Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 57. Немного истории.



Корристо начал издалека и его рассказ сильно походил на урок истории. В отличии от придворных писчих, по приказу короля недавно состряпавших и разославших по всем приходам страны новые официальные книги, маг был очевидцем тех событий и не был заинтересован в искажении и приукрашивании. Не знаю, что именно толкнуло его на откровенность, до этого он мало говорил о своём прошлом. Возможно, таким образом он надеялся вернуть моё расположение, установить доверительные отношения и отвлечь от недавних событий.

Для понимания происходящего придётся провести небольшой экскурс в политическую картину тех дней. Во времена молодости моего наставника Миртана была раздроблена на множество мелких провинций. Несколько больших княжеств претендовали на лидерство, а остальными областями руководили феодалы помельче – бароны разных мастей и происхождения. Случалось, что какой-нибудь лихой атаман набирал себе банду покрупнее, как нельзя кстати обнаруживал в роду дедушку аристократа и провозглашал себя благородным отпрыском, борющимся за свои законные права. Завладев замком, и убив местного сеньора, подчинить окрестные деревни было лишь делом времени. Обычно, никто из крестьян даже не оказывал сопротивления, особенно если новый властитель не вводил дополнительных податей и налогов. Без разницы кому платить за защиту, лишь бы голова была цела.

Единственной формально централизованной силой того времени был орден Инноса, состоящий, как и сейчас, из двух ветвей – духовной и светской, то есть магов и паладинов. Но даже в их среде не всегда удавалось найти общий язык. Маги в основном отсиживались в монастырях, и к ним обращались лишь как к сторонним арбитрам. Приходилось решать совершенно немыслимые вопросы, такие как передел земли, утверждение договоров и сделок, а то и вовсе вершить суд над высокородными преступниками. В крупных городах создавались специальные коллегии, занимающиеся такого рода работой – их называли «дома Инноса». Сейчас все эти функции контролируют королевские наместники, суды и другие органы власти, но тогда этим приходилось заниматься священнослужителям. Других незыблемых основ, кроме религии, в раздираемой постоянными междоусобицами стране просто не существовало.

Паладины немногим отличались от феодалов. Рядом с их крепостями располагались земельные угодья с податными крестьянами. Крупные лорды имели свои замки, а Великий Магистр жил в самой древней твердыне Миртаны – крепости Гота, стоящей с незапамятных времён царствования великого короля и героя – Робара Первого. С тех пор утекло много воды, и у паладинов появился свой Магистр. Эту должность упразднили лишь гораздо позже, когда верховным главой ордена вновь стал король. Но тогда единого государства не было, как и всеми признанного короля, свои права на престол заявляли сразу трое претендентов. Впоследствии, отец Робара Второго – герцог Георг Третий Венгардский – выиграл это соперничество, оставив в наследство сыну корону и частично сплочённую, хотя и постоянно бунтующую страну. Конечно, без активной поддержки ордена Инноса он никогда бы ничего не добился. Только союз с Ксардасом и убийство заупрямившегося магистра паладинов привели его к трону, а религия Инноса стала тем клеем, который сдерживал центробежные силы.

К слову, тёмные маги тогда тоже обладали немалым влиянием, хотя их цепкие когти ещё не дотянулись до Миртаны. Страну ассасинов в те времена едва ли можно было назвать империей, скорее городом-государством Иштар. Город этот располагался далеко на юге Варранта в цветущем оазисе. Считается, что там находится самый большой известный людям храм тёмного бога, которым руководит бессменный лидер ассасинов – Зубен – высокоуровневый адепт Белиара. Говорят, что он владел каким-то древним артефактом, дающим власть над людьми и позволяющим продлевать жизнь путём жертвоприношений. Впрочем, нельзя доверять слухам, потому что про тёмных магов придумывают множество небылиц, а для достижения долголетия есть масса более простых способов.

Вторым по величине городом Варранта в то время был вассал Иштара – Бакареш, стоящий на берегу моря на выходе из Песчаного залива, который называли так из-за часто проникающих через него на юг Миртаны пыльных бурь. Ещё несколько поселений помельче тоже располагались не очень далеко от морского побережья, хотя не это определяло их положение, а наличие источников пресной воды. Близость к морю лишь сглаживала климат, снижая перепады температур, делая именно эти оазисы наиболее привлекательными для жизни. Не все города Варранта тогда подчинялись напрямую Зубену, хотя некоторые и платили дань.

Мореходство у пустынных жителей развито практически не было – они полагались на караваны, хотя одно время в Бакареше даже был небольшой порт, в котором разгружались плоскодонные суда. Как бы то ни было, морская торговля шла за счёт заезжих негоциантов, которые из-за опасной лоции с большим количеством мелей и дурной славы культа Белиара были не очень частыми гостями. В центре пустыни, отделяющей по суше Иштар от Миртаны, обитал народ кочевников, благодаря помощи магов воды, умудряющийся выживать в суровых условиях, переходя от источника к источнику.

Лишь в последние десятилетия ассасины начали активное продвижение в новые земли, заняв все пригодные для оседлой жизни оазисы, и построив в них свои поселения. В конце концов, их руки дотянулись и до юго-западных миртанийских земель, таких как Трелис и Гельдерн. Именно это и спровоцировало войну с набиравшим силу Робаром Вторым. Победа короля в этом затяжном противостоянии завершила объединение Миртаны, а ассасинов отбросила на юг в их исконные земли.

Если бы не пустыня, армия, возглавляемая тогда молодым генералом Ли, вместе с паладинами дошла бы по крайней мере до Бакареша. Но преодолевать безводные песчаные земли большим войском было самоубийством, а достаточным флотом для морского десанта король не обладал, не говоря уж о том, что неглубокие воды возле Бакареша позволяли проходить лишь судам с низкой осадкой. О штурме Иштара и вовсе не могло быть и речи. Всё это привело к тому, что Зубен заключил «вечный мир» с Робаром Вторым, пообещав никогда больше не посягать на Трелис и другие средиземные города, предоставить вольности кочевникам и не преследовать культ Аданоса в Варранте.

Я слишком забежал вперёд. В те годы, которые описывал Корристо, до войны было ещё несколько десятилетий, Трелис был под властью местного графа, Робар Второй был ещё ребёнком, а Зубен лишь прощупывал почву для будущей экспансии на север.

Корристо освоил третий круг магии, когда его наставник заявил, что больше ничему не научит. «Сначала ты должен показать себя в деле, Кор, – сказал он ему, – быть может, ты и вовсе ничего не стоишь. В ордене не нужны слабаки и трусы, мы не можем себе позволить тратить силы на их углублённое обучение». Молодому и честолюбивому магу было обидно, но ничего нельзя было поделать – такова традиция. Тогда как раз назревал очередной вооружённый конфликт. Трелис был процветающим городом, в центре которого красовался хорошо укреплённый замок. За высокими стенами его хозяин – граф Торгар – чувствовал себя в полной безопасности. Однако мирная жизнь ему надоела, и он решил немного расширить свои владения. У небогатого графа на удивление быстро нашлись деньги на вооружение внушительного войска и даже плату наёмникам.

Если бы всё этим и ограничилось, орден никогда бы не заинтересовался обычной междоусобицей. В то время в крепости постоянно жили двое не слишком талантливых магов огня, следивших за местным домом Инноса, но от них перестали приходить какие-либо известия. Расследовать череду подозрительных совпадений и направили Корристо.

Молодой маг прибыл в город, не скрываясь, однако, не раскрыв настоящую цель визита и сообщив страже, что едет из Кап Дуна в Гельдерн и собирается отдохнуть от дороги всего пару дней. Он был принят со всеми полагающимися почестями и размещён, как дорогой гость, в замке. Его накормили и напоили, а граф не поприветствовал его лично только потому, что, по заверению дворецкого, был занят неотложными делами – всё-таки, как никак, готовилась военная операция. Планировалось захватить контроль над золотыми рудниками к западу от Монтеры. Из-за своего выгодного расположения в центре континента Монтера была одним из самых развитых торговых центров Миртаны – в ней сходились почти все крупные тракты. В её крепости всегда располагался мощный гарнизон, а стены могли укрыть до тысячи человек. Однако Монтера не имела своего лорда и была вольным городом, управляемым городским советом. Несмотря на это – в войне с ней у графа Трелиса не было бы шансов, хотя бы потому, что в таком конфликте все окрестные князья выступили бы против него.

Однако задуманное предприятие всё же сулило успех, потому как рудники не принадлежали вольному городу, который специализировался только на торговле. Сейчас шахты контролировались одним из мелких баронов, горный форт которого скорее походил на срубленный на скорую руку острог и не выдержал бы и двух недель упорной осады. В свите графа никто не скрывал захватнических планов, и за обедом Корристо смог узнать едва ли не все подробности. Дело выглядело совершенно обыденным, рудники уже много раз переходили из рук в руки за последнее десятилетие. Однако на расспросы о пропавших магах придворные ограничивались лишь туманными ответами, что они выехали по каким-то делам, не поставив графа в известность. Все, мол, думали, что это орден прислал им какое-то срочное распоряжение.

Корристо не стал слишком наседать на слуг с выяснениями, чтобы не вызвать излишних подозрений. Отправившись в свои покои после еды, он почувствовал непривычную слабость и головокружение. Можно было списать это на лишний бокал вина, выпитый за обедом, но, к своему счастью, маг рассудил иначе и не пожалел редкий эликсир противоядия, который стимулировал естественную защиту организма от всех типов токсинов. Как оказалось, он не ошибся. Через несколько минут ему стало гораздо хуже, и несмотря на все усилия, он еле держался на ногах.

Решив, что скоро он может совсем отключиться, Корристо предпринял отчаянный шаг – симулировал обморок. Как и ожидалось, отравители тайно наблюдали за ним, и почти сразу, как он упал, открылась потайная дверь, и два человека в чёрных широких костюмах, какие носят жители пустыни, вбежали в комнату. Корристо держал руну наготове, и мерзавцы не успели даже удивиться, когда мощный взрыв лишил их жизней, превратив в обожжённые головёшки. Молодой маг хоть и с трудом, но поднялся – зелье всё же делало свою работу. Гостеприимство оказалось лишь отвлекающим манёвром, чтобы усыпить его бдительность. За всем происходящим теперь явственно чувствовался след ассасинов, и пропавшие священнослужители, очевидно, тоже попали в их руки, если уже не мертвы. Однако этой информации было мало, чтобы возвращаться в орден.

Корристо оказался в одиночестве в центре потенциально враждебного замка. Впрочем, едва ли все местные были вовлечены в заговор. Чем ниже ранг прислуги, тем меньше была вероятность осознанного участия в сговоре с жрецами Белиара. Политика и интриги – удел высшего общества. Руководствуясь этим соображением, для побега нужно было двигаться в сторону кухни, комнат прислуги или заднего двора. Но Корристо уже почувствовал себя значительно лучше, не собирался бежать и спустился по открывшемуся потайному ходу в подземелье. Пока оставалась надежда, что двое пропавших живы, его долгом было сделать всё для их освобождения.

Миновав узкий спуск по винтовой лестнице, где едва протискивался один человек, Корристо оказался в слабо освещённом помещении, в центре которого возвышался алтарь со статуей Белиара. Возле него на коленях стоял человек в дорогой, отороченной мехом кирасе. Такую странную броню носили аристократы Миртаны. Не сложно было догадаться, что стоящий спиной человек – граф Трелиса. Убивать феодала без суда было нельзя, поэтому Корристо взялся за руну телекинеза и резким силовым толчком отбросил молящегося. Граф ударился головой о статую, из рассечённого лба пошла кровь, но он не потерял сознания и попытался подняться. Корристо был уже рядом и довершил начатое пинком в живот. Кираса защитила Торгара, и перевернувшийся от удара на спину лорд потянулся за кинжалом. Больше было не до шуток, и загоревшийся в руках мага огненный шар предупредил его, что лучше этого не делать.

Дальнейший диалог Корристо воодушевлённо пересказал мне по ролям.

– Ты… – с ненавистью прохрипел граф, – Мои люди облажались…

– Точно, – подтвердил Корристо, – так что аккуратно отбрось кинжал в сторону, и без глупостей.

– Думаешь, ты всё контролируешь, маг? – пренебрежительно ответил Торгар.

– Первый, кто умрёт в случае нападения или хотя бы угрозы – это ты. Огненный шар сорвётся и испепелит тебя в любом случае. Так что просто прикажи своим людям, если таковые прячутся поблизости, выйти с поднятыми руками.

– Здесь никого, кроме нас, – злоба исказила лицо графа, но он всё же плавным движением вытащил кинжал из ножен и бросил в сторону вдоль пола. Кинжал зазвенел о камни и откатился на пару метров.

Несмотря на свою показную гордость, под угрозой расправы граф быстро заговорил и признался во всём. Как оказалось, он, действительно, заключил тайное соглашение с Зубеном. Один тёмный маг и несколько его прислужников, двух из которых Корристо сжёг, гостили в замке под видом богатого торговца со свитой. Они и дали деньги на военные расходы, потребовав взамен совсем немного – узаконить в Трелисе культ Белиара. Вряд ли бы граф пошёл на такой шаг, рискуя потерять уважение своих подданных, если бы не ещё одно обстоятельство: ему уже было далеко за сорок, а наследника всё ещё не было, как, впрочем, и детей вообще. Посланники Зубена обещали легко решить эту интимную проблему, в борьбе с которой оказались бессильны служители Инноса. Пропавшие маги огня, кстати, всё ещё были живы и томились в тюрьме. Пленников должен был забрать с собой посол Зубена, в качестве личного подарка главе ассасинов и приятного дополнения к заключенному договору.

Дальнейшие подробности этой истории не так интересны. Корристо благополучно завершил свою миссию, освободил товарищей и вместе с ними устроил всенародный суд над предателем Торгаром. Узнав подробности замысла графа, люди отвернулись от него, и никто не встал на защиту проигравшего. Тёмному магу удалось бежать безнаказанным – кто-то предупредил его до того, как трое служителей Инноса ворвались в его покои. Однако Корристо на этом не остановился, конфисковав всё золото, которое граф получил от ассасинов. Наёмников распустили, а на эти деньги в Трелисе возвели новое святилище Инноса.

На тот период, что город остался без графа, Корристо пытался взять управление на себя, попутно обнаружив многократные случаи казнокрадства, воровства и произвола местных чиновников. Однако, в качестве руководителя его никто не признал, слушались лишь из-за страха перед магией, которую он, в отличие от других членов ордена, не стеснялся применять. Вскоре герцог Тимориса, вассалом которого формально был граф Трогар, прислал войско и одного из своих сыновей, чтобы взять контроль над крепостью. Никто не сопротивлялся – с точки зрения законов того времени, у герцога было больше всех прав на эту территорию. А без крепкой руки правителя уже и так участились случаи грабежей и другого беззакония.

Таким бурным и плодотворным оказалось первое серьёзное задание Корристо от ордена. Несмотря на полный успех, его наставник не оценил излишнего рвения, проявленного молодым (лет сорока, как я полагаю) магом. «Настоящий приверженец Света должен действовать в первую очередь умом, а не огнём. Ты же показал себя больше воином или лордом, нежели смиренным слугой Инноса», – сказал ему учитель. Однако, обучение четвёртому кругу магии для него всё же открыли, сделав упор на боевые техники.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.