Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Анализ систем в сравнении с моделями и проблемы, побуждающие к анализу



Анализ систем представляет собой попытку выявить вопросы, важные при выборе образа действий, и дать на них ответы. Как показал Р. Д. Шпехт[45], самым полезным средством для получения ответов на эти вопросы часто является математическая модель.

Иногда еще более полезным оказывается использование двух или трех математических моделей. Однако Шпехт указал, что создание таких моделей и работа с ними отнюдь не исчерпывают всего анализа. В действительности поста­новка полезных вопросов, создание альтернативных систем для сравнения, умелое толкование результатов, полученных при сравнении, и приведение этих результатов в связь с проблемами, вызвавшими исследование, являются в большей степени решающими фазами процесса, чем работа с моделью. Об этом часто бывают склонны забывать, поскольку работа с моделью требует затраты большей части времени, а методы работы легко объяснимы и переносятся с одного исследования на другое.

Тщательное изучение метода Пальмера[46] не поможет дилетанту написать хороший роман, хотя разборчивый почерк, умение печатать на машинке даже одним пальцем, знание грамматики и гладкий слог являются при этом подспорьем. При исследовании систем умение создать количественную модель не только полезно, но и необходимо в тех случаях, когда проблема сложна (в отличие от значения каллиграфии при написании романа). Но этого недостаточно. Исследование систем было бы гораздо проще, если бы оно ограничивалось только созданием модели.

Ч. Хитч указал, что про анализ систем можно сказать все что угодно, но только не то, что он является легким делом[47]. Вы можете вспомнить его рассказ о бесстрашном исследователе, занимавшемся вопросом выбора для начала разработки одного из альтернативных вариантов системы, которому следовало рассмотреть миллион, если не больше альтернатив. В этой связи хотелось бы подчеркнуть, что трудности, упомянутые Ч. Хитчем, происходят главным образом из-за необходимости связывать результаты вычислений с проблемами обороны, побудившими начать исследование. С трудностями такого типа сталкивается Министерство обороны. Десятки тысяч альтернатив встают перед исследователем, когда Министерство обороны США готовит решение о начале разработки конкретного типа бомбардировщиков или ракет.

Выше говорилось о военных решениях. То же самое, по крайней мере, в равной степени, справедливо для случая анализа решений и соглашений о сокращении или ограничении операций вооруженных сил, т. е. контроля над вооружением. Затруднения, возникающие при принятии решений о контроле над вооружением, столь же велики, что и трудности подготовки более привычных военных решений. Исследование проблем контроля вооружения, прежде всего, должно включать оценку влияния сокращения вооружения на военное положение обеих сторон и соответствие этого влияния политическим и военным целям обеих сторон.

Принято считать, что конференции по контролю над вооружением могут легко найти выход, если только их участники будут честны друг с другом. Честность, безусловно, имеет отношение к делу, но вряд ли ею все и ограничивается. Решения о контроле над вооружением исключительно сложны, даже более сложны, чем решения о вооружении1

Указав на сложность проблемы, стоящей перед лицами, ответственными за принятие решений, мы вовсе не хотим сказать, что невозможно принять разумные решения без анализа систем. Совершенно очевидно, что решения часто так и принимались. Большая часть из множества альтернатив может быть без вреда для дела отброшена разумным человеком. С другой стороны, ясно, что в прошлом часто игнорировали очень важные альтернативы. И хотя анализ систем не дает гарантии того, что мы рассмотрим все важные и определяющие альтернативы), ализ систем не заменяет здравый смысл), тем не менее, он дает большую определенность и позволяет более внимательно приглядеться к изучаемым и отброшенным альтернативам.

Недавно происходили многочисленные дискуссии по поводу правительственных проблем выбора «кардинальных» альтернатив, с которыми сталкивается наше общество, т. е. вопросов жизни и смерти; к ним относятся решение о развитии водородной бомбы или о мобилизации ресурсов на программы разработки баллистических ракет и так далее. При таком выборе принимаются во внимание последние достижения техники, наличие вооруженных сил и их возможности, а также большое число политических, военных, экономических и технических факторов, неопределенных по самой своей природе. Некоторые из этих оценок не должны предаваться гласности из-за возможности использования этой информации противником. Все эти решения далеко не безупречны, но недостаток времени, отсутствие специальных знаний и соображения секретности, к сожалению, ограничивают возможности их критики. Впоследствии мы вернемся к вопросу о том, как следует поступать с этими существенными и тесно связанными проблемами сложности, неопределенности и секретности. В действительности для таких проблем не существует окончательного «решения». Они могут быть только облегчены или сделаны несколько более поддающимися управлению. Однако пока следует отметить, что систематический и явный характер анализа систем расширяет возможности критического анализа решений и таким образом уменьшает в соответствующей степени возможность ошибки.

Недовольство, нередко проявляемое по поводу тех или иных допущений, сделанных при анализе систем, часто означает скрытую уверенность в том, что исследования и решения, принятые офицерами высших штабов, свободны от произвольных или нереалистичных допущений. Но значительно реже военных упрекают в том, что их решения не имеют допущений. Недовольство допущениями, часто вполне обоснованное, объясняется во многом тем, что в анализе систем эти допущения выражены в явном виде. Интуитивные суждения, сделанные на основе неформального опыта, также, конечно, предполагают допущения, но их, однако, значительно сложнее выявить. В результате, когда суждения экспертов приходят в противоречие, эти противоречия часто бывает трудно объяснить и примирить. Специальные комитеты, так часто возникавшие во время и после войны, обычно достигали соглашения, объединяя и приводя к компромиссу подобные заключения экспертов; и иногда допущения, лежащие в основе такого соглашения, были еще более непонятны, чем суждения сдельных экспертов. Однако если ответственный за принятие решения не намерен верить на слово, то он пожелает ознакомиться с допущениями, фактами и ходом рассуждений. Именно в этом анализ систем может способствовать принятию решения.

Исследование операций или системные исследования зонных проблем можно считать количественным научным трудом решения столь трудных проблем. В результате применения такого метода к решениям вопросов национальной обороны до сих пор достигнуты небольшие успехи. Этот метод вообще не применялся к созданию и серьезной оценке межнациональных соглашений о контроле над вооружением.

Имеются, однако, и некоторые знаменательные успехи. Они были, как мы полагаем, особенно велики, когда исследование сосредоточивалось не на разработке крупномасштабных моделей, а на сложных проблемах подготовки подобных решений, на выявлении относящихся к делу и поддающихся решению вопросов и на разработке новых и лучших систем. Математические модели в этом случае являются необходимым, но вспомогательным инструментом.

Подобно интуиции и опыту самые совершенные модели полезны, прежде всего, в неоднократно повторяющихся ситуациях.. Например, линейное программирование оказалось полезным в нефтяной промышленности и на транспорте, где существует четкое понимание технической стороны дела и спроса; в таких отраслях промышленности опытные эксперты сумели найти хорошие решения, но обнаружили, что продвигаться дальше трудно. В этом случае даже относительно небольшой выигрыш, получаемый благодаря точно определенному значению оптимальных капиталовложений, с лихвой окупает усилия, затраченные на определение указанного оптимума. Совершенно иная ситуация наблюдается, если техника и цели меняются очень быстро. Проблема здесь состоит не в том, чтобы точно найти максимум на слабо выпуклой кривой, а в том, чтобы построить совершенно новую кривую. Автору приходилось видеть работы, в которых делалась попытка точно определить наилучший способ выполнения операции, которую не следовало бы проводить вообще.

К сожалению, люди, занимающиеся исследованием операций, иногда страдают болезнью, которую специалист по математической статистике Л. Дж. Сэвидж определил как «страсть к новым методам». Они одержимы страстью к созданию новых методов решения проблем (различные формы математического программирования, громадные модели воздушной войны на ЭВМ, теория массового обслуживания и тому подобное), а затем отыскивают проблемы, к которым эти методы можно было бы применить. Но если мы интересуемся решениями вопросов обороны, то лучше начать как раз с противоположного конца, т. е. с самой проблемы, провести количественный анализ последствий предстоящих технических и политических изменений для разрабатываемых систем и определить предпочтительные альтернативы. Полезные для такого анализа методы оказываются более простыми, но и более продуктивными.

И, наконец, все сказанное выше предполагает, что анализ систем будет особенно полезным, если исследователь возьмет на себя труд тщательно изучить характер и происхождение проблемы, стоящей перед лицами, ответственными за принятие решения, и выявит цели, которых они хотят достичь, препятствия, которые им придется преодолеть для их достижения, и получаемые при этом выгоды.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.