Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Пример из деятельности ВВС - история межконтинентальных



Боевых действий

На примере создания самолета В-36 и истории развития требований к межконтинентальным бомбардировочным операциям можно показать три положения: сложность проблемы принятия решения, идентичность в основных чертах этой проблемы с проблемой, стоящей перед исследователем, и полезность изучения исследователем истории возникновения этой проблемы.

Идея создания самолета В-36 возникла в апреле 1941 г., когда в результате капитуляции Франции и ряда понесен­ных поражений Англия оказалась изолированной, а немец­кие позиции в западной Европе упрочились. Он был задуман как гарантия того, что в случае потери Англии американцы смогут, минуя территорию своих потерпевших поражение союзников, нанести определенный ущерб Германии. Майор Ванденберг и небольшая исследовательская группа отдела планирования военно-воздушных сил предполагала создание бомбардировщика с дальностью действия 16 000 км, способного нести на борту 4500 кг фугасных бомб. Осенью 1941 г. после рассмотрения конкурсных проектов были заказаны два опытных образца самолета.

Очевидно, что в случае с В-36 США успешно разрешили проблемы организации разработки, производства боевого применения самолета при всех тех трудностях, которых упоминал Ч. Хитч, а также и тех, о которых и не говорил. Разрешенные в различные периоды времени вопросы касались выбора баз, целей, крейсерской и максимальной скорости полета, крейсерской высоты и высоты бомбометания, бомбовой нагрузки и калибра бомб, оборонительных и наступательных сил противника, выбора графиков производства В-36 и методики выполнения межконтинентального полета без дозаправки топливом в полете и многого другого. И в каждом случае приходилось, как правило, рассматривать гораздо более четырех альтернатив (четырех значений каждого из параметров). Например, какие базы могут быть потеряны или захвачены американскими вооруженными силами во время войны? Какие базы будут доступны после войны в результате взаимных переговоров? Используем ли мы В-36 против Германии? против Японии? против России?

Работа по созданию В-3б началась до того, как в США появились реактивные двигатели. В окончательном же виде к шести поршневым двигателям В-3б добавились четыре реактивных. И, наконец, возникла перспектива того, что В-36 встретится с реактивными истребителями, тактико-технические характеристики которых его создатели едва ли могли предвидеть. Самое же поразительное, по-видимому, заключается в том, что, как стало известно из показаний генерала Смита[48], никто из людей, занимав­шихся созданием В-36, не был осведомлен о параллельно проводившейся работе по созданию атомной бомбы; они узнали об этом, только прочитав в газетах сообщение

О бомбардировке Хиросимы.

Пока два опытных образца находились в производстве, ситуация коренным образом изменилась. Образцы не были изготовлены к лету 1943 г., а к тому времени стало ясно, что Англия не потерпит поражения. Однако теперь США находились в состоянии войны с Японией. Хотя американцы захватили Гвадалкванал, окончательный итог боев на островах оставался неясным. Теперь В-36 рассматривали уже как средство борьбы на этом театре военных действий. Чтобы ускорить процесс разработки, организации производства и ввода в строй бомбардировщиков еще до изготовления опытных образцов, была заказана серия из 100 самолетов В-36. К этому времени относились также затруднения с самолетом В-29 и предполагалось, что В-36 компенсирует возможные неудачи с В-29.

Однако боевые действия на островах завершились успешно. С самолетом В-29 дело пошло гладко, а в связи с нехваткой алюминия программа создания В-36 была растянута на более длительный срок. После победы в Европе стало ясно, что самолету В-36 не суждено сыграть свою роль во второй мировой войне. Однако руководство ВВС считало, что следует иметь в виду возможность третьей мировой войны, и в этой связи возникала серьезная проблема расстояний между нашими базами и объектами противника. Какими базами можно будет располагать в следующей войне и как долго удастся удержать их в своих руках в мирное и военное время? Теперь, когда США закрепили за собой военные права в очень многих странах, известно, что такие переговоры ведутся долго, и их исход бывает неясен. Поэтому генерал Ванденберг рекомендовал закупку самолетов В-36 для того, чтобы застраховаться от возможного неуспеха переговоров мирного времени и как альтернативу в случае потери баз в войне.

Мы подошли к послевоенному периоду. В это время полностью господствовало представление о В-36 как о самолете, несущем на борту фугасные бомбы, со всеми ограничениями, которые это накладывает на эффективность при больших радиусах действия. Хиросима полностью изменила взгляды на межконтинентальные стратегические бомбардировки, которые ранее могли рассматриваться лишь как крайнее средство, находящееся на грани безрассудного.

Теперь казалось, что, если удастся запустить В-36 в производство, США получат падежное средство, которое обеспечит опустошительную бомбардировку противника, если в этом возникнет необходимость. Ряд послевоенных кризисов подтверждал, что такая необходимость может в самом деле возникнуть.

В начале этого периода создатели В-36 натолкнулись на новые трудности. Возникли, например, проблемы, связанные с тактико-техническими характеристиками, необходимыми для выполнения боевых задач при намеченной вначале дальности полета; были предложены различные модификации, учитывающие прогресс техники, который трудно было заранее предвидеть. В конце 1947 г. стали благожелательно рассматриваться другие средства межконтинентальных боевых действий. В частности, комитет по тяжелым бомбардировщикам при Штабе ВВС рекомендовал ввести их дозаправку топливом в полете. Это позволяло увеличить радиус действия системы, состоящей из бомбардировщиков и заправщиков. При состоянии техники того времени даже бомбардировщики и заправщики ближнего действия могли достичь больших скоростей и других требуемых летно-тактических данных. Необходимость повышения летно-тактических данных бомбардировщиков при прорыве зоны ПВО противника вызывалась совершенствованием реактивных истребителей.

К тому времени возникли хорошо известные разногласия по вопросу о В-36 между видами вооруженных сил[49], к которым добавились расхождения во мнениях внутри ВВС. Разногласия касались главным образом вопросов относительной важности радиуса действия, высоты, скорости и веса бомбардировщиков В-29 и В-36. Внутри ВВС были сторонники как самолета В-29, так и В-36. Первые подчеркивали превосходство в скорости В-29, последние - большую дальность действия В-36. Противо­речия между видами вооруженных сил касались вопросов о возможных потерях бомбардировщиков в результате действий обороны противника, об объектах, подлежащих бомбардировке, и о влиянии таких бомбардировок на ход войны в Европе.

Роль стратегических бомбардировок понималась в то время совсем не так, как мы ее понимаем сегодня. Это было естественное распространение задач и функций стратегических бомбардировщиков во второй мировой войне. Их основной задачей в этой войне было: 1) прорвать оборону противника и выйти к цели и 2) разрушить ее. Величина допустимых потерь при достижении бомбардировщиками цели и возвращении на базы определялась в зависимости от степени ущерба, который мог быть причинен объектам противника[50]. После войны развитие навигационно-бомбардировочных систем и в еще большей степени чрезвычайно возросшая эффективность обороны, основой которой стали реактивные перехватчики и ракеты класса «земля - воздух», преобразили первую проблему для бомбардировщиков. Эффект в чистом виде состоял в том, что стало труднее выйти к цели и вернуться обратно. С другой стороны, ядерное оружие значительно увеличило возможную степень нанесения ущерба противнику и таким образом полностью изменило вторую проблему. США обладали в этот период времени лишь весьма ограниченным запасом атомных бомб и полагали, что такое положение продлится еще некоторое время. Считали, что у противника нет такого оружия и что он может вести бомбардировки Соединенных Штатов и их баз только с помощью обычных бомб. В этих условиях атомное нападение на важнейшие промышленные и административные центры противника с помощью В-36 могло бы служить не только средством возмездия за напа­дение на основных союзников США или средством устрашения, но и средством защиты американского и союзного военного потенциала от истощения сил при ведении военных действий с использованием обычных бомб, на что мог бы возлагать надежды противник. Ядерное оружие, как мы увидим далее, вызвало появление новых проблем стра­тегических бомбардировочных операций, выходящих за рамки задач, которые стояли перед бомбардировщиком до начала и в ходе второй мировой войны. Именно новизна затрудняла выявление новых проблем, и им не уделяли достаточного внимания в начале послевоенного периода.

Из всего изложенного очевидно одно: скорость, дальность и высота полета, бомбовая нагрузка и многое другое являются очень важными тактико-техническими характеристиками самолета. Однако добиваясь при данном уровне развития техники максимума в одном отношении, приходится жертвовать какими-то другими характеристиками самолета. К сожалению, невозможно достичь лучшего во всех отношениях и приходится искать компромиссные решения. Но каким должно быть это решение? Каким образом скорость и высота полета связаны с возможной величиной боевых потерь? Каким образом повлияет дальность действия на нашу зависимость от союзников? Или возьмем вопрос, исключительная важность которого постепенно выяснилась в течение пятидесятых годов: каким образом дальность полета и другие тактико-технические характеристики самолетов повлияют на размещение авиабаз или боеготовность и вероятность поражения самолетов на аэродромах? Если в долгой истории самолетов В-36, которые входили в состав стратегических сил до 1956 г., не были получены четкие ответы на эти вопросы, то это обстоятельство вряд ли стоит ставить в упрек участникам дискуссии. Из настоящих очерков по анализу систем станет очевидным, что по крайней мере некоторые стороны этих вопросов неясны и до сих пор, и нелегко сказать, где следует искать ответы на них.

Некоторые уроки. Мы не собираемся здесь ставить вопрос о том, принимались ли всегда верные (или иногда ошибочные) решения в ходе этой длинной истории. Такой вопрос, по-видимому, полезен только для того, чтобы воспрепятствовать чрезмерным претензиям. Теперь легко, конечно, быть умным. Многие решения, как мы полагаем, были совершенно правильными для того времени, хотя, возможно, их справедливость трудно обосновать при ретроспективном анализе; справедливость других решений была, по крайней мере, сомнительной.

Тем не менее, можно извлечь некоторые уроки. Первый урок заключается в том, что участь лиц, ответственных за принятие военных решений, нелегка. История разработки, производства и ввода в строй В-36 наглядно иллюстрирует процесс выбора между огромным количеством неопределенных альтернатив. Базы, цели, дальность, скорость и высота полета, оборонительные и наступательные силы противника - все это следует учесть в анализе системы, и каждая из этих составных частей проблемы в настоящем и будущем может иметь столько же значений, сколько предположил Ч. Хитч. Представьте себе изменения, происшедшие в характере бомбовой нагрузки со времени создания обычных бомб до создания атомных бомб Хиросимы и современных мегатонных водородных бомб, или изменения средств ПВО противника от винтовых истребителей до реактивных самолетов и ракет класса «земля-воздух».

Второй урок следующий. Сама цель решений ВВС далеко не проста; в случае с В-36 перед ВВС стояла не одна, а много задач, которые коренным образом менялись по мере изменения политической, стратегической и технической ситуации.

Третий урок также касается целей. Очевидно, различные типы летательных аппаратов, например В-29 и В-36, могут служить частично разным (так же как и частично одинаковым) целям. Но как в таком случае сравнивать их?

Четвертый урок, который можно извлечь из этой исто­рии, состоит в том, что, хотя выбор между очень хорошими или во всяком случае желательными альтернативами труден, он также и необходим. Цели вступают в конфликт. Невозможно одновременно достигнуть прогресса в дальности действия, скорости и высоте полета и во всем прочем. Каким образом мы будем выбирать ту или иную конкретную комбинацию, рекомендуя летно-тактические характеристики стратегическому авиационному командованию? И каким образом провести такой анализ системы, чтобы он мог дать ответ на подобные вопросы, не пользуясь уже известными решениями?

Пятый урок заключается в том, что описанная история бомбардировщика В-36 наглядно показывает роль целей, связанных с предупреждением от возможных потерь, и соответственно роль межконтинентальных бомбардировочных операций. Этот самолет был задуман как средство гарантии, а проблема гарантии на случай неопределенных обстоятельств всегда остается. Подобная проблема должна порождать планы, учитывающие различные события, которые могут и не произойти, могут быть маловероятными. Но в большинстве проработок вопроса и исследований систем эта проблема не принималась во внимание. Каким образом вести исследование, чтобы разрешить ее? И каким образом мы сможем разработать систему, предусматривающую возможность таких гарантий?

Мы подчеркивали, что системные исследования военных проблем представляют не больше трудностей, чем принятие ответственных военных решений. Но в некотором смысле они не легче. В начале и конце такого анализа стоят военные цели или, лучше сказать, политические цели, достижению которых служат военные средства. Однако в процессе анализа эти цели почти наверняка будут скорректированы или, что вполне вероятно, коренным образом изменены. Мы рассмотрим далее, также на примере деятельности ВВС, каким образом такие цели влияют на процесс разработки новой техники.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.