Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 43. Двойной агент.



Глава 41. Забвение.

Я проснулся от холода, приподнялся и огляделся. Уже рассветало, и утренняя роса промочила одежду. Вокруг простиралась широкая равнина, вдалеке виднелись стены лагеря, а рядом со мной был вход в небольшую пещеру. Как я здесь оказался? В голове царила пустота, пришлось напрячься, чтобы вспомнить, что происходило в последние дни. Но несмотря на усилия, всё равно осталось такое чувство, будто я чего-то не помню – целые куски памяти выпадали. С одной стороны, я знал, что живу в колонии уже несколько лет, но с другой стороны по наполненности событиями казалось, что я очутился тут только вчера. На мне были доспехи стражника и это внушало радость – по крайней мере, хоть какое-то подтверждение моих воспоминаний.

В памяти всплыл тот инцидент, когда мне несказанно повезло – один из приспешников рудного барона случайно попал в ловушку в древних руинах, и Гомез, почему-то расщедрившись, произвёл меня в стражники. Не понимаю, что толкнуло его на этот шаг, но кто же знает логику всластьимущих? Другое воспоминание вообще казалось сном: я шёл к руинам монастыря и забрёл в небольшое ущелье. Вот я открываю какой-то ветхий сундук и достаю потёртые свитки. Всё в тумане, кажется, что это и не я вовсе. Зато некоторые вещи прекрасно запомнились. Например, как листаю книгу молитв Инносу – слова как будто заучены наизусть. Странно, ведь вроде я читал её лишь один раз, и то бегло. Неожиданно в моей голове появилась другая группа образов – лица знакомых, друзей. Я вспомнил, как попал в колонию, как мы вместе с Диего хотели спасти ни в чём не повинных людей от рабской участи, но не вышло – предатель подвёл. В отличие от нас, Гербранта интересовали лишь деньги.

Было ещё что-то, что-то более значимое – важнее всего, что со мной происходило. Магия… Да, я должен научиться магии! Во сне пришло видение: яркий пронзающий свет охватил меня и поднял в небо, где я увидел Инноса, таким, как его изображают на статуях, но окутанного белым сиянием. Он ничего не говорил, слова сплетались сами в моём разуме и давали прямое знание: «Ты – чистое зеркало, ты – факел во тьме. Отныне ты – слуга Инноса, сегодня заявишь свои права и пройдёшь ритуал. Маги примут тебя.»

Сон поразил меня до такой степени, что я забыл обо всём остальном. Нужно немедленно идти к магам. Я должен, нет, обязан потребовать от них ответа! Меня охватил такой энтузиазм, что я мгновенно вскочил на ноги, поднял валявшуюся рядом сумку и бегом бросился в замок. Меня больше не волновало, как я оказался лежащим на поляне возле пещеры, и что произошло накануне. Лишь одна мысль гнала вперёд: «я – чистое зеркало и заявляю свои права.»

Как обезумевший, я ворвался в лагерь через южные ворота. Вихрем пронёсшись мимо Диего, Торуса и всех остальных, я очутился рядом с двумя магами огня. Они вопросительно взглянули на меня. Пока я переводил дыхание, то понял, что не знаю о чём говорить.

– Что случилось? – спросил Торрез, – Какое-то происшествие?

– Нет, не совсем…

– Тогда почему же ты так спешил?

– Я… Я не знаю… У меня был сон… Не представляю, как это объяснить.

– Постарайся, раз уж ты здесь, – терпеливо сказал Торрез.

– Я чистое зеркало, заявляю свои права и пройду ритуал, – сорвалось с моих губ.

Маги удивлённо переглянулись.

– Но откуда? Как ты узнал? – ошарашенно произнёс Родригез

– Я… Сам не понимаю… Сон. Видение. Просто знаю.

– Жди здесь. То, что ты говоришь, очень серьёзно. Нужно немедленно сообщить об этом Корристо и всем остальным.

Маги вошли внутрь своего строения, а я остался стоять снаружи, пытаясь привести мысли в порядок, что мне не удавалось. Память оказалась весьма запутанной штукой – в ней было не сложно заблудился, как в лабиринте. Стоило сплеcтись более-менее осмысленной картине происходящего, как выяснялось, что всё равно чего-то не хватает. Наконец, маги вернулись. Торрез махнул мне рукой, призывая зайти:

– Магистр хочет поговорить с тобой.

Меня завели во внутренние покои магов, на второй этаж. На полу была начерчена большая пентаграмма, рядом стояли стойки для книг и несколько кресел. Тут же на стене красовалась мишень, уже обгоревшая и почерневшая от упражнений – здесь отрабатывали атакующие заклятья. Маги собрались, на одном из кресел сидел Корристо. Я вспомнил, что уже видел его однажды, когда он и другие волшебники противостояли другому колдуну, пришедшему в лагерь с огненным големом. Поразительно, как горделиво держался тот пришелец, как он разбросал противников, словно пушинки, и удалился. На этом воспоминание прерывалось. Когда-нибудь и я буду обладать таким же могуществом, но стану использовать его лишь на благо, во имя Инноса! Тем временем Корристо окинул меня испытующим взглядом и произнёс:

– Это ты уже второй год стремишься вступить в наш орден?

– Да, с тех пор, как узнал, что способен к магии, – воспоминания об этом давались мне с трудом, как будто бы приходилось прорываться сквозь паутину.

– И теперь ты считаешь себя достойным пройти ритуал чистого зеркала? Признавайся, кто тебе рассказал о нём?

– Никто… – я замялся, не зная, что ответить, – просто сегодня я проснулся с твёрдой мыслью об этом, хотя даже не знаю, что это за ритуал.

– И тем не менее, ты настаиваешь на своём желании его пройти?

– Да, я обязан это сделать.

– Знаешь ли ты, что в случае неудачи, путь в орден для тебя будет закрыт навсегда?

– Теперь знаю, но мне всё равно – я пройду его, – я сам не знал, откуда во мне взялась такая непоколебимая уверенность и твёрдость.

– Что ж, да будет так, – спокойно произнёс Корристо, – Если ты врёшь, то всё равно скоро мы это узнаем, – он повернулся к магу-алхимику, – Дамарок, достаточно ли у нас ингредиентов для эликсира?

– Думаю да, магистр, – ответил пожилой маг.

– Тогда приготовь его как можно скорее. А ты, – обратился Корристо уже вновь ко мне, – Приходи завтра утром и мы начнём допрос.

– Допрос? – переспросил я.

– Ах да, ты же утверждаешь, что не знаешь суть ритуала. Торрез расскажет тебе. Впрочем, это не имеет значения, ты в любом случае уже дал согласие. А теперь иди.

На улице Торрез объяснил мне в чём суть:

– Всё очень просто, ты выпьешь эликсир правды и расскажешь о своей жизни, отвечая на любые вопросы, которые сочтёт нужным совет магов.

– Мне нечего скрывать, – ответил я, – в своей жизни я не припомню ничего дурного.

– Как же ты тогда попал в колонию? – подивился Торрез, – неужели случайно?

– Нет, я хотел предотвратить возведение барьера.

– Что-что? Как ты вообще узнал про него? – чуть не поперхнулся от удивления Торрез.

– Слухи ползут быстро. Я пытался выкрасть руду, нужную для заклинания.

– Так это ты один из тех наглецов?

– Выходит, что так, – пожал я плечами.

– Невероятно. Я думал, они просто позарились на богатство. Мне даже становится интересным послушать завтра твой рассказ. Похоже, ты полон неожиданностей.

– Я надеюсь, что ритуал убедит вас в моих искренних намерениях.

– Увидим.

Остаток дня я провёл за чтением молитвенника – не хотелось ни с кем разговаривать. Те люди, которых я считал друзьями, сейчас казались далёкими, невозможно было понять, что меня с ними связывает. Я списал всё на посетившее меня видение – быть может, Иннос очистил мою душу своим огнём и изменил мою сущность. Я не боялся завтрашнего ритуала, потому что был уверен – владыка света руководит моими действиями.

На следующее утро я предстал перед магами. Ради такого события из Нового лагеря пригласили даже Сатураса. Не понятно, как он попал в замок, потому что через ворота он точно не проходил – это бы сразу переполошило всю стражу, ведь Гомез не любил служителей Аданоса и их наёмников, считая ворами и предателями, покушающимися на его власть. Тем не менее, Сатурас каким-то невероятным образом оказался среди магов огня. Меня посадили на кресло напротив огромного зеркала и дали полный бокал пенящейся жидкости.

– Пей до дна, – приказал Дамарок.

Я подчинился, хотя зелье было омерзительным на вкус.

– Теперь открой рот, – скомандовал маг.

Лишь убедившись, что я без уловок выпил настойку, он дал разрешение проводить ритуал.

– Всё в порядке, – заверил алхимик, – Через пять минут можно начинать.

Вскорости я почувствовал слабость и головокружение. Казалось, что пол уходит из-под ног, а стены пляшут. Сначала я сопротивлялся нахлынувшему недомоганию, но потом провалился в забытьё, похожее на дремоту. Всё это время зеркало стояло передо мной. Создавалось впечатление, что отражение живёт своей собственной жизнью, движется, говорит. То и дело в нём я видел себя в прошлом, как будто наблюдаю со стороны за своей жизнью. Я не понимал, где нахожусь – в зазеркалье, или же сижу на стуле в окружении волшебников. Как в тумане, смутно припоминаю, что мне задавали вопросы, я отвечал, и маги вновь спрашивали. Не знаю, сколько это продолжалось, и что именно они вызнавали, но очнулся я лишь вечером на кровати в алхимической лаборатории. Дамарок сидел рядом и, как обычно, читал книгу. Когда я заворочался, он на удивление быстро заметил это и произнёс:

– Не волнуйся, скоро помутнение пройдёт, и ты будешь в полном порядке. Вот, выпей эту настойку, она ускорит восстановление, – с этими словами он протянул мне склянку с какой-то мутной жидкостью. Я выпил и хотел задать мучавший меня вопрос, но вновь потерял сознание.


 

Глава 42. Знание – сила.

Окончательно я пришёл в себя только на следующий день. На этот раз за столом сидел Корристо. Я приподнялся на кровати. Маг повернулся ко мне и улыбнулся. Я вопросительно на него посмотрел. Наконец, Корристо произнёс:

– Доброе утро, ученик.

Эта короткая фраза значила для меня очень много: я прошёл испытание и теперь один из магов огня! И не просто один из многих, а ученик самого Корристо. Согласно заповедям и правилам поведения, которым должны следовать маги и послушники ордена Инноса, нельзя проявлять излишних чувств. На удивление легко я овладел собой и спокойно ответил:

– Доброе утро, учитель.

Корристо поднялся со стула и показал мне на одежду, лежащую у изголовья кровати:

– Переоденься и умойся, тебе не пристало больше ходить во всяком рванье. Потом я жду тебя наверху.

Корристо вышел из комнаты, оставив меня одного. Я рассмотрел облачение, которое теперь стало моим: это была просторная красная роба, на рукавах и воротнике были вышиты золотые узоры, а полы доходили до самой земли. Одежда была как раз по размеру. Неужели её уже подогнали под меня? Не исключено, ведь я спал целые сутки, если не больше. Я примерил свой новый наряд и остался доволен. На вид совершенно обычная ткань на самом деле была на удивление прочной. Пожалуй, такая сможет защитить от когтей хищника или тупого меча не хуже моих охотничьих доспехов, хотя с кольчугой стражи ей, конечно, не сравниться. Впрочем, когда я овладею магией, броня будет уже не нужна – ни один враг просто не будет в состоянии подойти ко мне на расстояние удара. Однако на первое время такая прочность уж точно не была лишней. Переодевшись, я поднялся наверх.

Увидев меня, Корристо спросил:

– Ну как тебе новая мантия, Мильтен?

В первое мгновение, я удивился, откуда ему известно моё имя, но потом вспомнил, что он теперь знает меня, наверное, лучше, чем я сам. Вряд ли осталось хоть что-то существенное, что я не выдал во время ритуала. Странно, но понимание этого меня нисколько не смущало – мне, действительно, нечего было таить.

– Мантия очень удобная, благодарю Вас, мастер.

– Ты честно заслужил её. Но не забывай, что твоё обучение на этом только начинается. Не одежда делает человека магом.

Я почтительно промолчал и кивнул.

– Сегодня будет твой первый урок – посвящение в первый круг магии. Не помню, чтобы в последние сорок лет кого-то посвящали в таком юном возрасте. Я сам начал изучение рун, когда мне было двадцать восемь. Десять лет перед этим я служил в монастыре. Так что, тебе повезло – сам Иннос указал тебе путь. Теперь твоя основная задача не останавливаться на достигнутом. При достаточной целеустремлённости тебя ждёт выдающееся будущее. Я не могу обещать тебе многого, всё же мы пленники барьера. Но, возможно, спустя какое-то время мы всё же сокрушим его, и не исключено, что при твоём активном участии. Ну а теперь приступим, – Корристо протянул мне руну, – это руна так называемой огненной стрелы – простейшее заклинание, с которого осваивают магию огня. Чтобы её использовать не требуется больших усилий, а само заклятие очень коротко, даже проще заклинания «свет». Сначала я научу тебя применять руну, а в дальнейшем покажу, как создать её самостоятельно. Мы разберём детально каждый элемент. Эта руна является базовой, на её основе создаются многие другие мыслеформы, призывающие к силе огня. В первую очередь, ты должен знать, как правильно держать руну в руке. Вот, возьми её.

Я взял небольшой камень с выгравированным символом. Руна легко ложилась в ладонь и была сантиметров пять в диаметре. Я положил её знаком вверх.

– Вот, уже первая ошибка, – сказал Корристо, – знак должен смотреть внутрь ладони.

Я повернул руну, и маг продолжил наставления:

– Обхвати руну пальцами так, чтобы её центр был открыт. Каждый маг может подгонять руну под себя. Если не удобен такой размер, можно сделать её больше или меньше. Некоторые предпочитают, как я, круглые камни. Другие, как к примеру, Драго, пользуются прямоугольными. Я знал одного боевого мага, который даже делал углубления для пальцев и привязывал камень к руке верёвкой, чтобы он не выпадал в пылу битвы. Как ты уже понял, форма не имеет значения -камень лишь носитель. Вся суть содержится в выбитой на обратной стороне надписи, но даже она безжизненна без силы, которую вложит в неё заклинатель.

Корристо поправил мои пальцы, обхватил мою ладонь своей и направил руку в сторону мишени.

– Я сейчас наполню руну жизнью. Ты сосредоточься на том, чтобы почувствовать, как идёт заклинание, как колеблется камень в твоей ладони, и где начинается поток огня.

Спустя секунду из моей руки вылетел столб огня. Пламя ударилось о мишень на стене и угасло. Я испугался за свои пальцы. Корристо разжал мою ладонь, и я осмотрел руну. Она была невредимой и такой же холодной, как и раньше, лишь тепло моей руки слегка нагрело её. Ничего не указывало на то, что мгновение назад из неё извергался огонь. Заметив моё удивление, наставник произнёс:

– Ничего удивительного. Человек творит заклинание, а не руна. Огонь материализуется на некотором расстоянии от неё – в фокусе. Именно там создаётся максимальное напряжение и пространство рвётся, выделяя огромное количество тепла. Это первая стадия заклинания. Вторым действием, заклинатель должен направить эту энергию в нужном направлении. Без этого волна разойдётся во все стороны и сожжёт колдующего. Из-за того, что ни одно заклятье не творится в одну стадию, приходится использовать руны: они как конспект, позволяют мгновенно активировать вторую часть заклинания в связке с первой. Без руны, к примеру, я могу получить огонь, но если устроить сильный взрыв, то я сам в нём сгорю. Кроме того, я могу отдельно активировать вторую часть заклятия. С этим дела обстоят лучше. Смотри.

Корристо поднёс руку к факелу, висящему на стене, и тот загорелся. После этого он отошёл на небольшое расстояние и вскинул руки в сторону факела. Руны в его руках не было, и тем не менее, пламя факела взметнулось в сторону и угасло. Я был потрясён. Это же чистая, истинная магия! До этого я не знал, что маги владеют ей, а все трудности использования носят лишь технический характер.

– Пока ты не сможешь повторить это, потому что не знаешь, как нужно сплетать нити пространственных полей. Но придёт время, и я обучу тебя этому, а пока продолжим изучение руны. Посмотри внимательно на символ и запомни его, представь мысленно каждый изгиб. Ты должен добиться того, чтобы, закрыв глаза ты видеть руну также ясно, как и наяву.

Я попытался проделать то, что сказал маг, но сначала у меня ничего не вышло. Как я не напрягался, какие-то детали всё равно ускользали.

– Потренируйся пока самостоятельно, а когда решишь, что готов, приходи ко мне и мы продолжим урок.

– Хорошо, учитель, – послушно ответил я.

– И ещё кое-что, Мильтен. Не забудь позавтракать. В жилом зале ты найдёшь кое-какие припасы. Можешь брать что угодно, не стесняясь, – Корристо повернулся к другому магу, который писал что-то за столом в другом конце комнаты, – Драго, покажи новичку где можно перекусить и что где находится.

Драго, похоже, не очень был доволен тем, что его отвлекли, однако не стал перечить магистру. Он поднялся и махнул мне рукой, призывая следовать за ним. Я не знал, как вести себя. С одной стороны, мы не были знакомы, а с другой он присутствовал на ритуале и всё обо мне знал. Поэтому я решил молчать, пока Драго сам не заговорит первым. Мы спустились вниз, и он провёл меня по всему зданию, коротко поясняя, что есть что. Маги жили почти с таким же комфортом, как и рудный барон. Единственное, что было не очень удобно – слишком просторные залы. Здесь, можно сказать, не было личных комнат. Корристо жил в главном зале на втором этаже, там стоял его рабочий стол, кровать и принадлежности для опытов. Алхимик же спал и жил прямо в лаборатории. Именно его кровать я временно занял, отдыхая после ритуала. Остальные трое магов обитали во второй комнате на первом этаже. Так было до моего появления. За неимением лучшего места, меня поселили в главном зале, где уже жил Корристо. В другой части этого зала располагалась и тренировочная площадка. Всё было устроено так, что я мог практически никуда не ходить.

Еду приносили прямо с кухни Гомеза. Маги были весьма недоверчивы к рудному барону, поэтому первым делом, пищу осматривал Дамарок. Он прекрасно разбирался в ядах. Попыток отравления не было ещё ни разу, но, тем не менее, от этой предосторожности не отказывались. Только узнав о таком обычае, я, наконец, понял изначальные причины подозрительности служителей Инноса. Они не питали иллюзий по поводу Гомеза и его людей, и знали, что живы только потому, что это пока выгодно барону. Союз с магами увеличивает его престиж, делает подобным королю, при дворе которого служат волшебники. Однако этот альянс был иллюзорным и скорее напоминал холодную войну, где в любой момент надо быть начеку. Тем не менее так уже продолжалось больше трёх лет, все привыкли к такому положению дел и вели себя как ни в чём ни бывало. Гомезу же на самом деле нечего было бояться – не в привычках магов было наносить подлый удар. Если бы они решили пойти против него, то сказали бы это открыто, как уже бывало несколько раз. Например, когда генерал Ли и маги воды покинули старый лагерь, маги огня пытались отговорить Гомеза от преследования. Тогда это сильно подогрело и так бушующие страсти. К счастью, всё обошлось, но осадок остался неприятный.


 

Глава 43. Двойной агент.

В целом, маги были весьма доброжелательно ко мне настроены. Когда у меня возникали какие-то вопросы или трудности, любой был рад помочь, если я, конечно, не отвлекал их от важных дел или экспериментов. Сильнее всех заняты были Драго и Корристо. Драго без конца отрабатывал заклинания возле пентаграммы. Корристо же был погружён в исследования – причина неудачи во время построения барьера не давала ему покоя. Купол должен был закрыть гораздо меньшую площадь – лишь шахту и окрестности. Но что-то растянуло его и увело в сторону. Именно над выяснением этого вопроса и работал всё время наставник, когда не был занят моим обучением. Кроме него, другие маги тоже учили меня.

Дамарок, к примеру, показывал, как обращаться с алхимическим оборудованием, делать экстракты и эликсиры. Он был уже стар, даже старше Корристо, и владел всеми заклинаниями круга огня в совершенстве. Однако сейчас его больше прельщало спокойствие алхимической лаборатории. Он работал над созданием мощного эликсира, который бы надолго увеличивал магическую силу. Рецепты таких напитков существовали и сейчас, но требовали очень дорогих и редких ингредиентов. Дамарок же надеялся путём многократных перегонок выделить те же действующие вещества из более распространённых трав.

Драго был мастером рун и постоянно разрабатывал новые формулы заклинаний, а потом их тестировал. Торрез и Родригез, оказывается, ещё сами не до конца закончили обучение и осваивали лишь третий круг магии. При построении барьера они были ассистентами более опытных магов. Спешить было некуда, поэтому они часто гуляли во дворе замка. Иногда их даже посылали по каким-нибудь поручениям, но это было довольно редко.

Моё становление магом не прошло незамеченным. Через несколько дней, когда я вышел во двор замка подышать свежим воздухом, ко мне подошёл один из стражников.

– Гомез хочет тебя видеть, – сказал он, – лучше тебе явиться к нему как можно скорее.

– Я должен спросить разрешения у Корристо.

– Нет, это исключено. Ты должен идти к нему сам, приказано не вмешивать в это других магов. Решать тебе, но не стоит перечить барону.

– Что ж, хорошо.

Мне не понравился такой подход, но я всё же имел кое-какие незаконченные дела с Гомезом, ведь был одним из его стражников. Я смело пошёл в тронный зал. Охрана пропустила меня, ничего не спрашивая. Похоже, они знали о моём приглашении. Рядом с входом стоял Ворон. Заметив меня, он сказал:

– А вот и ты, лучник. Где же твой хвалёный лук? Я слышал ты лишь недавно приобрёл новый. Неужели мантия оказалась мягче боевых доспехов?

– Могу я увидеть Гомеза? Мне сообщили, что он хотел встретиться со мной, – спокойно ответил я, не обратив внимания на его колкость.

– Что ж, если хочешь, проходи. Он сейчас обедает.

Я прошёл в зал через оружейную. Огромный обеденный стол как всегда ломился от яств. Теперь почему-то меня это не так смущало, как при предыдущем посещении, которое я смутно припоминал. Еда была лишь средством для поддержания сил и бодрости, а не целью существования. Я не завидовал ни роскоши, ни богатству, ни праздности. Гомез сидел на троне и перед ним танцевала полуголая наложница. Другая стояла рядом и держала блюдо с фруктами. Завидев меня, Гомез отослал их в сторону, и они кротко встали поодаль, чтобы не вызывать гнева барона. Я заметил синяки на их теле и даже следы, похожие на удары плетей. Похоже, непослушание стоило дорого. А может быть, Гомез просто так развлекался и это не зависело от покорности девушек. Мои размышления прервал голос рудного барона:

– Проходи, садись за стол, угощайся. Ты будешь моим гостем.

– Благодарю, я не голоден, – ответил я.

– Ещё бы! – усмехнулся Гомез, – ведь мы снабжаем магов всем необходимым по высшему разряду. А ты, как я погляжу, теперь один из них. Уже и мантию тебе подыскали впору.

– Да, это так, – коротко подтвердил я.

Гомез встал со своего трона, подошёл ко мне и похлопал по плечу:

– Поздравляю, друг мой! Я с первого взгляда понял, что у тебя талант, ещё после той трагической экспедиции. Ты, похоже, умеешь оказаться в нужное время в нужном месте, – мне показалось, что он произносит это с каким-то тайным подтекстом, но скрытая часть его слов ускользала от меня, – Теперь ты маг, но я надеюсь, что наша дружба и сотрудничество продолжатся так же плодотворно, как и раньше, – продолжал Гомез, – Многие мои ребята пытались стать учениками магов, но получали настолько недвусмысленный отказ, что мне остаётся лишь гадать, каким образом тебе удалось переубедить их. Мильтен, может поделишься секретом?

Гомез говорил в дружеской манере, как будто бы мы с ним давние друзья. Он даже назвал меня по имени, хотя вряд ли знал его раньше. По всей видимости барон был уже неплохо осведомлён о произошедшем и навёл обо мне справки. Я понял, что ему что-то от меня нужно, но не мог понять, что именно. Оставалось только продолжить беседу и выждать, пока он раскроет свои намерения сам.

– Никакого секрета нет, – пожал я плечами, – просто я был достоин.

– Ха-хаха! – звучно рассмеялся Гомез, – А ты знаешь себе цену! Мне нравится такой подход. Я даже начинаю жалеть, что ты больше не на моей службе. Хотя, думаю, наши общие дела ещё не окончены.

– Я сдам доспехи стражника в кузницу сегодня, если вы об этом.

Гомез снова засмеялся:

– Нет-нет, я не переживаю на этот счёт. Жалкие тряпки ничего не стоят, и если хочешь, можешь сохранить их на память! Хотя нет, у меня есть идея получше! Отдай их кузнецу, а он отсыплет тебе руды по их весу. Будем считать, что это твоё отпускное пособие, знак наших добрых отношений.

Доспехи весили внушительно, по меньшей мере, как несколько тысяч рудных самородков, имевших хождение в колонии. На такую сумму можно было жить припеваючи несколько лет, если слишком сильно не транжирить. Такая неслыханная щедрость и показная доброжелательность Гомеза начинали меня беспокоить. Либо он задумал что-то нехорошее и играет со мной как кошка с мышкой, либо хочет от меня что-то действительно серьёзное, причём такое, на что я вряд ли просто так соглашусь.

– Благодарю Вас, милорд, – ответил я.

– Не стоит благодарности, ты заслужил это. Как я говорил, никому из моих ребят ещё не удавался такой фокус. Маги засели в своём корпусе как мыши в норе. Но, понимаешь ли, мыши не могут выйти и взорвать всё вокруг. А вот маги… Маги другое дело! Кто знает, что им придёт в голову завтра? Быть может, Иннос вдруг скажет им, что мы неверные и должны сгореть заживо. А может, я обижу случайно кого-то из них, сам не желая этого, а он затаит обиду, и… бах!... я уже не рудный барон, а горящий факел. Мало ли, сколько всего может произойти? И, представь, нет никакого способа узнать заранее о надвигающейся буре. Разве это справедливо?

Теперь его намерения стали совершенно ясны. Ну, конечно! Как я сразу не догадался, что он попросит шпионить на него? Это же так очевидно. Настолько предсказуемо, что, без сомнения, Корристо нисколько не удивится, узнав об этом. Торрез был на улице, когда я пошёл на эту встречу, так что слух о моём посещении барона, несомненно, дойдёт до ушей учителя. Но отказывать Гомезу было бы себе дороже, ведь мы живём в непосредственном с ним соседстве. Я прикинул, что наличие шпиона среди магов наверняка немного успокоит барона и снизит напряжённость в замке. Именно поэтому я произнёс:

– Совершенно не справедливо. Каждый имеет право заранее знать о возможных угрозах.

– Вот именно! – с энтузиазмом воскликнул Гомез, – я рад, что ты меня понимаешь. Такие парни как ты – на вес золота в наше время! Точнее на вес руды, – поправился барон.

Я улыбнулся:

– Благодарю за комплимент.

– У меня всегда найдутся и более материальные поощрения для верных людей, – заверил Гомез, – просто держи меня в курсе всего, что затевают твои новые товарищи, и ты в этом убедишься.

– В случае чего Вы узнаете об этом первым.

Гомез снова похлопал меня дружески по плечу:

– Вот это деловой разговор! Но даже если всё будет тихо и спокойно, не стесняйся заходить ко мне время от времени. Чувствуй себя как дома, можешь угощаться чем угодно, смотреть на девочек… Если наше сотрудничество будет плодотворным, то, возможно, ты сможешь познакомиться с одной из них и поближе, – Гомез подмигнул мне и лукаво улыбнулся, – А сейчас, не буду тебя больше задерживать. Я понимаю, у тебя много дел, надо читать книги и отрабатывать заклинания. Учитель наверно тебя уже заждался.

Гомез вернулся к трону и сел. Танцовщица в нерешительности подошла к нему.

– Что мнёшься? – грубо бросил ей Гомез, – продолжай танцевать.

Судя по всему, Гомез обращался с девушками, как с рабами или дрессированными животными. Во мне поднялось чувство негодования, но я понимал, что сейчас не время и не место искать справедливости. Судя по всему, аудиенция была окончена, поэтому я просто повернулся и вышел из зала. Выйдя во двор, я направился прямиком к Корристо, и нашёл его, как всегда, на втором этаже здания магов. Он сидел за столом, уже в который раз проверяя свои расчёты. Я подошёл и встал рядом, не желая мешать. Через пару минут Корристо довёл свои дела до какого-то логического конца и повернулся ко мне:

– Я вижу, ты хочешь что-то сказать, ученик. Какие-то вопросы насчёт рун?

– Нет, наставник. Я по другому делу. Гомез только что разговаривал со мной.

Лицо Корристо переменилось и приняло озабоченный вид:

– Почему ты не сообщил мне об этом до встречи?

– Его посыльный подошёл ко мне во дворе и настаивал, чтобы я пришёл один и никого не ставил в известность.

– Ты понимаешь, что такая встреча может быть опасной? Ты ещё не овладел даже азами магии и был бы совершенно беспомощен. Это могла быть ловушка. Ты поступил опрометчиво, отправившись туда в одиночку.

– Я понимаю, учитель, и признаю, что поступил не слишком осмотрительно. Но у меня были основания полагать, что Гомез хочет чего-то иного. Избавиться от меня он мог бы и более простым способом, – я говорил сдержанно и размеренно.

Вообще я заметил, как сильно переменилось моё поведение в последние дни. Перебирая в мыслях старые воспоминания, я понимал, что раньше вёл себя совершенно по-другому, более эмоционально и открыто. Даже голос мой преобразился, и в нём появились меланхоличные интонации. Неужто это мантия мага так трансформировала меня?

– Хорошо. Но что же ему от тебя понадобилось? – поинтересовался мой учитель.

Я не знал, действительно ли Корристо не догадывается о намерениях Гомеза, или же искусно скрывает свою осведомлённость, чтобы посмотреть, как я поведу себя. В любом случае это не изменило того, что я собирался сказать.

– Он просил меня шпионить на него, заверял в своей дружбе и сулил награды.

– И что ты ему ответил?

– Я согласился, – сказал я тем же спокойным тоном, что и обычно.

Корристо вопросительно на меня посмотрел и в недоумении поднял бровь.

– Мой отказ только разозлил бы его, а согласие, наоборот, может разрядить обстановку между нами и людьми барона. Поэтому я прошу у Вас разрешения делать вид, как будто бы я действительно доносчик. Конечно, если вы сочтёте такой ход разумным.

– А ты и вправду сообразителен не по годам, – улыбнулся маг, – пожалуй, в твоих словах есть рациональное зерно. Какую именно информацию хочет получать от тебя Гомез?

– Он взволнован и желает знать не замышляют ли маги его свержения, а также быть в курсе всех изменений нашего настроения и планов. Его смущает то, что мы почти не выходим из своей части замка. Помимо этого, скорее всего его заинтересует вкратце знать, какую работу и исследования мы проводим.

– Он боится нас?

– Я не знаю. Скорее всего им движет обычный страх перед неизвестным и стремление всё контролировать.

– Что ж, может быть и так. Люди Гомеза в последнее время уж больно интенсивно рыщут вокруг. До недавнего времени мы считали и тебя одним из таких соглядатаев. Я одобряю твою инициативу, такой ход, действительно, может нам помочь разрядить отношения и самим лучше понять его планы. На днях мы ещё обсудим это и решим, какую информацию тебе лучше сообщить Гомезу при следующей встрече. А пока забудь об этом и продолжай свои занятия – ничто не должно подрывать твою концентрацию и отвлекать, если ты когда-нибудь хочешь стать настоящим магом.

Корристо отвернулся и вновь взялся за свои записи, а я продолжил тренировки. За прошедшие два дня я значительно продвинулся и теперь отрабатывал концентрацию на руне. Моей задачей было совместить свой мысленный образ с руной настоящей. Только установив такую ментальную связь, маг может направить энергию в заклинание. Пока мне не удалось ещё высечь даже искру, но я не отчаивался. Корристо сказал, что упражняться придётся долго, прежде чем появятся первые результаты. К тому же это был лишь первый шаг, нужно было ещё почувствовать, как направить саму энергию. Наставник периодически показывал мне, как активировать заклинания. В такие моменты я должен был сосредотачиваться на своих ощущениях и пытаться уловить колебания эфира. Сначала я ничего не чувствовал, но когда стал концентрироваться на той же руне, через которую творилось заклятье, то стал каким-то шестым чувством ощущать изменения. Я не сомневался, что в скором времени у меня получится запустить огненную стрелу самостоятельно.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.