Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Стадии освобождения навстречу исцелению



 

Иногда психологическая боль может быть столь же трудной для пациента, как и телесная боль. Элизабет Кублер-Росс в своих учениях говорит о пяти стадиях пе­чали, которые также можно описать как пять стадий умирания или исцеления. Я добавила номер шесть, так как поняла, что это важная стадия исцеления: стадия нахождения нашей души снова, капитуляция навстре­чу жизни.

(Когда родственники умирающего испытывают ста­дию капитуляции, я называю ее капитуляция более пол­ному, более расширенному опыту жизни, печаль закон­чена).

 

1. Отрицание Не я, не сейчас (не мой ребенок, работа, друг и т.д.)
2. Торг Я сделаю то-то и то-то, если все останется, как было.
3. Гнев Как смеет Господь (ты, оно, боль, они)? Почему я? Это все вина докторов (Господа, их, ее, его, твоя)?
4. Депрессия У меня ничего не осталось, нет дыхания, чтобы жить; всего слишком много.
5. Принятие Ну что ж, вот оно и произошло; я не могу этого изменить. Именно так и есть.
6. Капитуляция Я поддаюсь жизни, любви. Я принимаю смерть, как принимал земную жизнь.

 

В течение жизни нам приходится иметь дело с поте­рей и отделением, и эти так называемые стадии не ли­нейны. Можно начать с отрицания, перейти к депрес­сии и принятию, так как, когда мы считаем, что все при­нято, неожиданно возникает депрессия или торг. Я заметила это в себе, когда глубоко печалилась по поводу завершенных взаимоотношений.

Отрицание начинается с внутреннего диалога: «Это еще вовсе не конец; просто отношения испытывают Нелегкие времена», даже хотя все во мне знает, что все Кончено.

Затем я могу перейти к гневу: «Как смеет он (она, оно и т.д.) поступать так со мной?»

Вскоре я в раздумье: «Мне намного лучше без него (нее, его и т.д.); в любом случае, я заслуживаю лучшего».

Стадия торга может включать: «Я буду лучше. Я изме­нюсь, и все будет хорошо».

Затем начинается депрессия; я чувствую боль в обла­сти сердца и ничего не могу с ней поделать, чувствую себя беспомощной. Может быть, я буду испытывать больше гнева и торга, до стадии принятия: «Вот оно как, я очень расстроена, смогу ли я продолжить жизнь?»

Когда добираюсь до места капитуляция жизни, внут­ренний процесс становится эмоциональным и стимули­рующим, и я учусь на активной печали. Сердце чувству­ет: «Я снова смогу найти любовь, радость, новую работу и т.д. и благодарна за открытие моего сердца».

Я знаю теперь, что произошло исцеление и смогу до­стичь большего в мире. Умирающий человек, когда до­бирается до места, где протекает упокоение и саможаление, остается наедине со смертью.

Я часто говорю сиделкам и работникам госпиталя: «Если вы не способны присутствовать со своей собствен­ной печалью и болью и жалеть свою ранимость, вы не можете быть с умирающим и его родственниками».

Элизабет Кублер-Росс, доктор медицины, которая умерла 24 августа 2004 года, всегда делала ударение на то, что мы не можем быть полезными для умирающего, если попытаемся «починить» его или себя. Очень мно­гие из нас были сторожами, смотрителями вместо того, чтобы быть заботливыми; мы ухаживаем, чтобы получить признание, так что наша забота ограничена. Когда мы ухаживаем, то ничего не требуем взамен. В течение долгих лет я ухаживала за многими людьми, не понимая, на­сколько они мне были нужны в жизни.

Работая с Элизабет и пройдя через «сушильный бара­бан» (ее собственные слова для обозначения тренинга, который она нам давала), я поняла, что единственный способ исцелить боль — это пройти ее, а не просто по­стараться позитивно ее обдумать. Наша человечность есть величайший дар, благодаря ему мы можем достиг­нуть счастья души в этой жизни и в жизни духа.

Никто еще никогда не давал мне столь важных уро­ков в жизни, как умирающие. Котел просит нас быть бди­тельными к собственным чувствам в отношении умира­ющих, как мы по-другому к ним относимся из-за того, что они умирают. Мне нужно знать мою реакцию на это и мой ответ. Котел советует: «Знай себя и позволь своей душе говорить посредством тебя».

Зачастую умирающий показывает части меня самой, которые я бы держала подальше от глаз. Они бросают вызов моим так называемым безопасным границам. Я не могу претворяться в чувствах, я не могу избежать чувств. Их повышенная сознательность видит сквозь мою защи­ту, и это невозможно обманывать. Часто легко видеть себя так называемым спасителем/избавителем и обра­щаться с умирающим, как будто он невидим, и разгова­ривать о нем, а не с ним. Очень важно говорить напря­мую с умирающим человеком столько, сколько он смо­жет общаться.

Многим умирающий человек может показаться не­последовательным в своем поведении; один день в хо­рошей форме, на следующий день зол на всех и вся. Ес­тественно, мы считаем, что виноваты мы. Когда я про­веряю ситуацию, обычно вижу, что дело не во мне или других людях. Это его фрустрация, неспособность де­лать то, что он делал несколько месяцев назад; необхо­димость просить все, даже подкладное судно, может очень сильно раздражать ранее активного мужчину или женщину. Необходимость проводить целые дни в крес­ле-коляске или в постели, так как тело больше не мо­жет их носить, очень гнетет людей, которые, хотя и смертельно больные и не имеют надежды на выздоров­ление, по-прежнему умственно активны и увлечены ок­ружением и всем в нем.

Если вы поработали над собственной фрустрацией в своей жизни, своим собственным нетерпением, то смо­жете быть лучше с другими живыми или умирающими. Если вы относитесь с состраданием к собственному раз­дражению, то будете щадить раздражение в других лю­дях. Естественно, это не означает, что вы смиритесь с оскорблением или пренебрежением других; это просто означает, что когда мы знаем свои собственные ограни­чения, то лучше сознаем ограничения других.

Мы слуги смерти, а не ее рабы, и в этом большая раз­ница. Иногда я дарила жесткую любовь. Ниже приведу вам пример.

 

Проведя всю ночь с Жанет, у которой был рак, и зная, что ей не больно и не нужно ничего, я оставила ее на хо­рошее и любящее попечение других «наблюдателей» в 6 утра. Я пробыла в комнате отдыха пять минут, готовясь хорошо поспать, когда кто-то постучал в дверь. Мне не хотелось открывать, но я это сделала.

Филида, Жанет говорит, что ей нужно поговорить с тобой.

Не знаешь случайно о чем?.

— Нет.

— Спроси ее, важно ли это. Если нет, тогда займись Жанет, пожалуйста; я собираюсь поспать до часу дня, буду у нее в 3 часа.

Может показаться неразумным, что я сделала такую вещь, и я знала по лицу наблюдателя, что она была не­уверена. Я знала, что у Жанет есть и другие хорошие люди, которые могут побыть с ней, так что была доволь­на обстановкой. Я хорошо отдохнула и после душа и лен­ча пошла к Жанет.

Когда я вошла, она стала жаловаться на холод и не­удобство в кровати. Наблюдатель сообщил мне, что она хорошо поспала и не жаловалась, пока я не пришла!

Иногда мы обнаруживаем, что умирающие люди при­вязываются к одному человеку, находящемуся с ними, и это дает им ощущение безопасности. Однако, когда мно­го людей делят наблюдение, это прекрасно, так как для одного человека это большой расход энергии.

Когда мы умираем, то возвращаемся в детство физи­чески, эмоционально и интеллектуально. Мы зависим от других, чтобы удовлетворять свои потребности, а это для многих нелегко. Поведение Жанет было примером того, что я объясняла. Если рядом с нами не было присутствия хорошей, близкой мамы, когда мы были детьми, то мы как бы чувствуем себя не в безопасности, когда болеем. В детстве я, бывало, часто падала, но ждала, пока придет моя мама, и только потом плакала. Ее внимание и лю­бовь было именно тем, что мне требовалось, а падение это обеспечивало.

Жанет умерла два месяца спустя после этого эпизода, и мы все были с ней. Она научилась доверять, любой, кто бы ни был, был великим исцелением для нее. Также важ­но осознать, что мы необходимы и что у умирающего че ловека есть вся помощь, которая ему нужна из собствен­ных прекрасных внутренних источников.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.