Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Неосознанный разум» автономной нервной системы



Еще одним аспектом «подсознания» является «ра­зум» (интеллект) нашей автономной нервной систе­мы. Этот «разум» поддерживает наши сердечные со­кращения, регулирует концентрацию нейротрансмиттеров, гормонов, биохимические процессы в нервной системе, управляет дыханием, внутренними органами пищеварения, эндокринной и иммунной системами и т. д. Этот «разум», очевидно, получает из внешней среды входную информацию, описываю­щую температуру, давление, концентрацию кислоро­да, запахи, гравитацию, равновесие (вестибулярная система) и т. д. Отвечая на такие «сообщения», он обрабатывает эту информацию в терминах своих внутренних потребностей и желаний. Затем он дей­ствует в соответствии с этой информацией, прояв­ляясь в нейрофизиологических реакциях и поведе­нии. Он делает это, не используя какую-либо символическую систему человека (язык, музыку, математику и т. д.).

Однако когда мы начинаем изучать механизмы, позволяющие нам войти в эту более «жестко смон­тированную» часть нервной системы и опыта чело­века, мы понимаем, что этот мир работает преимуще­ственно неосознанным образом. Или можно сказать, что им управляет наше «подсознание».

Теперь мы знаем, что стимулируя и активируя правое полушарие мозга для более яркого пережива­ния и ощущения образов, сценариев и метафор; мы «гипнотически» создаем такую внутренне сфокуси­рованную концентрацию, что она активирует процес­сы автономной нервной системы. Так мы можем управлять артериальным давлением, частотой сер­дечных сокращений, интенсивностью боли и т. д.

Как указывал Ноам Хомский в своем классичес­ком лингвистическом исследовании, разгромившем бихевиористскую модель Скиннера, мы также обла­даем «генетическим разумом». Мы не учим язык и не можем изучить его при помощи простых ассоциаций типа «стимул - реакция». Вместо этого мы имеем внутри себя некоторый генератор языка и некоторый механизм овладения языком, которые являются ча­стью нашего видового наследия. Это позволяет нам неосознанно создавать и понимать слова - даже те, которые мы никогда прежде не слышали.

Подсознание

Другой аспект неосознанной осведомленности ка­сается той информации, которая не достигает порогового уровня и, следовательно, предшествует осознанию. Сигнальное значение этой информации находится ниже уровня, который мы «ощущаем» осознанно. Роберт Дилтс описал эти аспекты в кни­ге «Истоки НЛП» (Dilts, 1983). Здесь речь идет о таких подсознательных элементах, как свет вне пре­делов видимого диапазона, звуки/вибрация вне слы­шимого диапазона и т. д.

Существование еще одного «разума» внутри на­шего разума, который может подслушивать (если можно так выразиться) информацию из внешней среды и который не появляется в осознании, позво­ляет найти второй «самый легкий путь» к неосозна­ваемой части психики, а именно обучение без учас­тия сознания. По-видимому, многое оказывается в неосознаваемой части «разума», минуя осознание. Мы собираем лакомые кусочки информации и не­большие побочные сведения. Такая информация по­ступает «неосознанно». Мы учимся, но не знаем, что учимся - если не говорить о том, чему мы учимся.

Какой именно вид информации поступает к нам таким образом? Мы полагаем, что такая информация структурирована как встроенные команды, сдвиги тональности, коннотации, внушения, предположе­ния, метауровневый фрейминг и т. д.

Такое «обучение», по-видимому, функционирует как побочный эффект того, что мы просто живем. То есть мы постоянно чему-то учимся, но не «знаем» (осознанно) об этом. Мы особенно ощущаем это в наших снах. Часто мы включаем в них звук текущей воды, будильника, человеческую речь, лай собаки и т. д. из внешнего мира, но продолжаем спать, сде­лав этот стимул частью сна. Однажды я (М. X.) бро­дил мыслями где-то далеко, раскачиваясь при этом в кресле, а когда внезапно «очнулся» от задумчивости, заметил, что неосознанно синхронизировал свои раскачивания с какой-то фоновой музыкой.

Идея перегрузки осознания подробно описана в литературе, посвященной НЛП. Некоторые люди приняли эту идею и использовали ее в своих тренин­гах. Они так рекламировали свой подход: «Мы пере­гружаем осознание, чтобы в перегруженном состоя­нии все просто проскальзывало прямо в подсознание, немедленно давая вам неосознанную компетент­ность».

Как нам кажется, в этой связи возникают некото­рые проблемы. Если перегрузка работает таким об­разом и так хорошо, то почему мы не организуем на­чальную, среднюю и высшую школы так, чтобы дети учились по 12 часов? Почему преподаватели не чи­тают им лекции по четыре часа без перерыва, перегружая их, чтобы все «просто проскальзывало» и они «получали это»? Почему мы этого не делаем? Рабо­тает ли перегрузка в вашем случае - становитесь ли вы вдруг «превосходной энергичной обучающейся машиной?»

Такого просто не бывает, не так ли? Допущение, лежащее в основе этой идеи, при внимательном ис­следовании не подтверждается. Обычно большая часть обучения происходит с участием сознания, ко­торое усваивает информацию, принимает ее к исполнению, применяет ее, связывает с имеющимися зна­ниями и т. д. В данном случае мы имеем недобросо­вестную рекламу, которая не очень хорошо служит НЛП.

Очевидно, что в результате «побочного эффекта» человек не получает большого количества данных, а также, что эти данные даже не являются наилучши­ми. Как много этих данных? И как мы затем обраба­тываем их полезным для себя способом?

Забытая информация

Мы называем подсознанием тот «разум» внутри нас, в котором мы храним все наши воспоминания и весь опыт. В 1950-х годах Пенфилд и другие иссле­дователи обнаружили, что электрическая стимуля­ция различных областей мозга вызывает автомати­ческое припоминание давно забытых переживаний. Эти «воспоминания» не просто содержат «данные» в чистой или абстрагированной форме, но, по-види­мому, являются повторным переживанием информа­ции. Тогда ученые сделали вывод, что все когда-либо пережитое нами где-то записывается и хранится.

Однако более поздние исследования поставили под сомнение этот квантор общности. Теоретики, в конечном счете, пришли к выводу, что записывается многое из пережитого, но не все. Мы не записываем в «памяти» то, на что мы не обратили внимание. Наше «незнание» такой информации не означает, что «она неосознанна». Это может означать, что мы не зако­дировали ее как важную для нас. Таким образом, если кто-то имеет «белое пятно» на своей линии вре­мени, это не обязательно означает, что он перенес какую-то травму. Он мог просто не закодировать ничего значимого в этот период. Или он мог потерять интерес к информации, и она ускользнула.

Кроме того, мы можем забыть информацию, и это происходит на самом деле. Мы можем забыть пред­шествующие знания, переживания, разговоры и т. д. Просто просмотрите старые доклады и конспекты, которые вы написали, когда учились в школе 20 или 30 лет назад. Или прочитайте журнальные статьи о повседневных разговорах, переживаниях и событиях пятилетней давности, и вы удивитесь, что многое даже не узнаете. Это стало не просто неосознанным, но неосознанным и недоступным.

Недавно я (М. X.) убедился в этом на собственном опыте, когда столкнулся со старыми записями, кото­рые сделал во время занятий по тригонометрии при углубленном изучении математики. Я не просто за­был, что делал такие записи, - я даже не смог вспом­нить их смысл. «Что же означает эта формула? Я не могу поверить, что когда-то знал это!»




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.