Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 54. На ощупь во тьме.



Сон был тяжёлым и беспокойным – слишком большую работу предстояло проделать моему обезумевшему сознанию. При амнезии обычно воспоминания возвращаются неожиданно и как бы сами находят своё место. В моём случае, всё было немного иначе, а главной проблемой оказались даже не сами воспоминания, а моё к ним отношение. Нужно было понять, кто же я на самом деле, чего хочу, и как жить дальше. В любом случае, проснулся я совсем другим человеком. Две ипостаси всё ещё не до конца притёрлись друг к другу, но будто бы условились жить в мире, не ссорясь и не выказывая недовольства – две крайности слились в единую сущность, которая с тех пор и стала Мильтеном.

Когда я открыл глаза, то был всё в том же просторном зале. От долгого сна в неудобной позе моё тело затекло, по левой ноге прошли неприятные колики при попытке пошевелиться. Я осторожно встал, чтобы размять затёкшие конечности и вскоре почувствовал себя куда лучше. Ксардаса не было за столом – он стоял у клетки на другой стороне зала. В темноте я раньше и вовсе не замечал, что небольшая часть комнаты перегорожена мощной железной решёткой. Мага освещал тусклый огонёк, и можно было различить, что он возится с пленниками – двумя орками. Один из них лежал без сознания, зато другой сидел, облокотившись на решётку, и отвечал на вопросы мага на своём дикарском, не понятном мне языке.

Колдун, кажется, понимал орка, хотя и с трудом, отчего постоянно переспрашивал. Орк отвечал, не противясь, возможно, смирившись со своим безвыходным положением, а может под действием каких-то чар или зелий. Моё неуклюжее пробуждение прервало беседу, Ксардас лёгким движением руки усыпил пленного и подошёл ко мне:

– Вижу, тебе уже лучше.

– Да. Кажется, в голове немного прояснилось. Я всё вспомнил… И наш уговор, – с неохотой выдавил я из себя.

– Хорошо! Очень хорошо. В таком случае, полагаю, книга у тебя?

– Да, – достал я свёрток из дорожной сумки, – мне даже не пришлось ничего делать. Корристо сам отдал её после вашего послания… Ещё он написал ответное письмо.

– Некоторых жизнь ничему не учит. Он сентиментален, будто маленькая девочка. Давай сюда.

Ксардас развернул свёрток на столе. В нём оказалась книга в чёрном кожаном переплёте и небольшой конверт, запаянный личной печатью Корристо.

– Даже письмо потрудился написать. Сколько мне чести! – прокомментировал Ксардас, – пожалуй, лучше начну с него. Наверняка друг решил предостеречь меня от чтения мракобесной книги. Судя по слабому магическому фону, он даже снабдил своё послание подсветкой, чтобы я мог получше разглядеть его каракули, – усмехнулся волшебник.

Маг разорвал конверт и углубился в чтение. От письма и вправду шло слабое свечение. Отвернувшись от мага, я принялся с интересом разглядывать пленных орков. Неожиданно резкая вспышка света озарила помещение. Инстинктивно я зажмурился, но, несмотря на это, ещё какое-то время зрение не возвращалось. Ксардас вскрикнул и цветисто выругался, неподобающе для человека такого возраста и положения. Спустя несколько секунд сквозь хлынувшие слёзы я смог разглядеть силуэт мага, приложившего ладони к лицу. Похоже, он попал в самый эпицентр вспышки.

– Что случилось? – недоумённо спросил я.

– Чёрт! Как он сделал это? – вместо ответа воскликнул Ксардас. Его голос дрожал то ли от злости, то ли от боли.

Маг начал шарить руками в карманах своей мантии. Ослепление уже почти прошло, и я смог разглядеть колдуна. Глаза старика налились кровью, и казалось, будто вот-вот лопнут от распирающего их внутреннего давления, рот исказила еле сдерживаемая боль.

– Помоги мне найти лечебный эликсир, – стиснув зубы, прорычал Ксардас, доставая из кармана несколько синих и красных бутылочек объёмом всего по несколько миллилитров, – он в красном флаконе, но я ничего не вижу.

Сомнение охватило меня. Ксардас был уязвим как никогда. Одно заклинание, а лучше непосредственный удар руной в висок, и он покойник. Больше не будет проблемы обезумевшего мага, предавшего орден и несущего угрозу всей долине. Да, так бы, возможно, я поступил до того, как вернул память. Но теперь, я отчётливо знал, что Ксардас – единственная реальная надежда когда-нибудь разорвать оковы магического барьера и выбраться на свободу. Убить его означало похоронить последний шанс, оказаться вечным пленником искрящегося небосвода. Нет, этого нельзя было допустить.

Я взял из протянутой ладони мага красный бутылёк. Ксардас поспешно спрятал остальные пузырьки обратно в карман, взял лечебную эссенцию, откупорил зубами флакон и вылил его содержимое прямо на свои воспалённые, выкатывающиеся из орбит глаза. Зелье зашипело, смешиваясь с обожжённой плотью и кровью. Маг по всей видимости испытывал в этот момент невероятные страдания, но сдержался, не издав ни звука.

– Бывало и похуже, – наконец, процедил он сквозь зубы. Как-то раз меня поджаривали живьём.

Ксардас на ощупь добрался до стола и сел на свой стул. Лечебное зелье действовало, и магу становилось лучше. Он снова заговорил:

– Похоже, я допустил непростительную ошибку. Гордыня и самоуверенность одолели меня. Что ж, да будет так. Скажи мне, Мильтен, предупредил ли тебя твой учитель, о том, что вложил в письмо ослепляющую вспышку?

– Нет. Я ничего не знал об этом. Он лишь сказал ни при каких обстоятельствах не открывать свёрток.

– Будем считать, что я тебе верю. В таком случае, я недооценил этого интригана. Похоже, ему не только нет дела до жизней тех несчастных следопытов, но и совершенно безразлична судьба собственного ученика. Думаю, он прекрасно понимает, что после такого представления ты нежилец. Как минимум, ты сам мог тоже лишиться зрения.

– Тоже? Вы думаете, что ваши глаза не восстановятся?

– Глаза? – засмеялся маг, – я думаю, что от них мало что осталось, погляди сам.

Он поднял на меня лицо и открыл морщинистые веки. Вместо серых проницательных глаз мне предстало месиво из запёкшейся крови. Даже кожа лица покраснела от такого сильного светового импульса.

– Мне жаль… – произнёс я с искренним сочувствием, на что Ксардас рассмеялся.

– Я не нуждаюсь ни в чьей жалости, глупец. Корристо сам не понимает, какую опасную игру затеял.

– Вы будете мстить? – с тревогой уточнил я.

– Нет… По крайней мере не сейчас, – задумался старик, – я не могу себе позволить отвлекаться на такие пустяки.

Меня поразило, как Ксардас отреагировал на своё ослепление. Неужели, его это так мало встревожило? Или же это умелая игра, чтобы я оставался на его стороне?

– Но как вы собираетесь продолжать исследования, если больше не можете читать и делать записи?

– Записи, – хмыкнул маг, – от них, как ты мог сегодня убедиться, одни проблемы. Лучшее место для хранения информации – это собственная голова. В ней хотя бы можно быть уверенным, как в самом себе.

С этим странным высказыванием было не поспорить, но ответа на вопрос я не получил, поэтому переспросил:

– Но как же книги, свитки, древние рукописи?

– Ты ещё молод и неопытен в магии. Для того чтобы видеть, не всегда нужны глаза. Конечно, обычно никто не пользуется такими техниками, но это не означает их отсутствие. Понимаешь, зрение портится по множеству причин, иногда просто от старости. Многие великие маги древности под конец жизни были слепы, но это нисколько не умаляло их могущества. Раньше мне приходилось тратить силу на освещение, теперь придётся поддерживать прямое видение. Разница не велика, но так воспринимать можно даже больше, чем глазами. Пожалуй, Корристо, сам того не подозревая, оказал мне услугу и помог сделать то, на что я сам никак не мог решиться.

– Вы владеете нужной техникой?

– Конечно, я владею! – недовольно фыркнул маг, – ты вообще помнишь, с кем разговариваешь?

– Простите… – замялся я, и немного подумав, добавил, – Простите, магистр.

– Так-то лучше, – усмехнулся Ксардас, – Впрочем, мне нет дела до титулов. Если Корристо хочет, пусть зовётся хоть царём всего мира. Имена и звания – это лишь приманка для малодушных, способ поддержания своего тщеславия. Играя в эту игру, как видишь, мне удалось зацепить твоего благонравного учителя за живое. Но хватит обо мне, давай лучше решим, что теперь делать с тобой.

– А что со мной? – удивился и немного напрягся я.

– Ты думаешь, что можешь просто так вернуться в замок, и никто тебя ни о чём не спросит? Корристо посылал тебя практически на верную смерть, к тому же с двумя бесполезными помощниками. Теперь ты один, послание доставлено. Если ты вернёшься, то он от тебя не отстанет до тех пор, пока ты не выложишь, как на духу, всё что здесь произошло.

– И что вы ждёте, чтобы я рассказал?

– Думаю, практически правду. Но кое-что, всё же придётся приукрасить, иначе никто тебе не поверит. У тебя ведь наверняка есть руна телепортации обратно в замок?

Я задумался над ответом, опасаясь, что Ксардас отберёт у меня телепортационный камень, чтобы воспользоваться им и отомстить магам в замке. Даже слепой, он крайне опасный противник. Но отступать было уже поздно – либо я с ним, либо против него, а значит, скорее всего, покойник. Я кивнул головой в знак подтверждения, но быстро сообразил, что маг не увидит жест, хоть и стоит лицом ко мне.

– Да, у меня есть руна.

– Рад, что ты не стал обманывать. Впрочем, на самом деле у тебя её уже нет – я забрал её пока ты спал.

Я обшарил карманы, и убедился, что всё обстоит именно так. Кроме этого камня, остальное было на месте: эликсиры, нож и три руны – света, огненной стрелы и огненного шара. Других рун я с собой не брал.

– Не волнуйся, – уловил моё беспокойство Ксардас, – Я не собираюсь её использовать и устраивать бойню в замке. Корристо меня ждёт, а я не настолько глуп, чтобы отправляться прямиком в его сети. Однако не буду удерживать тебя. Когда мы договорим, ты получишь камень назад.

Ксардас предложил мне подвинуть кресло поближе к столу и устроиться поудобнее. Нам предстоял длительный разговор.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.