Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 56. Возвращение.



Пентаграмма в обители магов Старого лагеря. Место, практически ставшее домом, изменилось до неузнаваемости. Невидимый портал только что выбросил меня из небытия, и я едва успел почувствовать пол под ногами, а меня уже ждал радушный приём – все маги круга были в сборе. Первым среагировал Драго, в его руках загорелось пламя заклятья. Остальные были не столь быстры, чувствовалось, что гостя ждут давно. Специально ради такого случая, всю пентаграмму накрыли магическим куполом, родственным барьеру. Я постарался не двигаться, чтобы не зацепить его границы – вряд ли он ударит электричеством, как его гигантский собрат, но кто знает, каков будет эффект.

Узнав меня, Драго развеял приготовленный огненный вихрь. Маги изучающе уставились на мою обожжённую мантию и плечо. Я сам ещё не успел почувствовать боль, но теперь она нахлынула со всей яростью. Чёрт! Надеюсь, зелья Дамарока на самом деле так хороши, как о них говорят, иначе ожоги останутся на всю жизнь. Я схватился за рану и стиснул зубы. Маги не двинулись с места. Не похоже, чтобы кто-то из них спешил мне помочь.

– Где Ксардас? – громовым, совершенно не похожим на себя голосом, проговорил Корристо.

– В своей башне! Где же ещё? – зло прокричал я в ответ, не зная, не заглушит ли энергетический купол мои слова. Похоже, звук не проходил, зато через несколько секунд сияние защитного барьера угасло, и я оказался на свободе.

– Говори быстро, где отступник! – повторил свой вопрос магистр.

– В своей башне! И я там был несколько мгновений назад, – в моём голосе всё ещё чувствовалась одышка от недавнего бега.

– Руна телепортации при тебе? Он не добрался до неё? – спросил маг.

– Нет, я с ней не расставался ни на миг. Только это меня и спасло.

– Слава Инносу! Когда ты ушёл, я вспомнил, что совсем забыл предупредить тебя оставить телепортационный камень – ведь Ксардас мог завладеть им, и тогда весь лагерь оказался бы в опасности.

– Не лагерь, а маги, – поправил я, – и если бы не руна, я сейчас кормил бы червей, а то и что похуже! Магистр, Вы могли бы и предупредить меня!

– Тише, тише, мой мальчик! – упреждающе проговорил Корристо уже совсем другим, более тихим и даже едва ли не ласковым голосом, – Вижу, ты ранен, сейчас не время для разговоров. Мастер Дамарок, помогите Мильтену!

Я пытался что-то возразить, но меня уже не слушали и отвели на первый этаж в лабораторию, где старый алхимик осмотрел и обработал мою рану. Примочки сильно щипали, зато свежий ожог перестал выглядеть так удручающе. Кроме того, один эликсир мне пришлось выпить, и Дамарок, достав из шкафчика запылившуюся руну, наложил на меня какое-то заклятье. Зеленоватое сияние заклубилось вокруг моего тела, особенно сгустившись вокруг раны. Я почувствовал приятную прохладу и расслабление. Боль, наконец, утихла, и мне захотелось немного вздремнуть. Закончив все процедуры, целитель покинул меня, оставив лежать на кровати и наказав по возможности не двигаться.

Моё одиночество длилось совсем не долго, его потревожил Корристо, бесцеремонно зайдя в кабинет и усевшись на стул около моего ложа.

– Что ж, теперь можешь рассказать, что же всё-таки произошло.

– Я думал, что вы мне это объясните, магистр.

– О чём ты? – сделал вид, будто не понимает меня Корристо.

– Бросьте, ещё скажите, что это не Вы установили ловушку в письме. Между прочим, я едва не ослеп. До сих пор в глазах тёмные круги от вспышки.

– Значит, мой план всё же сработал. Что с Ксардасом? – жадно спросил маг.

– Не знаю, но он явно был не в восторге. Мне повезло, что я стоял недалеко от входа в комнату. Если бы не это, огненный ураган, который он, придя в бешенство, устроил в зале, испепелил бы меня. К счастью, стена защитила, и лишь один из всполохов зацепил руку. Если бы вы предупредили меня, я был бы готов к этому, и хотя бы отвернулся от письма. Тогда гораздо легче было бы действовать. Может быть, удалось бы даже оказать сопротивление или убить отступника… Но наполовину ослеплённый, раненный и дезориентированный, я мог только бежать.

– Прости, Мильтен, – мягко произнёс наставник, – я, действительно, подверг тебя излишней опасности, но поверь, это было необходимо.

– Почему, учитель? Что изменилось бы, если бы я знал о письме?

Корристо задумался, будто взвешивая все за и против, и, наконец, произнёс:

– Ты мог встать на сторону Ксардаса. Даже если не по своей воле, то под действием его чар. Тогда всё было бы потеряно. Единственным шансом застать его врасплох, было держать тебя в неведении.

– Но я же мог ослепнуть! И даже погибнуть! – не сдержал я искренне негодование.

– Прости меня. Я сделал это для всеобщего блага. Книга демонологии слишком опасна, чтобы попасть не в те руки. Несколько экспериментов, и вся колония превратится в кромешный ад. Тогда будут потеряны не только наши жизни, но и всё королевство. Если поставки руды прекратятся, у Робара не будет шансов одолеть натиск орков.

Мне было тяжело слышать такие слова из уст человека, которому я доверял больше, чем самому себе и считал примером для подражания. Всеобщее благо. Как много людей прикрывают этой фразой свои злодеяния и предательства! Ещё вчера Корристо рассказывал мне, что зло недопустимо в любом виде, что важна жизнь каждого человека, кем бы он ни был. И что теперь? Он не пожалел не только несчастных каторжан, но даже меня – своего собственного ученика, подающего большие надежды. Нет, больше я не собирался верить ни единому слову, вышедшему из уст этого лицемера. Сказать это напрямую было немыслимо, я не мог позволить себе такую роскошь, поэтому, подавив гнев, продолжил придерживаться намеченного плана:

– Я понимаю, учитель… хотя это не легко.

– Я не жду, что ты простишь меня сразу. Но уверен, что когда-нибудь поймёшь, почему я так поступил. В любом случае, я счастлив, что ты вернулся! Мне было бы тяжело жить, зная, что твоя преждевременная смерть на моей совести.

Наставник говорил искренне, но это мало утешало. Похоже, он больше беспокоился о своей совести и непогрешимости. Несмотря на всю предвзятость, похоже, Ксардас был прав насчёт тщеславия и показной правильности Корристо.

– Значит, ты не знаешь, что дальше случилось с отступником? – ещё раз уточнил маг.

– Нет. Как только я оказался вне досягаемости потоков пламени, то сразу активировал руну телепортации.

– Хорошо. Но мы готовились к худшему. Когда я понял, что при тебе осталась руна, то пришлось поставить всех остальных членов ордена в известность о твоей миссии. Риск того, что Ксардас завладеет камнем и появится прямо посреди нашей обители, был слишком велик. Одержимый местью, он был бы неукротим. Конечно, с предыдущей встречи мы во многом продвинулись, и не оказались бы настолько беззащитны перед его чарами, позаимствованными у орочьих шаманов, но фактор внезапности был бы на его стороне. Именно из-за риска вторжения мы решили накрыть пентаграмму небольшим защитным коконом, чтобы удержать его натиск хотя бы в первые секунды.

– Да, ловушка получилась внушительная. Признаться, я не ожидал такой тёплой встречи.

– Но что же с твоими спутниками и остальными потерянными следопытами? – наконец, поинтересовался Корристо судьбой несчастных.

– Все мертвы. Двое предыдущих прислуживали некроманту в виде зомби. Мерзкие твари… Надеюсь, что, когда я их сжёг, души, наконец, обрели свободу.

– Не волнуйся за них, Мильтен, – спокойно сказал Корристо, – если они стали ходячими мертвецами, то их души свободны. Для таких заклинаний слуги Белиара используют лишь свою магическую силу, используя тела только в качестве сосудов и носителей.

– От этого их вид не становится приятней.

– Я боялся, что он превратит их в големов. Ты не видел при нём этих тварей?

– Не довелось. Блэка и Джека убили зомби, набросившись на нас, когда мы зашли в башню. Меня они не тронули, видимо, из-за мантии мага. Воспользовавшись их ступором, я превратил этих слуг Белиара в горстки пепла и костей. На всякий случай пришлось сделать то же и с телами моих спутников – не хотелось, чтобы с ними мерзавец поступил также. Это потребовало много сил, но, перед встречей с Ксардасом, я выпил магический эликсир.

– Ты поступил мудро, ученик. По крайней мере, одна часть миссии исполнена полностью. Конечно, отступник жив, но теперь ослеплён. Об остальном мы позаботимся позже.

– Но что же с книгой? Она ведь осталась в руках Ксардаса.

Корристо улыбнулся, не скрывая своего триумфа.

– Вовсе нет. Она лежит в сохранности в моём сундуке. Единственный ключ – у меня на шее.

– Но, что же тогда было в свёртке? – поразился я.

– Стопка пустых листов, переплетённая обложкой, снятой с оригинала.

Было тяжело изображать удивление, слыша то, что мне и так уже известно, но, похоже, я справился хорошо.

– Невероятно! – воскликнул я, – Но ведь это всё было крайне рискованно!

– Да, Мильтен, рискованно. Но ты старался не зря – это было твоим испытанием. Каждый маг должен доказать свою способность действовать в критических ситуациях, преданность делу и готовность пожертвовать жизнью ради справедливости. Поздравляю, ученик! Сегодня ты прошёл своё испытание, и теперь имеешь право осваивать четвёртый круг магии и самые потаённые техники ордена, известные лишь избранным.

– Но я ведь ещё не окончил даже второго круга, – удивился я.

– Да, пока это так. Но я уверен, что скоро ты овладеешь всем необходимым. И когда придёт время двигаться дальше, ничто уже не будет тебя сдерживать. Мне тоже приходилось проходить подобное испытание. Конечно, я был готов лучше, чем ты, но всё равно оказалось нелегко.

Мне предстояло лежать ещё долго, пока рана окончательно заживёт, поэтому я не возражал послушать историю из жизни старого мага. Конечно, хотелось, привести в порядок свои собственные мысли, но для этого у меня будет ещё полно времени.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.