Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эмоциональный интеллект. точивается на непосредственной угрозе, чтобы быстрее и




 


 

точивается на непосредственной угрозе, чтобы быстрее и

лучше определить, какое решение следует принять в дан­

ной обстановке.

· Среди многих биологических изменений, происходящих,

когда человек счастлив, отметим повышенную активность в

мозговом центре, который подавляет негативные чувства, ус­

покаивает переживания, провоцирующие тревожные мыс­

ли, и содействует увеличению располагаемой энергии. При

этом, однако, не происходит никаких особых изменений в

физиологии, за исключением состояния покоя, позволяю­

щего организму быстрее оправиться от биологической акти­

вации расстраивающих эмоций. Подобная структура обес­

печивает организму общий отдых, а также состояние готов­

ности и воодушевление, необходимые для выполнения лю­

бой насущной задачи и для движения к новым масштабным

целям.

· Любовь, нежные чувства и половое удовлетворение вызы­

вают активацию парасимпатической нервной системы, что

в смысле физиологии противоположно мобилизации по

типу «сражайся или спасайся», вызываемой страхом или

гневом. Парасимпатическая модель, дублирующая «реак­

цию расслабления», образована совокупностью распреде­

ленных по всему телу реакций, создающих общее состоя­

ние покоя и удовлетворенности, способствующих психоло­

гической совместимости.

· Поднимая в удивлении брови, человек увеличивает про­

странство, охватываемое взглядом, и пропускает больше

света, попадающего на сетчатку. В результате удается со­

брать больше информации о неожиданном событии, чтобы

получить максимально точное представление о происходя­

щем и разработать наилучший план действий.

· Отвращение везде и всюду выражается одинаково и переда­

ет одно и то же ощущение: что-то в прямом или перенос­

ном смысле дурно пахнет или неприятно на вкус. Выраже­

ние лица у человека, испытывающего отвращение, — по­

кривившаяся в сторону верхняя губа и слегка сморщенный

нос — наводит на мысль об изначальной попытке, как за­

метил Дарвин, зажать нос, чтобы не чувствовать омерзитель-



Дэниел Гоулман


ный запах или выплюнуть что-то ядовитое или имеющее

отвратительный вкус.

· Главная функция печали заключается в том, чтобы помочь

справиться с невосполнимой потерей, такой как смерть

кого-то из близких или серьезное разочарование. Печаль

влечет за собой резкое понижение энергии и увлеченности

разными видами деятельности, особенно связанной с раз­

влечениями и удовольствиями, а по мере усиления еще и

приближает депрессию и, следовательно, замедляет мета­

болизм. Такой уход в себя с сопутствующим ему самоана­

лизом предоставляет возможность оплакать потерю или

несбывшуюся надежду, обдумать ее последствия для даль­

нейшей жизни и — с возвратом энергии — приступить к

планированию новых начинаний. Подобная потеря энер­

гии, вероятно, удерживала пребывавших в печали, а пото­

му уязвимых людей древнего мира поближе к дому, где они

были в большей безопасности.

 

Дальнейшее формирование этого биологического предрас­

положения к действию продолжают наш жизненный опыт и

наша культура. Например, потеря любимого человека у всех

вызывает печаль и скорбь. Но то, как мы обнаруживаем свое

горе — как проявляются или сдерживаются эмоции до тех пор,

пока нас никто не видит, — формируется культурой, равно как

и то, какие именно люди в нашей жизни попадают в категорию

любимых, смерть которых надлежит оплакивать.

Длительный период эволюции, на протяжении которого

выковывались эти эмоциональные ответные реакции, безуслов­

но, представлял собой более суровую реальность, чем та, кото­

рую довелось выдерживать большинству человеческих существ

как виду после того, как началась летописная история. Это было

время, когда очень немногие младенцы доживали до детских

лет и очень немногие взрослые — до тридцати лет, время, когда

хищники могли напасть в любой момент, время, когда капри­

зы засух и наводнений проводили грань между голодной смер­

тью и выживанием. Но с возникновением земледелия и чело­

веческих сообществ даже в самой зачаточной форме шансы на

выживание стали резко возрастать. В течение последних деся-


 

Эмоциональный интеллект



 

ти тысяч лет, когда эти достижения начали распространяться

по всему миру, гнет суровых обстоятельств, сдерживавших рост

народонаселения, неуклонно ослабевал.

Те же самые трудности сделали наши эмоциональные ре­

акции столь важными с точки зрения выживания; когда они

ослабевали, ухудшалось качество подгонки составляющих на­

шего эмоционального репертуара. В то время как в древние вре­

мена мгновенно вспыхивающий гнев мог дать решающее для

выживания преимущество, доступность автоматического ору­

жия для тринадцатилетних подростков слишком часто превра­

щала его в катастрофическую реакцию.

 

Ава наших ума

 

Одна приятельница как-то рассказала мне о своем разводе,

обернувшемся мучительным расставанием. Ее муж влюбился

на работе в молодую женщину и внезапно объявил о своем ухо­

де к другой. За этим последовали месяцы ожесточенных спо­

ров о доме, деньгах и опеке над детьми. И вот спустя несколько

месяцев она поведала, что ей нравится ее независимость и она

счастлива быть самой себе хозяйкой. «Я больше не думаю о

нем — мне это абсолютно безразлично», — сказала она. Но сто­

ило ей произнести это, как ее глаза тотчас же наполнились сле­

зами.

Эти слезы, на мгновение наполнившие глаза, вполне мог­

ли остаться незамеченными. Но эмпатическое понимание того,

что чей-то затуманенный слезами взгляд означает, что она опе­

чалена, несмотря на то что ее слова говорят об обратном, есть

акт такого же верного постижения, как извлечение смысла из

слов, напечатанных на странице текста. В одном случае это дело

эмоционального ума, в другом — рационального. По сути, у нас

два ума: один думает, другой чувствует.


"


Эти два коренным образом отличающихся процесса позна­


ния взаимодействуют, составляя нашу ментальную жизнь. Один

процесс, осуществляемый рациональным умом, представляет

собой режим постижения, который мы обычно осознаем: он

более заметен по своему результату в виде знания, богат мыс­

лями, отражает способность рационального ума обдумывать и


 


 

Дэниел Гоулллан


размышлять. Но наряду с этим есть и другая система познания:

мощная и импульсивная, хотя порой и нелогичная — эмоцио­

нальный ум. (Более подробное описание характеристик эмо­

ционального ума см. в Приложении Б.)

Разделение на «эмоциональное» и «рациональное» (то есть

отправляющееся от разума) примерно соответствует принято­

му на бытовом уровне разграничению между «сердцем» и «го­

ловой». Понимание правильности чего-то «сердцем» означает

убежденность другого порядка — нечто вроде более глубокой

уверенности — в сравнении с полаганием правильности того

же в результате работы рационального ума. Всегда присутству­

ет постоянный показатель изменения в соотношении рацио­

нального и эмоционального контроля над умом: чем сильнее

чувство, тем больше преобладает эмоциональный ум и тем

меньше влияния оказывает ум рациональный. Подобный ме­

ханизм, видимо, сложился за миллиарды лет эволюции благо­

даря преимуществу, которое достигалось, если эмоции и инту­

иция управляли нашей мгновенной реакцией в ситуациях, когда

нам грозила смертельная опасность, а перерыв на раздумья по

поводу того, что надо делать, мог стоить нам жизни.

Эти два ума — эмоциональный и рациональный — почти

всегда работают в полном согласии, объединяя свои в корне

различные способы понимания, чтобы с успехом вести нас в

этом мире. Обычно существует некое равновесие между эмо­

циональным и рациональным умами, когда эмоции питают и

воодушевляют действия рационального ума, а рациональный

ум облагораживает и в некоторых случаях запрещает проявле­

ние эмоций. И все же эмоциональный и рациональный умы

являются полуавтономными способностями, и каждая, как мы

увидим далее, представляет работу отдельного, хотя и имеющего

межсоединения, контура в головном мозге.

Во многих, а вернее, в большинстве случаев эти умы строго

скоординированы: чувства необходимы для мышления, а мыш­

ление — для чувств. Но если страсти бушуют, равновесие нару­

шается. Это означает, что эмоциональный ум взял верх и пода­

вил рациональный ум. Гуманист XVI столетия, Эразм Роттер­

дамский, в довольно-таки насмешливом тоне писал о вечном

конфликте между рассудком и эмоциями:


 

Эмоциональный интеллект


 


Юпитер даровал [людям] намного больше страсти, чем

разума, ну, скажем, в соотношении 24 к 1. Единоличной вла­

сти разума он противопоставил двух свирепых тиранов: гнев

и похоть. В какой мере разум способен возобладать над объе­

диненными силами этих двоих, со всей очевидностью раскры­

вает обычная человеческая жизнь. Разум делает единствен­

ное, на что способен, — он кричит до хрипоты, повторяя фор­

мулы основных добродетелей, пока те двое не велят ему уби­

раться ко всем чертям и вообще ведут себя все более шумно и

оскорбительно, пока их Правитель не выдохнется, махнет ру­

кой и уступит.

 

 

Как развивался мозг

 

Чтобы лучше понять, насколько сильным бывает влияние

эмоций на мыслящий ум — и почему чувство и разум так легко

приходят в состояние войны, — посмотрим, как происходило

развитие головного мозга. Мозг человека, содержащий около

трех фунтов («1362 г) клеток и невральных жидкостей, по раз­

меру примерно втрое больше мозга наших ближайших род­

ственников по эволюции — приматов, не принадлежащих к

человеческому роду. За миллионы лет эволюции мозг рос сни­

зу вверх, причем развитие его высших центров происходило по

принципу совершенствования его низших отделов. (Рост моз­

га у человеческого эмбриона в грубом приближении повторяет

этот эволюционный процесс.)

Самой примитивной частью мозга, каковая имеется у всех

видов, у которых нервная система чуть больше минимальной,

является мозговой ствол, окружающий вершину спинного

мозга. Этот первичный мозг управляет главными жизненны­

ми функциями, например, дыханием и метаболизмом осталь­

ных органов тела, а также стереотипными реакциями и дви­

жениями. Простейший мозг не способен думать или учиться,

он скорее представляет собой набор заранее запрограммиро­

ванных регуляторов, которые поддерживают должный режим

работы организма и реагирование, обеспечивающее его вы­

живание. Этот мозг безраздельно правил в «эпоху рептилий»:


 


 

Дэниел Гоулман


 

представьте себе змею, шипением подающую сигнал об угро­

зе нападения.

Из простейшего корня — мозгового ствола — возникли эмо-

·-·' циональные центры. По истечении миллионов лет, в ходе эво­

люции из этих эмоциональных зон развился думающий мозг,

или «неокортекс» (новая гомогенетическая кора головного моз­

га), большая луковица из изогнутых тканей, образующих верх­

ние слои. Тот факт, что думающий мозг развился из эмоцио­

нального, очень многое говорит о взаимосвязи мысли и чув­

ства: эмоциональный мозг существовал задолго до того, как

появился мозг рациональный.

Основа нашей эмоциональной жизни состоит в обонянии

или, точнее, в обонятельной доле головного мозга, клетки ко­

торой воспринимают запах. Каждое живое существо — идущее

в пищу или ядовитое, половой партнер, хищник или добыча —

имеет свой особый отличительный молекулярный «автограф»,

который может переноситься ветром. В древние времена запах

зарекомендовал себя как чувство, имеющее первостепенную

важность для выживания.

Из обонятельной доли головного мозга начали развиваться

первичные центры эмоций, в итоге выросшие достаточно боль­

шими, чтобы охватить верхушку мозгового ствола. В зачаточ­

ном виде обонятельный центр состоял из довольно тонких слоев

нервных клеток, собранных вместе, чтобы анализировать за­

пах. Один слой клеток обследовал то, что издавало запах, и от­

носил его к соответствующей категории: съедобный или ядо­

витый, сексуально приемлемый, враг или кандидат на съеде­

ние. Второй слой клеток передавал по нервной системе реф­

лексивную информацию, сообщая организму, что надо делать:

кусать, выплюнуть, подойти, спасаться бегством, преследовать.

С появлением первых млекопитающих образовались новые

жизненно важные слои эмоционального мозга, которые, опоя­

сав мозговой ствол, выглядели как бугель с выемкой внизу, куда

входит мозговой ствол. Поскольку данная часть мозга кольцом

охватывает и окаймляет мозговой ствол, ее и назвали «лимби­

ческой» системой от латинского слова «limbus», что означает

«кольцо». Новая область нервной системы добавила эмоций,

подходящих для мозгового репертуара. И когда мы оказываем-


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.