Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Не существует абсолютной морали: мораль является отражением крупных экономических изменений в ходе истории



Переходим к рассмотрению точки зрения марксизма-ле­нинизма. В связи с этим еще раз напомним читателю, каков характер данного обзора представлений о нравственности и какие конкретно аспекты этических систем нас интересуют. В наши задачи не входит подробное изучение соответству­ющих этим теоретическим системам этических практик. Нас интересуют этические системы на предмет того, основаны ли они на каком-то абсолютном моральном принципе, кото­рый в силу своей абсолютности полагается в качестве пред­писания каждому разумному человеку, или фундаменталь­ный принцип этих систем выбирается произвольно.

Марксистский подход отличается от других рассмотрен­ных выше атеистических концепций морали тем, что марк­систы не стремятся построить мораль непосредственно на биологических явлениях и процессах. Согласно марксизму, подлинная мораль состоит в практических действиях, адек­ватных социально-экономическим условиям, возникшим в ходе материально-исторического развития человеческого общества. Маркс, разумеется, принимал дарвиновское уче­ние об эволюции33, и марксистское учение диалектического материализма является по сути своей эволюционным. Но диалектика, проявления которой марксисты видят на всех уровнях устройства мира, и в частности в истории, вряд ли может трактоваться как нравственная ценность: это скорее сила, процесс, свойство сознания, которым наделена опре­деленным образом организованная материя: она обеспечи-


 




вает необходимые условия для достижения подлинно марк­систской нравственности, а также, вероятно, импульс ее до­стижения и гарантию, что эта нравственность в конце кон­цов возобладает. Но она вряд ли может быть рассмотрена как нравственная ценность сама по себе.

На какой же ценности основывается марксистская эти­ка? Не на какой-то абсолютной нравственной ценности, ко­торая рассматривается как нечто абсолютно верное и обще­значимое для всех времен и народов, как, скажем, законы арифметики.

Ф. Энгельс:

"Мы... отвергаем всякую попытку навязать нам какую бы то ни было моральную догматику в качестве вечного, окон­чательного, отныне неизменного нравственного закона, под тем предлогом, что и мир морали тоже имеет свои непрехо­дящие принципы, стоящие выше истории и национальных различий. Напротив, мы утверждаем, что всякая теория мо­рали являлась до сих пор в конечном счете продуктом дан­ного экономического положения общества"34.

С другой стороны, несмотря на то, что говорит Энгельс, время от времени среди огромного количества работ, напи­санных в марксистской традиции, появляются работы, где можно найти рассуждения, которые можно счесть за свиде­тельства того, что марксизм признает одно "высшее" и, ви­димо, вечное и неизменное благо, которое выступает мери­лом всех остальных действий и вещей, а именно свободу. Говард Селзэм:

"...борьба за свободу... является сама по себе нравствен­ной или справедливой, потому что свобода является высшим благом и потому, что только посредством свободы можно судить все действия и институты"35.

Высшей ценностью, согласно Т. М. Ярошевскому, явля­ется человек, каждая реальная личность. При этом речь идет не о представителях отдельных классов, а обо всех трудя­щихся массах. Источником моральных ценностей является не индивид, сосредоточенный на самом себе. Моральные


ценности производятся людьми в процессе коллективного труда36.

В отличие от марксизма, иудаизм, христианство и ислам считают, что человеческие существа, независимо от их на­циональности, классовой принадлежности и гражданства обладают бесконечной ценностью, так как они сотворены по образу и подобию Божьему. Именно эта ценность каждого человеческого существа и определяет место человека в эти­ческом кодексе. Марксизм же отрицает это основание цен­ности человека. В. И. Ленин:

"В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нрав­ственность? В том смысле, в каком проповедовала ее буржу­азия, которая выводила эту нравственность из велений бога. Мы на этот счет, конечно, говорим, что в бога не верим, и очень хорошо знаем, что от имени бога говорило духовен­ство, говорили помещики, говорила буржуазия, чтобы про­водить свои эксплуататорские интересы. Или вместо того, чтобы выводить эту мораль из велений нравственности, из велений бога, они выводили ее из идеалистических или по­луидеалистических фраз, которые всегда сводились тоже к тому, что очень похоже на веления бога"37.

Прокомментируем это высказывание. Вполне возмож­но (и, если это так, то совершенно непростительно), что не­которые помещики и представители духовенства во време­на Ленина использовали имя Бога для того, чтобы "прово­дить свои... интересы". Подобное предосудительное поведе­ние наблюдалось еще во времена Христа. И Христос осуж­дал подобное поведение фарисеев и саддукеев (Лк. 11: 39-46). Он особенно сурово осуждал лицемерных богословов, которые "любят ходить в длинных одеждах и любят привет­ствия в народных собраниях, председания в синагогах и пред-возлежания на пиршествах, которые поедают домы вдов и лицемерно долго молятся; они примут тем большее осужде­ние" (Лк. 20:46-47). Апостол Христа Иаков осуждал алчных богачей своего времени: "Послушайте вы, богатые: плачьте


 


308



и рыдайте о бедствиях ваших, находящих (на вас). Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. Вот, плата, удержанная [то есть недоплаченная работникам (прим. перев.)] вами у работни­ков, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как-бы на день закла­ния. Вы осудили, убили праведника; он не противился вам" (Иак. 5: 1-6). И иудейские пророки (такие как Исайя, Иере­мия, Иезекииль, Амос) столь же сурово и упорно осуждали тех, кто угнетал трудящихся людей.

В этом свете кажутся несколько странными рассуждения Г. Л. Андреева, который писал, что, согласно морали, господ­ствующей при капитализме, нравственным считается то, что способствует сохранению и укреплению системы эксплуа­тации и получению прибыли. А религия просто обосновы­вает эту несправедливую, кровавую и бесчеловечную систе­му от имени Бога38.

Наверное, можно представить себе такую ситуацию, ког­да марксисты, сначала отвергнувшие Бога, впоследствии смогли бы одобрить такого Бога, который подвиг Своих про­роков защищать угнетенных. Однако они совершенно опре­деленно отвергли идею, что каждое отдельное человеческое существо обладает абсолютной ценностью как созданное по образу и подобию Божьему. В. И. Ленин:

"Всякую такую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. Мы говорим, что это обман, что это надувательство и забивание умов рабочих и крестьян в интересах помещиков и капиталистов"39.

На чем же в таком случае основывается нравственность, если отрицаются ее "внечеловеческие" основания? Обратим­ся еще раз к рассуждениям Ленина:

"Мы говорим, что наша нравственность подчинена впол­не интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нрав-


ственность выводится из интересов классовой борьбы про­летариата. Старое общество было основано на угнетении помещиками и капиталистами всех рабочих и крестьян. Нам нужно было это разрушить, надо было их скинуть, но для этого надо создать объединение. Боженька такого объеди­нения не создаст. <...> Вот почему мы говорим: для нас нрав­ственность, взятая вне человеческого общества, не существу­ет; это обман. Для нас нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата"40.

Ленин, очевидно, выступает здесь не как философ, забо­тящийся о точности понятий, а как оратор и пропагандист, поскольку он не думает, что для большинства людей спра­ведливость — это необходимая составляющая нравственно­сти. Высказывание о том, что "нравственность подчинена интересам классовой борьбы пролетариата" для любого че­ловека, не являющегося сторонником данной идеологичес­кой системы, звучит странно, поскольку из него следует, что интересы пролетариата выше соображений справедливости. Не менее странно и даже угрожающе звучит и то, что "нрав­ственность выводится из интересов классовой борьбы про­летариата", поскольку справедливость ставится в зависи­мость от интересов классовой борьбы.

Вот как рассуждает о коммунистической морали один из современных марксистов В. Н. Колбановский. С точки зре­ния коммунистической нравственности, пишет он, мораль­но то, что способствует уничтожению старого эксплуататор­ского строя и построению нового коммунистического обще­ства. Все, что мешает построению коммунизма, аморально. Нравственный человек, с позиций коммуниста, — это чело­век, который отдает все свои силы и энергию делу борьбы за новое коммунистическое общество"41.

Отсюда можно сделать вывод, что марксизм провозгла­шает абсолютное основание нравственности, которое заклю­чается в том, что каковы бы ни были интересы классовой борьбы пролетариата в деле его борьбы, они являются по оп­ределению нравственными. А поскольку это так, то понятно,


 




почему коммунистические вожди считали, что они могут — и, вероятно, даже должны — использовать любые методы для достижения бесклассового общества и рая на земле и каки­ми бы эти методы ни были, то простое обстоятельство, что они использовались для достижения бесклассового общества, придавало им свойство подлинной нравственности. Цель оп­равдывала средства, пусть даже если цена достижений была равна миллионам жизней конкретных людей. И. Сталин:

"Короче: диктатура пролетариата есть неограниченное законом и опирающееся на насилие господство пролетариа­та над буржуазией, пользующееся сочувствием и поддерж­кой трудящихся и эксплуатируемых масс" (выд. в оригина­ле. — Перев.)42. Никита Хрущев:

"Наше дело свято. Тот, чья рука дрогнет, кто остановит­ся на полпути, чьи колени задрожат, пока он не уничтожит десятки и сотни своих врагов, поставит революцию под уг­розу. Тот, кто пощадит жизнь нескольким врагам, заплатит за это сотнями тысяч жизней лучших сынов наших от­цов...'43.

Дадим некоторые дополнительные комментарии по по­воду приведенных выше высказываний о нравственности.

1. Если то, что говорит Энгельс, истинно и не существует вечных принципов, единых для всех периодов человеческой истории и всех наций, то коммунистическая нравственность должна казаться, по крайней мере, тем, кто занимает вне­шнюю по отношению к ней позицию, вопросом вкуса, склон­ностей и предпочтений. Конечно, призыв к справедливости по отношению ко всем людям на основании того, что все они равны и имеют право на свободу, крайне привлекателен. Но определение справедливости и нравственности как интере­сов одного конкретного класса не может не казаться произ­вольным остальному человечеству.

2. Как Маркс, так и Гитлер были сторонниками дарвиновс­кой теории эволюции, а не представления о том, что человек


сотворен Богом. Гитлер использовал теорию эволюции для обоснования идеи "сверхчеловека", а Маркс (посредством исторического материализма) — для обоснования идеи о том, что пролетариат как класс является носителем высшей мо рали. Как гитлеровский режим, так и режимы, опиравшиеся на марксистскую идеологию, уничтожили миллионы людей в целях утверждения своего идеала "человеколюбия". Если считается, что за пределами материалистических сил эволю­ции нет Творца, который бы служил основанием ценности человека, то тогда на основании какого критерия нужно де­лать выбор между теориями Маркса и Гитлера? 3. Коммунисты в ответ на заданный выше вопрос могут от­ветить следующее. История уже доказала достоинства тео­рии Маркса, поскольку развитие диалектико-историческо-го процесса с неизбежностью привело к свержению буржуа­зии и установлению господства пролетариата. С такой же неизбежностью однажды будет установлено бесклассовое общество и рай на всей земле.

Неизбежность исторических изменений является в мар­ксизме еще одним предметом абсолютизации, причем абсо­лютизации настолько сильной, что поскольку материя счи­тается марксистами вечной, а изменение полагается ее не­обходимым свойством, то отсюда делается вывод, что про­цесс изменений не прекратится, даже если наступит комму­нистическое завтра. Последнее в силу данной закономерно­сти будет превращаться в нечто иное.

Надо сказать, что природа исторического материализма и деятельность человека являются у марксистов предметом бесконечных жарких споров44. Единственный пункт, по ко­торому разногласий между ними, видимо, не существует, — это вопрос о том, что исторический материализм — концеп­ция не фаталистская, а детерминистская. Она не освобож­дает человека от необходимости бороться и является дей­ственной только благодаря человеческим усилиям. И все же из чтения сочинений марксистов следует, что диалектика материально-исторического процесса не только обеспечива-


 




ет необходимые условия для борьбы человека за "светлое коммунистическое будущее", но и является глубинной тен­денцией, которой невозможно противостоять и которая ве­дет к триумфу коммунистической революции, бесклассово­му обществу и раю на земле, к конечной победе и торжеству коммунистической нравственности.

О колоссальной силе мысли и влиянии Маркса, Ленина, Сталина, Хрущева и их последователей говорит то, что они смогли вдохновить миллионы людей нескольких поколений на борьбу, страдания и смерть во имя обещанного рая.

Печальная реальность такова, что многие из этих энту­зиастов погибли, а рай, ради которого преданные борцы за коммунизм шли на лишения, боль и смерть, так и не насту­пил. А поскольку, согласно марксизму, не существует Бога, воскресения и жизни после смерти, то они никогда не вос­пользуются плодами своей жертвы.

Каким же образом обосновывается марксистская этичес­кая система, побуждающая, вдохновляющая и принуждаю­щая людей жертвовать собой, страдать и умирать ради рая, который им не суждено увидеть? Почему люди видят свой моральный долг в борьбе, страданиях и смерти за будущие поколения, которых они никогда не узнают и которые ни­когда не узнают их? И что может быть источником этого морального долга? Просто материализм?

5. Человек устанавливает моральный закон сам.

Коротко рассмотрим точку зрения на мораль светских гуманистов. Термин "светский гуманист" относится к очень многим людям, концепции которых существенно различа­ются между собой. Единственное, что их объединяет, — это убеждение в том, что Бог не существует и человек должен сам контролировать свое поведение, стремясь вести себя в соответствии с моралью.

В число людей, которые были удостоены звания "гума­нист года" входят такие известные деятели, как Джулиан Хаксли (1962), Эрих Фромм (1966), Б. Ф. Скиннер (1972), Андрей Сахаров (1980), Карл Саган (1981), Айзек Азимов


(1984), Джон Кеннет Гэлбрейт (1985), Ричард Докинз (1996).

Все гуманисты, как мы уже говорили выше, являются сторонниками атеизма. Все они разделяют ту или иную вер­сию атеистической эволюции. В отличие от социал-дарви­нистов, социобиологов или сторонников диалектического иисторического материализма, они не всегда строят свои эти­ческие концепции на биологии или истории. Но все они со­гласны в том, что, когда речь идет о морали, правила уста­навливает человек, а не Бог.

Профессор Пол Курц (Государственный университет штата Нью-Йорк, Буффало), один из главных авторов и редактор "Гуманистического манифеста"45:

"Гуманизм в любом прямом смысле этого слова не мо­жет быть применен к тому, кто все еще верит в Бога как висточник мира и его создателя"46. Профессор Макс Хокатт:

"Фундаментальный вопрос этики заключается в том, кто создает правила: Бог или человек? Согласно теистам, их со­здает Бог, согласно гуманистам, — люди. Различие между теизмом и гуманизмом — фундаментальное различие в эти­ческой теории"47.

Позиция гуманистов совершенно ясна, но, по их соб­ственному признанию, она наталкивается на целый ряд про­блем.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.