Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть III. Дорогое удовольствие 11 страница



— Я понятия не имел, чьи это чемоданы! — не удержался уже и Джейсон, разозлившись на эти смехотворные претензии по поводу трёх кусков кожи. — Вы хорошо платите, кто угодно мог позволить себе такие…

Пощёчина оборвала его слова.

— Как ты смеешь, тварь?! — взревел Астон. — Кто угодно… Всем, что у тебя есть, ты обязан мне! Ты недостоин прислуживать моей жене, не то что судить её! Давно ли ты начал разбираться в таких вещах?! Давно ли ты вообще узнал о них?

Джейсон прижал ладонь к горевшей щеке и молча слушал тираду Астона, не сводя с него ненавидящего и презрительного взгляда.

— Кем ты себя возомнил?! Я выбью из тебя это высокомерие!

— Я принесу вашей жене извинения, если вы считаете это необходимым, — произнёс Джейсон, убирая руку от лица, на котором ярко розовел след от удара.

— Сомневаюсь, что она захочет слушать извинения от того, кто на свои — несомненно, гораздо более изысканные — чемоданы заработал известным образом!

Джейсона словно ещё раз ударили — так болезнен, отвратителен, несправедлив был этот упрёк. Но такие вещи иногда даже были на пользу: злость помогала восстановить самообладание.

— Особенно, если за работу платил её муж, — добавил Джейсон тем ледяным надменным тоном, который Астон не выносил. — Если в моих извинениях никто не нуждается, могу я идти?

Астон чуть усмехнулся и произнёс, подходя к Джейсону чуть ближе:

— Что-то ты очень дерзок сегодня… Что это? Ревность? Или зависть?

Джейсон сделал шаг назад:

— Чему я должен был позавидовать?

— Ты знаешь, чему, — Астон подкрадывался ближе, не спуская с Джейсона своего тёмного хищного взгляда. — Мы ждём ребёнка…

— Хоть двух! — зло отозвался Джейсон. — Вот уж чему я не завидую… Я не перестаю радоваться тому, что родился мужчиной. Будь я женщиной, боюсь, оказался бы настолько глуп, что стал бы рожать ваших ублюдков.

— Я бы не возражал, — произнёс Астон, подойдя вплотную к Джейсону и крепко сжав его подбородок, чтобы не дать отвернуться в сторону или опустить лицо. — Возможно, это поубавило бы тебе гонору. Наличие детей делает более сговорчивым и осмотрительным.

Джейсон схватился рукой за запястье Астона, но не смог оторвать от себя его руку, пока тот не разжал её сам, тут же схватив свою жертву за плечи.

— Конечно, — прошипел Джейсон, пытаясь вырваться, — даже дети для вас — всего лишь средство шантажа.

Астон легко, словно он был тряпичной куклой, прижал Джейсона к себе. Это уже походило на настоящие объятия… Его голова склонилась к уху бывшего любовника, и он низким полушёпотом сказал:

— Да, Джейсон… Я бы пошёл на что угодно, чтобы вернуть тебя, — его губы скользнули вдоль шеи вниз, к самому краю воротника рубашки. — Самого лучшего, самого желанного из тех, кто у меня был.

Джейсон трепыхался в его звериных объятиях, как бессильное насекомое. Когда губы Астона коснулись его кожи, он забился ещё яростнее и заскрипел зубами от злости.

— Это вы оскорбляете свою жену, — проговорил он, задыхаясь. — Здесь, чуть не через стену от неё, набрасываетесь на меня…

Астон резко отпустил его. Джейсон отскочил в сторону, опасаясь повторного нападения. Дэниел тяжело дышал, его лицо было мрачным, нахмуренным, а в глазах читался стыд.

Джейсон больше не стал спрашивать разрешения уйти. Он просто пошёл к двери.

— Ваше присутствие за ужином не требуется, Коллинз, — послышалось ему вдогонку.

— Спасибо. Я очень рад, — ответил Джейсон, не оборачиваясь.

Он был бы рад, если бы это распоряжение распространилось на всю оставшуюся неделю пребывания на вилле. А потом он уедет в Лондон… Подальше от этого кошмара.

Вечером к нему в комнату постучалась мисс Вернье.

— Я знаю, что у вас свободный вечер. Я сейчас уезжаю в отель, хотите, поужинаем вместе где-нибудь в городе?

Джейсон пару секунд подумал: возможно, съездить куда-нибудь было гораздо лучше, чем проторчать весь вечер в своей комнате. У него оставались кое-какие мелкие недоделки по диплому, но он ещё вполне успевал.

— Обещаю, я не буду выпытывать у вас ничего про Астона, — добавила Элен, решившая, что это было причиной сомнений Джейсона.

— Хорошо, дайте мне пять минут, чтобы переодеться.

— Я пока вызову такси.

— Не надо, я возьму машину. Прокатимся по Лазурному берегу.

— Ах, я и забыла, вы ведь можете брать любую.

— Кроме тех, которые отведены для миссис Астон, — уточнил Джейсон. — Только учтите, со мной будет охрана.

 

Джейсон давно не сидел за рулём, и первые десять минут были очень непривычными, к тому же, дорога была совершенно незнакомой и извилистой. Он взял в гараже белый «Мерседес»-кабриолет, сзади следовала привычная машина охраны.

Мисс Вернье, разумеется, не удержалась и по дороге заговорила об Астоне.

— Я дождаться не могла, когда же пройдут эти полтора часа после вашего ухода до ужина. Радуйтесь, что вас там не будет. Всем попало! В том числе и Камилле досталось — на этот раз она совершенно точно ушла в слезах.

— Что случилось? — озадаченно спросил Джейсон.

— Да, ерунда какая-то, просто он был не в настроении… Ну, знаете, как это у него… Попался на глаза список гостей, что-то там ему не понравилось, и понеслось.

— Что за гости? На сегодняшний ужин?

— Нет, сегодня все свои — Андреас и Личи. Я про гостей вообще, пока Камилла тут живёт. Они, конечно, не будут жить на вилле всё время. В этом году она много кого пригласила, вы же знаете. Решила похвастаться вновь обретённым мужем. Так вот, я Астону несколько раз этот список на стол выкладывала, он отмахивался, говорил, что Камилла лучше знает, что это не его заботы и прочее в этом роде. Теперь оказалось, что всё не так, а приглашения уже не отменишь, если люди дали согласие. Тем более, там такие люди… Гэри Ф. Рипли, например, парочка Рокфеллеров…

— Что он имеет против Рипли? Это же один из его важнейших партнёров.

— Я не знаю, на кого он там конкретно взъелся. Они с Камиллой вдвоём разговаривали.

— Элен, вам не кажется, что это какой-то сумасшедший дом? Осталось добавить сюда парочку эксцентричных миллиардеров вроде Рипли, и будет совсем не отличить.

— Кажется, — согласилась мисс Вернье. — И ещё мне кажется, что с вами он всё же был счастлив.

 

Следующие два дня на виллу понемногу прибывали гости. Рипли, на которого всерьёз не рассчитывали, всё же приехал. Он, владелец гигантской американской корпорации, редко приезжал к кому-то в гости вот так надолго, на несколько дней. Видимо, он посчитал Астона достаточно значительным человеком, чтобы остановиться в его доме почти на целую неделю.

Узнав об это, мисс Вернье едко заметила:

— Ну, теперь ждите нашествия подружек со всего света. Рипли всего тридцать семь, он никогда не был женат и, что самое приятное, один из богатейших людей в мире. Личи чуть из юбки не выпрыгивает от восторга.

— Мисс Вернье, вы что, тоже хотите вступить в конкурентную борьбу? — усмехнулся Джейсон.

Элен закатила глаза:

— Хватит с меня и одного безумного миллиардера!

К середине дня Джейсон знал уже чуть не всю историю Гэри Френсиса Рипли. Тот остался без родителей, которые погибли при падении маленького частного самолёта, когда ему было шестнадцать. Его воспитывал старший брат и сонаследник колоссального состояния, старше его на девять лет. Когда Гэри было двадцать восемь, брат повредил позвоночник при падении на горнолыжном спуске в Аспене, оставшись тяжёлым инвалидом. Братья были очень привязаны друг к другу, и последние годы Гэри почти всё свободное время проводил с прикованным к креслу братом, занимаясь его лечением и поддерживая в нём интерес к жизни. Он инвестировал огромные средства в медицинские исследования, чем раньше никогда не занимался, надеясь приблизить выздоровление, хотя, по уверениям врачам, повреждения были фатальными. Рипли вёл очень замкнутую жизнь, общаясь с весьма необычным кругом лиц, устраивая концерты целых оркестров исключительно для себя и брата, коллекционируя винтажные автомобили, путешествуя на «Аэробусе», который изнутри, по слухам, выглядел как космический корабль из будущего, и самостоятельно управляя самолётом в качестве первого пилота.

Джейсон был гораздо больше знаком с финансовыми обстоятельствами Рипли, но очень приблизительно. Делами, связанными с ним, занималась мисс Вернье. Бизнес семьи Рипли вырос из табачной компании, и они до сих пор занимались производством табака и сигарет, а также алкоголя, напитков, различного рода пищевых продуктов, бытовой химии и чёрт знает чего ещё. Колоссальные доходы постоянно инвестировались в новые сферы, бизнес разрастался…

Джейсон увидел знаменитого Гэри Рипли только вечером, на приёме, организованном в честь прибытия гостей. Этот день считался у него выходным, но нельзя было сказать, что он хоть сколько-то отдохнул: он занимался дипломным проектом, доделывал отчёт для Астона, который не успел сделать вчера, и поэтому практически не выходил из своей комнаты. Что толку ехать на Ривьеру, если сидишь то возле кабинета начальника, то в своей спальне? Он только с самого утра, ещё до завтрака и того, как гости встали, успел поплавать в бассейне. Вот и весь отдых.

Заурядная внешность Рипли отнюдь не соответствовала его репутации эксцентричного богача. Лицо было довольно приятным, но лишённым как общей выразительности, так и запоминающихся черт. Карие глаза смотрели на всё проницательно и утомлённо, а тонкогубый рот лениво и равнодушно выговаривал короткие фразы. Несмотря на свой нестарый ещё возраст, он казался человеком уже за пятьдесят. Тем не менее, для многих дам он оказался очень привлекательным. Они так и кружили вокруг него, и Камилла поочередно знакомила его то с одной, то с другой из своих подруг. Среди них были и счастливицы, которые гостили здесь, на вилле, и менее удачливые особы, остановившиеся в гостиницах или в других особняках в этом районе. Их шансы, конечно, были ниже.

Джейсона хозяева дома никому из гостей не представляли (Камилла не делала этого никогда, а у Астона он был в немилости). Впрочем, он по этому поводу не переживал: во-первых, большинство присутствующих уже были ему так или иначе знакомы, во-вторых, он чувствовал себя не в настроении и был бы рад отсидеться где-нибудь в тишине в укромном уголке.

Он вышел на освещённую изящными фонариками террасу и позволил себе чуть-чуть расслабиться, облокотившись на кованые бронзовые перила. Маленькая группа из трёх гостей о чём-то тихо беседовала неподалёку. На Джейсона они не обратили никакого внимания.

Солнце ещё не село, и сад в полумраке приобрёл совершенно нереальный сказочный вид. Сквозь живую изгородь из каких-то пышно цветущих кустарников пробивалось голубоватое сияние от подсветки бассейна, и можно было представить, что там находится волшебное заколдованное озеро. К вечеру многие растения запахли сильнее, и тёплый воздух был пропитан дурманящей смесью ароматов.

Мир вокруг был так прекрасен, но этот мир принадлежал другим…

Он услышал медленные шаги позади и обернулся. К нему приближался черноволосый молодой человек одного с ним примерно возраста. Джейсон не припоминал, чтобы видел его среди гостей сегодня — хотя он особо на них и не смотрел. Что его больше всего заинтересовало, так это то, что он сходу не смог определить расовую принадлежность незнакомца. У него была смуглая кожа тёплого золотисто-карамельного оттенка, выступающие высокие скулы и большие миндалевидные глаза. Он мог бы происходить из Юго-Восточной Азии, если бы не иной овал лица и эти огромные глаза. Возможно, что-то латиноамериканское, испанское… Или же в нём было намешано столько кровей, что этот человек и сам бы уже не мог разобраться.

Джейсон, поняв, что молодой человек шёл именно к нему, а не просто вышел подышать свежим воздухом, счёл нужным вежливо улыбнуться и представиться:

— Джейсон Коллинз.

Он протянул руку. Незнакомец пожал её своей, узкой, горячей и сухой. Но само пожатие было хотя и долгим, но как будто неуверенным.

— Алекс Чэн, — прозвучало в ответ. — Мы уже встречались.

— Да, прошлым летом, — в ту же секунду всё понял Джейсон. — По дороге в Цюрих. Это вряд ли можно назвать встречей.

Алекс улыбнулся:

— Охрана приняла тогда всё слишком близко к сердцу.

Они несколько минут поговорили о незначащих вещах, прежде чем вернуться в дом, когда гостей пригласили к столу.

— Я бы хотел ещё раз поговорить, — сказал вдруг Чэн-младший, когда они подходили к дверям в дом. — В более спокойной обстановке.

Джейсон кратко кивнул, не вполне понимая, о чём с ним собираются разговаривать.

Он вошёл в гостиную вместе с Алексом и тут же поймал на себе подозрительный и недовольный взгляд Астона, который смотрел на него с противоположного конца комнаты.

 

***

На следующий день обед подавали на той же террасе, теперь украшенной тонкими белыми занавесями и белыми цветами в высоких стеклянных вазах. Гости были лишь те, что остановились на вилле, и то часть из них уехала в Сен-Жан-Кап-Ферра, предупредив, что вернётся только к ужину.

Разговор, как ни пыталась Камилла свести его на всем понятные и приятные темы, зашёл о ситуации на бирже и перспективных регионах и отраслях. Рипли, до этого мало участвовавший в беседе, обратился к Астону:

— Я отметил для себя пару интересных идей. Мы могли бы обсудить план наших совместных инвестиций, разумеется, не сейчас, позднее. Сейчас я на отдыхе, — добавил он.

— Согласен, атмосфера здесь не способствует решению деловых вопросов, — ответил Астон. — Дайте знать, когда вернётесь к работе.

— Конечно. А вы в отличие от меня всегда на работе, даже здесь. Вы не умеете наслаждаться жизнью, Дэниел, — протянул Рипли.

— Я считаю, что одно другому не мешает.

— Вам виднее… Мой ассистент договорится о встрече.

— А, кстати, Дэниел, — воскликнул Андреас Эттинген, — куда делся Коллинз? Я не видел его со вчерашнего дня. Неужели он не почтит нас своим присутствием?

Камилла бросила на брата испепеляющий взгляд.

— А что ты хотел? — спросил Астон. — Тоже договориться о встрече со мной? Мы можем обойтись по-родственному, без секретарей.

— Просто любопытствую.

— Коллинз сегодня утром уехал. Возникли срочные дела.

Говоря это, он искоса посмотрел на Алекса Чэна. Тот невозмутимо отрезал кусочек от суфле, словно или вовсе не расслышав слов Астона, или не придав им никакого значения. И только когда Дэниел отвернулся в другую сторону, отвечая на какой-то вопрос одной из дам, Алекс бросил на него быстрый взгляд исподлобья.

 

Глава 68

Мне нравится власть; власть собачьей кости, эта власть пассивна, однако она есть.

Маргарет Этвуд

 

Джейсон был рад снова оказаться в своей лондонской квартире. Внезапный отъезд в Англию оказался приятным сюрпризом. После того ужина на вилле Астон подошёл к нему и приказал готовиться вылететь рано утром в Лондон.

— Могу я узнать, зачем? — спросил Джейсон.

— У вас, кажется, скоро защита диплома? Вот и готовьтесь к ней, — сухо отрезал Астон.

Что такого случилось, что Астон вдруг так неожиданно отправил его назад в Лондон? Было это как-то связано с Алексом Чэном? Джейсон не мог не вспомнить тот брошенный на них взгляд, как не мог не вспомнить слова мисс Вернье о том, что Астон был очень недоволен выбором гостей. Кто же его конкретно не устроил? Чэн-младший? Вполне возможно. Его самого с Чэном ничто не связывало, кроме той старой истории, когда они немного порезвились на автобане. Джейсон о ней с прошлого лета даже не вспоминал.

Астоном могли двигать одному ему понятные мотивы, и не стоило тратить время, думая о нём. Начальник ничего не сказал насчёт того, долго ли Джейсону надлежит оставаться в Лондоне, охрана тоже никаких распоряжений на этот счёт не получала. Тем не менее, Джейсон решился дать знать Крамеру о том, что он опять в Лондоне. Он не ожидал всерьёз, что Стюарт бросит всё и примчится через океан, но в итоге всё произошло именно так. Они провели вместе две ночи, на этот раз спокойные, расслабленные, без неудобных вопросов и тяжёлых ответов. Просто секс. Но Джейсон не мог отделаться от мысли, что Крамер вкладывает в их отношения нечто большее. И если так — то можно ли его просить о большем? Как далеко Стюарт готов зайти ради него?

Он спал с ним без какой-то корыстной цели. Крамер оказался достаточно привлекателен, интересен как человек и хорош в постели: Джейсон хотел принадлежать кому-то, Стюарт был достаточно силён, чтобы его взять… и удержать. Джейсон не знал, было ли желание принадлежать какой-то врождённой его особенностью или привычкой, приобретённой после стольких лет тотального доминирования Дэниела в их отношениях. Опять же, ему почему-то сложно было не отозваться на столь жадную, нескрываемую потребность в нём другого человека. Хотя Астону он отказывал с мстительным садистским наслаждением…

Да, он не вынашивал никаких особых планов насчёт Крамера. Но нет-нет да в голову закрадывались мысли о том, что из их связи он мог извлечь пользу. Возможно, эти мысли были где-то на границе подсознания всегда, и он, сам того не понимая, намеренно заманивал и втягивал Стюарта во всё более тесные и глубокие отношения, привязывая к себе и подчиняя. Это было низко… И тем более низко, что сам он наблюдал за развитием событий словно со стороны, оставаясь бесстрастным, расчётливым и невовлечённым.

Если тебя столько лет считают шлюхой, то, наверное, рано или поздно ты ею и станешь…

Через неделю Астон опять затребовал Джейсона к себе — на этот раз во Франкфурт. Там он пробыл буквально три дня, перебравшись потом в Женеву. Джейсону казалось, что он скоро свихнётся от этих бесконечных перелётов и переездов.

В Женеве у Астона были запланированы какие-то долгие встречи и обсуждения с Гэри Рипли. Джейсон не знал толком, что за дела у них были. Рипли много лет был клиентом Астона: сначала его хеджевого фонда, потом банка. Он предпочитал отдавать управление собственным капиталом в чужие руки — гораздо более профессиональные в этом отношении, чем его. Также Джейсон предполагал, что с помощью хитрых финансовых схем Астона Рипли удаётся существенно сократить налоговые выплаты. Эти двое, видимо, неплохо поладили, так как их взаимовыгодное сотрудничество ещё более укрепилось два года назад: компания Астона стала консультировать корпорацию Рипли по вопросам стратегического планирования, оттеснив от этих задач ни много ни мало как «Accenture».

Встречи Астона с Рипли проходили за закрытыми дверями, куда изредка допускался кто-либо из самого ближайшего круга вроде ван Бредероде. До Джейсона доходили лишь отголоски, ему поручали подготовку только самых незначительных документов — Астон, по вполне понятным причинам, доверял ему уже не так безгранично.

У Рипли был свой дом где-то недалеко от Лозанны: его брат был частым гостем швейцарских реабилитационных клиник, и покупка виллы на берегу Женевского озера стала не столько данью моде, сколько необходимостью.

Джейсон все эти дни наслаждался чуть ли не каникулами: Астон почти совсем не загружал его работой, в приёмной дежурили в основном Брент и мисс Мецлер, а дипломный проект был дописан и сдан. Что самое замечательное: в доме в Колоньи не было ни Камиллы, ни Астона — тот подолгу находился в офисе. Прислуги тоже было необычно мало. Дом опустел и затих.

В один из дней с утра позвонил Брент и сказал, что Рипли не может приехать на встречу днём, поэтому будет ужинать с Астоном у него дома в семь вечера. Дела они обсудят после ужина. Естественно, это было не просто уведомление: от Джейсона теперь требовалось организовать всё в особняке, раз уж он там отсиживался. Это заняло у него не так много времени: надо было предупредить охрану, прислугу, повара, а также проследить, что они все сделают правильно.

В половине шестого, когда времени до приезда Астона и Рипли оставалось ещё предостаточно, Джейсон сел за фортепьяно в одной из гостиных: оно было старым, начала двадцатого века, но с замечательным звуком. Единственным минусом было то, что оно довольно быстро расстраивалось, но Джейсон не стеснялся регулярно вызывать настройщика. В случае любых претензий со стороны Астона или Камиллы по этому поводу он всегда мог сказать, что за этим же инструментом занимается София. Вообще он испытывал сострадание к почти уже антикварному фортепьяно, на котором семилетняя девочка не особо нежно и бережно разучивала гаммы.

Он сыграл несколько композиций, пока не застрял на «Мёртвых вещах» Филипа Гласса. Он играл их раз за разом, не прерываясь. Повторял и повторял… Это была его грусть, его безысходность — такая, которая никогда не вырвется, не расскажет о себе, не прольётся слезами, но которая пронизывает всё существование. Это мир, в котором не осталось больше ничего… Мёртвый мир и опустошённая душа… Пальцы перебирали клавиши по памяти, веки были полуопущены… В какой-то момент он опомнился, поняв, что совершенно забыл о времени, загипнотизированный мелодией и однообразным автоматическим движением пальцев.

Он взял с верхней крышки фортепьяно часы, которые снял перед тем, как начать играть, и посмотрел, сколько времени. Без пятнадцати семь. Скоро должны были приехать гости.

Джейсон застёгивал часы на запястье, когда услышал сзади вежливое покашливание. Он обернулся. На кресле в другом конце комнаты уютно расположился Гэри Рипли. Джейсон выругался про себя: что за мания у всех подкрадываться к нему, пока он играет. На себя он тоже злился: когда он играл, то часто слишком глубоко погружался в себя, в музыку и в свои мысли, так что не замечал ничего вокруг.

Он даже не нашёлся, что и сказать или сделать, как Рипли поднялся с кресла и, бросив «не вставайте» своим особенным лениво-приказным тоном, подошёл к нему. Джейсон, неизвестно почему, подчинился и остался сидеть на низком фортепьянном стуле, внимательно следя за Рипли. Этот человек вызывал в нём внутреннее зудящее беспокойство: он не понимал, чего от него ожидать.

— Я весьма впечатлён. Стоило приехать сюда на полчаса раньше назначенного, чтобы услышать это…

— Вы мне льстите. Я не очень хорошо играю.

— Согласен, вы не Майкл Ризман [26], - усмехнулся одним уголком рта Рипли. — Техника у вас неплохая, но не блестящая. С другой стороны, у вас есть своего рода талант.

— Спасибо. Вы очень любезны, — вежливо ответил Джейсон.

Он чувствовал себя неуютно — как кролик перед удавом — под пронзительным немигающим взглядом миллиардера.

— Спасибо вам, — медленно, полузадумчиво произнёс Рипли, чуть улыбаясь. — Волшебная музыка, красивый молодой человек, отточенные движения… Я ценю прекрасное во всех его проявлениях. Вы доставили мне массу приятных впечатлений — музыкальных, эстетических, эмоциональных… я бы даже сказал, сексуальных.

— Простите, мистер Рипли, — Джейсон поднялся со стула, — но…

Рипли мягко коснулся его плеча, удержав на месте и заставив сесть. Ему не надо было прилагать никаких усилий для этого. Он был настолько уверен в своём праве распоряжаться другими людьми, что этому трудно было противостоять. Но Джейсон опасался не столько его, сколько Астона: если он посмеет вызвать неудовольствие Рипли, Дэниел его в клочки разорвёт.

— Что вас так задело? — вопросительно приподнял бровь Рипли. — Я, как и все прочие, прекрасно осведомлён, какие обязанности вы выполняли при Астоне. Вы играете только для него?

— Я не играю для него. Я играю исключительно в одиночестве, — отчеканил Джейсон.

— А раньше? Играли?

— Да.

— Только для него?

— Да.

— Господи, я ему завидую. Такое чудесное создание, бездушное и холодное для всех остальных, открытое и отзывчивое для тебя одного… Играющее для тебя одного… Это всё есть в вашей музыке, Джейсон. Астон вряд ли до конца понимал, каким сокровищем обладал.

Рука Рипли поднялась на уровень лица Джейсона и коснулась его щеки. Вот такого тот уже не мог стерпеть. Он отдёрнул голову, вскочил со стула и отошёл на два шага от Рипли.

— Прошу меня извинить, — сухим тоном произнёс он, отходя к дивану, на котором оставил пиджак.

Он хотел просто схватить его и выйти из комнаты, но потом подумал, что это будет выглядеть как позорное бегство. Он обуздал первый порыв и начал неторопливо надевать пиджак, расправляя складки и аккуратно застёгивая пуговицы.

Рипли такая реакция, судя по всему, понравилась.

— Я бы хотел услышать вашу игру ещё раз, — сказал он. — Возможно, что-то ещё, кроме «Мёртвых вещей». Они, конечно, прекрасны, но могут и надоесть. У меня загородный дом в Лютри. Это близко. Приезжайте.

— Не думаю, что это возможно.

— Я, действительно, имел в виду только небольшой частный концерт. Ничего больше. Я не интересуюсь мужчинами. Если не верите, можете спросить у Эдера — он наверняка знает обо мне всё до мелочей.

Джейсон слегка улыбнулся:

— Это отнюдь не значит, что вы не заинтересуетесь ими в будущем.

Рипли откинул голову назад и испытующе посмотрел на Джейсона:

— А вы, я смотрю, уверены в своих силах…

Тот никак не среагировал на выпад, лишь подошёл к двери и открыл её перед Рипли:

— Прошу вас… Мистер Астон скоро приедет.

— Разумеется, мистер Астон! Я о нём чуть не забыл, — произнёс миллиардер, проходя в дверь. — Вы будете за ужином?

— Вынужден быть там, — ответил Джейсон.

Они вышли в соседнюю комнату, белую гостиную. Астон появился буквально через минуту.

В середине ужина, когда Дэниела вызвали для какого-то важного телефонного разговора, Рипли опять обратился к Джейсону:

— Подумайте над моим предложением. Ваши услуги будут более чем достойно оплачены.

Джейсон бросил осторожный взгляд на дверь, за которой несколько секунд назад скрылся Астон. Прислуга тоже отсутствовала, так как за столом велись разговоры, не предназначенные для чужих ушей, и появлялась только при смене блюд.

— Я не нуждаюсь в деньгах, — ответил Джейсон.

Рипли окинул его оценивающим взглядом:

— Астон обеспечивает вам безбедное существование. Только почему? За старые заслуги?

— Думаю, он будет недоволен, если я приму ваше приглашение.

— Мы сумеем уладить все разногласия, я в этом уверен.

Джейсон только чуть приподнял бокал с вином, меняя тему разговора:

— Вы так и не попробовали… «Мутон-Ротшильд» сорок пятого года. Почти легендарное вино.

— У Астона отменный вкус, — улыбнулся Рипли, поднося к губам свой бокал. — Во всём. Я, как и он, испытываю слабость к вещам красивым и эксклюзивным. И я могу быть очень настойчив и убедителен.

Появление Астона не дало Джейсону ничего ответить. Он опустил взгляд в тарелку, словно жаркое из ягнёнка интересовало его больше всего на свете.

Уже после того, как они встали из-за стола, и Астон с гостем собирались пройти в кабинет для разговора, Рипли обратился к Джейсону:

— В конце июля состоится празднование столетия моей компании. Я устраиваю его на озере Гарда. Мистер и миссис Астон уже приняли моё приглашение. Вас я тоже приглашаю. Надеюсь, вы сможете там быть.

Произнесено это было таким официально-равнодушным тоном, словно Рипли приглашал его чуть ли не против своей воли, делая одолжение Астону, который, как всем это было известно, всюду таскает за собой секретаря. Джейсон в первую секунду хотел отказаться, но, бросив быстрый взгляд на Дэниела, понял, что тот ожидает от него согласия. Он подумал отказаться всё равно, но тут же представил, какой разнос учинит ему Астон за то, что он посмел оскорбить отказом великого и ужасного Гэри Ф. Рипли.

— Большое спасибо. Я с огромным удовольствием присоединюсь к празднику по столь замечательному поводу, — не менее официально ответил Джейсон.

— Прекрасно. Вам пришлют приглашение.

Джейсон посмотрел на Астона — не заподозрил ли тот чего, но не смог прочитать на его лице ничего определённого. Это ничего не значило: Дэниел мог скрывать свои мысли так же легко, как и он сам.

 

***

Через два дня Джейсон вернулся в Лондон — третий визит за этот месяц.

Он наконец-то закончит колледж. Ещё один этап жизни будет завершён. Не верилось, что прошло четыре года, но, с другой стороны, год его поступления казался бесконечно далёким. Когда он вспоминал его, то словно заглядывал сквозь окно в чью-то чужую жизнь. Искренний, честный мальчик, влюблённый в Дэниела Ламберга, не имел ничего общего с измученным и одновременно жестоким существом, в которое он превратился сейчас.

Стюарт смог прилететь в Лондон на два дня. Они встретились в том же самом номере «Мандарин Ориентал», где провели две ночи в первый приезд Крамера. Джейсон по взгляду, по скованности движений Стюарта понял, что с ним что-то не то сегодня, но виду не подал. Возможно, это не имело к нему никакого отношения… Возможно…

Они делились новостями, Джейсон рассказывал о прошедшей вчера защите дипломной работы, во время разговора всё больше убеждаясь в том, что то, что тяготило Стюарта, касалось именно его.

— Может, всё-таки скажешь, в чём дело? — решил он спросить сам. — Это что-то неприятное, так что лучше скажи, пока мы не сели за ужин.

— Хорошо, — сказал Крамер, озабоченно потирая переносицу. — Так я и сделаю. Джейсон, я… я все эти дни думал о тебе. О том, что у нас может быть. Это звучит неожиданно для меня самого, но я хотел бы быть с тобой. Ты можешь не верить мне, но это так. Я месяц назад сам бы не поверил, что скажу такое мужчине.

Джейсон смотрел на него, не прерывая. В больших серых глазах застыло задумчивое выражение, словно он сейчас в мыслях был где-то далеко.

— Я мог бы многое сделать… на многое пойти ради того, чтобы быть с тобой, чтобы помочь тебе. Ты понимаешь, о чём я. Да, я в свои сорок с лишним лет настолько увлёкся тобой, что… но речь не обо мне. Речь о тебе. Я не готов потратить годы своей жизни на человека, который никогда не полюбит меня.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.