Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 49. Единство во множестве.



Теперь, когда в моих руках оказались телепортационные руны, я стал чувствовать себя гораздо вольготнее. Прошло ощущение, будто бы я певчая птица, запертая в красивой клетке – отныне я сам был хозяин своему передвижению. Во многом, такая свобода была обеспечена ещё и тем, что я, наконец, полностью изучил первый круг магии. Несмотря на то, что заклинания были простыми и не очень мощными, обычным людям такая сила могла лишь сниться.

По своему желанию я мог призвать поток огня, достаточный, чтобы изжарить падальщика живьём за секунду. Правда, с другими тварями всё оказалось вовсе не так безоблачно – многие рептилии обладали природным иммунитетом к огню. Так, к примеру, вараны целыми днями лежали на солнце и привыкли к его обжигающим лучам, а кожа тех же глорхов была настолько прочна, что могла сдерживать огонь на протяжении нескольких секунд. Конечно, огненная стрела опаляла этих хищников, причиняя серьёзные ожоги, но этого было зачастую недостаточно, чтобы остановить их смертоносные челюсти. Однако ещё одним преимуществом огненных заклинаний был природный страх многих зверей перед огнём. Было достаточно поджарить хвост одному волку, чтобы отогнать всю стаю.

Драго прочёл мне ряд лекций о том, каких животных стоит опасаться больше всего, а также научил безопасной тактике боя. Вместе с ним я даже совершил вылазку на природу. Нашими жертвами стали шныги. Эти ящероподобные существа большую часть времени проводили в водоёмах и их окрестностях, питаясь рыбой и другими мелкими речными обитателями, вроде лягушек или водяных крыс. Мы спустились к реке неподалёку от пещеры, в которую вёл телепорт и продвигались вверх по течению в сторону Нового лагеря, пока не наткнулись на двух отдыхающих рептилий.

Драго дал мне возможность испытать своё искусство, оставшись стоять в стороне, чтобы в случае чего вмешаться. Я активировал боевую руну, и вспышка огня ударила прямо в голову ближней твари. Огонь обжёг чешую, оголив местами кости черепа. Ослеплённый шныг взвыл от боли и бешенства, и, не разбирая дороги, бросился вперёд. Прямо перед ним оказались скалы, он на скорости ударился о камни, упал и затих.

Вторая тварь осталась нетронута и, решив отомстить незваному обидчику, бросилась на меня. Отталкиваясь задними лапами, и приземляясь на передние, шныг прыжками стал приближаться. Я сосредоточился и материализовал очередной столп огня. Пламя вырвалось в сторону твари, но она успела среагировать и бросилась в реку. Я думал, что шныг отступит, но он издал призывные крики и продолжил атаку, теперь уже плывя по реке. На другой стороне из кустов вылезли ещё две твари и бросились в воду. Видимо, они ответили на зов сородича, оказавшегося в беде. Но они были пока ещё относительно далеко – метрах в двадцати. А вот уклонившийся от моего заклинания враг уже приблизился на опасное расстояние. Я стоял возле берега, и, если он поравняется со мной, останется лишь пара прыжков, чтобы дотянуться до меня длинными когтистыми лапами.

Я ещё не успел устать, и следующая огненная стрела устремилась в ближайшего шныга. В последний момент он нырнул, и это спасло от неминуемой гибели – вода у поверхности вскипела и лишь слегка обожгла его. Я не дал врагу опомниться и запустил ещё одну огненную стрелу с небольшим опережением. Мой расчёт оказался точным, и огненная вспышка поразила шныга в тот момент, когда он вынырнул у самого берега. Пламя прожгло шею твари, но смертельно раненная, она продолжила атаку. От злости и отчаяния я сжал руну так крепко, что пальцы побелели, и метнул ещё одну «стрелу». На этот раз она попала в грудь и выжгла шныгу все внутренности. Он упал на прибрежный песок и конвульсивно задёргался в паре метров от меня – тварь успела подобраться уже очень близко.

Времени расслабляться не было, ещё два речных монстра плыли ко мне, изо всех сил работая перепончатыми лапами. От азарта битвы моё дыхание участилось и это сильно мешало сосредоточению. Тем не менее, я собрался с силами и ещё раз обратился к руне. Заклинание послушно сработало, и стрела огня ударилась о воду, прямо перед носом плывущего шныга. Я активировал магию ещё и ещё, и всё же смог поразить одну тварь, до того, как она вылезла из воды. Шныг потонул, на поверхность поднялись лишь пузыри. Крови не было – огонь сразу прижигает раны.

Но вторую рептилию сразить я не успел. Шныги не зря получили свою славу ловких хищников – попасть в них было не просто даже из лука или арбалета. Тварь уже ступала по прибрежному песку и готовилась к решающему прыжку. Я интуитивно потянулся к мечу, но его не оказалось на поясе. Маги не полагаются на простую сталь, а жаль. Из последних сил я призвал к руне, но не успел – шныг прыгнул. Я приготовился к неминуемой смерти, но из земли взметнулась стена мощного пламени. Ящер попал в него и был испепелён, не в силах преодолеть магическое препятствие. Пламя было такой мощи, что я ощутил жгучий жар. Огненная стена через секунду исчезла без следа, лишь песок на берегу почернел, будто на нём разводили костёр. От шныга не осталось ничего – я не мог поверить своим глазам. В растерянности я изучил песок повнимательнее и разглядел, что чернота на нём – это и есть прах сожжённой рептилии.

Драго подошёл ко мне со спины и положил руку на плечо:

– Твоё счастье, что я был рядом – ты был на волосок от смерти. Честно говоря, я думал, что ты всё же успеешь прикончить его.

– Просто… я потерял концентрацию. Хотел обнажить меч – старые привычки сработали, – потупившись, произнёс я.

– Что ж, придётся тебе ещё тренироваться. Как видишь, в боевых условиях всё происходит совсем не так, как в учебном зале. В любом случае, не расстраивайся, три твари – это неплохой результат для новичка.

– Ты мог испепелить их в любой момент, верно?

– Да. Но за моими плечами четыре круга магии и многолетний опыт войны с орками. Нет ничего зазорного в том, что ты столько раз промахнулся. Лук и огненные заклинания – не похожи и подчиняются разным законам. Обычная стрела летит по баллистической траектории, а поток огня движется по прямой, повинуясь желанию заклинателя. Тем не менее, его скорость значительно ниже, и уклониться от выстрела не составляет труда для ловкого воина или прыткой твари. Сегодня был неплохой урок. Теперь давай вернёмся в замок. Тебе нужно отдохнуть и самому обдумать случившееся. Потом мы ещё раз обсудим твои ошибки, потренируем удары с упреждением и изменением траектории.

– Пожалуй ты прав. И… спасибо, что спас мне жизнь.

– Не за что. Я здесь именно для этого.

Мы телепортировались обратно в замок. Приобретённый опыт был для меня полезен в первую очередь тем, что развеял мои иллюзии по поводу могущества, которое даёт магия. Вооружённый луком и мечом я совладал бы с этими шныгами с гораздо меньшим риском для жизни. Магия обладала изрядной мощью, но, чтобы её эффективно использовать в бою, знаний первого круга явно недостаточно, так что у меня появился неплохой стимул к дальнейшему обучению. Я видел, с каким изяществом использует боевые заклятья Драго, и теперь мечтал обрести такое же мастерство, как у него. Оставалось только гадать, какие невероятные силы стихии может призывать Корристо, не говоря уж о бывшем магистре ордена – Ксардасе.

Я знал, что мне достался прекрасный учитель, о котором можно только мечтать, но личность Ксардаса не давала мне покоя. Я много думал о нём, и казалось, будто есть какая-то неуловимая связь между мной и им, но я не мог понять какая. По ночам мне иногда снились сны, в которых я видел высокую башню из красноватого камня на острове посреди озера. Чутье подсказывало мне, что именно там скрывается предавший Инноса маг, но я боялся рассказывать Корристо о своём знании, потому что этим мог выдать, что страдаю провалами в памяти. Если станет известно, что я не совсем тот, за кого себя выдаю, то меня могут изгнать из ордена, а этого нельзя было допустить, поэтому оставалось лишь ждать.

Я начал осваивать второй круг магии. В нём практически не было новых заклинаний. Как и говорил Корристо, основные принципы колдовства изучались на первой ступени обучения, всё остальное – это только вопрос техники и концентрации внимания. Как я упоминал, всплеск энергии был обусловлен разрывом пространства, и этот элемент оставался неизменным в любом заклятье – менялась только мощность. Начинающий не способен контролировать выброс большой силы, поэтому вынужден ограничиваться небольшими порциями. Основным новшеством второго круга было продвинутое управление вызванной энергией. Во-первых, как оказалось, можно накладывать сразу несколько контролирующих «энергощитов», отделяющих мага от им же вызванной силы. Такая ступенчатая защита позволяла обезопасить заклинателя и призывать большую энергию за один раз. На этом принципе работало так называемое заклинание «огненный шар», концентрирующее энергию внутри сферы, в которой формируется плазма огромной температуры. Корристо говорил, что почти так же устроено наше солнце, которое на самом деле является гигантской деформацией пространства. Это было невероятно, но учитель говорил убеждённо и аргументированно:

– Иннос – дающий бог, его энергия питает всё сущее, поддерживает огонь звёзд, через которые он наблюдает за нашим миром. Именно поэтому солнце называют оком Инноса. Сам он находится вне времени и пространства, потому что настолько велик и необъятен, что его проявление в нашем мире уничтожило бы Вселенную. Белиар – антипод Инноса, ничего не даёт, лишь забирая. Он тоже наблюдает за нами, но в местах его соприкосновения с видимым миром в космосе формируются области, затягивающие всё в себя. Но и это является благом для нас, хоть и относительным. Дело в том, что если бы Белиар постоянно не пожирал свет, то энергии стало бы столько, что всё раскалилось бы и сгорело. Но если равновесие в борьбе двух братьев нарушится в пользу тёмного бога, то весь мир замёрзнет и погрузится во тьму, сходную с той, через которую мы проходим при телепортации. За равновесием и следит Аданос – он и есть полноправный владыка нашего мира. Сам он не даёт и не забирает, лишь распределяя то что есть – он связующее звено, упорядочивающее пространство. Миссия Аданоса не менее важна, чем у других богов, но маги огня почитают первоисточник жизненной силы, каковым является лишь Иннос.

– Но как же конфликт братьев? Если они настолько необъятны, что даже не могут попасть в наш мир, каким образом происходит их противостояние? – не удержался и спросил я.

– Это очень грамотный вопрос, Мильтен. Я рад, что ты способен анализировать и сопоставлять полученную информацию. Действительно, предания говорят о богах, как о личностях, подобных людям, лишь наделённых великой силой. Да, таковые тоже существуют, но не являются первопричинами – не они сотворили наш мир. Иннос и Белиар из сказаний – лишь аватары настоящих богов, можно сказать, в бесконечность уменьшенные копии. Но, именно они сотворили людей и животных, наполнили мир красками, и вообще, сделали его таким, какой он есть. Без этих божественных проявлений наша Вселенная так бы и осталась лишь сгустками первичного огня. Инносу, Аданосу и Белиару присуще творчество, они способны придумывать и создавать новое. Каждый из них является проекцией соответствующей стихии – огня, воды и воздуха.

– Воздуха? – в недоумении уточнил я, – но разве Белиар не бог тьмы?

– Истинный Белиар – да, а проявленный лишь отчасти. В нашем мире пустоты и тьмы, как таковой не существует, и самой разреженной и менее плотной структурой является воздух. Именно им и руководит ипостась тёмного бога.

– А как же некромантия, демонология?

– И это тоже, конечно. Но изначально, в древние незапамятные времена, когда братья ещё жили в согласии, они вместе создавали планету, и Белиар повелевал воздушной стихией.

Моя голова шла кругом от количества новых сведений – всё это нужно было хорошенько обдумать и переосмыслить. Мало того, что боги оказались не такими простыми, как я наивно полагал, они ещё имели несколько уровней существования, на каждом из которых проявлялись своими аватарами. Мне пришлось ещё много раз просить учителя разъяснить устройство мироздания, отношения между братьями-демиургами и вышестоящими проявлениями первичных стихий. Было тяжело понять все тонкости, и при этом не свихнуться – не удивительно, что для простых обывателей религия была упрощена. Больше всего меня поразило, когда Корристо сообщил мне, что на самом глубоком уровне Бог един, но множественен одновременно, а причина нашего неправильного его восприятия – лишь ограниченность человеческого сознания, которое не может разглядеть всю картину в целом.

Узнав всё это, я стал лучше понимать Ксардаса. Так ли велико в действительности было его прегрешение, или же это лишь закономерный этап развития мага, попытка узреть мир с разных ракурсов, чтобы составить общую картину?

Глава 50. Послание.

Со стороны могло показаться, что жизнь магов течёт размеренно и не претерпевает никаких изменений. Но это было совсем не так, просто сфера наших интересов лежала за границами понимания обывателей. Для того чтобы побывать где-то или получить нужные сведения не всегда необходимо куда-то ходить – для этого есть книги, заклинания, и, главное, внутреннее видение. Последнее я слабо себе представлял, ибо осваивал тогда всего лишь второй круг магии. Но Корристо, Дамарок, и даже отчасти Драго владели этой тайной техникой. Иногда такое непосредственное знание называли ещё магическим чутьём или ясновидением. В медитации маг мог оставлять своё тело и передвигаться подобно духу. Именно так, к примеру, Корристо отслеживал мою телепортацию при первом испытании новой руны, благодаря чему сразу узнал об успешном перемещении и безбоязненно последовал за мной.

Несмотря на такие способности, маги не были вездесущими. Во-первых, образы мира, воспринимаемые в медитативном состоянии, часто оказывались искаженными. Во-вторых, техника отбирала много сил и не могла использоваться по мелочам. В-третьих, в таком состоянии маг оказывался уязвимым для демонов и других блуждающих сущностей, а в некоторых районах рудниковой долины их было огромное количество. Корристо пока почти ничего не рассказывал мне об этом, но ничего и не скрывалось специально, так что я смог составить общее представление о внутреннем видении по разговорам более опытных магов между собой. Раньше я думал, что вся магия сводится к метанию огненных шаров, но оказалось, что это лишь внешняя часть айсберга, которой опытные адепты Инноса уделяют, как правило, не так уж и много времени. Вся настоящая работа скрыта и непонятна непосвящённым.

В один из таких ничем не примечательных дней и произошло то, чего я сам не до конца понимая, ждал уже давно. Маги только пообедали и как раз собирались вернуться к своим повседневным занятиям, когда Корристо окликнул меня:

– Мильтен, нам нужно кое-что обсудить.

На удивление, наставник казался немного взволнованным, что было не характерно для хорошо владеющего собой магистра. Мы поднялись наверх, и учитель продолжил:

– Помнится, ты говорил, что знаешь расположение возможного убежища Ксардаса, верно?

– Да, магистр. Однажды на охоте я зашёл слишком далеко в горы и видел странную башню, не похожую на окружающие её руины.

– Хорошо. И ты можешь пройти к ней?

– Думаю, это будет несложно. Однако стоит опасаться диких зверей и разведывательных отрядов орков.

– Хорошо… Очень хорошо.

– Но к чему все эти вопросы? Неужели Вы решили договориться с Ксардасом?

– Договориться? Нет… Скорее ответить, – с этими словами Корристо взял со стола скомканный лист бумаги и протянул мне, – вот это послание я обнаружил сегодня на своём столе. Не представляю, как оно тут очутилось, но уверен, что оно на самом деле написано отступником – я слишком хорошо знаю его почерк, чтобы ошибиться.

Я аккуратно развернул письмо и прочёл. К счастью, оно было на миртанийском:

«Друг мой, Корристо!

С твоей стороны было невежливым присылать ко мне этих жалких оборванцев! Жаль, что они оказались такими хрупкими. Моим слугам пришлось хорошенько поработать, чтобы оттереть их кровь от порога башни. Где же твоё хвалёное человеколюбие? Понимаю, что жизнь нескольких каторжан ничего не значит для самопровозглашённого магистра ордена, но неужели тебя даже не беспокоит их участь после смерти? Если хочешь мне что-то сообщить, изволь прислать посланника должного статуса. К тому же, ты мне кое-что задолжал. Верни книгу в течение трёх дней, иначе твоя коллекция пополнится ещё двумя каменными сердцами.

Искренне твой,

Ксардас, Великий Магистр ордена Инноса.»

– Неожиданное письмо. Он явно нам угрожает, – прокомментировал я записку, – но как Ксардас смеет зваться магистром ордена?

– Да, мой мальчик, я тоже удивлён. Но он имеет право так титуловаться…

– Неужели, учитель?

– У ордена может быть лишь один Великий Магистр, и эта должность пожизненная.

– Вы хотите сказать, что Ксардас до сих пор глава магов огня? Но это же нелепо! Все эти титулы пустой звук – важно только то, что человек делает на самом деле.

– Хотел бы я, чтобы ты был прав, но, к сожалению, всё гораздо сложнее. Дело в том, что только он знает все секреты ордена, расположение тайных хранилищ и библиотек.

– Как такое возможно? Что же делать в случае, если магистр неожиданно умрёт?

– Не так-то легко убить Великого Магистра, а время естественной смерти он почувствует за много лет до её наступления и успеет подготовить преемника.

– А как же непредвиденные случаи? Неужели такого не случалось раньше?

– В крайнем случае, можно призвать дух погибшего и расспросить обо всём.

– Разве это не некромантия?

– Иннос владыка света и первопричина жизни – исцеление и воскрешение в его власти. Конечно, нельзя вернуть умершего, но вызвать на некоторое время его дух возможно, хотя ритуал, естественно, очень сложен.

– Тогда чего же нам бояться? Даже если Ксардас откажется сотрудничать, можно призвать дух предыдущего Великого Магистра узнать все тайны от него.

– Предыдущий магистр умер полтора века назад, за эти годы многое изменилось, а его дух, скорее всего, уже обрёл новое тело или воссоединился с Инносом.

– Полтора века назад? Но кто же всё это время был магистром?

– Ксардас.

– Что?? Вы хотите сказать, что он является магистром ордена уже сто пятьдесят лет?

– Чуть меньше, если быть точным.

– Но каков же в таком случае его возраст?

– Этого я не знаю, Мильтен. Когда я вступил в орден, он уже занимал этот пост, лишь имя носил другое.

– Но как ему это удалось? Неужели он и тогда практиковал запретное искусство? И сколько же лет Вам, учитель?

– Человек, постоянно манипулирующий магическими потоками, стареет медленнее. В древние времена продолжительность жизни всех людей была существенно больше и могла достигать нескольких тысяч лет. Те века уже давно миновали, и сейчас даже самые опытные маги редко доживают до двухсот. Но, тем не менее, Ксардас не является рекордсменом. Мне уже сто четыре года, Дамарок недавно отметил сто тридцатую годовщину, а предыдущий Великий магистр прожил двести пятьдесят шесть лет…

– Невероятно… Здесь на каторге люди редко доживают и до пятидесяти! Но почему я никогда раньше не слышал о том, что маги такие долгожители?

– Этот факт тщательно замалчивается. Дело в том, что люди – довольно завистливые существа. Понимание того, что кто-то наделён способностями, гораздо превышающими их, спровоцирует ненависть. Нас и так недолюбливают, зачем ещё подливать масла в огонь? Чтобы не смущать умы простых людей своим сроком жизни, маги иногда меняют имена и место жительства, уходя в дальние монастыри. Мы помогаем сохранить здоровье королю, снабжая его эликсирами, но этого недостаточно для существенного эффекта – если человек сам не владеет магией, зелья способны лишь незначительно отсрочить его кончину.

– Но почему вы раньше не говорили мне об этом, учитель? Я ведь уже стал магом.

– Какой в этом смысл? Понимание, что твоя жизнь продлится ещё долго, расслабляет. Когда человек готов умереть в любую минуту, он будет работать усерднее, пытаясь успеть всё запланированное. К тому же, лишь лучшие члены ордена живут так долго. Те, кто останавливается в своём познании до пятого круга магии, мало чем превосходит простых смертных. Владения рунами недостаточно, требуется почувствовать магические потоки, слиться с ними, пропустить сквозь своё тело. Это путь истинной магии – только он способен продлить жизнь. Некоторые берут на себя больше, чем могут осилить – тогда поток неконтролируемой энергии сжигает их, провоцируя преждевременное старение и смерть. Во всём нужна мера и сбалансированность, только тогда магия может поддерживать тело. Лишь понимание всех трёх божественных ипостасей позволяет проникнуть в тайны жизни и смерти.

– Значит, тёмное искусство тоже необходимо изучать?

– И да, и нет, Мильтен. Как я уже не раз тебе говорил, изучать его нужно, в первую очередь для того, чтобы знать оружие врага. Великие магистры ордена и настоятели монастырей всегда имеют представление обо всех областях магии. Но в обязательном порядке мы познаём лишь мудрость Аданоса. К счастью, наши коллеги – маги воды – редко отказывают в помощи. Так, к примеру, Драго недавно освоил четвёртый круг, достигнув совершенства в искусстве Инноса. Теперь он время от времени консультируется у Сатураса. Они редко видятся, но ведут переписку через нашего посыльного. Я тоже в своё время проходил паломничество в пустынях Варранта. Это было очень давно, ещё до воцарения Робара Второго и завоевания Варранта. Тем не менее, уже тогда в тех краях не были рады выходцам из Миртаны. Я был ещё относительно молод и полон сил, так что никому не удалось ограбить одинокого пилигрима, бредущего по пустыне от оазиса до оазиса.

Корристо улыбнулся, сделал задумчивую паузу, будто погрузившись в те давние времена, потом тяжело вздохнул и продолжил:

– Однако в остальном огонь в пустыне мало что стоит – им не утолить жажду. В конце концов, я смог найти убежище магов воды в уединённой пещере и убедил одного из престарелых отшельников учить меня. Это было нелёгким испытанием. Тогда я был уже почётным членом расширенного совета Нордмарского монастыря, имел высокое социальное положение и вес в обществе. Там же, посреди пустыни, я был никем. Маги воды обращались со мной будто с простолюдином, давая унизительные поручения. Я вновь оказался в роли бесправного послушника, несмотря на мой возраст и магическую силу. Но пришлось смирить гордыню ради обретения новых знаний. Этот урок я запомнил на всю жизнь – нелегко мне дался пятый круг магии. В чём-то я завидую Драго – ему не нужно проделывать такой длинный путь и унижаться. Но с другой стороны, мне жаль, что он не получит ценного опыта, какой выпал на мою долю. Без этого обучение может оказаться неполным.

– А что насчёт некромантии учитель? Её тоже необходимо изучать? Неужели нужно отправляться на поклон к тёмным магам?

– Нет, Мильтен – это, конечно, излишне. Хотя в давние времена практиковали и такое. Но тогда и храмы Белиара ещё не были запрещены в Миртане, а тёмные маги имели большое влияние на некоторых лордов и баронов – почти такое же, какое они имеют сейчас в обществе ассасинов. В последние десятилетия знакомство с тёмным искусством обычно проходит по специальным книгам. Один из Великих магистров древности оставил после себя ценные записи, которые служат наставлением для наших братьев уже многие столетия. Но не каждый допускается к их изучению, лишь единицы, проходящие строгий отбор. Мне тоже довелось читать эти мемуары, но, скажу честно – этого мало, чтобы познать шестой круг. Ксардасу были доступны не только эти записи, но и все остальные архивы, первоисточники. Я слышал даже, что он предпринимал попытку найти остров Ирдорат, на котором расположены чертоги тьмы, по легенде скрывающие вход в царство Белиара. Ещё при отце нынешнего короля он собрал экспедицию, но вернулись из неё немногие, и даже они впоследствии сошли с ума, мучимые кошмарами и голосами в голове. Сам Ксардас говорил, что не успел достичь цели, а команда начала сходить с ума ещё в сотне миль от искомого острова. Тогда этому, конечно, поверили, но теперь я начал сомневаться в его искренности – больше никто из экипажа не смог дать внятных объяснений, лишь бредили, кричали и молили о смерти. Некоторые даже вырезали на своём лице странные символы, не в силах противостоять навязчивому зову. Остался невредим лишь Ксардас, но, возможно, истоки его нынешнего предательства стоит искать ещё в тех событиях.

– Он собирался отыскать чертоги тьмы? Во имя Инноса, зачем ему это понадобилось?

– Ксардас был убеждён, что последователи Белиара не ждут вторжения в свою святая святых и будут уязвимы для внезапного удара. Его экспедиция имела разведывательный характер, и если бы она увенчалась успехом, то король бы направил всех паладинов в бой. Он был увлечён идеей возвращения былых времён, когда одни из чертогов тьмы были уничтожены и власть Белиара поколеблена. Ксардас убедил короля, что его подрастающий сын – избранник Инноса, которому суждено великое будущее. Именно поэтому принца впоследствии и короновали Робаром Вторым – в честь великого героя прошлого. В принципе, время показало, что Ксардас не сильно ошибался, и новый король оправдал ожидания – под его правлением Миртана вновь по-настоящему объединилась. Конечно, немалую роль в этом сыграл сам Ксардас, поддерживая Робара практически во всём. Единственное, что недооценил магистр – это силу Белиара.

Я хотел задать очередной вопрос, но Корристо не дал мне:

– Довольно вопросов, Мильтен. Я позвал тебя не для этого – историю обсудим потом. Ты должен разыскать ту башню, о которой говорил мне. Нужно выяснить, действительно ли Ксардас скрывается в ней. Я дам тебе письмо, которое ты передашь ему в случае успеха.

– Но зачем, магистр?

– Не вежливо оставлять послания без ответа, – улыбнулся Корристо.

– Но почему я, а не кто-нибудь другой, более опытный?

– Во-первых, именно ты знаешь окрестности лучше всех. Во-вторых, против Ксардаса всё равно не выстоять ни одному из нас, а с другими препятствиями ты должен справиться. Кроме того, остальные слишком хорошо знакомы с Ксардасом, и это может повредить делу. Я не хочу разжигать между нами вражду, поэтому необходим непристрастный человек. По моему распоряжению следопыты направились на поиски, и я чувствую ответственность за их жизнь. Остальные маги не поймут моё решение, поэтому я не говорил им о письме, – с этими словами Корристо щёлкнул пальцами, и послание превратилось в пепел. – Книгу нужно отдать как можно быстрее и проследить, чтобы Ксардас выполнил свою часть сделки. Думаю, ты как раз засиделся в четырёх стенах – пришло время заняться чем-то серьёзным, чтобы полнее почувствовать свои способности и научиться их применять в критических ситуациях.

– Вы хотите отдать книгу, поддаться на этот жалкий шантаж? Разве это достойно служителя Инноса?

Корристо вспыхнул:

– Не тебе учить меня, что достойно, а что нет, мальчик! – через мгновение, маг вновь овладел собой и продолжил уже спокойнее, – именно это и достойно – заботиться о жизни каждого существа. В своей гордыне властьимущим часто кажется, что можно пожертвовать чужой жизнью ради достижения цели или благополучия. Но это ошибка. Именно так рассуждал Ксардас – и ты знаешь, что из этого вышло. Это доктрина Белиара, она манит, привлекает своей лёгкостью и эффективностью. Стоит расслабиться, пойти на поводу у этого желания, как незаметно гордыня разрастётся, и человек решит, что он лучше других, что ему позволено распоряжаться чужими судьбами и душами. Именно так рассуждают некроманты, и мы не можем себе позволить уподобляться врагу. Меньшее зло – это иллюзия.

– Прошу прощения, учитель. Я не хотел вас обидеть, имел в виду совсем другое.

– Я знаю, что ты имел в виду, и сам много размышлял. Не думай, что такое решение далось мне легко. У меня есть план, и, если всё удастся, Ксардас не успеет воспользоваться новыми знаниями. Пока я не могу раскрыть суть задумки – слишком опасно в таком случае будет тебя отправлять на встречу. Просто поверь мне. Сейчас первоочередная задача спасти души несчастных следопытов.

Несмотря на моё предыдущее рвение найти отступника, миссия начала казаться мне едва ли не самоубийственной. Ксардас непредсказуем, неизвестно, как он может отреагировать на моё появление. Вдруг начинающий адепт ордена покажется ему недостойным посланником? А что если всё это письмо лишь ловушка, и единственная цель мага просто поразвлечься, убив одного из своих бывших подчинённых, который явится к нему? В конце концов, скорее всего он ждёт самого Корристо, и чтобы привлечь его, может взять меня очередным заложником. Не хотелось становиться подопытной крысой безумного некроманта.

– Могу я рассчитывать на чью-либо помощь? – спросил я.

– Да. Целью твоего похода будет объявлен поиск пропавших следопытов. По сути, так оно и есть, так что обмана нет. Но, как я уже говорил, других магов посылать нельзя, тебе остаётся рассчитывать лишь на помощь стражников или призраков. Думаю, у тебя остались среди них знакомые. Можешь смело обещать добровольцам тысячу кусков руды – я заплачу. Отправляйтесь завтра на рассвете.

– Спасибо, мастер. Я не подведу Вас.





©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.