и функ­ций, выполняемых газетными статьями в обоих культурах. Основное внимание уделяется обнаружению характера и степени отклонения языка финских переводов от оригинальных финских газетных статей. Сопос­тавление переводов с их русскими оригиналами позволяет обнаружить возможные причины ошибок.

Интересная особенность применяемой методики заключается в том, что опубликованные финские переводы сопоставляются также с альтернативными переводами, сделанными самой исследовательницей с целью показать пути улучшения качества переводов. Это дает возможность дополнить количественные данные, полученные при сопоставлении с оригинальными финскими текстами, интуицией автора, отраженной в альтернативных текстах.

Как отмечалось, в центре исследования лежит задача определе­ния адекватности финских переводов. Степень такой адекватности оце­нивается с помощью ряда экспериментов, которые должны обеспечить объективность оценки. В первом эксперименте испытуемым предлага­лось отличать в предъявляемом им материале переводные и оригиналь­ные финские тексты. Предполагалось, что перевод заслуживает тем бо­лее высокой оценки, чем меньшее число испытуемых сумеет отличить его от оригинальных текстов. В число переводов включались при этом как опубликованные переводы, так и альтернативные переводы, предло­женные автором эксперимента и более естественные, по ее мнению, с точки зрения норм финского языка.

Аналогичную цель преследовал и второй эксперимент, где прове­рялось различие в эмоциональном отношении испытуемых к переводным


и оригинальным текстам. Предлагалось оценить предъявляемые тексты по семибалльной шкале по отношению к четырем парам оппозиций: «не­интересно — интересно», «приятно — неприятно», «убедительно — вызывающее подозрение», «напыщенно — естественно». Близость оценки к положительной части оппозиции свидетельствовала о более высоком качестве перевода.

Третий эксперимент проводился с целью сопоставления числа эмоционально-окрашенных слов в переводных и оригинальных текстах, поскольку предполагалось, что неестественность финских переводов свя­зана с тем, что они более насыщены эмоциональной лексикой, чем ори­гинальные финские тексты. И здесь слова в предъявляемых текстах предлагалось оценить по семибалльной шкале, включавшей следующие оценки: «очень положительное слово», «положительное слово», «слегка положительное слово», «нейтральное слово», «слегка отрицательное сло­во», «отрицательное слово», «очень отрицательное слово».

В четвертом эксперименте проверялась степень «читабельности» переводных текстов. В предъявляемых испытуемым переводных, ориги­нальных и альтернативных текстах на одну и ту же тему содержалась примерно одинаковая информация, и испытуемые должны были в тече­ние ограниченного времени ответить на 15 вопросов по содержанию текста. Большое число правильных ответов должно было свидетельство­вать о большей легкости извлечения информации из текста, о его боль­шей понятности, более высокой «читабельности».

Указанные эксперименты дополнялись сопоставительным анали­зом опубликованных переводов с оригинальными финскими текстами того же жанра, а также с их русскими оригиналами и предлагаемыми автором альтернативными переводами.

Особенно важно отметить, что И.Вехмас-Лехто не ограничилась доказательствами недостаточно высокого качества финских переводов, а попыталась обнаружить собственно лингвистические причины ущербно­сти их языка и предложить методы их устранения. Эти причины усмат­риваются в различии языковых особенностей газетных статей русского и финского языков и необходимость в связи с этим осуществлять целый ряд приемов стилистической адаптации для повышения качества перево­да, как-то: нейтрализация лексики, устранение буквалистского воспро­изведения клишированных фраз, уменьшение длины предложений, из­менение частотности употребления отдельных частей речи, особенно умень­


шение частотности употребления отглагольных существительных, изме­нение способов использования определений и т.п. Все эти приемы при­меняются в предлагаемых автором альтернативных переводах, которые оцениваются как более качественные.

Хотя в работе И.Вехмас-Лехто анализируются газетно-публицистические переводы, предлагаемые ею методы анализа представляют несомненный интерес и для разработки основ критики иных видов пере­водов. Особо следует отметить, что в этой работе убедительно показано, что многие аспекты эмоционально-эстетического воздействия перевода определяются собственно лингвистическими факторами: надлежащим выбором языковых средств в переводе.

Следует отметить, что, хотя И.Вехмас-Лехто делает выводы о каче­стве перевода текстов, фактически она оперирует отдельными высказыва­ниями. В связи с этим возникает вопрос о правомерности подобной процедуры при анализе перевода художественного текста, который, как было указано, представляет единое образное целое. Подобная редукция, по-ви­димому, неизбежна, если не ограничиваться общей импрессионистской оценкой, а попытаться построить критический анализ перевода на объективных лингвистических основаниях. Предвидя подобные критические замечания, И.Вехмас-Лехто особо подчеркивает, что ее анализ носит сугубо текстовой характер и что отдельные предложения всегда рассматриваются как единицы текста, то есть с учетом окружающего контекста.

Проведенные эксперименты отличаются большой тщательностью, полученные результаты наглядно представлены в многочисленных таб­лицах. В целом гипотеза, положенная в основу исследования, подтвер­дилась: испытуемые оценивали качество языка оригинальных финских текстов выше языка финских переводов, а альтернативные тексты по их оценке располагались где-то посередине.

В работе не ставилась задача определить степень эквивалентнос­ти исследуемых переводов их русским оригиналам. Не делалось попыток и доказать, что альтернативные переводы более эквивалентны, чем опуб­ликованные. Однако И.Вехмас-Лехто полагает, что в любом случае бо­лее естественные по отношению к ПЯ переводы лучше выполняют зада­чу обеспечения межъязыковой коммуникации и передачи содержания иноязычного текста.

Интересно отметить, что И.Вехмас-Лехто считает вполне зако­номерным, что и ее альтернативные тексты уступали по степени прием­


 

лемости для испытуемых оригинальным финским текстам. Она объясняет это тем, что переводчик всегда вынужден идти на определенный компромисс, переводя дословно специфические лексические единицы (например, социалистические экономические термины) и сохраняя поря­док изложения, изменение которого потребовало бы коренной переформулировки всего текста. Таким образом, переводной текст всегда будет несколько отличаться от оригинальных текстов на ПЯ.

Такой вывод лишает абсолютного характера исходную посылку о том, что «перевод должен читаться как оригинальный текст». Может вызвать сомнение и показательность оценки приемлемости текста пере­вода, которую давали испытуемые (учащиеся старших классов средней школы), учитывая, что тексты были специального (экономического) со­держания. Тем не менее, исследование И.Вехмас-Лехто имеет большой теоретический и практический интерес, демонстрируя новые возможнос­ти экспериментального изучения перевода.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.