Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Истории сердца, поющего смерти



 

Делайте это друг для друга часто, не ждите, пока умрете

 

Это история воительницы по имени Сара (ненастоя­щее ее имя), истинной кельтки, полной страсти и огня, которые оставались с ней до самой смерти. Мне нравит­ся думать, что она по-прежнему выполняет свою работу в мире духов. Сара провела со мной определенную воп­лощающую терапию и начала осуществлять контроль над своей жизнью. Когда ей сказали, что у нее рак толстой кишки, женщина предпочла отдать себя в умелые руки группы попечителей, которые ухаживали за неизлечимо больными и умирающими на ее участке. Сара переехала в один из самых красивых старых домов недалеко от пля­жа, и группа сострадательных женщин ухаживала за ней, пока она не умерла два месяца спустя. Эти женщины верили, что ухаживать надо за человеком как в жизни, так и в смерти, так что Сара получала физическую, эмоцио­нальную, духовную и хорошую медицинскую заботу от всех. Доктора внимательно следили за лечением, тогда как ее двое детей с любовью заботились о ней. Сара не хотела, чтобы ее жалели. Не было необходимости при­творяться при ней.

Меня не было в стране, и мы связывались по мобиль­ному телефону. Когда ей становилось страшно или не­уютно, она звонила из своей постели и делилась тем, что с ней происходит. Иногда мы разговаривали часами, пока я слушала ее страхи и глубокий гнев на то, как ухуд­шалась ее жизнь. Женщины, выполнявшие такую изу­мительную работу как лечение и присматривание за ней, поняли, что гнев и раздражительность Сары были час­тью ее разочарования жизнью, а не так называемой не­адекватной опекой. Я всегда была рада убедить их в этом факте, особенно после трудного дня, когда Сара назы­вала все, что они делали, неэффективным.

По моему возвращению она поприветствовала меня таким образом: «Теперь я могу умереть, полагаю», как будто сам ангел смерти прошел сквозь дверь.

Она убеждала себя, что умрет, как можно искренне и определенно преуспела в этом.

Я вспоминаю одну ночь, когда сказала ей «спокой­ной ночи» и проехала четыре мили до того места, где остановилась. Я проинструктировала ночного наблю­дателя, чтобы он позвонил мне, если состояние Сары из­менится. Я была рада лечь в постель и хорошо поспать. В 5 утра зазвонил телефон, и наблюдатель сказал, что Сара хочет меня видеть. Я думала, что она встревожена, и бы­стро к ней поехала. Когда я вошла в ее комнату, она по­смотрела на меня из-под одеяла, и произошел следую­щий разговор:

- Сара, это Филида; ты хотела меня видеть, что тебе нужно?

- Филида, я думала в эту пятничную ночь о том, что будет лучше для моей прощальной вечеринки; что ты ду­маешь по этому поводу?

- Сара, ты вытащила меня из постели, чтобы ска­зать это?

- Ну, я хотела узнать твое мнение.

- Ты говоришь мне, что я должна была приехать толь­ко для этого?

- Извини, Филида, но я не подумала. Ты раздражена?

- Да, я раздражена и устала.

- Так почему бы тебе не присесть около моей крова­ти и не поговорить об этом?

(Она собиралась советовать мне!)

Я налила чашку чая, а она говорила о подарках и о том, как боится «тирании любезности». Затем она начала го­ворить о вечеринке, но я была не в настроении.

Сара не была впечатлительна, но видела, что я не со­бираюсь продолжать и притворяюсь, мне неинтересно, так как я была слишком усталой, чтобы думать. Мы об­нялись, и я отправилась отдыхать.

На вечеринке Салли, красивая творческая танцовщи­ца, поэт и певец, танцевала для Сары. Как изумителен этот подарок, танец для умирающей. Так как Сара лю­била танцы, я подумала, что было бы замечательно, что­бы жизнь станцевала для нее. Салли двигалась под му­зыку, которую любила Сара, а именно Джон Денвер «Сладкая капитуляция», тогда как все остальные сидели вокруг, переполненные признательностью к здоровому и чувственному телу молодой женщины, сплетающей жизнь и смерть в единое целое в великом танце. Сара и ее дочь Роза спели вместе песню. Ее сын Джим сел на кровать с матерью, сияя улыбкой, пока они обнимались. Комнату наполнили такие смешанные эмоции радости, боли, печали и страстной нежности. Мы пели все вместе и танцевали жизнь и смерть. В ту ночь родилось что-то прекрасное, что-то, что никогда не исчезнет. О жизнь! О смерть!

За неделю до смерти Сара сказала: «Филида, как бы я хотела пойти на пляж (прямо под ее окном) и полежать в твоих руках на песке, а ветер бы обдувал мое лицо».

На следующий день Джим и мой друг понесли Сару в кресле вниз по двум пролетам лестницы на пляж и поло­жили на траву. Ярко светило солнце, хотя это был и не апрель, и пока мы лежали там, щека к щеке, Сара рас­сказала мне о своей глубокой любви к природе и о том, как она бы хотела почувствовать запах земли снова. Короче, у нее было все: песок, земля, звук моря, птицы, летающие над ней, зеленая трава, щекочущая пальцы ног. Она была счастлива.

«Спой мне одну из твоих песен, пожалуйста», — по­просила она. Пока я пела «Ты глубоко влюблена», Сара пела со мной, и мы обе сказали громкое Sea в конце пес­ни. Жизнь и смерть, небо и море аплодировали. Я взяла поднос, полный земли и песка, раковин и морских во­дорослей, и положила все это в кровать Сары, чтобы она могла закрыть глаза и снова вернуться на землю. Было так радостно наблюдать, как она закрывает глаза, кладет голову рядом с подносом и с легкой улыбкой на лице вды­хает запах земли, запах, который она любила в жизни и в переходе.

За несколько дней до ее смерти четыре или пять жен­щин и ее дочь отнесли Сару в ванную в гамаке, сделан­ном из постельного белья, и по ее просьбе искупали ее маленькое хрупкое тело. Мы зажгли свечи и некоторые из нас спели ей, пока другие массажировали ее тело, ис­пользуя масла, и мыли ее волосы. Она лежала на спине в ванной и искренне наслаждалась нежной заботой и вни­манием всех женщин. Слезы наполнили ее глаза, как только она любяще коснулась нас и сказала: «Делайте это друг для друга часто и не ждите, пока умрете, дорогие женщины». Некоторые из нас это запомнили.

В день смерти Сары Джим и Роза провели некоторое время с ней наедине, высказывая слова любящего уте­шения и давая ей знать, как сильно они ее любят. Когда я спросила Сару, что ей нужно услышать, так как она начала сознательно переходить в следующую стадию сво­ей жизни, она сказала, что хочет, чтобы я повторяла сле дующие слова:

 

«Иди к Иисусу; просто оторви ноги от края и представь, как он ждет,

чтобы обнять тебя свои­ми руками».

Она боялась, что может захотеть остаться внизу горы и не отправиться в эти любящие руки. Пока женщина умирала, я повторяла слова снова и снова в ее левое ухо. Хотя я убедила Джима, что его маме не больно, но он был обеспокоен, поэтому направился к аптекарю, чтобы взять еще прописанных лекарств. Роза сидела около ма­тери. Я наблюдала из окна за кроватью в случае, если понадоблюсь ей, но не понадобилась. Роза тоже выучи­ла слова, которые просила мать, так что она продолжала медленно их повторять. Затем дыхание Сары измени­лось, как я и полагала. Я по-прежнему оставалась у окна, поощряя Розу оставаться там, вне зависимости от того, что происходит, так как все было идеально.

 

«Иди, мама, иди в руки Иисуса.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.