Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть III. Дорогое удовольствие 4 страница



Джейсон вздрогнул, и голова его откинулась назад, снова ударившись о стену. Ничего, ему попадало и хуже… Зато, чтобы ударить, Астону пришлось разжать свои звериные объятия и чуть отойти в сторону. Он не стал раздумывать дважды и бросился назад к лестнице. Астон обрушился на него сзади, и Джейсон неминуемо скатился бы вниз, если бы не успел в последнюю секунду ухватиться за перила.

— Отпусти меня, ублюдок! — задыхаясь, кричал Джейсон. — Убери руки! Не трогай меня!

Астон рванул его на себя, пытаясь оторвать от перил. Джейсон услышал, как затрещали швы на одежде.

— Ты подчинишься! — проскрежетал он на ухо Джейсон. — Тебе никуда не деться.

Он обхватил одной рукой Джейсона за шею и начал тянуть назад. Джейсон продержался лишь с десяток секунд: когда рука Астона начала перекрывать ему дыхание, его пальцы инстинктивно отпустили перила и вцепились в локоть Дэниела, пытаясь убрать его от горла. Так как Астон тянул Джейсона на себя довольно сильно, они не смогли удержать равновесия и упали назад. Джейсон, оказавшийся сверху, тут же вскочил на ноги, но всё равно не успел отбежать даже на два метра. Астон схватил его, уронил на пол и прижал своим телом.

Джейсон извивался и пинался под ним, пытаясь выкарабкаться на свободу.

— Ты с ума сошёл! Отпусти меня!

Астон схватил его за плечи и начал трясти, как тряпичную игрушку.

— Ты принадлежишь мне! Мне! — рычал он. — Хватит дёргаться! Я всё равно…

Он вскрикнул от боли, когда, Джейсон, извернувшись, сумел сильно пнуть его коленом в живот. Целил он гораздо ниже, но получилось так, как получилось… Астон притянул его к себе, а потом со всего размаху ударил об пол. Из Джейсона вышибло дух. Голова трещала и гудела. Если бы не толстый ковёр на полу, он бы, скорее всего, потерял бы сознание, оглушённый, но и сейчас он чувствовал себя не самым лучшим образом.

Он неровно тяжело дышал и на несколько секунд прекратил сопротивление, но стоило Астону попробовать приподнять его и потащить в сторону спальни, как он снова опомнился и опять начал отбиваться.

Астон, конечно, был сильнее его, но не настолько сильнее, чтобы делать с ним всё, что ему захочется. Они ещё с минуту боролись на полу, прежде чем Джейсону удалось освободить руку и со всего размаху ударить Астона по лицу. Тот яростно заскрипел зубами и ударил в ответ.

Джейсон почувствовал, как рот его наполнился кровью. Скорее всего, губа была разбита изнутри.

Астон выпрямился и в одно мгновение сбросил с себя мешавший ему пиджак, тут же снова навалившись на Джейсона, который даже не успел воспользоваться секундной передышкой.

— Как хочешь, Джейсон, — прохрипел Астон сквозь зубы. — Я могу оттрахать тебя и здесь.

— Отпусти меня, скотина! Я ненавижу тебя!

— Мне плевать, — сказал Астон, удерживая руки Джейсона прижатыми к полу. — Я хочу тебя, и я тебя получу. Ты любишь жёсткий секс, я знаю…

Джейсон взвыл от ненависти к Астону и собственного бессилия, и начал вырываться ещё сильнее.

— Я не позволю тебе! Я лучше умру, чем позволю тебе!.. Ненавижу, ненавижу тебя! — кричал он, пытаясь выбраться из-под Астона.

Тот, видимо, наконец понял, что его усилий хватает лишь на то, чтобы удерживать Джейсона, но ни на что больше. Он уже не мог так легко справиться с ним, как это случалось раньше. Астон разжал одну руку и достал телефон из кармана брюк. Он сделал буквально одно нажатие и отбросил телефон в сторону. Тот далеко прокатился по ковру.

Джейсон, пусть и хуже соображавший от боли и страха, понял, к чему идёт дело. Кнопка на боку телефона служила для быстрого вызова охраны.

— Ты не посмеешь! — воскликнул он. — Ты не посмеешь сделать это!

Злобная и одновременно победная усмешка скривила рот Астона.

— Ты забыл своё место. В очередной раз, — тихим свистящим шепотом произнёс он. — Но я больше не стану с тобой церемониться.

— Не надо! Пожалуйста!

— А, теперь ты просишь, — усмехнулся Астон. — Тогда иди и ляг в постель…

— Ни за что! — простонал Джейсон. — Я не буду спать с тобой! Ни за что не буду!

— Посмотрим, — ответил Астон.

На лестнице уже слышны были шаги охраны. Джейсон повернулся в ту сторону. Двое охранников, только одного из которых он раз или два видел раньше, замерли в нерешительности, увидев странную сцену и, видимо, не понимая, что от них требуется: Астону, судя по всему, ничего не угрожало.

Всё было продумано. Даже телохранители были выбраны заранее. Если бы сюда пришли Хиршау, Рюгер или Марч, можно было бы надеяться, что они откажутся помогать Астону. На это нельзя было рассчитывать, но хотя бы минимальный шанс был. Эти же двое громил наверняка были из тех, кто выполнит любой приказ.

Астон разжал пальцы, до сих пор сжимающие запястья Джейсона, и поднялся на ноги.

— Отведите его в мою комнату, — распорядился он. — И постарайтесь ничего ему не сломать.

Охранники легко с ним справились. Астону даже не пришлось им помогать. Они просто подняли Джейсона с пола и, не обращая ни малейшего внимания на его сопротивление, протащили его по коридору в спальню Астона и бросили на кровать.

Джейсон попытался слезть с неё, но ему не дали такой возможности.

— Вест, держи ему руки, — приказал Астон, подходя ближе к кровати, на которой бился и извивался Джейсон.

Вест хорошо зафиксировал ему руки над головой, но Джейсон всё равно выгибался и крутился, силясь освободиться.

— Джейсон, даю тебе последний шанс, — произнёс Астон, зажимая рукой подбородок Джейсона и заставляя посмотреть на себя. В его глазах плясали злые дьявольские огоньки. — Я отошлю охрану, если ты…

— Нет! Никогда! — хрипел Джейсон, пытаясь вырвать руки.

— Ты не оставляешь мне выбора, — сказал Астон, хотя он не был уверен, что Джейсон сейчас понимает его: в его взгляде появилось что-то потерянное, безумное, нечто большее, чем просто страх. Дэниел видел это, но не мог уже остановиться: он должен был получить его. Во что бы то ни стало. Он должен взять его, обладать им… Это желание сводило его с ума неделями, и он больше не мог сдерживаться.

Астон начал расстёгивать ремень на брюках Джейсона. Тот в очередной раз извернулся и сумел вырваться из рук второго охранника, навалившегося ему на ноги. Он должен был освободиться. Он уже не мог планировать своих действий, направлять свою силу, он просто метался и бился в руках телохранителей. Им овладел настоящий ужас, сердце колотилось как бешеное, дыхание превратилось в череду коротких спазмов, которые не давали достаточно кислорода. Ему казалось, что он задыхается и теряет сознание. Он пытался просить, он хотел просить Астона, но не мог. Из горла вырывались только какие-то нечленораздельные звуки, в которых с трудом можно было различить «ненавижу», «нет» и «не надо».

— Шефер, помоги мне, — послышался голос Астона над ним. — Ногу вот сюда, и не отпускай.

— Сэр, я не уверен, что… — послышалось сомнение в голосе телохранителя.

— Я приказываю, ты выполняешь, — оборвал его Астон. — Забыл?

Джейсон почувствовал, как ему отводят в сторону колено. Руки тоже держали, как тогда, в ангаре… Люди, много людей… И Дэниел был тут, с ними. Он его ненавидел за всю ту боль, за унижение, за предательство. Ему казалось, он падает в какую-то бездонную пропасть, в чёрную бездну, полную отчаяния, боли и ненависти. Он пытался бороться, но тело обессилело и не слушалось, движения получались слабыми и хаотичными, похожими на трепет мотылька, накрытого стаканом.

Все его попытки вырваться были бесплодными. Он понимал, что сейчас последует, и от этой обречённости ему хотелось умереть. Прямо сейчас. Чтобы не видеть этого, не чувствовать, не знать. Его грудь сжималась, точно от рыданий, но он не плакал. Он только бился и стонал:

— Не надо, пожалуйста, не надо… Нет, не надо… Дэниел, пожалуйста, не надо, не надо! — кровь на его губах уже успела потемнеть, загустеть и не давала говорить, склеивая губы. — Дэниел, помоги мне!..

Эти захлёбывающиеся стоны были почти не слышны и малопонятны.

Астон возился то ли с ремнём, то ли с застёжкой брюк Джейсона. Он не торопился. Это было то яростное расчётливое спокойствие, которое иногда овладевало им.

Сзади хлопнула дверь.

— Дэниел, что ты делаешь?! — послышался громкий чёткий голос Эдера. — Ты в своём уме? Шефер, Вест, идиоты, немедленно отпустите Коллинза!

Телохранители перевели вопросительный взгляд на Астона, но Джейсона не отпустили.

— Это приказ мистера Астона, — сказал Вест.

— А мозги у вас есть? Отпустите его!

— Эдер, тут я отдаю приказы! — прорычал Дэниел. — Убирайся!

— Только после того, как ты его отпустишь.

— Эдер, не лезь… — угрожающе начал Астон.

— Ты сам не понимаешь, что делаешь, — он посмотрел на телохранителей своим колючим жёстким взглядом. — Вы слышали, что я вам сказал? Мне в третий раз повторить?

Вест и Шефер почти одновременно отпустили Джейсона. Видно было, что они были рады подчиниться приказу Эдера.

Джейсон тут же скатился с кровати на пол. Он попытался встать на ноги, но не смог — его всего трясло, и голова невыносимо кружилась. Он с трудом перебрался на несколько метров в сторону и сел, прислонившись к стене. Его грудь тяжело вздымалась, дыхание было частым и хриплым. Голова бессильно висела. Он затравленно смотрел на Эдера, иногда переводя взгляд на Астона и охранников.

— Не смей лезть в мои дела! — с побледневшим от гнева лицом сказал Астон. — Убирайся отсюда!

Он направился к Джейсону, но Эдер остановил его, ухватив за локоть.

— Не трогай его! Ты что, не понимаешь?! — Эдер с трудом удерживал Астона. — Он не вынесет этого. Посмотри на него, Дэниел! Посмотри на него!

— Если ты не отпустишь меня, я тебя ударю, — сжав челюсти, проговорил Астон.

— Посмотри на него! Подумай, что будет с ним потом! Опять будешь звать доктора Риккетс? Уверен, что она сможет помочь?! Он не вынесет этого, Дэниел. Ты завтра же пожалеешь об этом.

Астон остановился, тяжело дыша.

Джейсон сидел на полу, как будто даже не замечая, что происходит рядом. Его лицо было мертвенно-бледным, пряди светлых волос прилипли к мокрому от пота лбу, а в глазах застыло выражение непонимания и почти детского испуга.

— Да, — как-то неуверенно начал Астон, — да, ты прав. Он… он… Я понял тебя. Уходите все.

Он отошёл к кровати и опустился на неё, сжав руками голову.

— Я не оставлю его с тобой. Не сегодня, — решительно произнёс Эдер. — Я отвезу его на Кадоган-сквер.

— Нет, он останется со мной, здесь, — покачал головой Астон. — Его место здесь.

— Нет, Дэниел. Ты не контролируешь себя, я не могу этого позволить.

— Это не твоё дело. Мы сами разберёмся, — огрызнулся Астон.

— Я не верю в это. Ты ведёшь себя, как маленький ребёнок, который не может получить луну с неба. Ты требуешь и кричишь и не хочешь ничего понимать. А он… он болен, пойми ты это наконец! Посмотри на него! Ты делаешь только хуже.

Астон с минуту сидел неподвижно, потому он поднял голову и уставшим голосом произнёс:

— Хорошо, хорошо. Делай, как считаешь нужным. Наверное, я… я ошибся.

Эдер кивнул телохранителям на Джейсона:

— Помогите ему спуститься вниз. Моя машина у главного входа.

Вест подошёл к Джейсону, взял его за плечи и попытался поставить на ноги. От первого же прикосновения Джейсон закричал и начал яростно отталкивать охранника.

— Не трогайте меня! Нет, нет, нет! Не надо! Пожалуйста!

— Отойди от него! — рявкнул Астон.

Вест отступил на два шага в сторону. Джейсон затих, но губы его беззвучно повторяли слово «нет». Дэниел поднялся с кровати и медленно, несмело подошёл к нему.

Эдер прошептал:

— Не надо! Дай ему успокоиться!

Астон не послушал его. Он сделал ещё шаг и опустился возле Джейсона на одно колено. Осторожно, стараясь не напугать, он коснулся его безжизненно висевшей руки. Джейсон смотрел на него неуверенно, словно не до конца узнавая, но не вырывал руку и не отбивался. Дэниел крепко сжал его ладонь. Бросив на него последний, опять потерянный мёртвый взгляд, Джейсон отвёл от него глаза и откинул голову назад, на стену, будто не в силах держать её прямо. Но всё его тело едва заметно расслабилось.

Склонившись к нему, Астон прижал ладонь Джейсона к губам и начал покрывать её поцелуями.

— Прости меня, — шептал он. — Пожалуйста, прости меня! Господи, что я наделал, что я опять наделал!.. Я больше не мог выносить… Джейсон, прости меня!..

Эдер бросил короткий взгляд на Веста и Шефера. Всё это было определённо не для их глаз, впрочем, и не для его тоже.

— Вон отсюда! — тихо скомандовал он.

Телохранители мгновенно покинули комнату.

Астон привлёк Джейсона к себе, обнял и прижал к груди. И, как это ни было странно, абсурдно, необъяснимо, тот позволял ему касаться себя — даже после всего, что только что произошло. Голос Дэниела дрожал, а широкая ладонь гладила безвольно склонённую ему на грудь голову Джейсона.

— Прости меня! Ты же знаешь, что я люблю тебя… Я люблю тебя больше жизни. Прости меня за всё, что я сделал с тобой! Я так виноват… виноват…

Эдер отошёл в сторону и отвернулся. Он сделал пару шагов до комода и опёрся на него руками. Это пугало его. Дэниел, которого он знал столько лет, расчётливый, жестокий хладнокровный Дэниел Астон терял всякий контроль над собой, когда дело доходило до его любовника. Бывшего любовника — так теперь надо говорить. Эти отношения всегда были нездоровыми, извращёнными, болезненными, а сейчас они превратились в сущий кошмар. Они разрушали и сводили с ума обоих.

Это плохо кончится, он всегда знал, что это плохо кончится. И он ничего не мог с этим поделать. Эдер подумал, что прямо сейчас вывел бы Джейсона из комнаты и пустил бы ему пулю в затылок, если бы это спасло Астона, если бы смерть могла вычеркнуть мальчишку из их жизни и стереть всякую память о нём.

 

Глава 60

Эдер поднял трубку: секретарь сообщила, что связалась с мадам ван Бредероде, и та готова поговорить прямо сейчас. Эдер попросил соединить его.

— Доброе утро, Анна, — поздоровался он. — Извините, что беспокою вас рано утром.

— У нас оно не такое уж ранее, — ответила ван Бредероде. — На два часа позднее, чем у вас.

Ван Бредероде была сейчас в Женеве, где обычно и работала.

— У меня к вам довольно деликатный вопрос, не самый подходящий для обсуждения по телефону, но я хочу кое-что выяснить как можно скорее. Дело касается Астона лично, вы понимаете?

— Продолжайте.

— Мы с вами уже разговаривали по этому поводу, но не так детально, как мне хотелось бы. Вы присутствовали на том совещании в шато.

— После которого Астон серьёзно рассорился с Джейсоном?

— Да, именно. И я подозреваю, что на этот раз они не помирятся. Я хочу понять, что тогда случилось.

— Я ничего не знаю, всё произошло очень быстро, — неуверенно ответила ван Бредероде. — Буквально несколько секунд.

— Что они конкретно сказали друг другу, вы можете вспомнить?

— Коллинз извинился за беспокойство, потом положил на стол фотографию и спросил что-то вроде: «Ты за этим стоял?» Астон вообще ничего не говорил, он просто извинился и вышел.

— Возможно, он кивнул или…

— Нет, он никак не ответил на вопрос. Вы пробовали спрашивать у него самого?

— Он не отвечает. Коллинз тоже. Но это должно быть нечто такое… Я должен знать, что.

Эдер задумчиво выводил квадраты и круги на листе бумаги. Он должен был знать, но ему ничего в голову не приходило. Джейсон был готов простить Астону даже ту ужасную сцену в Колоньи, и Эдер представить себе не мог, что надо было сделать, чтобы переплюнуть даже приказ убить.

— Простите, но ничем больше не могу помочь. Это всё, что я видела.

— А фотография? Вы говорили, что на ней был Коллинз.

— Да, довольно большая фотография, наверное, двадцать на тридцать сантиметров. Не в полный рост, кажется, до плеч, может быть, чуть ниже. Не было понятно, где она сделана. Просто фотография.

— Может быть, одежда?

— Больше похожа на зимнюю или осеннюю, но сейчас сложно вспомнить, серая или синяя. Кажется, там был капюшон или высокий воротник.

— А во внешности было что-то необычное, характерное? Ведь как-то же эта фотография отличалась от всех остальных?

— Ничего необычного. Может быть… Да, думаю, что это была старая фотография. Он там был младше, чем сейчас. Но, возможно, мне показалось.

— И больше ничего? — спросил Эдер, не надеясь уже на положительный ответ.

— Ещё там была дата, в самом углу фотографии.

— Вы запомнили её?

— Нет, фотография лежала передо мной несколько секунд. Я не обратила внимания.

Эдер попрощался и положил трубку. У него уже родились идеи, в какую сторону нужно копать. Дело было в дате, почему-то он был в этом уверен. Он всё пытался сообразить, что и когда успел натворить Астон за последние месяцы, но, видимо, он сделал что-то гораздо раньше, просто выплыло это только сейчас.

Он достал из кармана сотовый телефон и позвонил Рюгеру.

— Зайди ко мне. Прямо сейчас.

Он не успел убрать телефон обратно, как поступил новый вызов. Эдер удивлённо поднял бровь: Коллинз редко ему звонил, тем более он не ожидал звонка в половине девятого утра после того, что произошло предыдущим вечером.

— Я хотел поблагодарить вас за вчерашнее, — голос Джейсона звучал размеренно, без тени волнения.

— Астон зашёл слишком далеко. Я должен был сделать это.

— Как вы узнали?

— Сначала мне позвонил Николс, сказал, что у него плохие предчувствия: вы остались работать после ужина, а Астон приказал закрыть все двери в доме. Сразу после него позвонил Рюгер. Ему показалось подозрительным, что Астон распорядился прислать на его вызов, если такой будет, Веста и Шефера. Было понятно, что он что-то замышляет. Поэтому я приехал.

— Спасибо ещё раз.

— Не стоит благодарности…

— Да, я знаю, — насмешливо сказал Джейсон. — Вы сделали это ради него, а не ради меня.

— Вы совершенно правы, мистер Коллинз, — ответил Эдер. — Астон через пару часов вылетает в Чикаго и вернётся через три дня. Так что наслаждайтесь покоем, потом вам придётся встретиться с ним.

Через минуту после того, как разговор был закончен, в дверь кабинета постучался Рюгер.

— Доброе утро, — произнёс Эдер, вставая из-за стола подходя к металлическому шкафу с выдвижными ящиками, где у него хранились самые важные личные дела. — Я не успел подготовиться. Отвлёкся на звонок.

— У меня мало времени. Скоро выезжаем в аэропорт.

— Ты остаёшься здесь, — распорядился Эдер. — Я сам поеду с Астоном. Для тебя у меня есть работа.

Он повернул в замочной скважине замысловато выглядящий ключ, набрал код на двери и вытянул один из ящиков. Эдер достал папку весьма внушительных размеров и положил на стол.

— Я не ожидаю, что ты выполнишь всё к моему возвращению. Просто начни. Это важное дело, — сказал он, вытаскивая из папки файлы и конверты с документами и раскладывая их на две стопки. — Если тебе потребуются помощники, бери только самых надёжных. Дело весьма щекотливое, и могут всплыть… хм… неприятные вещи.

Эдер подтолкнул к Рюгеру одну из стопок. Тот сел на стул и посмотрел на первую страницу.

— Ты тогда замещал меня в Швейцарии и поэтому не в курсе всех дел. Отношения Астона с Коллинзом начались в мае 2006 года, но мы следили за ним, начиная с марта. Вот документы, относящиеся к этому периоду. Тут указано, где можно взять электронную версию, там гораздо больше материалов.

— Я в курсе этой истории, — кивнул Рюгер.

— Ты знаешь не всё. На самом деле мы нашли его в начале декабря 2005 года.

— Нашли?

— Эти детали не важны, — Эдер отдал Рюгеру следующую стопку. — Мои люди следили за ним около трёх недель, точные даты есть в отчётах. Потом Астон нас отозвал. Я подумал, что его интерес угас, но в марте всё началось заново. Я тогда не особо задумывался об этом — я вообще не рассчитывал, что эти отношения продлятся дольше пары месяцев, — но была одна странная вещь. За три месяца, пока мы не наблюдали за ним, Коллинз сильно изменился. Он расстался со своей девушкой, переехал в какую-то дрянную комнатушку в Бромли, перестал выходить из дома, кроме как по крайней необходимости — в общем, стал таким, каким мы его знаем и любим. Так вот, я хочу узнать, что произошло с ним в эти три месяца.

— Прошло больше трёх лет. Я постараюсь, но не могу ничего гарантировать.

— Я всё это знаю, Рюгер. Изучите также, чем занимался в это время Астон. У меня есть сильные подозрения, что он на самом деле не выпускал Коллинза из виду. Возможно, вы не сможете получить доступ ко всем документам или к финансовой информации — обращайтесь ко мне в таких случаях.

— С Астоном проблем не должно быть. Мы протоколируем чуть ли не каждую минуту, все отчёты должны храниться.

Эдер усмехнулся:

— Не всем отчётам можно верить. Вам это покажется совпадением, но никто из тех, кто охранял Астона в тот период, сейчас на нас уже не работает. По тем или иным причинам.

— Хорошо, я разберусь с этим. В конце концов, не исчезли же эти люди бесследно.

Эдер пожал плечами. У него были дурные предчувствия начёт этой истории. Дэниел запланировал и осуществил нечто такое, о чём даже ему не мог сказать. И у него, разумеется, были предположения.

 

***

Три дня, пока Астон где-то ездил, прошли быстро. Джейсон почти всё это время готовился к экзамену. Он сам был удивлён тем, насколько мало тронули его события того вечера. Ему было очень страшно там, в доме Астона, но на следующее утро всё прошло почти бесследно. Наверное, Дэниел уже не мог причинить ему большей боли.

Конечно, он вспоминал то, что произошло, но с каким-то равнодушием.

В понедельник после обеда позвонил Брент и сообщил, что мистер Астон вернулся и ждёт Джейсона у себя в офисе. Джейсон заявил, что у него завтра экзамен и нет времени на мистера Астона, после чего весьма невежливо бросил трубку. Он ожидал ещё звонков или вмешательства охраны, но ничего не последовало. Астон хотя бы на время оставил его в покое, возможно — хотя на такое чудо едва ли можно было надеяться, — он чувствовал себя виноватым.

На самом деле, Джейсон не так уж сильно был занят подготовкой к экзамену — он мог бы сдать его хоть сейчас. Он просто тянул время.

Во вторник, едва он вернулся в свою квартиру из колледжа после экзамена, охрана сообщила ему, что через полчаса к нему приедет Астон.

Ровно через полчаса, как и было обещано, Дэниел прибыл — с Эдером и ещё двумя телохранителями. Джейсон встретил их в холле и очень официальным тоном попросил пройти в гостиную.

— Я хотел бы начать с извинений за произошедшее, — сказал Астон, опускаясь в кресло. — Подобное больше не повторится.

— Я был бы вам весьма благодарен, — ответил Джейсон.

— Я надеюсь, на этом наш конфликт исчерпан, и вы вернётесь к работе в офисе.

— Вы серьёзно полагаете, что это возможно?

Джейсон не стал садиться. Он стоял напротив Астона и Эдера, упрямо вскинув голову.

— Да, я полагаю, что это возможно. Мы вернёмся к сугубо деловым отношениям.

— Я уже слышал такое предложение от вас. И чем это кончилось? Ничем хорошим для меня. Я бы хотел уехать из Лондона — в любое место по вашему выбору, как мы и договаривались раньше.

Астон сделал задумчивое лицо и соединил вместе кончики пальцев, словно размышляя, какой лучше ответ дать.

— Мы пока повременим с этим. Уехать никогда не поздно. Я хочу, чтобы вы вернулись к своей работе, я же со своей стороны постараюсь… сдерживать свои чувства.

— Вы никогда не отличались сдержанностью чувств, — бросил Джейсон. — ПОэтому я не могу полагаться на ваши обещания.

Астон отвёл глаза в сторону.

— Я заблуждался, нет, правильнее, будет сказать, что я надеялся, что мы сможем преодолеть наши разногласия…

— Я сотни раз повторял, что не желаю возобновления наших отношений.

— И тем не менее, я надеялся, — ответил Астон, переводя взгляд на напряжённое побледневшее лицо Джейсона. — Теперь я понимаю, что это невозможно.

— Я очень рассчитываю на то, что вы больше не будете испытывать заблуждений по этому поводу, — отчеканил Джейсон, но было видно, что ему хочется наплевать на все правила приличия и высказать Астону всё, что он о нём думает. — Если вы до сих пор чего-то не поняли, скажу ещё раз: я скорее умру, чем стану спать с вами, мне отвратительна даже мысль об этом.

Джейсон бросил короткий взгляд на Эдера:

— Простите, что перехожу к личным вопросам в вашем присутствии. Вряд ли вам приятно это выслушивать.

— Я специально приехал сюда с мистером Астоном, чтобы ваш разговор не перешёл… в слишком личное русло.

— Я очень вам благодарен, в том числе и за ваше недавнее вмешательство.

Эдер кивнул.

— Как мне кажется, — сказал он, — вам следует дать мистеру Астону ещё один шанс.

— Можно подумать, у меня есть выбор, — вздохнул Джейсон, отворачиваясь в сторону.

— Отлично, — бодрым довольным голосом заявил Астон. — Тогда завтра жду вас в офисе.

Попрощавшись, они с Эдером покинули комнату. Глава службы безопасности обернулся на пороге, чтобы увидеть, как Джейсон тяжело рухнул в кресло и спрятал лицо в руках. Иногда ему становилось жалко Коллинза. Он не был виноват в том, что Астон испытывал к нему эти чувства. Да, он поддерживал их, позволил им развиться, окрепнуть, вырасти, превратиться в одержимость, но теперь оказался в ужасном положении.

Эдер уже всё знал. Сразу после возвращения из Америки он вызвал Рюгера, чтобы узнать, удалось ли что-либо выяснить. Рюгер сказал, что всё оказалось проще, чем он думал. Хватило одного запроса в полицию. Он положил на стол перед начальником копию полицейского отчёта.

Эдер начал листать его, и по мере чтения его лицо менялось. Коллинз задал один-единственный вопрос: «Ты за этим стоял?» Теперь он знал, что сделал Дэниел. Безумную и жестокую вещь. Он поднял глаза на Рюгера:

— Вы нашли тех, кто это организовал?

— Я могу, но не стал этого делать без вашего приказа. Астону может не понравиться, что мы разнюхиваем что-то за его спиной.

Эдер постучал пальцами по столу, раздумывая.

— Не надо, не ищите. В общих чертах всё и так понятно. Не уверен, что хочу знать детали этого… — Эдер с отвращением сморщился, — …похищения. Коллинз ведь не всё рассказал в полиции…

— Я тоже так подумал.

Эдер не знал, что сказать и что сделать. Он не испытывал никаких заблуждений на счёт Дэниела: тот был человеком жестоким и эгоистичным, его тяжело было сбить с намеченного пути, и он добивался своего любыми способами. Эдер прекрасно понимал, почему Астон решил устроить похищение: он думал поразвлечься с заинтересовавшим его молодым человеком, но не желал тратить время на то, чтобы добиваться его или, тем более, мириться с возможной неудачей. Он поступил просто — купил его. Оплатил услуги лиц, которые быстро и профессионально вбили мальчишке в голову покорность. Астон, видимо, рассчитывал позабавиться месяц-другой с новой игрушкой, а потом… Чёрт, Эдер не знал, что должно было произойти с Коллинзом потом.

Да и не важно… Астон передумал. Хуже, гораздо хуже, чем передумал. Он полюбил свою жертву, заказанный и оплаченный товар. Интересно, во сколько ему обошёлся тогда Коллинз? Впрочем, какая разница? Явно в сущие гроши по сравнению с тем, сколько он потратил на него потом. Восемнадцать миллионов фунтов одна только квартира… Но проблема была не в деньгах, проблема была в одержимости Дэниела своим любовником. И сейчас, когда они расстались, Дэниел вёл себя неразумно, даже в делах. Он принимал решения слишком скоропалительные, слишком жёсткие, как будто мстя всему миру за своё несчастье. Человек, обладающий такой властью, не имеет права поддаваться эмоциям.

— Я всегда хотел избавиться от Коллинза, — признался Эдер, — но теперь я уже хочу, чтобы он вернулся к Астону.

— Подождём, возможно, это рано или поздно произойдёт.

Скептическая и унылая усмешка пробежала по губам Эдера.

— Сильно сомневаюсь. Дэниел на этот раз превзошёл самого себя. А Коллинз… он не похож на героиню любовного романа, которая влюбляется в изнасиловавшего её разбойника.

 

***

Джейсон вернулся к работе. После того, как последний экзамен был сдан, он приходил в офис на целый день, если только Астон не уезжал к семье. Туда он в последнее время стал ездить чаще. Неудивительно… Джейсон втайне надеялся, что он вообще осядет в Париже, вернётся к жене и оставит его в покое.

В остальные поездки (таких случилось две за последнее время) Астон брал Джейсона с собой. К счастью, им почти не приходилось общаться друг с другом: график был насыщенным, встречи следовали одна за другой, и у обоих было слишком много работы.

Первая из поездок была в Женеву. У Джейсона на несколько секунд дыхание остановилось, когда он понял, что ему придётся вернуться в дом в Колоньи и, скорее всего, опять войти в тот кабинет, куда его привели Рюгер и Карне, где Астон бил и унижал его, а он ползал по полу и… Нет, он не хотел вспоминать об этом!

Его даже поселили в той же самой комнате, где они с Дэниелом провели их последнюю счастливую ночь вместе. Астон явно специально отдал такое распоряжение. Он был мстителен и хотел, чтобы Джейсон думал об этом, об их прошлом, об их любви, о том, что они потеряли.

Сам Астон, казалось, решил поставить на Джейсоне крест и начать новую жизнь. В начале декабря на одном из приёмов, на которые он безжалостно таскал за собой Джейсона, он начал оказывать весьма очевидные знаки внимания одной из гостей, молодой журналистке Алисии Бишоп. Джейсон даже сам был с ней поверхностно знаком. Её отец работал в «Сити-банке» на какой-то громкой, почётной, но на деле незначительной должности. Мать была латиноамериканкой из очень богатой семьи. Сама Алисия занималась современным искусством, в котором, на взгляд Джейсона, понимала не больше, чем он сам. Она пробовала открыть собственную галерею, потом несколько месяцев проработала в «Кристис» — тоже безуспешно. Теперь она писала статьи на свою любимую тему. Какими бы ни были её творческие достижения, в отсутствии привлекательности её никто не мог бы упрекнуть. Алисия была по-настоящему красивой женщиной.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.