Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 44. Теория и практика.



Прошло уже несколько недель, как я поступил в ученики к магам. За это время я ни разу не покидал замок. Раньше это показалось бы невозможным, но теперь люди Гомеза обеспечивали меня всем необходимым. Даже для того, чтобы вымыться, не нужно было ходить к реке – ванну можно было принять прямо в замке, причём даже с мылом и какими-то душистыми настойками. Честно говоря, я никогда раньше не знал такой роскоши. Тем не менее, всё это было вторичным и как бы само собой разумеющимся. Такое удобство нужно было лишь для того, чтобы мы, маги, могли не отвлекаться от своих исследований и не заботиться о мелочах. Я не думаю, что для кого-то в колонии наши научные изыскания имели значение, но для нас самих важнее этого ничего не было.

Я не мог сначала понять, почему над проблемой барьера работает лишь один Корристо, но спустя время узнал, что это заклятье было настолько сложным, что больше ни у кого просто не было шансов что-либо в нём понять. При построении барьера всем командовал Ксардас – бывший великий магистр ордена Инноса. Кроме него также были посвящены в детали Корристо, Дамарок и двое магов воды – Сатурас и Кронос, остальные лишь выполняли их распоряжения. Вообще, колдуны старались не говорить и даже не упоминать о Ксардасе. Учитывая обстоятельства его ухода, их можно было понять. Однако, судя по всему, без него справиться было тяжело. Несколько раз я спрашивал про него у Корристо, но он не рассказал ничего вразумительного:

– Мы не связывались с ним после того, как он предал заветы ордена. Он поддался влиянию тёмных сил, слишком углубившись в запретные темы. Я не исключаю даже, что заклинание барьера сработало не так именно по его вине, хотя пока не нашёл ни одного признака преднамеренного искажения. Похоже, всё же это не его злой умысел, но ничто не оправдывает его поведения. Что бы ни происходило, мы должны оставаться верны Инносу и нашим принципам.

– Но разве Ксардас не знал всех деталей заклинания лучше других? Быть может, будет разумно установить с ним связь, хотя бы ради достижения общей цели?

– Не может быть никаких компромиссов с предателями! – Корристо был явно раздражён, но быстро взял себя в руки и уже спокойнее добавил, – Лучше остаться здесь взаперти, чем рисковать попасть под власть Белиара. Если он смог сбить с праведного пути такого выдающегося и волевого человека, каким был Ксардас, то нам и подавно лучше держаться в стороне.

– Но с чего вы решили, что Ксардас теперь служит Белиару?

– Ты ещё юн и не опытен в магии, мой мальчик. Создание голема – одно из самых ужасных заклинаний некромантии. Поднятие живого мертвеца – детское баловство по сравнению с этим. В случае скелета или зомби, некромант подчиняет себе тело жертвы, оно становится беспомощной марионеткой и выполняет все приказы, обладая лишь базовым набором инстинктов. В случае голема же, всё гораздо серьёзнее. Тело жертвы как раз не используется, некромант посягает на святое – на душу живого существа. Он переносит эту душу в неживой носитель – камень, лаву, воду и тому подобное. В результате получается противоестественный монстр, обречённый на вечное страдание. Душа не может освободиться из-под чар самостоятельно и оказывается в тюрьме гораздо более ужасной и вечной, чем барьер, под которым мы живём. Сердце той твари, которую он привёл в лагерь, до сих пор хранится у нас, и я так и не нашёл способ разрушить связь души с этим раскалённым камнем. Быть может, когда-нибудь я тебе покажу его, и ты сможешь сам всё изучить. Но сейчас ещё не время тебе проводить столь опасные эксперименты.

– Но откуда Ксардасу известны все эти заклинания? Неужели он сам их создал?

– Нет, большую часть он почерпнул из древних книг. Будучи магистром ордена, он имел доступ ко всем архивам и библиотекам, к каким только пожелает. Любые двери были открыты перед ним. Многие магистры и до него изучали подобные архивы. Иногда из них можно почерпнуть что-то полезное, да и просто нужно знать методы своих врагов, чтобы понять, как защититься от них. Но, Ксардас, похоже, не устоял перед искушением попробовать запретные знания. Он зашёл настолько далеко, что даже взял одну из этих книг с собой в Хоринис. Драго нашёл её в его вещах, после того, как он исчез.

– И что же это за книга, мастер?

– Демонология. Искусство последователей Белиара, в котором рассказывается о способах призыва демонов и могущественных духов из мира мёртвых. Я бы сжег её, но, к сожалению, не могу: она слишком ценна, ведь знания, изложенные в ней, могут оказаться жизненно важными в случае, если некроманты вновь обретут силу и нападут на Миртану. Такое случается раз в несколько сотен лет, и мы должны сохранять знания для организации эффективного отпора. Несмотря на свою мерзкую суть, книга эта может оказаться полезной и для нас, ибо в ней, помимо ритуалов призыва, описываются способы подчинения демонических тварей и изгнания нежити. Я, как глава ордена, по крайней мере, здесь, в долине, обязан сохранять и защищать все древние реликвии и артефакты, этот фолиант в том числе.

– Но ведь сейчас Ксардас такой же пленник барьера, как и мы, а его знания могут быть полезны, чтобы освободить нас. Не будет ли правильно всё же попытаться связаться с ним?

– Мы думали об этом, даже посылали человека на его поиски, но он не вернулся. Быть может, Ксардас убил его, а может быть поймали орки, или растерзали дикие звери. Я собираюсь нанять ещё следопытов для этой цели – ведь независимо от того, пойдёт предатель на переговоры или нет, нам необходимо знать, где он укрылся и не замышляет ли подлый удар.

Я вдруг осознал, что знаю, где искать Ксардаса. Неизвестно, откуда появилась в моей голове эта информация, но сейчас это не имело значения.

– Учитель, я могу отправиться на его поиски! Я прекрасно ориентируюсь в окрестных землях, не боюсь опасностей и диких зверей.

– Сейчас ты должен сосредоточиться на обучении. Я подумаю над твоим предложением, в любом случае тебе придётся пройти испытания. Но для начала ты должен хотя бы до конца овладеть первым кругом магии.

– Как скажете, учитель, – покорно согласился я, ведь согласно уставу, спорить с наставником было недопустимо.

На этом разговор был закончен, и я продолжил отрабатывать заклинания. За последние дни я немало продвинулся и уже научился метать огненную стрелу. Это оказалось, действительно, не очень сложно, правда пока она получалась у меня не уверенно: то огонь вырывался слишком сильно и обжигал руки, то наоборот вместо струи огня появлялся лишь сноп искр. Но наметившийся прогресс воодушевлял, и я стал работать с удвоенной силой. Ещё через несколько дней многочасовых тренировок, я добился стабилизации огненного потока. Корристо большую часть времени был занят, и мои ошибки в основном корректировал Драго, который, как и я, проводил половину дня за тренировками. Пока я владел лишь одним заклятьем, но Корристо обещал, что все остальные чары этого уровня дадутся легко.

Когда Драго одобрил мою магическую стрелу, я пришёл к Корристо и отчитался о проделанной работе. Учитель улыбнулся и вышел со мной в часть зала, предназначенную для тренировок.

– Покажи, чему ты научился, Мильтен. Порази мишень десять раз подряд, без перерыва.

Я не ожидал такого. Обычно я передыхал между попытками, восстанавливая свою магическую силу. Кроме того, Дамарок всё время снабжал эликсирами меня и других магов. В этот же раз, Корристо не дал мне возможности передохнуть. Тем не менее, я кивнул, вышел в центр пентаграммы и выпил эликсир, чтобы улучшить концентрацию – для такого изматывающего упражнения понадобятся все силы. Зелье было горько-кислым на вкус, но для большего эффекта его нельзя было пить залпом – во рту оно лучше всасывалось, обеспечивая тем самым более быстрый эффект. Допив зелье, я начал упражнение. Это оказалось тяжело и утомительно. Каждый следующий выстрел давался всё сложнее. Первые огненные всполохи из моих рук поражали мишень, нарисованную на стене с интервалами в пару секунд. Но вот, к восьмому разу я выдохся. Желудок скрутило так, будто я не ел несколько дней, во рту пересохло, на лбу выступил пот. Изо всех сил я старался сконцентрироваться на руне, но голова кружилась, а мысли путались, вместо чёткого образа выходила лишь туманная картина. В результате в воздухе возникли лишь клубы дыма. Я закачался, валясь с ног от усталости. Корристо подхватил меня сзади, отвёл в сторону и посадил в кресло.

– Отдохни ученик. Ты хорошо показал себя. То, что ты не смог закончить – это лишь вопрос концентрации и тренировок. Ты знаешь, что сосредоточение для мага также важно, как выносливость для воина. Сегодня ты смог убедиться в этом на практике. Надо сказать, что твоя врождённая стойкость впечатляет. Далеко не каждый новичок смог бы метнуть семь стрел подряд. Во истину, Иннос не даром отметил тебя своим взором. Но, всё же, для того, чтобы эффективно вести бой, нужно больше. Теряя слишком много сил, ты устаёшь, становишься медленней и уязвимей. Поэтому следующей твоей задачей будет работа над увеличением запаса магической силы. Сходи к Дамароку, скажи, что я велел сделать для тебя лучший эликсир. Кроме того, Родригез и Торрез тоже могут тебе помочь, и показать несколько эффективных медитаций для повышения концентрации. Но в первую очередь, тебе нужно работать над дыханием. Я следил за тем, как ты держался на площадке. Уже после третьего повтора ты сбился с ритма, дыхание участилось, вдохи стали неконтролируемыми. Этого нельзя допускать.

Корристо ещё долго объяснял мне метод правильного дыхания, теорию и практику. Все эти наставления были очень полезны, и я без промедления стал их осваивать. Оказалось, что это не так просто. Научиться пользоваться руной было гораздо легче, чем начать делать это правильно и эффективно. Теперь я проводил долгие часы в медитациях, погружаясь в себя и закрепляя образы рун. Корристо дал мне ещё два заклинания – света и отклонения. Они были модификациями огненной стрелы.

В случае заклятья света, нужно было ограничить мощность разрыва пространства. В результате вместо мощного взрыва возникало лишь свечение. Далее, его надо было удержать на одном месте силовым полем, аналогично тому, как в случае огненной стрелы энергию отбрасывают от себя.

Заклинание отклонения, или как его ещё называли – магического щита, было слабой формой телекинеза и, вообще говоря, представляло собой одно лишь силовое поле. Оно могло защитить от раскалённой плазмы, например, брошенной в мага молнии или огненного шара. Оно также могло спасти и от заклинаний магии воды, потому что они базировались на том же принципе, что и магии огня, за одним лишь исключением – искривляли пространство в другом направлении, в результате чего вместо выделения тепла, энергия поглощалась, и на этом месте температура опускалась настолько, что вода из воздуха начинала конденсироваться, формируя нужные ледяные формы по воле мага. Корристо был прав насчёт того, что эти две руны дались мне очень легко. В них не содержалось ничего принципиально нового по сравнению с огненной стрелой.

Ещё где-то через месяц тренировок, я овладел в совершенстве всеми тремя основами первого круга магии. Вместе с Драго я отрабатывал заклинания щита: он метал в меня огненную стрелу, а я отклонял её, по своему желанию направляя в мишень. Самостоятельно я научился поддерживать свет над головой на протяжении всей ночи напролёт, а огненную стрелу теперь мог метать более двадцати раз подряд. Правда, надо отметить, что последнего я добился во многом благодаря эликсиру Дамарока. Выпив это варево, я почувствовал огромный прилив духовной силы. Я просил алхимика об ещё одном зелье, но он объяснил мне, что это слишком дорогое удовольствие. Хотя оно и даёт такой выдающийся эффект, но имеет и последствия. Пить его не стоило чаще, чем раз в несколько месяцев, иначе действие может стать противоположным. Как я понял, это зелье работало во многом сходно с болотной травой и могло лишить разума, если им злоупотреблять.





©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.