Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Символ, метафора, аллегория как выразительные средства в режиссуре культурно-досуговых программ



«Искусство есть нахождение знака, соответствующего сущности», - точно заметил Ф.Дельсарт. Знаки прочно вошли в нашу повседневную жизнь, и мы часто воспринимаем их смысл так же непосредственно, как слышим звуки, чувствуем запахи и т.п. Семиотика как наука о знаках охватывает пои­стине необъятную область знания, исследуя свойства знаков в человеческом обществе (главным образом естественные и искусственные знаки, а также некоторые явления культуры и искусства), природе (коммуникация в мире животных) или в самом человеке (зрительное и слуховое восприятие и др.).

Любое произведение аудиовизуального искусства сегодня - это сложная система, включающая в себя разнообразные языки, коды, знаки. А для понимания языка знака требуются определенные интеллектуальные усилия. Быть настоящим зрителем оказывается не так просто. Лишь тот, кто понимает «азбуку» художественного творчества, кому доступны сцени­ческая образность, язык театрализации, может называться подлинным, художественно образованным зрителем.

Ведущими выразительными средствами, создающими осо­бый язык театрализации разнообразных форм культурно-до-суговых программ, выступают символ, метафора, аллегория.

Символ (от греч. symbolon - условный знак) - со времен древних греков условный вещественный опознавательный знак для членов определенной группы людей, тайного обще­ства; вещественный или условный код, обозначающий или напоминающий какое-либо понятие; образ, воплощающий какую-либо идею. Символ может быть и шире смысла изо­браженного явления, и уже. Благодаря такому подходу сим­вол может трактоваться многозначно, а порой двусмысленно. Многозначность символического образа обусловлена тем, что он с равным основанием может быть приложен к раз­личным аспектам бытия.

Разнообразное и многомерное значение знаков-символов не заучивается нами, а закрепляется во множестве ассоциа­ций в процессе жизненной и художественной практики. Не­которые художники пытались теоретически обосновать не смысловую, а чисто ассоциативную связь знака со зритель­ским восприятием. Так, Гете говорил, что видит в красном цвете благородство и серьезность, в желтом - веселое и нежное возбуждение, в голубом - печаль.

Ассоциация как формирование в человеческом сознании смысловой или эмоциональной параллели происходящему событию или явлению, невольное замещение его уже знако­мым синонимом заставляет зрителя домыслить то, о чем только заявлено, обозначено. Так, огонь во все времена сим­волизировал и образ солнца, дающего человеку жизнь, и сим­вол очищения. Символическое прочтение огня представлено в кострах на Масленицу и Купанье, в факелах во время го­родских шествий и, наконец, в зажженной свече как символе памяти по ушедшим. Кукушка - это и символ скоротечности жизни, и безответственного материнства и т.п. Однако часто повторяющиеся символы, обладая излишней доступностью, могут утратить эмоциональность и превратиться в штамп.

Символ очень тесно связан с не менее важными средства­ми выразительности в режиссуре, а именно с метафорой и аллегорией. При этом важно установить и связь между ними, и существенные различия.

Метафора (от греч. цгтскрора - перенос, переносное значе­ние) - фигура речи, использующая название объекта одного класса для описания объекта другого класса. Термин «мета­фора», как и многие другие понятия в драматургических видах искусств, был впервые использован Аристотелем и связан с его пониманием искусства как подражание жизни. Метафора позволяет создать емкий и яркий художественный образ, основанный на ярких, зачастую неожиданных, смелых ассоциациях. Вспомним А.С.Пушкина с его «горит восток зарею новой». Слово «горит», выступая как метафора, рисует яркие краски неба, озаренного лучами восходящего солнца. Эта метафора основана на сходстве цвета зари и огня, в контексте она получает особый символический смысл: перед Полтавской битвой красная заря воспринимается как пред­знаменование кровопролитного сражения.

В основу метафоризации может быть положено сходство самых различных признаков предметов: цвета, формы, объе­ма, назначения, положения в пространстве и времени и т.д. Наблюдательный глаз художника находит общие черты поч­ти во всем. Неожиданность таких сопоставлений придает ме­тафоре особую выразительность. Вот некоторые поэтические строчки. «Солнце нижет лучами в отвес» (Афанасий Фет); «...и золотеющая осень... листвою плачет на песок», «Отгово­рила роща золотая березовым веселым языком» (Сергей Есе­нин.). А это - очень образная, метафоричная проза Михаила Паустовского: «Ночь металась за окнами, то распахиваясь стремительным белым огнем, то сжимаясь в непроглядную тьму».

Мы видим, что индивидуальные авторские метафоры очень выразительны, возможности создания их неисчерпае­мы, как неограниченны возможности выявления сходства различных признаков сопоставляемых предметов, действий, состояний.

Для режиссера культурно-досуговьгх программ метафора ценна чем, что используется как средство построения сцени­ческих образов. «Всего важнее - быть искусным в метафорах. Только этого нельзя перенять от другого; это - признак та­ланта, потому что слагать хорошие метафоры - значит подмечать сходство», - утверждает Аристотель в «Поэтике».

Всякая метафора рассчитана на небуквальное восприятие и требует от зрителя умения понять и почувствовать создавае­мый ею образно-эмоциональный эффект, увидеть второй план метафоры, содержащееся в ней скрытое сравнение, за­ставляет работать воображение зрителя.

Сегодня практика постановки разнообразных форм куль-турно-досуговых программ представлена следующими вида­ми использования метафоры в языке театрализации.

1. Метафора оформления. Пути создания образа через ме­тафору в сценографии досуговой программы различны. Мысль, идея могут быть выражены через планировку, кон­струкцию, оформление, детали, свет, через их соотношение и сочетание. Яркие примеры сценографической реализации ме­тафоры можно найти в книге И.Э.Горюновой «Режиссура массовых театрализованных зрелищ и музыкальных пред­ставлений». Так, в качестве сценического оформления музы-кально-театрализованного представления, посвященного 60-летию Победы в Великой Отечественной войне, в ГЦКЗ «Россия» были использованы четыре широко распахнутые шинели-кулисы как метафорический образ авторской идеи о том, что это была победа простого солдата, по-пластунски пропахавшего тысячи километров фронтовых дорог и защи­тившего всех своей солдатской шинелью.

2. Пластическая метафора, или метафора пантомимы. Вот классический сюжет гениального французского мима Марсе­ля Марсо «Клетка». Человек, проснувшись, направляется вперед, натыкается на препятствие и понимает, что он в клет­ке. Лихорадочно перебирая руками по всем четырем стенам, герой ищет выхода. Не находя его, он приходит в отчаяние, мечется, натыкаясь на стены клетки. Наконец отыскивает лазейку. С трудом выбравшись через нее, человек ощущает себя на свободе. Идет вперед. И снова препятствие. Оказы­вается, клетка находилась в другой клетке, только большего

размера.

3. Метафора мизансцены очень подробно представлена в упоминаемой книге И.Э.Горюновой. Подчеркнем лишь, что метафорическая мизансцена требует особо тщательной разра­ботки пластических движений и словесного действия для создания обобщенного художественного образа режиссер­ской мысли.

4. Метафора в актерской игре. Замечательный писатель Ю.Олеша как-то заметил: «Животные, как ничто другое, да­ют повод именно для метафор». Хрестоматийным стал при­мер из режиссерского творчества В.Э. Мейерхольда. Диалог на репетиции в его красноармейской актерской студии.

Вопрос к Мейерхольду: Как играть классовых врагов?

Мейерхольд:

- Гротеск! Только гротеск! Гениальный гротеск!

Мейерхольд попросил просвистеть хором птичьих голосов. Запели пенки, дрозды, жаворонки, соловьи: в комнату «во­шли» лес и тишина. На лицах бойцов, давно оторванных от семей, от родных лесов и полей, - поэтическая грусть.

Стоп! - Мейерхольд хлопнул в ладоши. - А теперь, пожа­луйста, на скотный двор! Кто враги нашей республики? Люди? Нет! Взбесившийся скотный двор!.. Бык, акула.

Мейерхольд увлек актерское воображение, научил бойцов индивидуализировать образы классовых врагов. Вместо вооб­ще «генерал» появился «генерал-бык», «генерал-индюк», «ге­нерал-осел».

Таким образом, сценическая реализация метафоры во всех ее формах позволяет ярче и нагляднее для аудитории выра­зить суть либо основного события эпизода, либо отношений, складывающихся между персонажами. Аудитория получает возможность быстро и точно определить, сформулировать свою собственную позицию по отношению к происходяще­му, что, в свою очередь, является первой и необходимой предпосылкой к формированию у аудитории активного отношения к получаемой сценической информации.

Важное место в режиссерском искусстве театрализации принадлежит аллегории. Аллегорией (от гр. allegoria - ино­сказание, из alios - иной, agoreuo - говорю) называется выра­жение отвлеченных понятий в конкретных художественных образах. Например, в баснях, сказках глупость, упрямство во­площаются в образе Осла, трусость - в образе Зайца, хит­рость - в образе Лисы. Аллегорический смысл могут полу­чать иносказательные выражения: принта осень может озна­чать «наступила старость», замело снегом дороги - «к про­шлому нет возврата», пусть всегда будет солнце - «пусть неизменным будет счастье» и т.д. Такие аллегории носят общеязыковой характер.

В противоположность многозначности символа смысл ал­легории характеризуется однозначной постоянной опреде­ленностью и раскрывается не непосредственно в художе­ственном образе, а лишь в истолковании содержавшихся в образе явных или скрытых намеков и указаний, то есть путем подведения образа под какое-либо понятие.

Аллегория всегда играла заметную роль в режиссуре теат­рализованных форм досуговых программ, поскольку предпо­лагает двухплановость. Первый план - это художественный образ, второй план всегда иносказательный, определяемый знанием ситуации, исторической обстановки, ассоциатив­ностью.

Как отмечалось выше, символ, подобно аллегории и мета­форе, образует свои новые значения на основе того, что мы ощущаем родство, связь между тем предметом и явлением, которые обозначаются каким-то словом, знаком, и другим предметом или явлением, на которое переносим это обозначение.

Однако символ коренным образом отличается и от ал­легории, и от метафоры прежде всего тем, что он наделен множеством значений, и все они потенциально присутствую! в каждом символическом образе, как бы «просвечивая» друг сквозь друга.

Формальное отличие символа и метафоры в том, что мета­фора создается как бы на наших глазах: мы видим, какие именно слова, понятия сопоставлены, и поэтому догадываем­ся, какие их значения сближаются, чтобы породить третье, новое. Символ может входить и в метафорическое построе­ние, но оно для него не обязательно.

В заключение отметим, что символ, метафора и аллегория могут использоваться в решении каждого эпизода досуговой программы, в кульминации всей программы и, наконец, в ее сценографии (декорационном оформлении).

Вопросы и задания для самопроверки

1. В чем особенность символа как выразительного средства в режиссуре культурно-досуговых программ?

2. Охарактеризуйте метафору как средство построения сце­нического образа.

3. Какие виды метафор используются в языке театрализа­ции?

4. В чем сходство и различие метафоры и аллегории как выразительных средств в режиссуре культурно-досуговых программ?

Литература

1. Берниковский, Э.В. Режиссура клубных массовых пред­ставлений /Э.В.Берниковский. - Л.: Искусство, 1977. - 165 с.

2. Горюнова, И.Э. Режиссура массовых театрализованных зрелищ и музыкальных представлений / И.Э.Горюнова. -СПб.: Композитор, 2009. - 204 с.

3. Мейерхольд, В.Э. Статьи, письма, речи, беседы / В.Э.Мейерхольд. - М.: Искусство, 1968. - Ч. 2. - 286 с.

4. Черняк, Ю.М. Режиссура праздников и зрелищ / Ю.М.Черняк. - Мн.: ТетраСистемс, 2004. - 224 с.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.