Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Из дневника Джейсона Коллинза 20 страница



Джейсон чуть не заскрипел зубами от злости. Он в очередной раз позволил Астону обмануть себя. Он не был дураком, но ум одно, а изворотливость — другое. Астон был гораздо хитрее его.

— Проект был размещён давно. Ещё в мае, — вдруг пришло ему в голову.

— С владельцами сайтов договорились о небольших изменениях — для большей правдоподобности. А вы что, думали, он будет играть честно? — усмехнулся Хиршау. Джейсон, наверное, впервые за всё время видел, как мрачный немец изображает какое-то подобие улыбки.

И тут он вспомнил о Терезе. Если она сейчас придёт, если Астон про неё узнает… он доделает начатое. Он точно его убьёт. И её тоже. Чёрт, возможно, он уже о ней знал!

— Вы давно в курсе, где я?

— За домом следили с сегодняшнего утра. Местные. Мистер Астон приказал, чтобы вас забирал тот, кого вы знаете, он не хотел, чтобы вы напугались и решили, что вас хотят убить. Поэтому отправили меня.

Если в пятницу вечером их тут ещё не было, то Терезу никто не видел. Надо было уходить быстрее, пока она не пришла.

— Хорошо, — Джейсон поднялся с кровати. — У меня всё равно нет выбора.

— Хотите забрать какие-нибудь вещи?

— Нет, — бросил Джейсон, оглядывая свою комнату и направляясь к выходу.

Хиршау последовал за ним, всё же прихватив со стола ноутбук.

 

***

Тереза свернула за угол, и тут же ей в глаза бросилась необычная для этого района города картина. Возле дома, где снимал квартиру Эндрю, стояли одна за другой три большие чёрные машины. В одной она узнала представительский «Мерседес», а два одинаковых внедорожника были неизвестной ей марки с почти квадратным гербом на логотипе. Тереза не особо разбиралась в машинах, но всё же достаточно, чтобы понять, что такому кортежу на этой улице не место.

Понимание пришло к ней сразу. Его всё-таки нашли.

Его окна выходили в другую сторону, он мог ещё и не знать. Она могла его предупредить!.. Тереза пошла к дому быстрее, вытаскивая на ходу телефон из сумки. Она не успела даже найти номер, как из подъезда вышел очень высокий, весьма угрожающего вида мужчина, двумя шагами пересёк тротуар и открыл дверь «Мерседеса». Тереза уже почти дошла до подъезда, и сердце её колотилось в груди так, что, казалось, сейчас надорвётся от напряжения. А ещё она чувствовала необъяснимый страх. Она не могла бы сказать, чего боялась, просто внутри всё трепетало.

Через две секунды из подъезда показался Эндрю в сопровождении ещё двух таких же громил. Причём он шёл так уверенно и спокойно, что было совсем не похоже, что они увозят его против воли. Происходило, скорее, нечто для него привычное. И, несмотря на джинсы, кроссовки и мятую серую толстовку, он выглядел как принц в сопровождении свиты.

Её первым желанием было броситься к нему, но он тоже её заметил. Он лишь мельком скользнул по ней взглядом и еле заметно повёл головой. Тереза сразу поняла смысл этого жеста. У неё хватило ума не останавливаться, как вкопанной, а просто замедлить шаг и не таращиться на Эндрю и его спутников. Впрочем, длилось всё это лишь несколько секунд.

Эндрю всё с тем же непроницаемо-спокойным лицом сел в машину. Охранник закрыл за ним дверь.

Вскоре улица опустела.

Тереза прислонилась к холодной стене дома. Хорошо, что она увидела это. Иначе она бы пришла в пустую квартиру и потом месяцами мучилась бы вопросом, что стало с Эндрю. Наверняка его на самом деле звали не так.

Она не знала о нём ничего. И она не надеялась, даже в самом затаённом уголке души, что когда-нибудь встретится с ним снова. Она не думала, что в один чудесный день он, как прекрасный принц из сказки, объявится на пороге её дома с букетом цветов и словами: «Я понял, что не могу жить без тебя. Я вернулся за тобой!» Нет, она в это не верила. Она была для него лишь девушкой на одну ночь, о которой он завтра же забудет.

Он вернулся в свой мир.

 

Глава 50

В машине ждал Эдер собственной персоной. Джейсон сел рядом с ним и кивнул:

— Добрый вечер, господин Эдер. Не буду притворяться, что рад нашей встрече.

Эдер повернул к нему своё худощавое острое лицо:

— Нам с вами уже давно не надо друг перед другом притворяться, мистер Коллинз.

— Куда вы меня везёте?

— В аэропорт для начала, оттуда в Женеву — забрать ваши документы и ещё кое-какие вещи из полиции. Потом в Лондон. Астон уже вылетел из Нью-Йорка, чтобы встретить вас дома.

— Что значит «встретить»? Придушить меня на этот раз без свидетелей? — резко спросил Джейсон.

— Думаю, что как раз наоборот. Всё выяснилось, запись была подделкой. Инцидент можно считать исчерпанным.

На Джейсона накатила волна злости и возмущения: он-то точно не считал этот инцидент исчерпанным. Но не было никакого смысла высказывать всё это Эдеру. Он, как и Хиршау, был всего лишь исполнителем, пусть и более высокого ранга. Вместо этого он спросил:

— Как эту подделку изготовили?

— Сняли в тот день, когда вы уезжали посмотреть Экс. Вас не было почти десять часов, им было достаточно.

— Это было настолько похоже на правду…

Эдер кивнул головой.

— Да, они хорошо подготовились. О вашей поездке и её деталях было известно заранее, продумали сценарий и технические тонкости, подобрали исполнителей, в том числе и на вашу роль.

— Вы нашли его?

— Пока нет. Мы нашли Рувье и женщину-гримёра, у неё сохранилось несколько хороших фотографий. Он вас старше лет на пять и, честно говоря, не очень сильно похож, хотя есть, конечно, что-то общее. Но после грима, специальных накладок на лицо — совершенно другая картина. Сделайте скидку на съёмку в темноте и не в очень хорошем разрешении и получите полное правдоподобие. Подозреваю, что бедный парень мёртв, как и Рувье.

— Он мёртв? — переспросил Джейсон. — Но кто?..

— Не мы, определенно. У меня к нему нашлась бы парочка вопросов.

Джейсон весь похолодел.

— Кто за всем этим стоит?

— Дэниел расскажет вам сам, если посчитает нужным.

— Если посчитает нужным? Эти сумасшедшие убивают всех подряд, они подставили меня, и…

— Ситуация запутанная, — не дал ему договорить Эдер. — Нельзя принять по ней однозначное решение.

Джейсон усмехнулся:

— Камилла?

— Нет. Если честно, без её вмешательства — правильнее сказать, без её глупости — дело тут не обошлось. Но нет, она в этом не участвовала.

Джейсон немного помолчал, глядя в окно. Они выезжали за пределы Праги. Он так толком и не увидел сам город.

— То есть она всё-таки замешана? — не отступался он.

— Отчасти. Она предоставила этим людям, так сказать, доступ к вам и информации о вас. Она посчитала их союзниками, которые помогут от вас избавиться. Её ввели в заблуждение касательно настоящих целей и методов: сказали, что устроят всё так, будто вы пользовались тем, что Дэниел доверял вам свои самые важные дела, продавали данные на сторону и готовились сбежать с деньгами.

— И почему они не сделали так?

— На самом деле они играли не против вас, а против Астона. Он в случае подобных обвинений не станет действовать сразу: это достаточно распространённый в его бизнесе способ избавиться от конкурента или просто личного врага. Он вообще вряд ли поверит, что вы озабочены накоплением миллионов, а сама схема не выдержит даже первичной проверки. Вам не сообщали, Коллинз, но с тех пор, как вы стали работать в офисе Дэниела, вас похожим образом пробовали подставить уже дважды. Вы и ваше влияние на Астона многим не нравятся.

— Я не знал, — Джейсон нахмурил брови, уже думая, кто бы это мог быть. — Почему мне не сказали?

— Что бы это изменило? Вам многого не говорят. Астон считает, что у вас и без того очень напряжённая жизнь.

Джейсон сидел, как каменное изваяние, глядя вперёд и ничего не говоря. Он не хотел возвращаться к этой жизни, к заговорам, интригам, подковёрным войнам и вечным подозрениям. Но ещё больше он не хотел возвращаться к Дэниелу…

— Им должен был помогать кто-то из охраны. Кто? Или опять мне ничего не скажете, как в тот раз, когда Эттинген чуть не отправил меня на тот свет?

— Кулхаас.

— Почему?

— Его шантажировали. Сначала это делала Камилла, а потом сдала его своим сообщникам. Собственно говоря, в этом и состоял её вклад в это дело. Она думала, что они будут использовать Кулхааса, чтобы поместить компрометирующую информацию на вашем личном ноутбуке.

— И что, она даже не проверила, для чего они на самом деле использовали его?

— У неё были основания доверять этим людям.

Джейсон подумал про себя, что самый правильный ответ тут — она просто дура, но промолчал. Эдер же продолжал:

— Кулхаас отдал сообщникам уже имевшиеся записи с камер наблюдения, а потом, когда сценарий был составлен, помог Рувье и актёру проникнуть в ваш номер. Он же перед отъездом подменил настоящие записи на новые, со вставками. Одну вы видели, другая менее интересная. Там вы просто уходите с Рувье в ванную.

— Как вы поняли, что это именно он?

— Повезло. Кулхаас в день отъезда просил у службы безопасности отеля посмотреть записи с камеры в коридоре перед вашим номером. Видимо, тогда же он их и подменил, потому что они подтверждали, что Рувье к вам приходил как раз в нужное время. Всё было сделано очень тщательно. Единственный прокол: служба безопасности гостиницы в специальном журнале зафиксировала, что Кулхаас получал доступ к их компьютеру 17 июня на 25 минут. Они там и сами не сразу опомнились. Гертлинг поехал в отель за записями в то же утро, а они перезвонили только на следующий вечер. Мы уже собирались отпускать Кулхааса.

— Отпускать?

— Всех ваших телохранителей сразу изолировали. Каждого допрашивали отдельно. Правда, допрашивали их на другую тему. Астон был уверен, что вы на самом деле ему изменили, и хотел знать, куда смотрела охрана. Кулхаас держался очень хорошо. Его никто не заподозрил. Мы, знаете ли, нанимаем настоящих профессионалов.

— Я заметил, — язвительно прокомментировал Джейсон. — Возможно, Кулхаас оказался слишком профессионален для вас. Как вышло, что Камилла знала о нём нечто, чем могла шантажировать, а вы не знали?

— Когда я нанимал его на работу и когда приставлял его к вам, он был абсолютно чист. Но потом… я, действительно, кое-что упустил из виду.

— Что именно?

Эдер нажал на кнопку, и поднялся экран между ними и передней часть машины, где сидели шофёр и Хиршау.

— Вряд ли вам будет приятно это слышать, — сказал Эдер.

— При чём здесь я? — чуть повернул к нему голову Джейсон.

— Кулхаас был к вам, как бы это сказать, неравнодушен. Камилла узнала про это через своих шпионов среди прислуги и угрожала рассказать Дэниелу.

— Что?! — не поверил услышанному Джейсон. Он впервые за всё время разговора с Эдером утратил свою обычную сдержанность.

— Именно так, — подтвердил Эдер. — Он оказался вашим горячим поклонником.

— И что из этого? — равнодушно зметил Джейсон, быстро вернувшись к прежнему отстранённому виду. — Астон бы просто распорядился перевести его в другое место. В худшем случае, уволил бы. Как можно этим шантажировать?

— Вы что думаете, Кулхаас испытывал к вам платонические чувства? Он тайком копировал записи с камер, которые мог просматривать только Астон. Ваша поездка на Рождество в Париж, поездка в весенние каникулы в Испанию, у него были все эти записи. Я их не видел, но, как я понял, вы не утруждаете себя одеванием пижамы перед сном. У него на ноутбуке нашлись и другие видеозаписи, сделанные им самим. Фотографии. Он стащил кое-что из ваших личных вещей, но, когда Камилла начала его шантажировать, избавился от них.

— Господи…

Джейсон испытывал чувство отвращения и гадливости. И, наверное, чуть-чуть жалости.

— Такого бы Астон ему не простил, тем более что это продолжалось много месяцев, — Эдер чуть помолчал, словно думая, стоит ли рассказывать дальше. — Жемчужина его коллекции — видео из отеля «Пенинсула». Помните, вы ездили с Астоном в Гонконг весной? Он не мог пойти на такой риск дома, но если бы камеры обнаружили в гостиничном номере, подумали бы на любопытных конкурентов, да на того же Чэна, к примеру.

— Вы имеете в виду, что у него было видео, как мы…

— Да, среди прочего.

Джейсон потёр глаза рукой, и рот его болезненно скривился:

— Как вы его пропустили? Вы что, не знали о его вкусах?

— Разумеется, мы интересуемся такими вещами, у нас тут не американская армия и всякие «не спрашивают — не говори», — раздражённо ответил Эдер. — Но за ним ничего такого не водилось… по крайней мере, до того, как он познакомился с вами. Не думаю, что он когда-либо в своей жизни касался мужчины.

— Вы что, считаете, что я в этом виноват? — с вызовом спросил Джейсон.

— Нет, я так не считаю. Мне несколько раз приходилось менять всю вашу охрану по тому или иному поводу. Мои ресурсы не бесконечны. Кулхаас был отчасти компромиссным вариантом, но я не думал, что возникнет такаяпроблема. Я приставил его к вам, когда вы приехали на Хиддензе. Вы помните?

Джейсон на секунду задумался и потом покачал головой:

— Нет, я не могу вспомнить, когда познакомился с ним. Я не задумывался. Он, Марч, Валле как будто всегда были.

— Это началось там. Разумеется, Кулхаас знал, что ему предстоит охранять любовника Астона, о вас все были наслышаны. Но ему надо было не только обеспечивать вашу безопасность, но и отчасти заботиться о вас и помогать доктору Риккетс. Выводить вас гулять, приводить обратно, иногда будить утром или отправлять в кровать вечером, следить, чтобы вы пили лекарства… Беспомощное, больное, трогательное существо. И очень привлекательное физически. Более тесный контакт, чем обычно. Так всё и получилось. Потом его увлечение приняло нездоровые формы. Но когда вы вернулись к Астону, я имею в виду, когда он узнал, что вы снова делите постель с ним, он начал совершать необдуманные поступки. Он понимал, что рискует, но уже не мог контролировать себя. Ему надо было видеть и знать, хотя он мучился от этого ещё больше.

— Но когда он соглашался подменить видео, он должен был понимать, чем это закончится для меня. Почему он согласился?

— Разве я говорил, что он был в вас влюблён? Не думайте, никаких рыцарских чувств не было. Он вас, скорее, ненавидел за то, что вы сделали с ним.

— Я ничего с ним не делал, — процедил Джейсон.

— Само ваше существование сводило его с ума. И потом, он спасал собственную жизнь. Она была ему, несомненно, важнее вашей. Он даже ждал расправы над вами, потому что это могло положить конец его мучениям. Он хотел, чтобы вас больше не было, хотя сам никогда бы не смог и пальцем вас тронуть.

Джейсон сидел без движения, побледневший, с застывшим взглядом и с выражением неприятия и недоверия на лице.

— Вам интересно, откуда я всё это знаю? — спросил Эдер. — Не можете поверить, что так оно и было? Кулхаас сам всё рассказал, конечно, не сразу. Но потом, когда он сломался, его было уже не остановить. Он никому не мог этого рассказать раньше и рад был излить душу перед кем угодно. Даже перед Астоном.

— И что с ним стало? Вы его убили? — прямо задал вопрос Джейсон.

— Таких вещей не прощают, мистер Коллинз. Хотя, если бы не его участие в истории с видеозаписью, Дэниел бы его отпустил. Когда Кулхаас рассказывал о своей одержимости, это было настолько жалкое зрелище… он был унижен, раздавлен, измучен, просто болен, в конце концов… Вы разрушили саму его личность. Он одновременно испытывал к вам сексуальное влечение и отвращение и не мог примирить у себя в голове два ваших образа, которые преследовали его, «ангела и шлюхи», как он выразился. Я уверен, Дэниел отпустил бы его, если бы его вина была только в том, что он помешался на вас.

Джейсон знал, почему Эдер говорил ему всё это сейчас, и знал, что речь шла не столько о Кулхаасе, сколько об Астоне. Тот бы отпустил Кулхааса, потому что видел в нём самого себя и понимал чувства несчастного телохранителя. С Дэниелом всё происходило не в таких пропорциях, но это был тот же род безумия, та же одержимость, то же наваждение.

— Помогите мне, Эдер, — тихо произнёс Джейсон, глядя в пол. — Помогите мне исчезнуть. Скажите, что не смогли меня найти. Вы же знаете, так всем будет лучше.

— Я не уверен в этом. К тому же, сейчас уже слишком поздно, — Эдер кивнул в сторону окна, за которым виднелся аэропорт, горящий в сумерках холодными огнями. — Астон знает, что вы у меня. Нас ждёт самолёт.

 

***

В самолёте Джейсон отказался от еды, попросил только стакан минеральной воды и уселся в уголке возле окна. На лице застыло выражение горечи и тоски.

Эдер немного расслабился внутренне: он опасался, что предстоят ругань, крики и сопротивление, возможно, даже пришлось бы увозить Коллинза силой. Всё оказалось проще, чем он думал. Никаких возражений, полное равнодушие ко всему и покорность: послушно сел в машину, послушно сел в самолёт. Только Астон обладал привилегией созерцать проявления чувств мистера Коллинза. И в этой конкретной ситуации он Астону не завидовал.

Весь короткий перелёт до Женевы Джейсон молчал. Лишь когда всех попросили пристегнуться при заходе на посадку, он как будто на секунду вынырнул из своих мыслей и спросил:

— Как вы поняли, что запись была подделкой? Неужели только по тому, что Кулхаас запрашивал видеозаписи из коридора? Это же ничего не значило.

— Да, ничего не значило. Это только подсказало нам, кто подменил видео. А так — подделка была идеальной. Чтобы её сделать, они воспользовались той записью из гонконгского отеля, которая была у Кулхааса. Вы получились очень похожими на себя самого. Никаких сомнений в том, что это вы, у Астона не возникло. Но есть такой принцип — проверять всё, даже то, в чём нет сомнений. На следующее утро я заставил Дэниела смотреть эти записи ещё раз, на этот раз внимательно и — насколько это можно было — в здравом уме, и проверять, нет ли чего странного, необычного. Он сказал, что совсем не в вашем вкусе уходить с любовником в ванную. Это даже на посторонний взгляд выглядело слегка нелогично.

— У них не было времени снимать вторую серию, так?

— Да, они торопились. Сняли пару страстных поцелуев, и всё. Потом занавес.

— И что, это заставило Астона усомниться?

— Хм… Была ещё одна мелочь интимного свойства. Не думаю, что вам это так уж необходимо знать.

— Боитесь оскорбить мою невинность? Напрасно. Особенно теперь, когда вся ваша армия наверняка уже знает, что и как мы делали в постели.

Эдер пожал плечами, мол, сами напросились, и ответил:

— Астон сказал, что, если подумать, вы не смогли бы настолько глубоко взять в рот. Актёр немного перестарался.

Джейсон с шумом втянул воздух, и Эдер заметил, что на щеках у него выступил слабый румянец.

— Если предположить, что запись была подделкой, её можно было сделать в вашем номере только днём, — продолжил Эдер. — Логичнее всего было выбрать для этого день, когда вас не было в отеле. Тем более что этот день был заранее согласован со мной и указан в вашем расписании. Мы собрали все записи из отеля, какие только можно было, чтобы понять, где в это время был Рувье. Получалось, что он как будто бы пропал на несколько часов. Потом мы выяснили, что одна из камер на улице захватывает кусок окна вашей спальни. Через час после вашего отъезда на нём опустили наружный ставень, через четыре часа подняли вновь. Это тоже было всего лишь косвенным доказательством, но потом нам позвонили из службы безопасности отеля и сообщили, что Кулхаас запрашивал видеозаписи из коридора. Всё это в совокупности наводило на некие размышления. Разумеется, потом мы получили признание Кулхааса.

До самого конца полёта Джейсон больше не произнёс ни слова, в аэропорту он тоже обменивался лишь самыми необходимыми фразами. В Женеве их уже ждал бронированный лимузин. Джейсон сел в него и спросил Эдера:

— Вы уверены, что в полиции меня примут в воскресенье поздно вечером?

— Разумеется, вас примут. Формальности могут занять какое-то время. Потом мы летим в Лондон.

Джейсон удивлённо изогнул одну бровь:

— В Лондон? Сегодня? Я не собираюсь никуда больше лететь.

— Дэниел вас ждёт. Он специально прилетел из Нью-Йорка.

— Меня не волнует, откуда он прилетел. Я его об этом не просил. У меня был не самый приятный день, сейчас мне предстоит ехать в полицию, и после этого я хочу лечь спать, а не лететь через пол-Европы.

— Астон дал чёткие указания.

Джейсон больше не стал утруждать себя пререканиями:

— Попросите забронировать мне номер в гостинице. В прошлый раз я останавливался в «Англетере».

— Я должен предупредить Дэниела, — уступил Эдер, понимая, что Джейсон, до этого не доставлявший никаких проблем, если его разозлить, может сильно усложнить ему жизнь.

Эдер достал телефон и позвонил. Он обменялся парой быстрых фраз на немецком и повернулся к Джейсону, перейдя на английский:

— Вы хотите поговорить с ним?

— Разумеется, нет, — презрительно ответил Джейсон и отвернулся.

Нет, Эдер совершенно точно не завидовал Астону. На его месте он бы радовался, что Коллинз приедет на один день позже, чем планировалось. Это был уже не тот добросердечный мальчик, на которого можно было надавить или воздействовать уговорами.

— Хорошо, мы останемся на ночь в Женеве, — сказал Эдер. — Но вам незачем ночевать в отеле. Мы поедем в Колоньи.

— Спасибо. Я не горю желанием возвращаться в этот дом. Номер в гостинице меня вполне устроит.

— Как скажете, — кивнул Эдер.

 

***

Джейсона разбудил утром звонок будильника. Он сам вечером поставил его на своём телефоне, возвращённом полицией.

Как он узнал от Эдера, информация о его исчезновении туда попала с ведома и по поручению Дэниела. Ему было нужно, чтобы те люди, которые сфабриковали и подменили видеозапись, поверили, что Джейсон мёртв. Он хотел знать, что они предпримут, чтобы таким образом получить хотя бы какой-то намёк, кто за всем этим стоит. Кулхаас не знал, от кого исходили приказы, а Камилла молчала. Только когда над мужем нависла угроза уголовного преследования, она назвала своих сообщников. То есть, изначальное положение дел, когда выходило, что её муж убил своего любовника, но никто об этом не знал, её устраивало, и она готова была прикрывать тех, кто устроил это. Астон и его жена друг друга стоили.

В полиции Джейсон провёл примерно час, потом поехал в отель, поужинал в номере и лёг спать. Уснул он, разумеется, далеко не сразу. Он не мог думать о завтрашней встрече с Дэниелом без содрогания: его в буквальном смысле слова трясло при мысли об этом.

В итоге ему удалось поспать лишь чуть больше четырёх часов. До назначенного отъезда из гостиницы у него был час, но он, невыспавшийся, потерянный в своих мыслях, бессмысленно прослонялся по номеру и едва успел позавтракать.

В дверь постучала охрана. Пора было брать себя в руки и ехать к Астону.

Перелёт до Лондона оказался слишком быстрым, как и поездка из аэропорта «Лондон-Сити» в Белгравию. Джейсон был не готов. Он знал, что ему этой встречи не избежать, но полжизни бы отдал, чтобы отложить её ещё хотя бы на день.

В особняке его, как всегда, встречал Николс, который тут же сообщил, что Астон в своей комнате и ждёт его.

В своей комнате… В их спальне… Это уже слишком.

— Сообщите мистеру Астону, что я не считаю уместным встречаться с ним в личных комнатах. Он может найти меня в библиотеке.

Джейсон прошёл через холл в гостиную, оттуда в библиотеку, в это время дня всегда ярко освещённую солнцем. Он пересёк комнату и остановился у окна, чуть сдвинув тяжёлые портьеры в сторону.

Спокойное летнее утро, свежее и прохладное. Как хорошо было бы просто уйти отсюда, выйти на залитую солнцем улицу и идти, не останавливаясь, идти и никогда больше не возвращаться в этот дом.

 

Глава 51

Когда Николс сообщил, что Джейсон в библиотеке и не желает подниматься наверх, Дэниел почувствовал лишь короткий и слабый всплеск раздражения, быстро схлынувший. Он ждал этого и знал, что всё будет непросто.

Астон стоял перед входом в библиотеку, пальцы его уже легли на ручку, но несколько секунд он не решался войти. Наконец он открыл дверь.

Джейсон стоял возле окна. Он был другим, совсем не таким, каким Дэниел привык его видеть: как будто с их последней встречи прошли не двенадцать дней, а два года. Вместо привычной классической одежды на нём были джинсы, кроссовки и широкая серая толстовка, в которой совершенно терялась стройная фигура. Джейсон похудел и осунулся, под глазами легли синеватые тени, а плотно сжатые губы и двухдневная щетина на лице делали его старше и жёстче. Он был другим, не таким прекрасно-совершенным, как раньше, но более человечным и настоящим.

Дэниел пару секунд просто смотрел на него. Он наконец-то был здесь, рядом, снова возле него.

— Джейсон, — заговорил он, — я очень волновался за тебя все эти дни.

Джейсон смерил его неприязненным взглядом и спросил:

— Что тебе нужно?

— Довольно много всего, но для начала я хотел просто поговорить с тобой, объясниться и попросить прощения.

— Давай опустим эти формальности. Я не хочу разговаривать с тобой. Я не хочу тебя больше видеть. Твои извинения мне не нужны. Могу я теперь идти?

На Дэниела эти слова, казалось, не произвели никакого впечатления, он спокойно поинтересовался:

— Куда?

— Это не твоё дело.

— Нет, Джейсон, это моё дело. Мы прожили вместе три года. Я заботился о тебе и любил тебя…

— Ты пользовался мной, как только тебе было угодно! — перебил его Джейсон.

Дэниел, не обращая на эту реплику внимания, продолжил:

— …и до сих пор люблю. И я надеюсь, что мы сможем забыть произошедшее недоразумение.

Джейсон чётко, чуть не по слогам произнёс:

— Ты приказал убить меня.

— Мне, правда, очень жаль! — в голосе Дэниела слышалось искреннее раскаяние. — Я никогда, никогда не хотел этого по-настоящему. Эти слова были сказаны в порыве ярости.

— Ты приказал убить меня, — повторил Джейсон.

— Джейсон, пожалуйста, прости меня. Я очень виноват перед тобой. Я поверил этой записи, я ударил тебя, я… — Дэниел запнулся.

— Ты приказал убить меня, — закончил за него фразу Джейсон.

Дэниел подошёл чуть ближе к нему, теперь их разделяло не больше двух шагов. Он попробовал протянуть к Джейсону руку, но тот отшатнулся с отвращением и страхом на лице, как от ядовитой змеи.

— Выслушай, прошу тебя, постарайся меня понять. Видеть тебя и его вместе было настолько больно! Я словно сошёл с ума от ревности и от отчаяния. Я не понимал, что делаю!

— Какое удобное объяснение — не понимать, что ты делаешь… Я не верю тебе. Ты понимал всё достаточно хорошо, чтобы сначала удалить из дома прислугу и вызвать этого своего пыточных дел мастера, прежде чем послать за мной.

— Прислугу отослал Эдер. Остальное — я не знаю, я просто действовал на автомате. Давай не будем выяснять, что я и как сделал. Я совершил ошибку, я виноват, и я признаю это. Но я сделал это непреднамеренно. Господи, даже Хиршау понимал! Понимал, что я уже через час пожалею об этом, когда приду в себя. Даже если бы та запись была правдой, Джейсон, я бы никогда… никогда…

— Ты убил бы меня собственными руками прямо там, если бы не Эдер, — жёстко произнёс Джейсон, хотя нижняя губа у него чуть заметно задрожала.

Он всё так же стоял возле окна, не шевелясь и не меняя напряжённой позы.

— Прости меня, — повторил Астон. — Это всё, что я могу сказать.

— Нет. Хватит. Я прощал, прощал и прощал. Я больше не могу…

— Такое больше не повторится, клянусь тебе! Пусть пройдёт немного времени…

— Нет! — оборвал его Джейсон. — Я хочу прекратить это раз и навсегда. Время тут не поможет. Я… я… Я не хочу возвращаться к тебе ни сейчас, ни потом, ни через год.

— Ты говорил, что любишь меня. Неужели твоя любовь значила так мало?..

— Ты мне задаёшь этот вопрос?! — воскликнул Джейсон. — Сколько значила твоя любовь, если ты приказал избавиться от меня чуть ли не в ту же секунду, как увидел запись? Ты предложил меня своей охране! Во имя нашей любви, я полагаю?! Слава богу, что в них чести и достоинства больше, чем в тебе!

Он отвернулся к окну, не в силах больше видеть Астона.

— Я уже всё объяснил тебе, Джейсон. Я не владел собой, — Дэниел подошёл чуть ближе. — Я поступил с тобой ужасно, отвратительно, низко, но только потому, что ты дорог мне, как никто другой, потому что мне словно нож в сердце вонзился, когда я увидел, как ты…

— Я понимаю это, — тихим, усталым голосом сказал Джейсон, — но я не могу простить тебя. Я не могу взять и забыть.

— Я сделаю всё, чтобы искупить свою вину. Всё…

Джейсон развернулся к Астону.

— Отпусти меня.

Лицо Дэниела словно окаменело, все чувства словно смыло с него.

— Ты знаешь, что это невозможно.

— Пожалуйста, это бессмысленно. Я не хочу быть с тобой.

— Мы были вместе три года, и мы были счастливы. Я не позволю какой-то нелепой видеозаписи всё разрушить, — заявил Астон.

— Это ты всё разрушил, — произнёс Джейсон с болью в голосе. — Ты предал то, что было между нами. Да, мы были счастливы, но теперь всё кончено. Дай мне уйти.

— Никогда. Ты знаешь это. Ты принадлежишь мне.

— Не после того, что ты сделал, — покачал головой Джейсон. — Давай не будем длить агонию, просто отпусти меня.

— Это невозможно, даже если бы я хотел, — твёрдо произнёс Астон. — Ты знаешь столько, что я не могу тебя отпустить.

— Ты можешь всё устроить, я знаю! Новое имя, новые документы, меня никто никогда не найдёт. А я сам… я никогда ничего не расскажу. Даже сейчас я не могу ничего сделать во вред тебе, — Джейсон беспомощно опустил голову.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.