Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Из дневника Джейсона Коллинза 18 страница



Джейсон сначала отполз на локтях на метр в сторону и только потом принялся кашлять, обхватив горло руками и громко глотая воздух в перерывах между спазмами. Капли крови из разбитого рта падали на ковёр.

Он чуть не задушил его… Если бы здесь не было охраны, он бы убил его… Убил бы своими собственными руками… Джейсон неверящим испуганным взглядом следил за Астоном.

Тот стряхнул с себя телохранителей:

— Только руки о него пачкать, — сквозь зубы процедил он, глядя на лежащего на полу Джейсона.

Тот, полуголый, перепуганный, захлёбывающийся воздухом, казался маленьким и жалким. Брюки, которые были ему велики, сползли и криво повисли на бёдрах, обнажив слева выступающую косточку на бедре.

Дэниел подошёл к нему и носком ботинка ткнул в неё. Это было не больно, просто унизительно: он касался его, как грязи, этим свои идеальным, блестящим ботинком. Джейсон смотрел на узкий носок, и почему-то в голову ему пришла самая неподходящая, нелепая мысль, какую только можно было представить: он вспомнил, что обувь Дэниелу шили на заказ в Париже, в маленькой мастерской. Как же она называлась? Пьер Гарнье… Или Гортэ… Или…

Джейсон смотрел на чёртов ботинок бессмысленным взглядом. Астон смотрел на него.

— Шлюха, всего лишь красивая шлюха, — с горечью в голосе произнёс он, качая головой, и поднял глаза на телохранителей: — Можете развлечься с ним, если хотите… Уже всё равно…

— Нет! — прохрипел Джейсон, услышав это, и сразу закашлялся. — Как ты смеешь?!..

Он ненавидел Дэниела сейчас и не понимал, как мог любить этого человека раньше.

В глазах Астона горел тёмный безумный огонь:

— Что? Мало четырёх?! Нужно как минимум десять, чтобы тебя удовлетворить? Я найду для тебя ещё!

Джейсон закрыл лицо руками и сжался в комок. Если раньше он мог пусть слабо, но сопротивляться, то от этих слов внутри него словно сломался какой-то стержень. Его трясло от ужаса, и он мог только повторять:

— Не надо, пожалуйста! Нет!.. Нет!..

— Чего вы ждёте? — прозвучал над ним голос Астона. — Он ваш!

Никто из телохранителей не двинулся с места. Дэниел окинул их взглядом и сказал:

— Уведите его вниз, пусть ждёт там. Не желаю больше видеть эту потаскуху.

Эдер кивнул Рюгеру и Хиршау на Джейсона. Те подошли к нему, подняли за плечи с пола и повели к дверям. Джейсон послушно шёл за ними на негнущихся ногах. До выхода из кабинета ещё надо было дойти, и он услышал, как к Эдер обратился к Астону:

— Что потом?

— Дождитесь Кнехта.

— Это я понял. Что потом?

— Это зависит от… Не знаю. Избавьтесь от него. Нет! Сначала я сам…

Дверь закрылась, и больше Джейсон ничего не слышал. Он сделал ещё несколько шагов, как оглушённый. Тибо с Гертлингом по-прежнему дежурили в комнате секретаря. Они даже не посмотрели на Джейсона. Он был уже мёртв для них. Использованная игрушка… Теперь годится лишь на то, чтобы выкинуть.

Джейсон понимал, что шансы сбежать у него равны нулю, но всё же попытался вырваться. Рюгер в ответ с силой заломил ему руку за спину, так что Джейсон взвыл от боли.

Хиршау отогнул полу пиджака, показав висевшую там кобуру:

— Сейчас или позже. Никому нет разницы, Коллинз.

Он схватил его за плечо и повёл к выходу из комнаты. Рюгер задержался. Он отдавал распоряжения двум другим телохранителям: приказывал связаться с отелем и затребовать какие-то видеозаписи, если откажутся пересылать файлы, то ехать туда самим.

Джейсон подумал — зачем? Какой в этом смысл? До шато ехать больше четырёх часов. К тому времени он, скорее всего, будет уже мёртв.

Хиршау провёл его через гостиную и вестибюль в служебные помещения. Никого из прислуги не было видно. Джейсон ни разу здесь не бывал раньше: сначала огромная пустая кухня, потом что-то вроде столовой для прислуги, потом коридор с дверями по обе стороны. Джейсон знал, что под домом есть большой подвал и винные погреба. Его вели туда, вниз.

Ему было страшно, но он боялся бы ещё больше, если бы его не жгла изнутри ненависть к Дэниелу. Он ненавидел его. За всё, что тот сказал и сделал сегодня, он его ненавидел. Он жил с ним три года. Любил его три года. И потребовалось меньше пяти минут, чтобы всё это перечеркнуть.

Всё произошло слишком быстро. Неуловимо. Ему даже не дали шанса оправдаться. Всего пять минут — и его жизнь была кончена.

— Вы совершили большую ошибку, — сказал ему Хиршау.

Джейсон удивлённо — он ещё мог чему-то удивляться сегодня — уставился на обычно молчаливого телохранителя.

— Я не делал этого! — сказал он. — Я не изменял ему!

Хиршау распахнул широкую двустворчатую дверь в конце коридора: за ней был гараж. Он был длинный, с несколькими поднимающимися вверх дверями и самая дальняя была открыта. Пальцы Хиршау впились в его плечо, будто клещи.

Они шли вдоль машин: чёрный лимузин Астона, белый кабриолет Джейсона, чёрная машина охраны, ещё одна и ещё одна. Хиршау неожиданно свернул ко второй, открыл дверь пассажирского сиденья, толкнул Джейсона внутрь и захлопнул дверцу:

— Не вздумайте убегать! — прошипел он. — У нас мало времени.

Он быстро обогнул машину и сел на водительское сиденье. Ключи были в зажигании.

Джейсон в немом изумлении смотрел на телохранителя.

— Вы?.. Вы увозите меня?

— Да, — бросил Хиршау. — Делайте, что я скажу, а то могу передумать.

Чёрный «Мерседес» выехал из гаража и свернул на дорогу, уводящую в сторону от главных ворот. Боковые ворота в дальнем конце сада открылись сами при приближении автомобиля.

— Куда мы едем? — спросил Джейсон, понемногу приходя в себя.

— Пока не знаю. Подальше отсюда. У нас есть пять минут, в лучшем случае, десять, если никто не вспомнит про меня до приезда Кнехта.

— Кто это?

— Лучше вам не знать.

Машина неслась по узким улицам между ухоженными садами, живыми изгородями и особняками.

— Спасибо, — произнёс Джейсон. — Вы спасли мне жизнь.

Хиршау бросил в сторону Джейсона холодный взгляд:

— Не думайте, что я делаю это ради вас. Я работаю на Астона.

— Он приказал убить меня.

— Да, и поэтому нам надо быстрее уезжать. Пока едем в центр Женевы. Там легче затеряться. По дороге купим вам одежду.

Машина наконец выехала с небольшой улицы на широкую дорогу, пролегавшую по берегу Женевского озера. Хиршау прибавил скорость.

— А что потом? Вы отпустите меня?

— Да, будете выкручиваться самостоятельно.

Джейсон выдохнул:

— Я… попробую. У меня нет ни денег, ни документов…

— Эдер говорит, вы умный. Вот и проверим. Продержитесь хотя бы три дня. На вас объявят настоящую охоту.

— Оставьте мне машину.

— Нельзя. Номер скоро будут знать все полицейские. Тем более, в ней GPS-датчик.

— Где он? Мы можем его убрать?

— Я не знаю, где он. Я всего лишь охранник. От этой машины проку минут на десять, потом — один вред. Какой у вас размер обуви?

Джейсон не сразу сообразил, что отвечать:

— Десять с половиной, — выпалил он засевший в голове американский размер. — Это сорок три, кажется. Или сорок четыре.

Хиршау свернул на парковку перед магазином.

— Ждите здесь, но по сторонам поглядывайте.

Хиршау отсутствовал буквально четыре минуты, но Джейсону показалось, что прошло чуть ли не полчаса. Он сидел в машине, уронив лицо в ладони. Это был какой-то страшный сон. Это не могло произойти с ним. Полчаса назад он принимал душ и собирался идти завтракать вместе с Дэниелом, а теперь… Теперь он был чёрт знает где и спасался бегством.

Откуда взялась эта запись? Если она была подделкой — а она должна была быть подделкой, — как можно было её изготовить? Тем более, в такие краткие сроки. Кто стоял за этим? У него не было ответов. И плевать! Главное — сбежать и спрятаться. У него нет времени размышлять и сокрушаться по поводу произошедшего, надо спасать свою жизнь.

Хиршау вернулся с белой футболкой и парой кроссовок. Он кинул их Джейсону и тут же сел за руль. Джейсон одевался уже на ходу.

— Почему эта запись появилась только сегодня? Откуда она вдруг взялась?

Хиршау пожал плечами:

— Мы не просматриваем эти записи. Нам запрещено. Он не хочет, чтобы мы видели. Камеры ставят даже в спальне. Ну, вы понимаете…

— Спасибо, что не в ванной, — процедил сквозь зубы Джейсон.

Они ехали по мосту через Рону, но Джейсона сейчас меньше всего интересовал живописные виды.

— Файлы собираются, а потом Астон просматривает их лично, — пояснил Хиршау.

— Маньяк…

— Запись включается только на движение, там не так уж много. И он не сидит часами перед монитором, просто быстро прощёлкивает или прокручивает.

— Господи, он ненормальный… — простонал Джейсон.

— Я скоро провезу вас мимо вокзала, но мы проедем дальше. Постарайтесь запомнить, как потом туда вернуться. Уезжайте как можно дальше, — Хиршау вытащил из внутреннего кармана пиджака бумажник и протянул его Джейсону. — Берите все наличные, что есть.

Джейсон вытащил пачку денег. Там было немного английских фунтов, чуть-чуть швейцарских франков и гораздо больше евро, совсем новыми хрустящими сотенными бумажками, будто только что из банка.

— Вон там есть салфетки, вытрите лицо. Мы почти приехали.

Джейсон послушался и на этот раз. На влажных салфетках остались бурые разводы крови.

— Теперь запоминайте, — сказал Хиршау. — Через три дня, не раньше, позвоните Бренту, скажите, где вы находитесь, и вас заберут. Если сможете спрятаться на пять дней — отлично.

— Я не стану звонить. Он убьёт меня, — сказал Джейсон.

— Он отойдёт, вы же его знаете. Это первая реакция. Он ничего вам не сделает.

— Нет, я не вернусь к нему, — с дрожью в голосе повторил Джейсон.

— Эдер вас найдёт. Вам никуда не деться.

— Я подумаю над этим, — упрямо заявил Джейсон.

— Только не бегите сразу делать фальшивые документы. Это то же самое, что позвонить лично Эдеру. Он тут же узнает. За информацию о вас уже через час назначат вознаграждение. Очень и очень большое. Поэтому сидите и не высовывайтесь. Вернётесь через несколько дней.

— Нет, — покачал головой Джейсон. — Он чудовище. Я… я… То, что он сделал…

— Мы приехали, — объявил Хиршау, останавливая машину неподалёку от какой-то оживлённой улицы, где было только пешеходное движение. — Дальше я поеду один. Надеюсь, на какое-то время это собьёт их со следа.

Джейсон уже взялся за ручку двери, но остановился.

— Хиршау, а вы? Что будет теперь с вами?

— Обо мне не беспокойтесь. Я знаю, что делать. Идите!

Джейсон кивнул и открыл дверь, но, спустив одну ногу на тротуар, опять обернулся.

— А ваша семья?.. Вы не боитесь?

— Эдер позаботится, чтобы с ними ничего не случилось.

— Эдер?! Да он вас казнит собственноручно! Он давно мечтал избавиться от меня.

— Не таким способом.

— Он даже не попытался мне помочь, хотя мог…

— Он сомневался. Эдер слишком умный. Он видит много вариантов развития событий, и ему нужно время, чтобы принять решение. Я не такой. Я вижу один вариант и сразу действую.

Джейсон уже вышел из машины, но всё же спросил:

— И что за вариант вы видели?

— Он застрелит вас, а потом застрелится сам, — сказал Хиршау и, вытянувшись через салон, захлопнул дверь изнутри.

«Мерседес» тронулся с места и быстро набрал скорость. Джейсон остался стоять посреди незнакомой улицы в незнакомом городе. Он сунул пачку денег, которую до сих пор сжимал в руках, в карман брюк и пошёл в сторону вокзала.

 

Глава 48

Джейсон весь день провёл в дороге. Он пересаживался с поезда на поезд, не решаясь ехать в одном подолгу, и ел в кафе на станциях.

Он купил себе джинсы, серую толстовку, носки и небольшую спортивную сумку в магазине возле вокзала. Денег было, если подумать, довольно много: если перевести всё в одну валюту, чуть больше полутора тысяч евро. С другой стороны, на эти деньги ему нужно было прожить столько, сколько потребуется, чтобы найти какой-то заработок.

Помощи просить было не у кого. У него не было действительно близких друзей, а если бы и были… Наверняка за всеми, к кому Джейсон потенциально мог обратиться, начнут следить в ближайшие часы. Он мог бы попробовать связаться с кем-нибудь прямо сейчас, но о чём их просить? Разве что дать ему денег, но куда их ему переслать? Он сам не знал, куда направляется, просто бежал, сломя голову, и все его счета наверняка уже были заблокированы. А ещё обращаться к кому-то за помощью означало подвергать этих людей опасности.

Первую половину дня он толком не задумывался, куда едет. Он проезжал несколько станций, покупал билет и пересаживался на другой поезд — лишь бы подальше от Женевы. Уже после обеда он решил, что нужно определиться с направлением. Сейчас он был в Германии. Оставаться тут не хотелось: немцы ассоциировались с Эдером, и ему казалось, что тут его найдут гораздо быстрее. Он знал, что Эдер не был немцем, он был швейцарцем из Цюриха, но он и его люди обычно говорили между собой по-немецки. Практически вся охрана была набрана им в своём регионе, насколько это было известно Джейсону. Англичане вроде Дэвиса и Марча были, скорее, исключением. Разумно было бы поехать во Францию или Бельгию: он вполне сносно говорил по-французски, и это могло облегчить ему жизнь. Но он не сомневался, что эта же мысль придёт в голову и Астону, и там его будут искать в первую очередь.

Он перебрал несколько вариантов и остановился на Праге. Там сейчас должно быть полно туристов, затеряться в толпе будет легко. Никто не обратит на него внимания.

К тому же, насколько он знал, там стоимость жизни была ниже, чем в Германии или Франции, поэтому с теми же самыми деньгами он протянет дольше. Это решение было спонтанным, но оно, по крайней мере, было. Джейсону трудно было сосредоточиться сейчас на таких вещах: мысли постоянно скатывались к произошедшему утром, и он вновь и вновь переживал всё тот же ужас. Теперь, когда он прокручивал эту короткую сцену в голове, ему казалось, что всё могло сложиться иначе, не растеряйся он тогда и поведи себя правильно. Он даже ни разу не сказал, что не спал с Рувье. Не то чтобы у него было много возможностей, но он этого не сказал.

Теперь это не имело значения.

После истории с Эттингеном Джейсон спросил, что было бы с ним, если бы Дэниел поверил, что он ему изменил. Теперь он знал ответ. Возможно, он знал его и раньше, но отказывался верить.

Джейсон сел на поезд из Мюнхена в Прагу. По дороге он заставлял себя думать о том, как ему быть дальше, где жить, чем зарабатывать на жизнь, как спрятаться от тех, кто будет его искать. У него были кое-какие идеи, но он не мог на них сосредоточиться. Всё возвращалось к одному и тому же: Дэниел приказал его убить. Человек, которого он любил, был готов его убить. Он приказал избавиться от него. Он…

— Прекрати! — сквозь зубы прошептал Джейсон, не выдержав.

Женщина, сидевшая на соседнем сиденье, покосилась на него.

С разбитой губой, покрасневшей и слегка отёкшей щекой и ссадиной на лбу Джейсон и без того выглядел подозрительно. Теперь, когда он начал разговаривать с самим собой, его вообще могли принять за психа. Да, вид у него был не очень располагающий. Хорошо, что багровых синяков на шее не было видно из-под толстовки — вот это точно было незабываемое зрелище.

Поезд приехал в Прагу поздним вечером. На выходе из здания вокзала стояли люди, предлагавшие такси и готовые отвезти в недорогую гостиницу, но Джейсон, хотя и не был опытным путешественником, знал, что на такие предложения не стоит соглашаться: всё будет дороже, а лишних денег у него не было. Он выдернул из стойки рекламный проспект и начал его изучать: здесь тоже вряд ли были самые лучшие предложения, но он постарался по описанию и виду объявления выбрать бюджетные варианты. Решающей была сейчас и близость от того места, где он находился: на развороте буклета была изображена карта с отмеченными на ней гостиницами, и по ней можно было сориентироваться.

Он нашёл гостиницу с каким-то невнятным цветочным названием: до неё он мог вполне добраться пешком. Было уже поздно, и надо было найти место, где спать. Даже если там окажется дороговато, это всего лишь на одну ночь. Завтра он найдёт что-нибудь более подходящее.

Джейсон добрался до кровати только в час ночи. Он чувствовал себя страшно усталым и надеялся, что благодаря этому сможет уснуть. Очень надеялся… Вообще же он боялся, что не сможет спать и всю ночь промучается теми же мыслями. Выгнать их из головы не получалось. Стоило только на миг расслабиться, и они наплывали опять…

Утром он покинул гостиницу. Ему даже вещи собирать не пришлось — у него ничего не было. Первым делом он зашёл в магазин и купил себе перекусить, потом отправился искать интернет-кафе. Он просто шёл по улице и читал вывески: хотя не все из них были продублированы на английском, он был уверен, что слово «интернет» не пропустит. Он пару раз пробовал спрашивать у прохожих, но из объяснений ничего не понял, кроме общего направления.

Время было ранее, и в интернет-кафе, когда он его нашёл, никого не было. Джейсон сразу сел за компьютер и принялся за дело. Он ещё вчера начал думать над тем, как заработать себе на жизнь. Он думал, что сможет устроиться на какую-нибудь нехитрую работу и без документов, но такое место надо было ещё поискать, и платить там будут заведомо меньше. Впрочем, он этот вариант не отметал. Скорее всего, начать придётся именно с него.

Но Джейсон знал и способ лучше. Огромное количество квалифицированной работы выполняется удалённо, и для такой работы иногда не требуется иметь документов. Он понимал, что так нельзя будет жить годами, но надеялся что-нибудь придумать. Главное — начать что-то делать прямо сейчас, не теряя времени, а там будет видно.

Единственное, что он знал точно: он не будет звонить Бренту ни через три дня, ни через пять, ни через месяц. Это другая жизнь, туда нет возврата. Он оказался в буквальном смысле выброшен голым на улицу, но он остался жив. Это самое важное. Ему до сих пор не верилось, что всё оборвалось вот так: вся эта красивая история и невероятная любовь. Это был лишь замок из песка…

Почему он опять думает об этом? Надо заниматься делами, а не раскисать.

Джейсон просидел за компьютером до самого обеда, но сделал всё, что запланировал: нашёл недорогое жильё — маленькую комнату с закуточком под кухню, выбрал самый что ни на есть дешёвый ноутбук и узнал, где в Праге его можно купить, разобрался, как завести электронный пополняемый счёт, куда можно анонимно переводить деньги и анонимно же снимать, и зарегистрировался на сайте, где предлагали свои услуги фрилансеры. Первая часть работы была сделана.

У него были кое-какие идеи на счёт того, как раздобыть документы, хотя ничего дельного пока в голову не приходило. Джейсон не знал, можно ли на сто процентов доверять словам Хиршау о том, что у него не получится сделать фальшивые. Можно было попробовать… С другой стороны, он понятия не имел, как найти людей, которые смогут это сделать. И всё опять же упиралось в то, что у него пока не было денег. Варианты пойти в полицию или американское посольство не рассматривались. Он был уверен, что Астон тут же узнает о его обращении. Он подумал и о том, чтобы позвонить Робертсону: тот теоретически мог всё устроить по своим каналам, но тут же отбросил эту идею. Не стоило втягивать в эту историю Робертсона по многим причинам. К тому же, было бы просто нелепо — и стыдно — просить помощи у спецслужб для того, чтобы сбежать от бывшего любовника.

Он зашёл в ближайшее кафе, заказал салат и сок, пообедал на скорую руку и поехал на трамвае на другой берег Влтавы, туда, где подыскал себе новое жильё, в район Смихов. После того, как он вступил во временное владение маленькой обшарпанной квартиркой, Джейсон решил пройтись по близлежащим улицам и изучить, где здесь находятся магазины. Питаться в кафе было ему не по средствам. В магазинах основной проблемой оказывался язык, так как по-английски там никто не говорил, но, впрочем, разговаривать много и не требовалось.

Он вышел к реке и пошёл вдоль неё. Джейсон понимал, что мог бы найти себе более полезное занятие, но его сейчас тянуло просто передохнуть, отдышаться и подумать. Нет, не о чёртовом садисте Астоне, который сломал ему жизнь, просто подумать. Он чувствовал себя свободным и никому ничем не обязанным, но и безмерно одиноким и потерянным тоже. Внутри него образовалась холодная пустота. Джейсон повернулся в сторону реки, где на другом берегу возвышался огромный собор с двумя башнями, и губы его задрожали:

— Как ты мог… — прошептал он. — Как ты мог так поступить со мной? Отказаться от меня… Я любил тебя, я отдал тебе всё, что у меня было, и то, что могло когда-нибудь быть… А ты… Ты всё равно что убил меня.

Джейсон развернулся и зашагал дальше. Через дорогу были заправка и Макдональдс. Джейсон понял, что опять захотел есть. Он не ел маковской гадости уже несколько лет, но, если подумать, это была довольно вкусная гадость. Он перебежал дорогу.

Ему пришлось ещё немного пройтись по улице, прежде чем он нашёл скамейку с хорошим видом на реку. Хотя место было нетуристическим, всё равно неподалёку крутилась группа людей неизвестной национальности с фотоаппаратами. Фотографировали они противоположный берег, действительно, очень живописный.

Джейсон развернул упаковку биг-мака и откусил первый кусок. Туристы потихоньку загружались в автобус. Позади него остановился тёмно-синий «Фольксваген-Пассат», из машины вышел невысокий мужчина лет тридцати пяти и уверенно направился в сторону Джейсона. Тот внутренне сжался. Он не верил, что люди Астона могли его здесь найти. Это было просто невозможно. Но всё равно мужчина этот ему не понравился.

Тот подошел ближе и что-то произнёс на чешском. Ага, значит, это не по его душу. Уже лучше.

— Я не понимаю, — ответил Джейсон.

— Вы говорите по-английски? — удивился мужчина. — Англичанин?

— Канадец, — ответил Джейсон, сам удивляясь тому, почему именно это ему пришло в голову.

— Можете уделить мне минуту? — спросил незнакомец. Говорил он с сильным акцентом, но правильно.

— Вообще-то нет. Извините.

— Я вижу, что вы не заняты. Простите мне мою настойчивость. Я видел вас на заправке, около Макдональдса.

— И что? — резко спросил Джейсон.

— Я хотел бы предложить вам работу. Заработок.

Джейсон начинал догадываться, он возмущённо уставился на мужчину. Тот торопливо продолжил:

— Ничего такого. Я ищу моделей для агентства. Людей с интересной внешностью. Это моя работа. Вы когда-нибудь фотографировались для…

— Я не собираюсь фотографироваться, — оборвал его Джейсон. — До свиданья.

— Поймите, это очень выгодно. Полдня работы, и вы сразу получаете деньги. Ваши… эти… небольшие ссадины не проблема, под гримом не будет видно.

— До свиданья, — повторил Джейсон.

— Возьмите мою визитную карточку, и если передумаете…

— Я не передумаю, — ответил Джейсон.

Мужчина протянул ему карточку, но он её не взял.

— Оставьте меня в покое.

Мужчина ещё что-то пытался ему втолковать, но Джейсон просто игнорировал его. Тот немного покрутился рядом и уехал.

— Правильно сделали, что отказались, — послышался откуда-то сбоку женский голос, тоже с акцентом, но гораздо менее выраженным.

Джейсон обернулся. Возле скамейки стояла молодая девушка, темноволосая, хорошо сложенная, с резкими, но красивыми чертами лица. Он вопросительно посмотрел на неё.

— Они всегда начинают с фотографий, — пояснила девушка.

— А потом? — спросил Джейсон.

— Потом откровенные фотографии, потом видео.

Джейсон усмехнулся:

— Я не собирался позировать. Но, в любом случае, спасибо.

— Я здесь была с туристами. У меня как раз закончилась экскурсия, и я случайно услышала.

— Что это был за язык? У туристов, — спросил Джейсон.

— Греческий. Никогда раньше не слышал?

— Слышал, но совсем немного. Не запомнил звучания.

— Меня зовут Тереза Лискова.

Джейсон переставил стакан с кофе, освобождая место на скамейке возле себя, поняв, что она хочет сесть.

— Эндрю Дойль, — представился он. Это имя он заготовил заранее.

— Приятно познакомиться. Турист?

— Нет, — коротко ответил Джейсон. У него не было большого желания разговаривать с незнакомой девушкой.

— Работаешь здесь?

— Вообще-то, ищу работу. Но не такую, какую предлагал тот парень.

— А какую? — девица явно не собиралась от него отставать.

В конце концов, они немного разговорились, и Джейсон подумал, что знакомство с Терезой может оказаться ему полезным. Он попросил её помочь купить сотовый телефон. Он пробовал в трёх салонах связи, но никак не мог объяснить продавцам, что ему нужно: по-английски они практически ничего не понимали, а все надписи были на чешском. Они дошли до крупного торгового центра, и там Тереза купила ему телефон без контракта, с предоплаченным тарифом и с возможностью выхода в Интернет. Оставалось купить ноутбук. У Джейсона как раз было немного времени, чтобы съездить в магазин, и Тереза объяснила ему, как туда быстро добраться.

— Если у тебя свободный вечер, мы могли куда-нибудь сходить, — предложила девушка, и Джейсон по выражению её лица и напряжённому звучанию голоса понял, что ей было непросто сказать это. Вряд ли она часто сама куда-то приглашала молодых людей, с которыми познакомилась на улице пару часов назад.

— Нет, наверное, не получится, — ответил он. Ему стало неловко за свой отказ. — Дело не в том, что я не хочу. У меня сейчас… как тебе сказать, у меня не самый простой период в жизни. Много дел и очень мало денег. Я не могу себе позволить…

— Я понимаю, — не дала договорить ему Тереза. — Может быть, попозже…

— Может быть, когда всё немного наладится.

— Оставишь мне свой номер телефона? — заметив, что Джейсон колеблется, она добавила: — Это, наверное, слишком прямо и напористо, но… Если мы расстанемся сейчас, то никогда больше не увидимся. А я бы хотела увидеть тебя снова.

Джейсон прикусил губу.

— Ты же не знаешь меня. Понятия не имеешь, кто я такой. Тебе так нравится моё лицо?

— Да, — просто ответила она. — Оно мне нравится, даже в таком состоянии. И не только: в тебе есть что-то особенное. Не знаю, как сказать это по-английски… Как будто вокруг тебя… Нет, не знаю.

Они всё-таки обменялись номерами телефонов. Джейсон не был уверен, что это разумно, но решил, что всё-таки хорошо иметь здесь кого-то знакомого. Тереза могла оказаться полезной. А Дэниел не так уж ошибался, когда говорил, что на него люди начнут сами кидаться, если оставить его без охраны…

 

Весь вечер и часть ночи Джейсон просидел за ноутбуком, чтобы с утра начать работу.

На специальном сайте, где предлагали свои услуги фрилансеры и размещали проекты заказчики, Джейсон опубликовал резюме сразу в нескольких категориях, относящихся к финансам. Он прекрасно понимал, что как новичок без отзывов и рейтинга он не сможет получить выгодных заказов и поначалу будет работать за гроши, но с чего-то надо было начинать. На первые пару недель ему должно было хватить денег Хиршау.

Утром Джейсону пришло подтверждение от заказчика. Можно было начинать работу. Свой самый первый проект он получил довольно просто — назначил очень низкую цену. Задание по статистическому анализу было не самым простым: не столько сложным в качественном отношении, сколько трудоёмким и относительно большим по объёму. Джейсон просидел за ним практически весь день. Заплатить за него ему должны были сорок долларов. Очень мало за такую работу. Тем не менее, через несколько дней у него будут сорок долларов, один выполненный проект и, как Джейсон надеялся, положительный отзыв на сайте. Он подал заявки ещё на несколько проектов, и рассчитывал, что за ночь кто-нибудь ответит.

Он ошибся: на следующее утро заказа у него ещё не было, только несколько сообщений от клиентов, которые хотели уточнить кто сроки, кто формат исходного документа, кто ещё что-то. Джейсон всем ответил, но быстрого отклика от них ждать не приходилось из-за разницы во времени: двое заказчиков находились в США, один в Австралии.

Ближе к вечеру позвонила Тереза и предложила сходить куда-нибудь, например, просто погулять, посмотреть город. Джейсон отказался: во-первых, он решил выходить из дома только по необходимости, во-вторых, могли придти ответы от заказчиков, и он хотел с ними всё сразу обсудить, чтобы с утра начать работу. Но, услышав грустное терезино: «Ну ладно, может быть, завтра», — он сказал:

— Можешь приехать ко мне… Если это тебе удобно.

Она согласилась, и он продиктовал ей адрес. Через час она стояла в его дверях с бумажным пакетом в руках.

— Я подумала, что у тебя вряд ли есть нормальная еда, — сказала она, протягивая ему пакет. — Кажется, я не ошиблась, — добавила Тереза, осматривая необжитую комнату Джейсона, где не было почти никаких личных вещей, и пустые кухонные полки практически без посуды.

— Да, я сегодня никуда не выходил. И с едой у меня тоже как-то не очень, — смутившись, ответил Джейсон.

В пакете оказались пластиковые контейнеры — в одном была жареная картошка, в другом что-то вроде мясного рагу с овощами — и бутылка красного вина.

— Я захватила штопор, — заявила Тереза, роясь в своей маленькой белой сумке.

— Ты удивительно практичная, — улыбнулся Джейсон.

— По тебе сразу было понятно, что штопора у тебя нет, — рассмеялась она.

Джейсон добавил к трапезе хлеб, сыр и абрикосы. Больше у него ничего готового к употреблению не было.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.