Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Из дневника Джейсона Коллинза 16 страница



Через несколько секунд Джейсон отстранился, но тут же сам обхватил Дэниела руками и прижался к нему, уткнувшись лицом ему в шею.

— Я попробую, — прошептал он. — Я так хочу этого… Снова быть с тобой…

— Я люблю тебя, — сказал Дэниел. — Я никого и никогда так не любил. Я не отпущу тебя, не позволю тебе уйти. Ты должен быть со мной, потому что без тебя всё теряет смысл. Я никому больше не позволю отнять тебя у меня.

С минуту они молчали, крепко прижавшись друг к другу. Потом Дэниел сказал:

— Ложись сегодня со мной.

— Нет, я…

— Джейсон, ты всё равно придёшь ко мне ночью. Хватит убегать…

 

Глава 44

Well I've seen you suffer,

I've seen you cry the whole night through

So I'll be your water bathing you clean

Liquid blue

Placebo

 

Дэниел вышел из ванной. Кровать была разобрана, на прикроватном столике с его стороны неярко горела лампа. Он начал раздеваться, но потом, словно вспомнив что-то, подошёл к комоду и вытащил пижаму из одного из ящиков. Обычно он спал обнажённым, но подумал, что сейчас это может быть не очень хорошей идеей…

Если, конечно, Джейсон придёт. Он обещал.

Три недели назад он пришёл к нему в первый раз. Это была пятница, и Дэниел засиделся допоздна за ноутбуком. Последнее время он был сильно загружен на работе, да и вообще этот год выдался тяжёлым. Экономический кризис коснулся его компании не так сильно, как, например, американские финансовые и кредитные организации, но всю систему в целом лихорадило, и это не могло не сказываться. Дэниел подозревал, что после нового года Брайан, один из его американских кузенов, предпримет очередную попытку вырвать из его рук управление трастовым фондом и производством оружия, и уже сейчас надо было думать о том, как себя обезопасить.

В два ночи Астон, уже лёжа в кровати, наконец, просмотрел последний документ — материалы, подготовленные для встречи в понедельник, — записал свои замечания и отложил ноутбук в сторону. Он выключил свет, устроился поудобнее на подушке и приготовился спать. Не успел он уснуть, как услышал, что кто-то спускается вниз по лестнице — выход на неё находился неподалёку от двери в спальню. Через несколько минут Джейсон — больше тут некому было ходить в такой час — поднялся наверх и, не издавая совершенно никакого шума, вернулся в свою комнату. Дэниел расслышал лишь шаги по лестнице и мягкий щелчок закрывающейся двери.

Минут через пятнадцать, едва на него начала накатывать дремота, он услышал, как открывается дверь из коридора в смежный со спальней маленький кабинет. Он встал с кровати, надел халат и распахнул свою дверь туда. В почти полной темноте Джейсон рылся в учебниках и тетрадях на столе.

— Джейсон, что у тебя случилось? — с лёгким недовольством в голосе спросил он. — У тебя что, экзамен завтра?

— Извини, я не хотел тебя будить. Я не могу уснуть… Решил почитать учебник, раз уж всё равно не сплю.

— Я ещё не успел уснуть, — Дэниел включил настольную лампу. — Опять кошмары?

— Да. Я ложусь и сразу засыпаю, но если этот сон приснится и я проснусь, то всё…

Джейсон при свете быстро нашёл нужную книгу и прижал к груди. На нём была вылинявшая тёмно-красная футболка с надписью "MIT" — судя по всему, привезённая из Штатов три года назад ещё при переезде в Лондон. Дэниел никогда не видел её раньше. Джейсон перекроил всю свою жизнь под его стандарты, но где-то в глубине шкафов и полок оставались вот такие вещи. Напоминание о совсем другой жизни.

— Ты пьешь таблетки?

Джейсон покачал головой:

— Не всегда. Они всё равно не помогают.

— Попроси доктора Риккетс назначить другое лекарство.

— Она уже предлагала мне «Минипресс». Я не хочу жить на таблетках.

— И часто ты не спишь?

— Это бывает не каждый день. Дня через два или три. Я думаю, пройдёт само, как раньше.

Дэниел вздохнул, подумал секунду, как будто не решаясь заговорить, но потом сказал:

— Хочешь лечь со мной? Раньше тебе это помогало…

— Нет, не стоит, — поспешно отказался Джейсон, чуть не выпустив из рук книгу. — Я в порядке.

— Джейсон, я не имел в виду ничего такого. Не бойся.

— Я не боюсь… Просто это в любом случае слишком… слишком личное. Вот и всё, — объяснил Джейсон, чуть ссутулившись и как будто сжавшись в комочек.

Дэниел сделал шаг назад, к дверям, и встал так, чтобы оставить проход для Джейсона.

— Пойдём, — настойчиво повторил он. — Тебе будет спокойнее. Если не сможешь уснуть — уйдёшь.

Джейсон несколько секунд колебался. Он помнил то ощущение тепла и защищённости, которое испытывал рядом с Дэниелом. И ощущение покоя, давно забытое… Соблазн был слишком велик. Не говоря ни слова, он прошёл в спальню, которую когда-то делил с Дэниелом.

Он положил учебник на прикроватный столик и забрался под одеяло, стараясь держаться ближе к краю. Дэниел лёг на своё место.

Какое-то время они так и лежали. Потом Дэниел протянул руку и тихо произнёс:

— Иди ко мне.

Джейсон помедлил всего лишь пару секунд и пододвинулся к Дэниелу. Тот притянул его ещё ближе к себе и обнял. Раньше они всегда ложились спать именно так.

Возможно, это было не очень романтично, но спать в объятиях друг друга они не могли. Обоим было нужно свободное пространство. Поэтому сначала они ложились рядом, прижавшись друг к другу, а когда Джейсон начинал засыпать, то в полусне откатывался на свою половину кровати.

Джейсон лежал и смотрел в темноту. Сзади доносилось спокойное ровное дыхание Дэниела, которого он касался всем телом. Дэниел прижимал его к себе, рука была тёплой и тяжёлой. Но это была приятная тяжесть… Когда Джейсон оказался в объятиях Дэниела, его затопило до боли знакомое чувство… Как же он тосковал по нему. Он таял в этих ощущениях и растворялся в них. Чужая сила, твоя слабость, тепло, доверие, покой… Невероятная сладость. На глаза у него навернулись слёзы. Это были отблески их прошлой жизни, утраченной теперь навсегда… Потерянный рай…

Он не заметил, как уснул, привычным движением перебравшись к своему краю постели.

Дэниел ещё долго не спал. Через час он взял телефон и набрал сообщение Рюгеру, чтобы отменить своё вчерашнее распоряжение разбудить его в половине восьмого, и попросил утром его не беспокоить.

Через неделю Джейсон пришёл к нему сам. Дэниел опять задержался допоздна и в первую секунду подумал, что, наверное, что-то случилось, когда в первом часу ночи в дверь к нему постучали. Когда он ответил, на пороге спальни появился Джейсон.

— Я заметил, что у тебя горит свет.

— Да. У меня встреча завтра с утра. Надо было кое-что подготовить. Уже ложусь.

— Можно… Можно я останусь с тобой?

— Конечно, — сказал Дэниел, не задавая лишних вопросов.

Джейсон скользнул под одеяло.

— Обнять тебя? — спросил Дэниел и, не дожидаясь ответа, прижал Джейсона к себе.

С того случая Джейсон приходил к нему ещё три или четыре раза — в те ночи, когда просыпался от страшных снов.

Сегодня вечером он обещал придти сразу. Дэниел не был уверен, что он сможет сдержать обещание. Он представлял, как это должно было быть тяжело. Для этого требовалось переступить через страх, через стыд, через гордость и бог знает через что ещё.

 

***

Джейсон сидел в кресле в маленькой гостиной с книгой на коленях, поджав под себя ноги (пока Дэниел не видел) и медленно обирая кисточку винограда. Времени было уже много, пора было ложиться. Завтра Дэниел уезжал рано утром, и он хотел позавтракать вместе с ним.

Астон собирался провести с семьей неделю — почти все рождественские каникулы. Он настойчиво советовал Джейсону тоже куда-нибудь поехать, а не торчать в Лондоне в одиночестве. В итоге он решил поехать перед Рождеством в Париж и там же встретить Новый год, уже в компании Джанет Дуглас и её друзей. Состояла компания наполовину из их общих лондонских знакомых, наполовину из студентов, учившихся вместе с Джанет в Парижском отделении Школы дизайна Парсонса, как на подбор, молодых людей из состоятельных семей.

Дэниел слегка поморщился, узнав, в каком обществе Джейсон планирует отмечать праздник, но ничего не сказал. Джейсон и сам немного волновался: он до сих пор чувствовал себя не очень комфортно в людных местах.

Разумеется, охраны в этот раз должно было быть ещё больше. Эдер буквально неистовствовал, он даже был против того, чтобы Джейсон сам водил машину. Чёрный бронированный «мерседес» в сопровождении двух машин охраны — только это казалось ему достаточно надёжным. В итоге Джейсону всё же разрешили снова сесть за руль его «Бентли», но только по настоянию Астона. Тот считал, что, во-первых, Эдер излишне усердствует, а во-вторых, если уж у Джейсона снова появился какой-то интерес к жизни, надо его поддерживать, а не запирать в кольце охраны.

Дэниел проводил сегодняшний вечер вне дома — в расписании у него был какой-то приём. Джейсон два дня назад сопровождал его на скучнейший ужин у президента крупного международного банка и считал свой долг по посещению светских мероприятий на ближайшую неделю выполненным. Выходя вместе с Дэниелом, он каждый раз сильно нервничал, как в тот период, когда только-только начинал появляться с ним на людях, только теперь он толком не понимал причин своей нервозности. Это было просто какое-то нарастающее возбуждение, с которым он не мог справиться.

Джейсон точно не знал, когда Дэниел вернётся, поэтому, дочитав главу, поднялся наверх, принял душ, переоделся ко сну и лёг в постель. Он уже неделю как вернулся в их с Дэниелом общую спальню. К счастью, ему не пришлось самому давать никаких распоряжений прислуге. В то время, пока он был в колледже, сдавая последние из работ в конце семестра, все его вещи перенесли из гостевой спальни и аккуратно расставили и разложили по старым местам.

Они снова будто бы жили вместе. Их одежда хранилась на соседних полках в гардеробной. Они снова делили одну постель. Именно делили: они спали рядом, вот и всё. О сексе речи не было. Дэниел держал его в объятиях перед сном, они даже иногда целовались, но дальше дело не заходило. И то, с какой нежностью Дэниел целовал его, гладил по волосам, обнимал, чуть ли не доводило Джейсона до слёз. Разве он заслужил, чтобы его так любили, с такой чистотой и преданностью?

Он не успел ещё как следует устроиться в кровати, как услышал, что дверь в комнату открывается. Джейсон протянул руку и включил свет.

— Ты уже спишь? — удивился Дэниел.

— Лёг минуту назад.

— Я сейчас приду.

Астон скрылся то ли в ванной, то ли в гардеробной. Джейсон лежал с закрытыми глазами, пытаясь утихомирить сбивчивое дыхание, и ждал Дэниела. Он хотел, чтобы тот скорее лёг рядом. Всё его тело трепетало от ожидания, от нарастающей потребности чувствовать его рядом.

Когда Дэниел лёг в постель, Джейсон, как обычно, прижался к нему. Они пролежали так несколько минут, пока Джейсон не вернулся на свою половину. Там он лежал без сна, свернувшись в клубок и напряженно думая, сомневаясь, решаясь. Наконец он тихим, почти неслышным шепотом позвал:

— Дэниел…

— Да, — сразу отозвался тот.

Джейсон немного помедлил, потом повернулся на спину и, не смея взглянуть на мужчину, произнёс:

— Я хочу тебя.

Дэниел шумно вдохнул и приподнялся на одном локте. Он внимательно посмотрел на Джейсона обеспокоенным, даже недоверчивым взглядом.

— Ты точно… — начал он.

Джейсон не дал ему договорить:

— Да. Пожалуйста, Дэниел. Пока я…

Он не закончил фразу, но Астон понял, что тот хотел сказать: «Пока я не передумал».

Дэниел склонился над ним и поцеловал. Казалось, он целовал его точно так же, как делал это вчера или два дня назад, но если раньше в его поцелуях была лишь нежность, то теперь в них была страсть. И тело Джейсона с готовностью, с давно затаённым и ждущим вырваться наружу жаром ответило. Он обхватил Дэниела руками и сильно, крепко прижал к себе.

Мужчина на секунду остановился и посмотрел Джейсону в глаза. Нет, он не заставлял себя, он действительно этого хотел. В его светлых, безумно красивых глазах читалось желание, может быть, немного страха и неуверенности, но главным, всепоглощающим было желание. Дэниел улыбнулся и провёл тыльной стороной ладони по щеке Джейсона, и тот сразу всем телом потянулся к нему, прошептав:

— Я хочу… я хочу, чтобы ты снова сделал меня своим.

Дэниел приник к его губам и сжал в объятиях с такой силой, словно хотел раздавить. Из горла Джейсона вырвался тихий стон — не боли, нет, жажды, вожделения…

Мужчина начал расстёгивать пуговицы на пижаме Джейсона. По правде говоря, ему хотелось сорвать её одним движением. Он медленно открывал стройное, гладкое красивое тело, которого не видел столько месяцев. Всё такое же совершенное, ничуть не изменившееся…

Когда Джейсон был полностью обнажён, Дэниел начал покрывать его тело поцелуями. Он просто не мог остановиться. Он сходил с ума от восторга, от обожания, от страсти, которую будил в нём любовник. Он понимал, что если они начнут, он не сможет уже остановиться.

Он коснулся губами члена Джейсона, который до тех пор лишь осторожно поглаживал рукой. Джейсон всем телом подался навстречу ему, изогнулся и открылся. В его движениях всё ещё сквозила лёгкая нерешительность, но она понемногу отступала. Дэниел знал это тело, знал каждый его сантиметр, каждую чувствительную точку, знал, каким страстным, жадным, отзывчивым оно может быть, и знал, как этого добиться. Была особая тонкая грань, за которой Джейсон забывал обо всём и отдавался желанию с таким самозабвением, что это граничило уже с безумием. Они доходили до этой грани не каждый раз, но когда это происходило… Это было похоже на смерть и рождение… И это не было ни на что похоже…

Джейсон немного развёл колени, но Дэниел не торопился касаться его там. Он заманивал, затягивал его дальше и глубже, в тот темный омут страсти, откуда уже не было возврата. Он по движениям и содроганиям тела, по звучанию коротких стонов, по трепету губ и вкусу поцелуев понял, что нужно сейчас Джейсону. Ему не нужны были забота и осторожность, он бы принял их за страх или жалость. Сейчас он хотел отдаваться и принадлежать безраздельно, хотел чувствовать жар и силу, хотел вернуться к нему…

Когда Дэниел ввёл в Джейсона кончик пальца, тот немного сжался от самого первого прикосновения, но удивительно быстро расслабился. Дэниел знал, что, как бы осторожен он ни был, Джейсону всё равно будет больно. Они как будто начинали всё с самого начала.

Он, не торопясь, готовил любовника, растягивая его сначала одним пальцем, потом двумя, другой рукой лаская его член, пока Джейсон не начал громко, не сдерживаясь, стонать и двигать бёдрами, чтобы глубже принять в себя пальцы мужчины. Дэниел не ожидал этого — по крайней мере, не с первого раза. Джейсон запрокидывал голову назад, кусал губы и сквозь стоны тихо шептал:

— Я хочу тебя, Дэниел… Я хочу тебя внутри… Я сойду с ума! Я так давно…

Дэниел приставил член к отверстию Джейсона. Боже, как он хотел войти!.. Обладать им, взять его, сделать снова своим. Он чувствовал, как возбуждение тяжёлыми волнами прокатывается по всему телу, бешеным водоворотом скручиваясь внизу живота, и боялся, что кончит через несколько секунд после того, как окажется внутри. Кончит просто от этого невероятного возбуждения… Он на секунду замер и поймал взгляд Джейсона:

— Ты мой, Джейсон. Только мой.

Плавным уверенным движением Дэниел вошёл в него и, чуть подождав, начал продвигаться глубже, сквозь горячую, тесную и одновременно податливую плоть. Джейсон замер и закрыл глаза, словно прислушиваясь к своим ощущениям, и пальцы его с силой сжали твёрдые мускулы на спине Дэниела. По лицу пробежала тень боли, и он задержал дыхание, привыкая, приспосабливаясь, сливаясь с другим телом воедино… Возвращаясь…

 

Глава 45

Апрель 2009

 

Джейсон в последний раз пробежался глазами по документу и отправил его на печать. Он быстро вытащил лист из принтера и убрал в папку: там были кое-какие его соображения по тем из дел Астона, про которые остальным секретарям знать было не положено. В последние полтора года Дэниел воздерживался от участия в операциях, проводимых американской разведкой. Джейсон не знал, связано ли это было с его настойчивыми просьбами или с какими-то внутренними процессами в компаниях Дэниела, но Астон соглашался на какую-либо помощь, за исключением передачи информации, очень редко.

Он встал из-за стола и вышел из кабинета, который делил с Брентом, в приёмную. Он обменялся кивками с мисс Мецлер: они достаточно долго проработали вместе, чтобы им в некоторых случаях не требовалось даже говорить. Джейсон два раза тихо стукнул в дверь кабинета Астона и вошёл, услышав отрывистое: «Да».

Дэниел сидел за столом, на котором не было практически ничего, даже ноутбук был закрыт. Перед ним лежал один-единственный лист бумаги, на котором карандашом были начерчены запутанные схемы. Джейсон, подходя к столу, искоса бросил на листок взгляд. «Очередные планы по захвату мирового господства», — подумал он, разумеется, ничего не поняв в пересекающихся стрелках и сокращениях.

Дэниел заметил его быстрый взгляд:

— Чэн… Не хотел бы я оказаться среди его конкурентов.

— Вы же с ним вроде бы партнёры.

— Да. Последние пару лет. Пока нам обоим это выгодно. Но я должен знать о нём как можно больше, любые мелочи. Такому человеку нельзя доверять.

— Думаешь, он собирается…

— Нет, — Дэниел покачал головой. — Он, как и я, не может позволить себе выступить против слишком сильного соперника. Мы примерно равны в возможностях — каждый на своей территории.

Дэниел только сегодня утром прилетел из Гонконга. Судя по всему, встреча с Чэном его не на шутку озаботила. Джейсон положил папку на край стола. Астон раскрыл её и просмотрел содержимое, надолго задерживаясь на некоторых страницах. Джейсон, которого он не отпускал, ждал рядом.

— Итак, — заговорил Дэниел, — ты считаешь, что эту информацию нельзя передавать?

— Разве что часть.

— Хорошо. Так и поступим, — Дэниел выложил два листа из папки. — Это для Эдера. Остальное — уничтожить.

Джейсон кивнул, собрал бумаги со стола и направился к выходу. Дэниел пристально на него смотрел. Когда он у самых дверей обернулся, Астон произнёс:

— Я скучал по тебе.

Джейсон остановился и слегка улыбнулся:

— Предлагаю обсудить это немного позднее.

Он тут же скрылся за дверью, оставив Дэниела вспоминать холодный совершенно «деловой» взгляд, непроницаемое лицо, отточенные движения, прямую, словно застывшую осанку и последний быстрый поворот головы. Внешне Джейсон был безупречен, но что происходило внутри этой изящной светловолосой головки — оставалось загадкой. Они сумели восстановить свои прежние отношения довольно быстро. И всё же Дэниела не оставляло какое-то тревожащее чувство. Он не мог до конца поверить в то, что Джейсон окончательно оправился от произошедшего летом, и не сомневался, что тот способен скрыть признаки мучающих его мыслей и воспоминаний так, что никто об этом не догадается. Дэниел боялся, что глубоко внутри, под внешним спокойствием и невозмутимостью, остались кровоточащие раны, которые до сих пор не закрылись.

Теперь Дэниел лучше понимал сказанное ему на Хиддензе доктором Риккетс: при желании Джейсон мог контролировать своё состояние, и, возможно, сейчас он просто делал это настолько хорошо, что проблемы стали практически незаметны внешне. Но он определённо стал более закрытым, и проявления чувств отвешивались им с точностью и скупостью ювелира.

Нет, Дэниел ни на секунду не сомневался, что Джейсон до сих пор привязан к нему и любит его. Он знал это и чувствовал. И всё же…

Уже после первой же их ночи Дэниел стал задумываться о происходящем. Утром, проснувшись рядом с Джейсоном, он всё ещё пребывал в блаженном, счастливом состоянии. Джейсон тоже был необычно спокоен и расслаблен, с его плеч словно свалился тяжёлый груз, и в его глазах, когда он смотрел на Дэниела, снова появлялся радостный свет. Астон мог предположить, что его любовник до последнего момента сомневался и боялся, не зная, чего ожидать от самого себя, а теперь, наконец, поверил, что они могут опять быть вместе.

Джейсон ещё умывался и плескался в душе, а Дэниел уже был одет и готов спуститься вниз к завтраку. Он на минуту опустился в кресло, глядя на ещё не убранную постель. Как он жалел, что ему сегодня, практически прямо сейчас надо было уезжать!.. После того, как они наконец… Это было невыносимо — уехать только для того, чтобы бесконечно вспоминать… И вот тогда ему пришла в голову мысль, что это могло и не быть случайным совпадением.

Заранее рассчитанный шаг?.. Джейсон знал, что Дэниел не сможет перенести отъезд: было уже 24 декабря, и семья ждала его в Стокгольме, где Камилла придумала встречать Рождество в этом году. Он бы никогда не поступил так с детьми. Скорее всего, Джейсон по каким-то своим особым причинам выбрал именно эту ночь.

Но почему? Что Джейсон пытался сказать ему таким образом?

У Дэниела было несколько вариантов, хотя ни на одном из них он не мог остановиться: его любовник был слишком сложным, во многом непредсказуемым человеком. Возможно, Джейсон боялся, что всё закончится неудачно, и в этом случае, действительно, ему было бы легче, если бы Дэниел на какое-то время исчез. Может быть, он просто хотел, чтобы у него — даже в случае успешного исхода — было время до следующего раза. Зачем?.. Кто знает… Второй вариант: Джейсон давно был готов, но никак не мог решиться, а последний день перед продолжительной поездкой Дэниела подтолкнул его. Возможно, это был его подарок на Рождество. Самая красивая из возможных причин, но Джейсон не был настолько сентиментален…

А может быть, он хотел таким образом показать свою власть над ним… Дэниел знал, что теперь всю предстоящую неделю он будет думать только об одном — как скорее вернуться назад в Лондон. Уехать сейчас означало терзаться мыслями о Джейсоне весь отпуск, и, может быть, именно этого его любовник и хотел. Их отношения не были сосредоточены на одной только постели, но секс с Джейсоном был и оставался для него одной из самых желанных вещей в мире. Он никогда не мог им насытиться. Это была вечная неутолимая жажда. И дело было не в одном лишь физическом удовольствии: главным был сам факт обладания человеком, которого он любил. Он каждый раз словно доказывал самому себе, что Джейсон, это удивительное и прекрасное создание, принадлежит ему.

Но и он сам был зависим от него. Он тоже ему принадлежал. Джейсон одним своим решением, одним словом мог перевернуть его мир, сделать его самым счастливым или самым несчастным человеком на земле, подарить ему счастье или обречь на страдания. Джейсон знал это, знал давно, но ни разу не пользовался. Но теперь… Мог он оказаться так расчетливо жесток? Дэниел считал, что мог. Он хотел найти идеального партнёра. Что ж, он нашёл его. Нашёл равного себе. И вот теперь он стоял перед ним и говорил: «Ты сделал меня своим, ты стал моей любовью и моей жизнью. Но смотри, я тоже держу твоё сердце в своих руках. И я не побоюсь нанести удар. Как и ты…»

 

Джейсон лично отнёс бумаги Эдеру — их нельзя было передавать с кем-то из секретарей. Он дождался, когда Эдер прочитает их, на случай, если потребуются пояснения. Глава службы безопасности задал буквально пару вопросов, и Джейсон уже хотел идти, когда Эдер признёс:

— Они мертвы.

— Кто? — переспросил Джейсон.

— Вы знаете, кто, — Эдер пристально посмотрел на него.

— Спасибо, я понял, — отвратительно спокойным голосом проговорил Джейсон. — Все?

— Нет, я учёл ваши пожелания насчёт главного, Бена Седжвика. Его оставили в живых.

— Он может понять, кто за этим стоит.

— Он уже понял. Но у него хватило ума не бежать сломя голову сообщать об этом Риджу. Он уже давно на него не работает. Для большей надёжности я послал к Седжвику людей: он знает, что если попытается предупредить Риджа, то отправится вслед за остальными в на редкость неприятное путешествие.

— А сам Ридж ничего не заподозрил, когда погибло сразу несколько его людей?

— Непосредственно на него работали не все из них, часть была набрана Седжвиком. Ну и… Мы старались не вызвать подозрений. Скажем так, мы были очень изобретательны.

— Не сомневаюсь, вы знаете свою работу, — кивнул головой Джейсон, прежде чем выйти из кабинета.

Эдер на пару секунд задержал взгляд на закрывшейся двери. «Я сообщил ему, что убито десять человек, а его интересует только, не соскочит ли с крючка одиннадцатый, — подумал он. — Отличная работа, Дэниел. Ты получил своё подобие. Только смотри, как бы оно не сорвалось с поводка».

 

***

Из офиса Дэниел и Джейсон поехали в «Ален Дюкасс». Они в последнее время стали гораздо чаще показываться на людях — после относительно долгого перерыва, связанного с тяжёлым состоянием Джейсона.

Джейсон быстро и незаметно окинул взглядом доступную часть зала, пока метрдотель провожал их к столу. Публика, к счастью, была ему незнакомой. Лишь за одним столиком сидела жена одного из совладельцев крупной нефтяной компании в обществе молодых юноши и девушки, возможно, её детей.

Пока они ждали заказ, Дэниел кратко описал свою поездку в Сингапур и Гонконг. Джейсону особо нечего было рассказать: как раз заканчивался весенний семестр, и он много занимался. Так что они разговаривали в основном об отвлечённых вещах и немного о планах на лето. Джейсон хотел полторы или две недели сразу после окончания учёбы провести где-нибудь в тёплом климате, а потом возвращаться к работе. Дэниел пока плохо представлял, как это может быть согласовано с его расписанием. Весенних каникул у Джейсона, по сути дела, не было, вместо них была работа на полный день в качестве ассистента Астона.

Когда он вернулся в офис в начале января, остальные помощники, разумеется, несколько дней подряд пытались у него выведать, что случилось, где он был всё лето и почему не приходил на работу. Джейсон сначала отмалчивался, а потом вежливо, но весьма определенно попросил их не лезть в чужие дела. Примерно так же пришлось поступить с Арембергом и прочими знакомыми. Запутанные отношения Астона с женой и любовником всегда вызывали в обществе нездоровое любопытство, а тут и вовсе стало происходить что-то непонятное. Сначала в Лондон явилась Камилла, потом на несколько месяцев исчез Коллинз, причём исчез абсолютно бесследно, потом, когда все уже решили, что он выбыл из игры, он вернулся в Лондон. Все знали, что он живёт в особняке на Уилтон-кресент, но оттуда почти не выходит и на светских мероприятиях и деловых встречах не показывается. Некоторые уже начали поговаривать, что Астон держит его взаперти.

Слухов и спекуляций за время отсутствия Джейсона ходило множество. Многие предполагали, что миллиардер к нему просто охладел и скоро всё будет кончено. Другие придерживались мнения, что Коллинз чем-то серьёзно болен. Наиболее популярной была версия, что он летом лечился от зависимости (какой — неизвестно) в реабилитационной клинике, и некоторые даже утверждали, что чуть ли не лично видели, как Астон навещал его в госпитале «Прайори» в Рохемптоне. Ещё одна сплетня, зародившаяся, вероятно, благодаря прошлогодней истории с Андреасом Эттингеном, весьма приятно щекотала воображение публики. Поговаривали, что Астон в очередной раз с кем-то поймал своего молодого любовника, порвал с ним, но потом сменил гнев на милость.

Джейсон был в курсе этих историй, но уже давно научился не обращать на них внимания. Он не мог позволить себе быть слишком чувствительным к мнению толпы. Может быть, первые полгода он и сгорал от стыда при малейшем намёке на свое постыдное положение — положение молодого человека на содержании у женатого мужчины, — но теперь такие вещи перестали его ранить. Он был тем, кем он был. Он жил с Дэниелом не ради денег — это знал он сам и знал Дэниел. Джейсону было этого достаточно. Другие могли поливать его грязью сколько угодно. Да, именно так: сначала распускать грязные слухи, а потом присылать ему приглашения и упрашивать Аремберга или Джанет Дуглас привести к ним такого «модного» Джейсона Коллинза.

 

Когда они вернулись из ресторана домой, то набросились друг на друга, едва оказавшись в спальне. Дэниел прижал Джейсона к стене возле двери и впился губами в его рот, терзая, лаская языком и тут же до боли кусая. Сердце Джейсона бешено колотилось, едва не выпрыгивая из груди, живот и пах словно налились чем-то горячим, тягучим и сладким, а голова кружилась от желания и восторга. Хотя, вполне допустимо, последнее происходило по вине «Шеваль Блан» сорок седьмого года. Он давно не пил спиртного, не считая разве что бокала шампанского на Новый год, и бутылка вина на двоих с Дэниелом, возможно, была немного лишней.

Он начал стаскивать с Дэниела пиджак, когда тот прекратил его целовать.

— Разденься, — прошептал ему на ухо Дэниел.

Джейсон рассмеялся:

— Ты вряд ли можешь рассчитывать на полноценное стрип-шоу, — он запрокинул голову, подставив Дэниелу шею для поцелуев. — Я просто разденусь, хорошо?

— Хорошо, — пробормотал Дэниел, не отрывая губ от горячей гладкой кожи. — Разденься для меня.

Джейсон выскользнул из-под прижимавшего его к стене тела Дэниела и отошёл на пару шагов. Пиджак он скинул быстро, но то, что следовало за ним, он снимал медленно, неторопливо развязывая узлы галстука и аккуратно расстегивая пуговицы. Дэниел не мог отвести глаз от него и смотрел, словно заколдованный: правильные черты лица, манящий изгиб плеч, узкие бёдра, длинные ноги. Это сильное, гибкое тело было отдано ему. Джейсон просто раздевался перед ним, но он же и предлагал себя, словно говоря: это твоё, это для тебя, смотри на меня, восхищайся мной, люби меня!..




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.