Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Перспективизм, или двусторонний монизм



Согласно данной точке зрения, сознание и мозг являют­ся просто двумя подходами к одному и тому же явлению. Существует взгляд изнутри: это ситуация в том виде, как она предстает в головном мозге данного человека. И существует взгляд снаружи: ситуация в том виде, как она предстает пе­ред ученым, который наблюдает мозг извне. Эти точки зре­ния несколько отличаются друг от друга. Например, "я", за­нимающее первую позицию, считает, что обладает свободой воли. Тогда как ученый, находящийся извне, говорит, что мозг является закрытой причинно-следственной системой и потому детерминирован, а свобода воли невозможна. И каким-то образом обе позиции оказываются правильными, хотя очень трудно объяснить, каким.

Например, облако изнутри выглядит существенно ина­че, чем снаружи. Снаружи, по крайней мере, в летний день, кучевые облака похожи на великолепные горы, покрытые снегом, а изнутри они похожи на мрачный серый туман. И это действительно так. Но от этой аналогии нет никакой пользы при рассмотрении отношений между мозгом и со­знанием. Как бы ни выглядели облака — как белоснежные вершины или как серый туман — это одно и то же вещество — капельки воды.

Независимо от того, как выглядит мозг/сознание — как белоснежные вершины или как серый туман, — согласно перспективизму, это одна и та же сущность. Тем не менее здесь остаются неразрешенными фундаментальные проблемы, которые стоят и перед другими рассмотренными выше тео­риями: каким образом мозг/сознание, представляя собой


 




физическое вещество, обладает подлинной свободой воли иморальным чувством?

Функционализм

Эта теория пользовалась популярностью среди ученых, и она может быть в определенных пределах весьма полез­ной. Но мы не будем останавливаться на ней подробно, так как, по свидетельству одного из ее главных защитников, она оказывается неадекватной в вопросе о соотношении между телом и сознанием.

Предоставим слово для характеристики функционализма профессору Джерри Фодору: "Функционализм строит поня­тие каузальной роли таким образом, что некоторое психичес­кое (mental) состояние может быть определено через каузаль­ное отношение с другими психическими состояниями. В этом отношении функционализм полностью отличен от логичес­кого бихевиоризма... функционализм не является, по своей сущности, редукционизмом. Он не предусматривает, даже в принципе, устранения менталистских понятий из объясни­тельного аппарата психологических теорий"29.

Тем не менее Фодор далее говорит: "Многие психологи, склонные к принятию функционалистской точки зрения, тем не менее обеспокоены тем, что функционализм не может сказать больше о природе сознания... проблема содержатель­ного качества оказывается серьезной угрозой утверждению, что функционализм может обеспечить общую теорию пси­хического (mental)"30.

Профессор Томас Нагель, автор широко известной ста­тьи "Каково быть летучей мышью?", говорит по поводу фун­кционализма следующее: "Функционализм, хотя и являет­ся в определенном отношении истинным, не может считать­ся адекватной теорией сознания... вся истина гораздо слож­нее и труднее поддается постижению... Теория, которой уда­стся объяснить отношение между поведением, сознанием имозгом, будет кардинально отличаться от теорий других феноменов: она не может быть создана в результате приме­нения уже существующих методов объяснения"31.


б) Модификации монизма

Общая черта между учеными, философами и психолога­ми, о которых мы говорили выше, — это отрицание какой бы то ни было формы дуализма. Профессор Джон Полкингхорн видит основание этого отрицания в том, что при дуализме "материя и сознание не могут срастись в единый мир нашего психосоматического опыта". Единственно возможным объяс­нением человека, с его точки зрения, "является взаимодопол­нительный мир сознания-материи, в котором эти полярнос­ти связываются как противоположные аспекты мира"32.

На основании этой фразы "противоположные аспекты мира" можно было бы предположить, что Полкингхорн при­держивается некоторой формы перспективизма. Но, как мы убедились выше, перспективизм в конечном итоге исклю­чает возможность свободной воли. Но в другой своей работе Полкингхорн замечает, что "отрицание свободы человека не имеет смысла"33. Он утверждает, что мозг — это сложная динамическая система, и, как для многих таких систем, для нее нельзя построить окончательное предсказание (как опи­сано в математической теории хаоса). Эта непредсказуе­мость, таким образом, оставляет мозг открытым практике молитвы и воздействию свыше.

Вероятно, наилучшим названием данной точки зрения может служить термин, который все больше и больше ис­пользуется учеными, — а именно, "нередукционистский физикализм"34.

Соблазнительно подвести под эту категорию известного ученого Ф. Добржанского. Он, разумеется, не был дуалис­том. Тем не менее он свободно рассуждал о самосознании своего "я": "Я не только жив, но и осознаю, что я жив. Более того, я знаю, что я не буду жить вечно и что смерть неизбеж­на, Я обладаю такими свойствами как самосознание и осоз­нание своей грядущей смерти"35.

Не все современные ученые, философы и психологи яв­ляются монистами материалистического направления. Правда, создается впечатление, что многие ученые не при-


 




соединяются к дуалистическому направлению только пото­му, что не хотят ставить себя в уязвимую позицию по отно­шению к тем, кто, подобно Гилберту Райлу, навешивает на дуалистов унизительный ярлык людей, верящих в "Бога из машины"36. Но в настоящее время увеличивается число уче­ных различных направлений, которые совершенно не боят­ся этого ярлыка.

В своей книге "Миф о материи" профессора Пол Дэвис и Джон Гриббин отмечают: "Мы приводим здесь эти обще­признанно спекулятивные идеи для того, чтобы проиллюс­трировать глубокие изменения во взглядах на мир, которые сопровождали движение к постмеханистической парадигме. Вместо безжизненных частиц вещества, болтающихся в гро­мыхающем ньютоновом механизме, мы имеем сложную сеть информационного обмена — холистскую, индетерминистс -кую и открытую систему, наполненную возможностями и дышащую бесконечным разнообразием... Декарт создал об­раз человеческого сознания как какой-то неясной субстан­ции, которая существует независимо от тела. Много време­ни спустя, в 1930-е годы, Гилберт Райл высмеял этот дуа­лизм, применив к нему выразительную метафору сознания как "бога из машины". Райл сформулировал свои критичес­кие замечания в адрес дуалистической концепции в разгар триумфа материализма и механицизма. В роли "машины" у него выступают человеческое тело и человеческий мозг, а они в свою очередь являются частью большего космического механизма. Но уже в то время, когда он использовал свою метафору, развивались новые направления в физике, кото­рые подрывали мировоззрение, служившее основой фило­софской концепции Райла. Сегодня, на грани веков, мы мо­жем видеть, что Райл был прав в своем неприятии идеи "бога (букв. духа) из машины", но не потому, что нет бога, а пото­му, что нет машины"37.

Из этого высказывания видно, что Дэвис и Гриббин от­носятся не к монистам старого толка, следующим тезису: "че­ловек — это не что иное, как материя", а к монистам нового


толка, следующим тезису: "человек, в конечном итоге, — не­что иное как информация".

Однако есть и другие ученые и философы, которых не смущает дуализм в традиционном смысле этого слова. Гово­ря о Райле и о его несогласии с идеей "бога из машины", Карл Поппер замечает: "...Он также хочет отвергнуть идею Сократа и Платона о том, что сознание по отношению к телу подобно капитану корабля [кормчему], метафору, которую я считаю исключительно адекватной. Адекватной настолько, что я могу сказать, что "Я верю в бога из машины""38.

Рассмотрим еще один подход к анализу отношений меж­ду телом и сознанием.

в) Концепция дуалистического взаимодействия

Эта концепция обычно называется "Картезианским дуа­лизмом", поскольку именно Декарт развил ее и придал ей ясные очертания39. Декарт подчеркивал, что сознание явля­ется нематериальной субстанцией, которая воздействует на тело, приводя к тому, что тело действует, и, в свою очередь, испытывает воздействие тела, воспринимая определенные ощущения. Этот подход называется концепцией дуалисти­ческого взаимодействия (интеракционизма40), потому что, согласно другим подходам, тело может воздействовать на сознание, а сознание не может воздействовать на тело. Со­гласно данной концепции, сознание может воздействовать на тело, равно как и наоборот.

Эта точка зрения, разумеется, была высказана задолго до Декарта. Она имеет длинную историю, как показал в своей книге К. Поппер41. Не все, кто сегодня придерживается ка­кой-то формы дуалистического интеракционизма, соглаша­ются с тем, как он подается у самого Декарта. Не все едино­душны и в том, как называть нематериальную сторону — "са­мостью" или "сознанием", "духом" или "душой". Сторонни­ки этой позиции не единодушны и в том, каково происхож­дение этой нематериальной стороны.

Поппер, эволюционист дарвиновского направления, счи­тает, что она просто "возникла": "Глядя с эволюционной точ-


 




ки зрения, я считаю, что самосознание является неожидан­но возникающим (эмерджентным) продуктом головного мозга... Я подчеркиваю, что сказать, что сознание — это про­дукт головного мозга, — значит сказать очень мало. Это ут­верждение практически не имеет никакой объяснительной силы и вряд ли дает что-то большее, чем знак вопроса в оп­ределенном месте человеческой эволюции. Тем не менее я считаю, что это все, что мы можем сказать об этом с дарви­новской точки зрения"42.

В то же самое время Поппер говорит: "Таким образом, в связи с вопросом: "Что такое сознание, обладающее са­мосознанием?", я могу сначала сказать... "Это нечто совер­шенно отличное от того, что, согласно нашим данным, ра­нее существовало в мире"... В ощущениях удовольствия и боли, которые испытывают животные, вероятно, можно увидеть своего рода предшественника человеческого созна­ния, но последнее совершенно отлично от того, что ощу­щают животные, потому что оно может быть саморефлек­сивным, то есть человеческое "я" может осознавать самого себя. Именно это мы имеем в виду под осознающим себя сознанием'43.

Автор второй части книги ""Я" и его мозг", из которой приведено это высказывание, — Джон Экклз, лауреат Но­белевской премии в области нейрофизиологии. Будучи эво­люционистом теистического направления, он утверждает, что хотя тело и мозг человека возникли в результате эволю­ции, "я", или душа, в каждом человеческом существе явля­ется особым творением Бога, которое Бог вкладывает в че­ловеческий плод после зачатия и перед его рождением. По­этому он называет одну из своих книг, в которой излагает результаты исследований по нейрофизиологии мозга (как свои собственные, так и результаты своих коллег), "Эволю­ция мозга. Создание "я""44. Заключая свой труд, он сумми­рует свои представления следующим образом: "Поскольку в рамках материалистического подхода45 нельзя объяснить уникальность человека, я вынужден приписывать уникаль-


ность "я" или Души сверхъестественному духовному тво­рению. Если объяснять ее в теологических терминах, то по­лучается следующее: каждая Душа является новым боже­ственным творением, которое вкладывается в растущий плод в какой-то момент между зачатием и рождением. К выводу о "божественном творении" нас подводит очевид­ность того, что внутреннее ядро каждого отдельного чело­века уникально. Я не считаю приемлемым никакое другое объяснение. Здесь не годится ни генетическая уникальность с ее фантастически невозможной лотереей, ни различия в окружающей среде — они не детерминируют уникальность каждого человека, а просто видоизменяют ее. Этот вывод имеет колоссальное теологическое значение. Он существен­но поддерживает нашу веру в человеческую душу и в чудес­ное происхождение человека в результате божественного творения. При этом признается не только Трансцендентный Бог, Создатель Космоса, Бог, в которого верил Эйнштейн, но еще и любящий Бог, Которому мы обязаны нашим суще­ствованием"46.

Другой Нобелевский лауреат в области нейрофизиоло­гии Чарльз С. Шеррингтон также придерживался дуалис­тической позиции. Он говорил по этому поводу следующее: "То, что человеческое существо может состоять из двух фун­даментальных элементов, является, по-моему, не менее не­вероятным, чем то, что оно состоит из чего-то единого"4'.

Выдающийся нейрохирург Уилдер Пенфилд, который начинал как сторонник теории тождества, но спустя долгое время пришел к теории дуализма48, утверждает: "...гораздо легче строить рациональную концепцию бытия человека на основании двух элементов, чем не основании одного"49.

Оксфордский философ Ричард Суинберн, как мы виде­ли выше, выступает против теории тождества и за дуализм, хотя он делает дополнение, что для полного удовлетвори­тельного объяснения корреляции между процессами, име­ющими место в головном мозге, и психическими процесса­ми, следует выйти за пределы дуализма — к Богу50.


 




Но наша основная цель заключается не в том, чтобы по­казать, сколько сторонников у концепции дуалистического взаимодействия, и сколько у нее противников. Наша цель в том, чтобы понять смысл спора между монистами, с одной стороны, и дуалистами, с другой, независимо от внутренних различий между ними.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.