Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Вторник, 28 апреля 2009 года



 

Броуди позвонил на студию и оставил Кэрри сообщение с просьбой перезвонить ему. Домашний телефон Кээри не отвечал, а номера мобильного он никогда не знал.

Звонок не заставил себя ждать.

– Кэрри? – Он едва узнал ее безжизненный голос. – Детектив тебе тоже позвонил? Ты уже знаешь, что найденный нож – это орудие убийства?

– Броуди, ты можешь приехать? – Кэрри всхлипнула.

– Конечно. Буду у тебя через…

– Я не в Лондоне, Броуди. Я пришлю за тобой водителя. Он отвезет тебя в аэропорт.

 

Броуди давно привык к аэропортам. Ему постоянно приходилось бывать на конференциях, в самых разных концах света. И всегда его сопровождала Фиона – следила за вещами, расписанием, документами. В этот раз, однако, он доверился водителю Кэрри и позволил провести себя через Лондонский аэропорт к вертолетной площадке. Как ни странно, ему было приятно, что Фионы нет рядом.

– Не волнуйтесь, сэр, проблем в полете не будет, – сказал пилот вертолета.

Броуди пристегнулся, хотя ему было все равно, шлепнутся они на землю или нет. Раздался шум лопастей, пилот о чем-то коротко переговорил с диспетчером, и через несколько минут они взмыли в воздух.

Во время полета Броуди думал о короткой жизни сына. Его подташнивало, но не от вертолетной качки. Как же получилось, что ни он, ни Кэрри не понимали, что они творят с собственным сыном. Картинки в его голове быстро сменяли одна другую: Макс после каникул летит в Дэннингем на частном вертолете… Макс пинает мяч у разрисованных граффити стен в Вестмаунте… Макс проводит выходные в шикарном загородном особняке Кэрри… Макс спит на продавленном диване у него дома… Макс ходит в частную школу, год в которой обходится в тридцать тысяч фунтов… Макс прогуливает уроки в одном из самых криминальных районов Лондона…

Что же они сделали со своим сыном?

Еще один водитель доставил Броуди в загородную резиденцию Кэрри. Он не взял с собой никаких вещей и понятия не имел, когда вернется в Лондон. Он знал только, что сорваться с места его заставила невыразимая тоска, звучавшая в голосе Кэрри. Фиона заявила, что путешествовать без нее – в твоем состоянии – плохая идея. Но Броуди хотел быть рядом с Кэрри, только вдвоем они могли хоть как-то совладать с горем.

 

Кэрри лежала на полу. Она отпустила всю прислугу и велела ее не беспокоить. Она лежала у холодного камина, прикрыв ноги кашемировым пледом, и вспоминала, как Макс любил вынимать бревна из корзины и строить из них домик на персидском ковре. Неужели вся ее жизнь будет теперь состоять из осколков и боли? Неужели каждый раз, поворачивая за угол или открывая дверь, она будет видеть там Макса?

Она настояла на том, чтобы Лиа осталась в Лондоне и подготовила все к пятничному шоу. «Ты не в себе», – только и сказала Лиа, перед тем как Кэрри бросила трубку. Никто не поддержал ее идею взять интервью у Дэйны Рэй. Никто не понимал, что это не прихоть, а долг.

Звук старинного дверного звонка гулко прокатился по первому этажу. Залаяли собаки. Кэрри не услышала привычной суеты прислуги и тут же вспомнила, что совсем одна в доме.

На пороге стоял Броуди. За его спиной ждал дальнейших указаний водитель.

– Спасибо, Тони. Можете идти домой. – Кэрри автоматически растянула губы в улыбке.

Броуди выглядел ужасно, но почему-то ей показалось, что он примчался спасать ее. Может, если он останется здесь, произойдет чудо и они вернутся в прошлое?

– Проходи, – сказала она, отступая.

Броуди вытянул руку, нашел дверь и сделал осторожный шаг.

– Прости. – Она взяла его за руку. Ладонь была холодная. А прежде руки у него всегда были такие теплые. Броуди весь был теплым, точно грелка, к которой так приятно прижаться зимней ночью.

– Спасибо.

Он не возражал, когда она за руку вела его через холл в комнату с камином.

– Ты держишь собак, – сказал он.

– Ты по запаху определил?

– Нет, просто слышу, как постукивают когти по полу, – сказал он с коротким смешком.

– Нужно зажечь огонь. – Кэрри внезапно осознала, как холодно в доме.

– Не думал, что ты сама это делаешь, – заметил Броуди. Он опустился на большой диван. – У таких, как ты, обычно полный дом челяди.

Кэрри поморщилась.

– Я в состоянии и сама разжечь камин.

Она сердито смотрела, как ее бывший муж устраивается поудобнее на диване. На таком диване чудесно валяться, пить вино, болтать и смеяться, но только не вести разговоры с бывшим мужем о погибшем сыне.

– Сейчас разгорится, – пробормотала Кэрри, засовывая растопку под поленья.

Через несколько минут дрова трещали, тепло поплыло по комнате. Хотя вряд ли что-нибудь могло согреть их сердца.

– Ты хотела, чтобы я приехал, – сказал Броуди.

Ты хотела, чтобы я приехал. Только сейчас Кэрри сообразила, что ее звонок был мольбой о помощи. Как странно, подумала она, пытаясь припомнить, когда в последний раз просила о помощи.

– Я подумала, что нам нужно встретиться. Обсудить.

Броуди слегка кивнул.

– Думаешь, они найдут виновного?

Кэрри села в кресло напротив Броуди, поджала под себя ноги.

– Какой в этом прок, даже если найдут?

– Прок в справедливости. Кто-то должен заплатить за то, что произошло. Кто-то должен сесть в тюрьму.

Кэрри внезапно покраснела. Броуди смотрел на нее так, что она не сомневалась: он все видит.

– Мы уже там, – ответил он.

 

Февраль 2009 года

 

– Потому что…

Дэйна не могла заставить себя произнести эти слова. Она чувствовала на своем затылке взгляд Макса. Они не разговаривали все утро. Ей казалось, что Макс уже несколько дней ее избегает. Обычно он так себя не вел. После того, что произошло в подвале, он стал к ней особенно внимателен, особенно заботлив, а потом вдруг резко изменился, замкнулся, отделывался молчанием. Она не знала, что и думать.

– Потому что они были влюблены друг в друга, но никто их не понимал. – Дэйна покраснела. Впрочем, все равно никто ее не слушал.

– Ты действительно в это веришь, Дэйна? Что они могли полюбить друг друга за столь короткое время? Или их просто влекло друг к другу именно потому, что они не должны были влюбляться, потому что их семьи враждовали? Подростковый бунт и все такое. – Мистер Локхарт ожидал, что класс рассмеется, но все были заняты своими делами.

– Ну, может, и так. А может, они просто один раз посмотрели друг на друга – и все. Их глаза встретились, ну и все такое. Иногда так бывает. – Дэйна вспомнила, как посмотрела на Макса, когда он впервые появился в школе. Она не думала, что он сразу ее заметил, но она-то заметила его тотчас. Ей было безумно жаль Ромео и Джульетту. Безумно жаль себя и Макса. Любить так трудно.

– Я хотел бы верить, что это правда, Дэйна. Что касается вас, бездельники… – Мистер Локхарт стукнул книгой по столу. Никто не обратил внимания. – В выходные беритесь за сочинение. И чтобы работы лежали у меня на столе в конце семестра. Я хочу, чтобы вы раскрыли две темы. Первая: эпоха. Я хочу знать, что вы думаете о том, могла бы история Ромео и Джульетты произойти в другое время. Вторая: судьба. Какую роль сыграл рок в судьбе героев?

Дэйна поймала взгляд Макса и робко улыбнулась, но его лицо осталось бесстрастным. Да что с ним такое?

В столовой Дэйна нагнала его:

– Привет.

Макс постукивал пальцами по подносу, стоя в очереди.

– Пирог, – сказал он. – И еще картошку с соусом.

Дэйна хотела коснуться его, взять за руку…

– Ой!

Она качнулась от сильного толчка в спину, упаковка с соком шлепнулась на пол, лопнула, и на ноги брызнула сладкая жидкость.

– С дороги, сука.

Дэйна замерла. Она ждала, что Макс вступится за нее, хотя бы наклонится за подносом. Но он, казалось, ничего не заметил. Взял свой заказ и прошел к кассе. Девчонка, толкнувшая Дэйну, со смешком протиснулась к стойке. К ней буквально приклеился парень, губами елозивший по ее шее.

– Эй, Макси, детка, – крикнул он тоненьким голоском, отрываясь от своей подружки, – можно я пососу твой член, а, Макси, детка?

Дэйна в ужасе замерла. Она боялась даже дышать. Плечи Макса напряглись, но он не обернулся. Вокруг захихикали.

– Эй, козел, я с тобой разговариваю. – Парень прицельно швырнул куском хлеба Максу в голову.

Макс резко обернулся:

– Какого…

– Я с тобой разговариваю, хрен с горы, – прорычал парень. – Ты что, не можешь справиться со своей девкой? Не слышишь, что все вокруг говорят?

Макс не шевелился. Дэйна тоже. Обычный гвалт в столовой продолжался, а они словно застряли во времени.

О чем это он?

Внезапно Макс швырнул свой поднос на пол. Еда и приборы разлетелись во все стороны. Пирог шлепнулся у ног Дэйны. Макс шагнул к ней, с силой наподдал пирог ногой и выскочил за дверь.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.