Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Теория релевантности» Э.-А.Гутта



Работавший в Англии Эрнст-Август Гутт написал в 1991 году книгу под названием «Перевод и релевантность», в которой он предло­жил новый подход к разработке теории перевода, основанный на кон­цепции релевантности английских психологов Спербера и Уилсона.

В первой главе книги он дает обзор (далеко не полный) современных теорий перевода и приходит к выводу, что все они несостоятель­ны. По его мнению, их недостатки носят фундаментальный характер. В основе всех теорий лежит дескриптивно-квалификаторский подход и выбор какого-то аспекта перевода в качестве объекта описания. При таком подходе создатели теории пытаются классифицировать релевантные фак­торы, причем каждый фактор должен быть отнесен к определенному классу. Таких факторов оказывается очень много, что ведет к увеличе­нию числа трудно совмещаемых классификационных схем. Не оправды­вает себя и выбор в качестве объекта теории процесса перевода или его результата. Тексты перевода необъятны и не подчиняются единым зако­номерностям, а описание процесса перевода не дает достаточных осно­ваний для оценки действий переводчика. Не решает проблемы и модель «скопос», которая оставляет выбор решения на интуицию «эксперта» (переводчика), что вообще исключает возможности теории.

Предлагается сменить область теории, делая упор не на внутрен­нее свойство объекта (перевода), а на мыслительную деятельность пере­водчика, поскольку любые факторы влияют на перевод только через мышление человека. Требуется не просто описание, а объяснение дей-


ствий переводчика через вычислительные и инференциальные особенности его ума в связи с принципом психологической оптимизации. Такой подход дает эмпирическую основу для раскрытия процесса оценки и принятия решений. Перевод рассматривается как часть коммуникации в новом понимании: не как процесс кодирования, передачи и декодирова­ния сообщений, а как реализация способности к инференции, лежащей в основе любой коммуникации (способности делать выводы из поведения других людей невербального и вербального).

Теория релевантности, на основе которой Э.-A.Гутт строит свою концепцию, стремится объяснить, каким образом в процессе человеческого общения выводится смысл речевых высказываний. Коммуникация рассмат­ривается как когнитивная цепочка из трех звеньев: стимул — контекст — интерпретация. Стимулом служит остенсивное (языковое) высказывание, которому коммуниканты приписывают определенную семантическую репрезентацию. Контекст состоит из некоторого числа допущений, выбираемых из «когнитивной среды», то есть из совокупных знаний коммуникантов. Интерпретация заключается в выведении на основе семантической репре­зентации и контекста ментальной сущности в форме пропозиции.

Для того чтобы объяснить, как происходит выбор допущений в контексте, вводится понятие релевантности. Предполагается, что в каж­дом акте коммуникации из всей когнитивной среды выбирается только такое допущение, которое: а) должно произвести контекстуальный эф­фект, т.е. сделать возможным вывод импликаций, подтверждающих или исключающих предыдущие допущения — свои или чужие, — и б) долж­ны требовать минимальных усилий для отбора.

Особый интерес для теории перевода представляет различие, ко­торое авторы теории релевантности проводят между двумя способами использования языка и двумя видами отношений между пропозициями (т.е. ментальными репрезентациями или мыслями). Язык может исполь­зоваться дескриптивно для непосредственного описания реальности или интерпретативно, позволяя экономно описывать другую реальность: то, что говорится, интерпретативно, подобно тому, что мы хотели сообщить (и что может быть выведено из сказанного). Слушающий всегда реша­ет, как используется получаемое им сообщение. Например, фраза, «Билл — настоящий гангстер» может использоваться дескриптивно, если речь идет действительно о гангстере, или интерпретативно, если Билл лишь сравнивается с гангстером.


Каждый из двух способов использования языка создает различный вид связи между пропозициями. Две пропозиции могут быть связаны общностью аналитических импликаций, описывающий одну и ту же реальность, например: «Эта женщина — моя теща» и «Эта женщи­на — мать моей жены». С другой стороны, две пропозиции могут быть связаны одинаковыми контекстуальными импликациями, то есть интерпретативно, если одно из них может быть выведено из другого. Напри­мер, фраза «Он купил «Мерседес» » подразумевает пропозицию «У него много денег». Отсюда следует, что пропозиции могут иметь разные аналитические, но общие контекстуальные импликации. Иными слова­ми, из разных высказываний может быть сделан один и тот же вывод. Пропозиция «У него много денег» может быть с таким же успехом выведена из высказывания «Он всегда покупает самые дорогие вещи». Общие аналитические импликатуры всегда остаются одинаковыми, а контекстуальные импликатуры рассматриваются как одинаковые лишь тогда, когда это входит в намерение говорящего.

Э.-А.Гутт предлагает использовать понятие релевантности для опи­сания и объяснения феномена перевода. В свете этой концепции, пере­вод — это прежде всего текст на другом языке, используемый интерпретативно по отношению к тексту оригинала. Это, очевидно, исключает все случаи, когда текст на другом языке используется не для репрезентации и интерпретации оригинала, а в каких-то других целях. Иначе говоря, пере­вод всегда представляет собой межъязыковое интерпретативное использо­вание языка. Также как в одноязычной коммуникации, общий вывод из текстов оригинала и перевода достигается путем интерпретации их семанти­ческих репрезентаций и контекстуальных допущений, выбранных из когни­тивной среды в соответствии с принципом релевантности. Этот основной принцип объясняет как сущность перевода, так и источник его верности оригиналу, поскольку перевод рассматривается как часть психической дея­тельности человека, основанной на релевантности и интерпретативном ис­пользовании языка. Такой подход можно назвать текстоориентированным, так как он связывает коммуникативное намерение переводчика с интерпретацией текста оригинала в соответствии с намерением его автора. В то же время этот подход ориентирован и на контекст, так как соблюдение прин­ципа релевантности всегда учитывает роль когнитивной среды аудитории. Как отмечалось, различные пропозиции могут быть основой для одной и той же контекстуальной импликации. Отсюда следует, что при межъязыко­


вом интерпретативном использовании языка из разных пропозиции в ори­гинале и переводе может быть сделан одинаковый вывод. Если в оригинале говорится о том, что кто-то купил «Мерседес», а в переводе утверждается, что он приобрел роскошную яхту, такой перевод вряд ли будет признан удовлетворительным, хотя из обоих высказываний можно заключить, что у этого человека много денег.

Э.-А.Гутт понимает, что сама по себе концепция межъязыкового интерпретативного использования языка недостаточна, чтобы объяснить особенности перевода. Поэтому он пытается дополнить ее аналогией с различием между прямой и косвенной речью. Вводится термин «прямой перевод», который должен обозначать нечто большее, чем простая интерпретативная репрезентация оригинала. Подобно прямой речи, цити­рующей какое-то высказывание, воспроизводя не только его смысл, но и поверхностные языковые признаки, прямой перевод представляет собой межъязыковую имитацию цитирования оригинала, «Цитирование» — потому что он стремится передать не только, что сказано, но и как это сказано, то есть воспроизвести языковой стимул, служащий основой интерпретации. «Имитация» — потому, что поверхностные языковые признаки не могут быть сохранены в переводе. Сохраняются лишь: «ком­муникативные ключи» — способность языковых признаков направлять интерпретацию в соответствии с намерением автора оригинала. Комму­никативные ключи создаются различными семантическими, синтакси­ческими и просодическими средствами, логическими связками, элемен­тами коннотации и т.п. Имитация цитаты в переводе может лишь со­здать «презумпцию подобия», и отсутствие тождества компенсируется различными сносками и примечаниями. Может случиться так, что цели коммуникации не требуют полного подобия и будет достаточно соблюсти принцип релевантности. Это означает, что перевод будет столь же реле­вантным для его читателей и будет обеспечивать соответствующую ин­терпретацию (другими словами, будет интерпретативно тождественен оригиналу), не требуя больших усилий для обработки информации. Фак­тически это требование сводится к тому, чтобы перевод был верным и естественным. Переводчик решает, какие допущения будут релевантны в когнитивной среде его читателей. Следует, однако, заметить, что вос­произведение наиболее релевантных черт оригинала отнюдь не освобож­дает переводчика от обязанности передавать менее релевантные его чер­ты, когда это оказывается возможным.


 

Подводя итоги этому краткому обзору теории релевантности Э.-А.Гутта, можно отметить, что, хотя некоторые ее положения лишь переформули­руют традиционные проблемы, неоднократно обсуждавшиеся в трудах других переводоведов, она предлагает ряд интересных подходов к анализу когнитивной основы перевода, эвристической природы этого явления.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.