Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Неопределенность и определение диапазона достижимых целей



Малонадежные меры служат примером возможности использования неопределенности. Выше было достаточно сказано о том, что неопределенность является центральной проблемой при выполнении анализа систем независимо от того, полезна она нам или причиняет одни неудобства. (Большинству авторов этой книги пришлось побороться этим «зверем».)

Мы не можем точно определить, что именно хотим сделать мы (и, разумеется, нам неясно, что мы можем сделать) и может сделать и сделает противник и в какой обстановке, физической и политической, будут совершаться наши действия. Каким же образом нам поступать с каждой из этих видов неопределенностей при исследовании систем? О том, как учитывать намерения и возможности противника, было кое-что сказано выше. Но что нам делать с главной из этих неопределенностей - неопределенностью в постановке наших целей? Ответить на этот вопрос, вероятно, несколько легче, чем на другие.

Существует несколько способов подхода к проблеме постановки цели в анализе, которая была бы пригодна для работы и представляла бы определенный интерес при выработке линии поведения. Есть большой соблазн попросту обойти эту проблему. Можно, например, сделать цель достаточно узкой, чтобы легко произвести оценки и упростить анализ, но тогда цель может оказаться слишком узкой, чтобы представлять какую-либо практическую ценность. Некоторые из исследований, проведенных в ходе работ по созданию В-36, иллюстрируют это положение. Очевидно, что цель будет поставлена слишком узко, если мы выберем какую-то одну из летно-тактических характеристик и будем стараться максимизировать ее при наличии некоторых ограничений, например, если мы попытаемся создать наиболее скоростной самолет или самолет с самым большим радиусом действия.

В пятидесятые годы в пределах ограничений, определяемых состоянием двигателестроения и конструкцией планера, можно было создать самолет, способный пролететь в оба конца примерно 14000 км. Однако такой самолет без учета полезной нагрузки, скорости полета и т. д. вряд ли был бы полезен для выполнения боевых задач. Мы могли бы задать некоторые минимальные значения для скорости, высоты, полезной нагрузки и т. д. и затем решать проблему о максимальном радиусе действия при этих условиях. Мы могли бы избрать другой путь и пытаться обеспечить максимальную скорость при определенных минимальных требованиях к радиусу действия и другим летно-тактическим характеристикам. Оба пути просты, но при этом у нас нет метода, позволяющего сделать выбор между ними и, кроме того, у нас нет способа, позволяющего определить минимальные ограничения не максимизируемых нами характеристик. Поэтому выбор общих тактических характеристик для стратегических бомбардировщиков не может быть сделан так просто.

Второй путь ухода от проблемы состоит в том, чтобы действовать прямо противоположным образом и поставить всеобъемлющую цель, которая, однако, неизбежно будет бессодержательной. Мы поступаем так, например когда формулируем критерии, пригодные, на первый взгляд, для исследования системы при различных случайных событиях, но не работоспособные на самом деле из-за наличия какой-либо переменной, определить которую с достаточной степенью конкретности, необходимой для принятия решения, невозможно. Легко задать критерии для выборов наилучшей системы, изучая максимально возможные характеристики при различных случайных событиях, каждому из которых приписана некоторая вероятность. В одном случае такими событиями могут быть возникновение войны в следующем году, или через год, или через два года и так далее. В другом случае это может быть отпадение Англии, Ливии, Канады, одного из 48 наших старых штатов и серия подобных катастроф. Но если наш выбор зависит от того, сможем ли мы найти точные численные значения вероятностей таких событий, то с подобной постановкой вопроса мы далеко не уйдем, так как никто не знает, как это сделать. (Следует признать, что проблема приобретает иной аспект, если мы сможем найти или построить системы, выбор между которыми зависит только от очень большого неравенства некоторых таких вероятностей.)

Однако наши предостережения относительно узких критериев не являются несовместимыми с их использованием в качестве промежуточного шага при постановке пригодных Для работы и полезных целей. В действительности это один из самых полезных путей для постановки приемлемых и полезных целей в исследованиях систем. При анализе воздушной обороны в корпорации РЭНД иногда пользуются в этом смысле принципом «лучшее - враг хорошего». Промежуточные критерии дают нам возможность сравнивать большие подгруппы альтернативных видов оружия и отсеивать из них наиболее неэффективные. Такие сравнения следует производить тщательно и только между системами, сходными по отношению к более широким оптимизациям.

Например, при анализе воздушной обороны можно непосредственно сравнивать различные типы оборонительного оружия с дальностью действия от 30 до 50 км или типы оружия с дальностью действия от 400 до 600 км. Нельзя, однако, сравнивать между собой боевые возможности оружия с дальностью 40 и 400 км. Аналогично в исследовании выбора воздушной базы, проведенном корпорацией РЭНД, в качестве одного из нескольких промежуточных критериев использовалось «максимальное количество объектов противника, разрушенных при противодействии обороны противника (но без учета нападения противника)», а в качестве другого «максимальное количество бомбардировщиков, уцелевших на земле после нападения противника».

В некоторых случаях системы можно было с пользой сравнивать по этим признакам, даже если ожидалось, что более широкая оптимизация окажется для них по-разному успешной, так как различие между системами усиливалось, когда брали более широкий критерий и вводили некоторые дополнительные переменные. Иными словами, в некоторых сравнениях, пользуясь промежуточными критериями, можно рассуждать по усилительному принципу, т. е. систему, наилучшую при некоторых неблагоприятных для нее обстоятельствах, можно с тем большей уверенностью считать наилучшей при некоторых других более благоприятных обстоятельствах. Однако таким промежуточным критериям нельзя в полной мере доверять.

Возьмем, например, в качестве критерия максимальное количество бомбардировщиков, уцелевших на земле после нападения противника. Этот критерий пренебрегает наступательной функцией стратегических сил (так же как и другой промежуточный критерий пренебрегает оборонительной функцией). Поэтому несложно создать на основе этого критерия систему, которая выглядела бы вполне удовлетворительной, но не преуспела бы в выполнении основной стратегической задачи. Мы могли бы рассмотреть систему, в которой отдельные части стратегических бомбардировщиков были бы рассредоточены и находились где-нибудь в Антарктике, далеко за пределами досягаемости бомбардировщиков противника. Наши бомбардировщики в этом случае были бы в полной безопасности. Но и противник тоже.

Это, конечно, крайний случай, но и при исследовании систем часто рассматривается только предельная форма их действия. В некоторых не столь предельных формах операций дальнего действия пришлось бы для приобретения самолетов-заправщиков отказаться от бомбардировщиков в количестве, большем, чем то, которое могло бы уцелеть на базе при таком ее удалении от противника. Аналогичные трудности возникают с некоторыми предельными формами рассредоточения и прикрытия. Мы должны, таким образом, использовать более широкий критерий, учитывающий то обстоятельство, что, прикрывая Стратегическое авиационное командование, мы защищаем силы нападения, и поэтому мера результативности любой обороны должна отражать способность к выполнению функций нападений. Одним из таких общих критериев являются «наименьшие расходы для разрушения любой заданной системы объектов противника (или максимальное количество объектов противника, разрушенных при фиксированном бюджете) с учетом как наступательных, так и оборонительных действий противника». Наши стратегические силы, размещенные в Антарктике, не удовлетворили бы такому критерию (так же как и другие не столь крайние предложения).

Эта развертывающаяся иерархия критериев может быть связана с приведенным ранее примером. На рис. 7.1 и 7.2 представлена последовательность целей формально обозначенного, но конкретно не определенного подрядчика и военно-воздушных сил и неограниченная последовательность все более и более объемлющих систем. Аналогично, последовательность критериев, каждый из которых полезен на уровне соответствующей стадии работы, может быть следующей:

1) минимальные расходы на бортовую радиолокационную станцию с заданными параметрами;

2) максимальная вероятность поражения при заранее определенном количестве перехватчиков, участвующих в отражении налетов;

3) максимальный потенциал территориального поражения;

4) максимальное количество наших бомбардировщиков, уцелевших после нападения противника;

5) максимальное количество разрушенных объектов противника с учетом наступательных и оборонительных действий противника.

Нет нужды останавливаться на этом. Как было подчеркнуто выше, если мы должны принимать во внимание проблемы, которые побуждают ВВС стремиться к операциям дальнего действия, следует еще больше расширить наши критерии. Мы должны рассмотреть эффективность различных систем при разнообразных событиях и рассмотреть не только ожидаемый случай, но и случайности, от которых ВВС хочет застраховаться, даже если они и не произойдут, как те события, для страховки от которых предназначался В-36. Более подробно о планировании в условиях неопределенности будет сказано в заключительном параграфе этой главы.

Помимо неопределенности в постановке наших целей и выборе критериев оценки результата необходимо принимать во внимание и некоторые другие виды неопределенностей. Некоторые из них, например, погода, вряд ли вообще могут быть разрешены, так как в ближайшем будущем не представляется возможным управлять погодой в мелких или крупных масштабах так, чтобы она была различной для союзников и для противников.

Другие неопределенности могут быть разрешены в результате испытаний и накопления информации. Например, не так давно не были известны законы поведения механических конструкций при очень больших перегрузках. В результате анализа было установлено, что высокопрочные конструкции могут иметь большое военное значение. В результате подобного анализа систем были проведены специальные опытно-конструкторские работы, позволившие оценить возможности и стоимость создания конструкций, устойчивых к высоким давлениям. В данном случае результатом анализа стала программа работ, направленная на разрешение одного из видов неопределенностей.

Если одни виды неопределенностей могут быть разрешены, то другие не могут, и, следовательно, проблема неопределенности остается главной проблемой любого исследования систем.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.