Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть III. Дорогое удовольствие 7 страница



Эттинген усмехнулся одним уголком рта:

— Как знать… как знать.

— И что там про него пишут? — поинтересовалась Камилла. — Он же скрывался от ФБР где-то в Китае, насколько я помню?

— Да, — подтвердил Эттинген и, заглянув в газету, уточнил, прочитав по слогам и поморщившись, словно чтение потребовало от него невероятных усилий: — В городе Циньчжоу, провинции Гуанси. Его нашли мёртвым в каком-то притоне. Судя по всему, самоубийство.

Джейсон почувствовал, как по позвоночнику пробежала холодная отвратительная дрожь. Он бросил быстрый взгляд на Астона, ожидая, что тот ответит. Ведь он знал, знал… Джейсон был уверен, что Астон знал и что это его рук дело.

На лице Дэниела не дрогнул ни один мускул.

— Что ж, — произнёс он, — не буду притворяться, что я убит этим печальным известием. Я же сказал: он не умел проигрывать. Потеря компании — ещё не всё.

— Не только компании, — сказал Эттинген, — ему пришлось уехать из страны и скрываться в какой-то дыре практически в нищете. Тут написано, что он жил там со своей любовницей, тайкой, у него с ней были многолетние отношения и двое детей. Она вместе с детьми уехала от него за неделю до самоубийства. Он всю неделю пил, и вот результат.

— Это так типично, — не удержалась от замечания Камилла. — Все эти продажные существа исчезают, как только заканчиваются деньги.

Говоря это, она смотрела на отца, а вовсе не на Джейсона, но было совершенно ясно, кому эта реплика предназначалась. Джейсон сделал вид, что ничего не слышал. Он никогда не вступал в споры с Камиллой, хотя сейчас запросто мог ответить, что законная супруга бросила Риджа гораздо раньше — развелась с ним ещё летом при первых признаках грядущих неприятностей.

— Возможно, ему следовало бы сдаться ФБР, — никак не среагировал на последнее замечание Астон. — В тюрьме у него были бы более комфортные условия, и прожил бы дольше.

— Да, весьма жалкий финал для человека, который…

— Прошу меня извинить, — не выдержав, прервал Эттингена Джейсон на середине фразы.

Он поднялся из-за стола, излишне торопливым жестом бросил салфетку возле тарелки и вышел за дверь. Ему стоило больших усилий произнести эти слова хотя бы относительно ровным тоном. Сердце у него бешено колотилось от страха, отвращения и ужасных воспоминаний, связанных с Риджем.

Камилла, разумеется, решила, что Джейсона задели её слова, и заметила:

— У продажных существ есть своя гордость.

Астон ничего не ответил и даже не посмотрел на жену. Он отставил в сторону чашку с недопитым кофе и тоже встал из-за стола.

— Увидимся вечером. Камилла, Макс…

Он чуть кивнул головой и вышел вслед за Джейсоном.

Камилла со звоном бросила вилку в тарелку и прижала ладонь ко рту, словно сдерживаясь, чтобы не заплакать. Голова её была низко опущена и блестящие тёмные волосы закрывали лицо. Отец посмотрел на неё и покачал головой: ему не нужно было видеть лицо Камиллы, чтобы понять, что сейчас с ней происходило.

Она подняла голову:

— Наглая тварь! Наглая, бесстыжая тварь!.. Привлекает к себе внимание, как только может! Когда он уберётся из нашей жизни?! Дэниел давно должен был вышвырнуть его. Вместо этого он бегает за ним…

— Ты уверена, что между ними ничего нет? — задумчиво спросил Эттинген.

Камилла бросила на него раздражённый взгляд.

— Я уверена! Это не просто моё мнение, я знаю это наверняка. Уже много месяцев. Впрочем, мне от этого не легче. Сразу появились другие… ну, ты знаешь.

— Камилла, послушай…

— Нет, — оборвала она отца. — Только не начинай опять говорить про то, что ты меня предупреждал. Мне плевать на всех этих его девок. Почему он никак не отделается от этого Джейсона?

— Понятия не имею, Камилла. Возможно, Коллинз действительно слишком сильно связан с его бизнесом. Он знает о делах Дэниела то, чего не знаем ни ты, ни я. Возможно, Дэниел сохраняет к нему какие-то чувства. Извини, что говорю это.

— Мне тоже иногда кажется, что… — Камилла тяжело вздохнула, не в силах продолжать. — Но потом я вижу их и понимаю, что ошибаюсь. Я могу понять Коллинза. Мой муж, видимо, в память о прошлых заслугах, оплачивает его учёбу, квартиру, все прочие счета. Кому захочется оставлять такую сытую и удобную жизнь? Я рассказывала тебе про Софию?

— Что именно про Софию? — не понял Эттинген.

— Он смеет заговаривать с моей дочерью, вот что! Естественно, я не разрешаю, говорю гувернантке, чтобы лучше следила, но её к нему так и тянет. Она ребёнок, ничего не понимает, сама к нему постоянно лезет, а он… он хочет выглядеть милым и добреньким перед Дэниелом. Я уверена, что ему нужны только деньги. Он никогда не отцепится от Дэниела, если я что-нибудь не предприму.

— Я бы тебе не советовал. Вспомни, чем кончились предыдущие попытки…

— Я помню. Если бы не это, я бы давно…

Камилла встала, разгладила юбку своего элегантного серо-голубого костюма и, улыбнувшись ясной беззаботной улыбкой, произнесла:

— Всё, пора заняться делами. Меня ждут в благотворительном фонде. Я обещала быть к девяти.

 

Джейсон закрыл за собой дверь столовой и, пройдя через малую гостиную, зашёл в библиотеку. Там он остановился. Он тяжело дышал, словно только что бегом поднялся на десятый этаж. Всё это было так давно… пора было бы забыть. Нет, забыть невозможно.

Дверь позади него распахнулась. Джейсон вздрогнул и оглянулся. Астон стоял в нескольких шагах. Джейсон отвернулся и сдавленно произнёс:

— Извините. Я не задержу вас. Буду в машине через пять минут.

— Джейсон… — начал Астон.

— Вам не стоило прерывать из-за меня завтрак, — не дал ему ничего сказать Джейсон.

— Я должен был сам сказать об этом.

— О чём? — Джейсон развернулся к нему, глаза его нездорово лихорадочно блестели. — О том, что Риджа убили по вашему приказу?

— Я не приказывал его убивать. Он сам нажал на курок.

— У него был выбор? — Джейсон отчаянно взглянул в спокойные и холодные глаза Астона.

— Разумеется.

— Он хотя бы узнал, кто?

— Да, в самом конце. Он всё узнал: кто и за что.

Джейсон опустил голову.

— Только не говорите, что вам жаль его, Коллинз, — произнёс Астон почти насмешливо.

— Нет, мне не жаль его. Только зачем? Cтолько хлопот… Между нами всё кончено.

— Потому что он заслужил это. Потому что он взял то, что принадлежит мне. Потому что он должен заплатить за каждую минуту, за каждую секунду…

— А эта его любовница и дети? Их тоже убили? — на одном выдохе спросил Джейсон.

— Нет, — Астон посмотрел в сторону, за окно, где начиналось серое парижское утро. — Вы хотите знать всё? Всю правду?

— Да, — ответил Джейсон. — Всю.

— У Риджа не было детей от жены, только двое сыновей от любовницы. Я с самого начала видел в них его слабое место. Детей похитили по моему приказу. Потом к Риджу пришли мои люди… не вполне мои. Мне их, так сказать, одолжил на время Чэн. Без его помощи мне было бы сложно осуществить свой план. Китай — не моя территория. Эти люди передали ему мои условия. Или он кончает жизнь самоубийством, или я поступаю с его детьми так, как считаю справедливым. Он предпочёл первый вариант.

— Что значит «как считаю справедливым»?

— Я отдаю его ублюдков в самый грязный, самый дешёвый портовый бордель, какой только смогу найти.

— И вы бы сделали это?

— Я бы сделал это и позаботился бы, чтобы Ридж узнал все детали. Он когда-то поступил со мной так же.

Джейсон с трудом разжал побледневшие губы:

— Да, я знаю, что такое ваша справедливость.

Выражение лица Астона говорило, что ему абсолютно всё равно, что Джейсон по этому поводу думает. Он развернулся в сторону дверей, бросив на ходу:

— Через две минуты вы должны быть в машине.

 

Глава 63

Апрель 2010

 

Джейсон приехал в лондонский офис банка в хорошем настроении — насколько оно вообще могло быть хорошим, учитывая, что ему предстоял день в обществе Астона. Начальника на работе ещё не было, но Брент уже сидел за своим столом и сочинял вежливый отказ на очередное приглашение на какой-то приём. Вообще, у них был специальный файл с более чем двадцатью примерами подобных отказов, оставалось лишь выбрать наиболее подходящий, внести небольшие изменения и отослать.

Джейсон поинтересовался, не произошло ли за вчерашний день чего-либо важного. Брент как-то по-особенному посмотрел на него и ответил:

— Всё в вашем расписании.

— Оно поменялось? — Джейсон включил компьютер.

— Да, вам придётся завтра поработать.

Джейсон нахмурился: по слегка взволнованному виду Брента было видно, что Астон придумал ему не самое приятное задание.

— Боюсь, я не подхожу для этого, — неестественно медленно проговорил Джейсон после того, как прочитал уведомление.

— Попробуйте сказать об этом Астону, — покачал головой Брент.

— Именно так я и поступлю, — сообщил Джейсон, открывая почту и начиная писать письмо.

— Вы с ума сошли, Коллинз! Потерпите несколько часов, и он от вас отстанет на какое-то время.

— Вы считаете, что я недостаточно терпел? — спросил Джейсон с холодным вызовом в голосе.

Брент только тяжело вздохнул. День сегодня будет жарким. Астон перестарался с унижениями: Коллинз, до этого месяцами изображавший послушную овечку, в конце концов не выдержал.

Через пятнадцать минут они с Брентом услышали, как Астон прошёл через приёмную в свой кабинет. Он поздоровался с находившейся там мисс Мецлер и обменялся с ней парой фраз. Слов было не разобрать, но по интонации Джейсон понял, что начальник ещё не видел его письма. Он иногда проверял почту по дороге на работу, но, видимо, не сегодня.

Прошло десять минут, и на столе у Джейсона зазвонил телефон. Звонок по линии Астона. Джейсон снял трубку.

— Я получил письмо, которое вы написали мне утром, Коллинз, — зазвучал в трубку металлический голос Астона. — Оно ушло полчаса назад. Надеюсь, за это время вы одумались.

— Простите, сэр, но я остаюсь при своём мнении, — твёрдо заявил Джейсон.

— Немедленно в мой кабинет, — прорычал Астон.

Джейсон положил трубку и направился к дверям. Брент проводил его напряжённым взглядом. Джейсон чуть улыбнулся ему в ответ:

— Если я не выйду через полчаса — вызывайте полицию.

Астон сидел за столом с каменным лицом, но в глазах так и прыгали злые искорки: он не выносил неповиновения, тем более — от собственных сотрудников. Тем не менее, он начал разговор вполне цивилизованно.

— Я дал вам поручение, Коллинз, и ожидаю от вас, как и от всех остальных работников, выполнения моих распоряжений.

— Я считаю себя вправе не выполнять распоряжения подобного рода, сэр, — столь же спокойным тоном сообщил Джейсон.

Астон не предлагал ему садиться, поэтому он стоял возле дальнего конца стола. Прямая напряжённая осанка, идеальные и неживые, как у статуи, черты лица, плотно сжатые губы и глаза, смотрящие куда-то сквозь Астона, не видящие его, не желающие его видеть.

На несколько секунд в кабинете повисла тишина. Астон взял со стола ручку и немедленно отшвырнул её в сторону. Джейсон заметил характерный кабошон на её конце — значит, «Картье», недавний подарок Камиллы. Совершенно не в духе и не в стиле Астона. Дорого и само по себе красиво, но подходит Дэниелу примерно так же, как гавайская рубашка. И, тем не менее, он этой ручкой пользуется.

— Вы должны выполнять мои поручения любого рода, — наконец произнёс Астон.

— Всему есть предел, сэр, — сказал Джейсон. — Я ваш секретарь, вы может поручать мне письма, звонки, отчёты, но я не обязан заниматься устройством вашей личной жизни.

— Вы мой персональный ассистент и занимаетесь моими личными контактами тоже. Так что будьте добры завтра утром приехать в «Ритц». Мистер Сайкс будет вас ждать.

— Не заставляйте мистера Сайкса ждать понапрасну, я туда не поеду.

Астон стукнул ладонью по столу:

— Чем, позвольте узнать, вы отличаетесь от остальных секретарей, что не можете выполнять ту работу, которую делают они?!

— Вам правда напомнить, сэр? — с вызовом спросил Джейсон.

— Я предупреждал, — сказал Астон, поднимаясь из-за стола, — я предупреждал, что особого отношения к вам больше не будет.

— Однако я наблюдаю обратное, — заявил Джейсон. — Вы почему-то именно меня просите резервировать столы в ресторанах и комнаты в отелях. Не могу сказать, что мне было приятно этим заниматься, но я не отказывался. Теперь вы хотите, чтобы я водил вашего очередного… партнёра по портным и парикмахерам, занимался его гардеробом и манерами. Это уже слишком! Что дальше? Я должен буду прислуживать ему за столом?

— Помнится, Брент занимался вами в подобной ситуации, — с язвительным упрёком заметил Астон.

— Вот и обратитесь к нему.

— Что касается одежды и манер, вы разбираетесь в них лучше Брента.

— Наймите для вашего мистера Сайкса преподавателя по этикету.

— Когда-то я достаточно много времени и денег потратил на вас, Коллинз. Теперь желаю получить отдачу.

— Я бы рад помочь мистеру Сайксу, — процедил сквозь зубы Джейсон, — но, боюсь, если я соглашусь сейчас, мне придётся заниматься этим каждый месяц. Дольше ваши связи не длятся.

— Я смотрю, вы внимательно следите за моей личной жизнью, — зло и насмешливо произнёс Астон.

— Поневоле приходится, когда ваша личная жизнь протекает в соседней комнате!

— Вас это волнует?

— Я нахожу это бестактным. И дело даже не в нашем с вами совместном прошлом. Думаю, никто из ваших секретарей не желал бы быть настолько близко ознакомленным с вашей интимной жизнью, а я — менее остальных.

Джейсона давно подмывало сказать Астону что-то в этом роде, но он, видимо, никогда не был достаточно зол на него, чтобы позволить этим мыслям вырваться наружу.

— Простите, что задел ваши чувства, Коллинз, — цинично заявил Астон.

— Только одно, сэр, — колко поправил его Джейсон. — Я испытываю к вам только одно чувство: отвращение.

— Ваше отвращение меня ни капли не интересует. Вы должны выполнять свою работу или же вас ждёт наказание.

— Что вы можете сделать со мной такого, чего ещё не сделали?

— Вы, кажется, хотели поехать в отпуск в Бостон? Возможно, я слишком поспешно вам это разрешил.

Джейсон, действительно, собирался через неделю ехать в Бостон по приглашению Массачусетского технологического института и — лично — профессора Ванштейна. Там открывалось новое здание, в котором была оборудована современная физическая лаборатория, созданная в том числе на средства, оставленные институту отцом Джейсона. Его пригласили на открытие и торжественный ужин. Джейсон не то чтобы очень хотел там присутствовать, но это был прекрасный повод попросить у Астона несколько дней отпуска — тем более что тот в это время всё равно должен был отдыхать с Камиллой и детьми на Карибах. Астон удивительно легко согласился, а теперь грозил поменять решение.

— Что ж, — сказал Джейсон. — Если такова цена, чтобы отделаться от мистера Сайкса, я с огромным удовольствием откажусь от поездки.

 

***

Джейсон так и не выполнил приказа Астона. Он думал, что вместо него заниматься мистером Сайксом придётся Бренту, но Астон всё отменил. Очевидно, это задание было придумано исключительно для того, чтобы доставить неприятности Джейсону.

Хотя Джейсон был уверен, что Астон в отместку запретит ему ехать в Штаты, тот не стал ничего предпринимать, и в назначенный день Джейсон вылетел в Бостон. Он впервые за несколько лет летел куда-то регулярным рейсом. Эдер предлагал ему взять самолёт, намекая, что начальник не будет возражать, но Джейсон отказался. Его выводило из себя всё, что так или иначе напоминало о его прежнем привилегированном положении возле Астона.

Разумеется, в поездку его сопровождало трое телохранителей во главе с Марчем.

Во время открытия нового здания и короткой прогулки по кампусу с профессором Ванштейном присутствие рядом с ним двух телохранителей осталось практически незамеченным — вокруг было людно, и Марч с Бергом незаметно растворились в толпе, тем не менее, не выпуская Джейсона из виду. Насчёт ужина в «Мариотте» он заранее с ними договорился: они не пойдут с ним в зал. В обществе, состоявшем в основном из преподавателей и попечителей вуза, вряд ли ему могло что-либо угрожать.

До начала ужина, пока все приглашённые чинно прогуливались и беседовали в главном зале, Джейсон старался держаться поближе к профессору Ванштейну и его жене. У него было ещё несколько знакомых из числа бывших коллег отца, но их он не видел много лет и не хотел нарваться на расспросы, где он сейчас живёт и чем занимается. В отличие от приёмов, на которые он привык сопровождать Астона, здесь было не так легко влиться в новый круг. У всех присутствующих было нечто общее: они или работали в одном учебном заведении, или раньше учились в нём. И казалось, эти люди не были способны разговаривать ни о чём другом, кроме своей работы, новых проектов или исследований. Впрочем, Джейсон был привычен и к таким ситуациям.

Он прогуливался между группками людей в одиночестве в ожидании того момента, когда их пригласят в банкетный зал. Неожиданно он заметил мужчину, который совершенно определенно направлялся к нему. Лицо сразу показалось Джейсону знакомым, но ему потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, кто это такой.

Они встречались с ним несколько раз в Нью-Йорке и в Лондоне тоже. Год назад Астон вёл с этим человеком переговоры по инвестиционным проектам, но Джейсон мало что знал про их общие дела. Ими занималась мисс Мецлер. Потом они несколько раз встречались на каких-то светских мероприятиях, но очень редко. Они были представлены друг другу, и Джейсон даже помнил, как его звали. Стюарт Крамер. Он был основателем и владельцем довольно крупной компании, занимающейся чем-то связанным с медициной и биотехнологиями, так что не было ничего удивительного в том, что он оказался на ужине, устроенном МИТом. Разумеется, Джейсон не был рад этой встрече: Крамер должен был знать о его отношениях с Астоном, и Джейсону совсем не хотелось, чтобы эта информация начала здесь распространяться. С другой стороны, ему было всё равно: с большинством из этих людей он встречается в первый и последний раз в жизни, и нет причин особо переживать о том, что они о нём подумают.

— Добрый вечер, мистер Коллинз, — поздоровался с ним Крамер. — Не ожидал вас здесь встретить.

— Добрый вечер, мистер Крамер, — ответил Джейсон, с удивлением отмечая про себя, что собеседник помнит его фамилию. — Вы наверняка выпускник института?

— Совершенно верно, и вхожу в попечительский совет. Со мной всё понятно, — Крамер широко улыбнулся, — а вот что здесь делаете вы? Дэниел Астон теперь интересуется американскими университетами?

Джейсон в ответ тоже изобразил на лице улыбку, не потрудившись придать её хоть сколько-нибудь искренности.

— Вы думаете, я не выхожу из дому без его поручений? Моё присутствие здесь не имеет к Астону никакого отношения.

— Я заинтригован, — Крамер чуть прищурил свои бутылочно-зелёные глаза. — Почему же вы здесь? Внезапный интерес к физике?

— Моя семья в своё время сделала крупное пожертвование, поэтому меня пригласили.

— Понятно. Довольно необычно видеть вас одного. Говорят, Астон очень к вам привязан и никуда от себя не отпускает, — в глазах Крамера промелькнула насмешка.

— Слухи, как всегда, преувеличены, к тому же, ваша информация устарела. В последнее время мы с мистером Астоном несколько отдалились друг от друга.

— Вот как? — удивлённо качнул головой Крамер. — Но вы ведь работаете на него?

— Да, я его персональный ассистент. Это всё, что нас связывает, если вас это по какой-то причине интересует, — ответил Джейсон, в упор глядя на собеседника.

— Помогаете ему приумножать его миллиарды? Если, опять же, верить слухам, вы оказываете сильное влияние на принимаемые им решения.

— Вы так любите слухи? — холодно улыбнулся Джейсон.

— В своё время я рассматривал возможность сотрудничества с Астоном, естественно, я постарался разузнать о нём побольше.

— Насколько я знаю, вы не смогли договориться.

Крамер склонил голову, словно обдумывая ответ.

— Мы могли договориться, но… — он опять немного помолчал. — Я решил, что не готов к этому. У меня был очень амбициозный проект, требовавший огромных вложений. Я собирался отхватить большие куски рынка у монстров вроде «Амджена» или «Гилеада». Но проект был достаточно рискованным, и привлечь крупных инвесторов было сложно. С Астоном мы бы договорились, но меня пугало, как мало на самом деле я знаю о его бизнесе. Частный банк и инвестиционный фонд, который совсем не на слуху… И тем не менее, он с лёгкостью мог инвестировать колоссальные средства. Я понимал, что вижу только верхушку айсберга, а узнать о нём или о его клиентах больше оказалось не так уж просто. И сам Астон… когда я разговаривал с ним, у меня было такое чувство, что, когда дело доходит до финансов и бизнеса, я просто наивный ребёнок по сравнению с ним. Он показался мне слишком опасным и слишком сильным партнёром.

Джейсон внимательно выслушал Крамера, а потом заметил:

— Вы упустили отличный шанс. Каковы бы ни были личные качества Астона, с ним можно иметь дело. Я бы никому не посоветовал становиться его врагом, но партнёрство с ним обычно оказывается очень выгодным и удобным.

— Возможно, — согласился Крамер, — охотно верю. Но я так и не рискнул положить голову в пасть льва.

— Напрасно, вам нечего было опасаться. Он честен — разумеется, до тех пор, пока честны с ним.

Двери в соседний зал, где были накрыты столы, уже несколько минут как распахнулись, и это показалось Джейсону вполне уместным предлогом, чтобы не продолжать разговор. Он приехал на другой континент совсем не для того, чтобы вести беседы о ненавистном Астоне.

 

Джейсон сидел за столом вместе с профессором Ванштейном, его женой и несколькими его коллегами. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что Стюарт Крамер занял место неподалёку от него: через стол по диагонали. Когда Джейсон через несколько минут посмотрел в сторону сцены, на которую поднялся первый выступающий, то заметил, что Крамер смотрит на него.

Под этим пристальным взглядом Джейсону становилось неуютно. Было в нём что-то излишне цепкое, властное… что-то напоминающее Дэниела. Джейсон не был удивлён, что Крамеру не понравился Астон: двух альфа-самцов нельзя оставлять на одном клочке земли.

Выступающий тем временем произносил одну за другой благодарности всем причастным к строительству нового корпуса. Через несколько минут он добрался и до профессора Линдхельма. Все сидевшие за одним столом с Джейсоном приняли умеренно-скорбный вид. В речи перечислялись многочисленные заслуги и научные достижения профессора, затем рассказывалось о его существенном пожертвовании университету, а потом выступающий объявил, что на открытие нового здания из Лондона приехал сын Дэвида Линдхельма. Джейсону, подталкиваемому Ванштейном, пришлось приподняться со стула, чтобы все присутствующие могли удовлетворить своё любопытство.

Джейсон поспешил сесть на место. Перед этим он успел заметить повернутое к нему напряженное и удивлённое лицо Крамера. Красивое лицо, если подумать… Тонкий нос, высокие скулы, чётко очерченные, словно вырезанные из камня губы. Зеленоватые глаза были глубоко посажены и прикрыты тяжёлыми веками, отчего взгляд казался пристальным, почти гипнотическим. Его привлекательность было легко объяснить, разобрать по чёрточкам, и этим он сильно отличался от Астона, который не был особенно хорош собой, но умел нравиться благодаря уверенности в себе и внутренней силе.

После первой перемены блюд Джейсон поднялся из-за стола. Пожалуй, ему лучше было вернуться в гостиницу. Вечер выдался не настолько приятным, как он рассчитывал. Подумать только, он прилетел сюда из Европы… Чего ради? С другой стороны, у него остались ещё два дня здесь, два свободных прекрасных дня без работы в офисе и бесконечных переездов. И без утомительных приёмов тоже.

Главный вход находился в противоположном конце зала, и ему потребовалось бы пройти через всё помещение. Джейсон заметил неподалеку от своего стола ещё один выход, рядом с которым очень кстати стоял официант. Джейсон подошёл к боковым дверям и попросил официанта открыть их. Тот немедленно достал из кармана пластиковую карточку и приоткрыл перед ним дверь. Как Джейсон и предполагал, дверь вела в тот же зал, где начинался приём, только в самый дальний его конец. Никого из гостей там не было, только кое-кто из обслуживающего персонала что-то убирал и подправлял.

Джейсон почти пересёк зал, когда услышал, как его окликнули. Он обернулся: его догонял Крамер, быстро, но бесшумно двигаясь по покрытому толстым ковром полу.

— Вы что-то хотели, мистер Крамер? — Джейсон учтиво-равнодушным взглядом смерил мужчину.

— Это было неожиданно, — ответил тот. — Я никогда бы не подумал, что сын такого человека, как Линдхельм, окажется…

Крамер замолчал на полуслове, как будто подбирая правильное выражение.

— Окажется мальчиком на содержании у банкира? — помог ему Джейсон, открыто и спокойно глядя на Крамера.

Тот отвёл глаза:

— Нет, я совсем не это хотел сказать. И я не осуждаю вас. Я был знаком с профессором Линдхельмом. И я немного знаю вашу историю, потому что это был как раз мой первый год в попечительском совете. Я знаю, что отец оставил вас без средств к существованию…

Губы Джейсона насмешливо изогнулись: возможно, ему была нужна чья-то жалость семь лет назад, но не теперь.

— Не беспокойтесь, мистер Крамер, мне не приходилось продавать себя за кусок хлеба.

Джейсон развернулся и продолжил свой путь к выходу.

— А за сколько? — прозвучало за его спиной. — Сколько стоят ваши услуги, мистер Коллинз? Думаю, вы обошлись Астону в несколько миллионов.

— Несколько десятков миллионов, — поправил его Джейсон, обернувшись. — И я был бы вам очень признателен, если бы вы разговаривали потише.

— И он до сих пор продолжает тратить, — произнёс Крамер, снова подходя ближе к Джейсону. — Я заметил вашу охрану сегодня днём, машину, на которой вас привезли.

— Вы очень наблюдательны, — усмехнулся Джейсон. — Мистер Астон действительно продолжает, как он сам выражается, заботиться обо мне.

— Почему? Он ведь ничего не делает просто так.

— У нас с ним своего рода договор, — честно ответил Джейсон. — Он считает, что если у меня будут другие партнёры, это унизит его в глазах общества.

— Так значит, он вас обеспечивает, пока ваша постель остаётся пустой. И что, вы правда храните себя в неприкосновенности?

Джейсон только грустно улыбнулся. Без намёка или всё объясняющего взгляда — это было бы вульгарно. Его собеседник мог толковать улыбку, как ему угодно: «Увы, я не способен быть верным» или «Увы, у меня нет выбора». Джейсон и без того уже видел в глазах Крамера нетерпеливый лихорадочный блеск, не было смысла распалять воображение мужчины ещё больше. Джейсон был немного удивлён, когда заметил эти нескромные взгляды, и даже сначала подумал, что ошибся. Но теперь он точно знал: Стюарт Крамер хочет его.

— Простите, но моё время сильно ограничено, — сказал Джейсон. — Мне нужно идти.

— Постойте! Я… Мы можем подняться ко мне? У меня номер в этом отеле.

— Зачем? — спросил Джейсон. Ему было интересно наблюдать за торопливостью и смущением Крамера: тот явно никогда не делал подобных предложений малознакомым людям. Вот Астон, тот наверняка знал, как красиво и элегантно пригласить в свой номер хоть женщину, хоть мужчину.

— Вы ведь понимаете, зачем, — Крамер чуть ли не раздевал его взглядом.

— Если вы этого не заметили, я не девушка: вы не можете трахнуть меня за пять минут. По физиологическим причинам.

— Пусть так… Просто без посторонних глаз уже будет хорошо, — Крамер быстро огляделся по сторонам. — Я должен… Если вы уйдёте сейчас, мы уже никогда не встретимся, и я буду всю жизнь жалеть об этом.

— Я могу уделить вам в лучшем случае полчаса.

Крамер провёл его в другой конец зала, где был выход в широкий коридор, в конце которого располагались лифты. Они поднялись на несколько этажей

Всё происходило в полном молчании, они даже не смотрели друг на друга.

Джейсон почти физически мог ощущать возбуждение мужчины, слышал, как участилось его дыхание, замечал, каким тяжёлым, обволакивающим стал его взгляд.

И он понимал, что в нём так притягивает Крамера. Не только физическая красота. Он был больше, чем внешне привлекательной оболочкой — он был любовником Астона, опасного и могущественного Астона. Пусть бывшим, но всё равно по-прежнему принадлежащим ему. Дорогая игрушка, такая желанная и немыслимо недоступная недавно, теперь была совсем рядом, лишь протяни руку. Перед таким соблазном невозможно было устоять.

Едва они вошли в номер, Крамер обхватил Джейсона руками, прижал к себе и начал жадно, властно целовать, оставляя череду коротких, похожих на укусы поцелуев по линии скулы Джейсона, поднимаясь от подбородка к уху. Тот откинул голову назад, позволяя, наслаждаясь, прислушиваясь к собственному возбуждению, разливавшемуся по телу. Он сам не помнил, как его руки обвились вокруг шеи Крамера, и он прижался к нему всем телом. Он хотел этого мужчину.

Он чуть повернул голову, чтобы поймать губы Крамера своими, и тот тут же превратил лёгкое, дразнящее прикосновение Джейсона в глубокий и страстный поцелуй. Он как будто стремился выпить, высосать из своего гораздо более молодого любовника всё дыхание и жизнь до капли.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.