Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Экологичность результата для целой системы.



Значительная часть силы НЛП заключена в экологии. Как наука о взаимоотношениях между организмом и окружающей средой, в контексте НЛП экология утверждает, что изменения одной части че­ловеческой системы должны согласовываться с дру­гими частями системы и приспосабливаться к ним, принося пользу. Следовательно, формулируя резуль­тат, мы рассматриваем и отдельного человека, и дру­гих людей в системе. Человеческие системы включают в себя семью, коллег по работе, школу, друзей и общество. Если мы извлекаем выгоду в одной облас­ти за счет другой, эта выгода не сохранится. В НЛП считается, что «мы должны оценивать поведение и его изменения в терминах контекста и экологии».

Следующие четыре вопроса берут начало в карте­зианской логике. Эти вопросы содержат некоторые полезные и действенные лингвистические паттер­ны. Теория картезианской логики утверждает, что если результат (или какая-нибудь теория) удов­летворит всем четырем приведенным ниже вопросам, то вы можете рассматривать его как достижи­мый. Когда вы будете «обрабатывать» свой резуль­тат при помощи этих вопросов, обратите внимание на то, испытываете ли вы негативное внутреннее ощущение или чувство протеста. Если да, то вам, вероятно, потребуется вносить изменения в ваш результат до тех пор, пока вы не будете испы­тывать в связи с ним позитивные мысли и ощуще­ния. Эти вопросы позволяют эффективно опреде­лить, действительно ли ваш результат соответству­ет вашим потребностям. Возможно, вы захотите запомнить эти вопросы и проверить, как сильно они вам помогут при построении коммуникации и осуществлении изменений.

Что случится, если вы получите это?

Чего не случится, если вы получите это?

Что случится, если вы не получите это?

Чего не случится, если вы не получите это?

Декартовы координаты

Примечание: на диаграмме, представленной на рис. 5.1, знак ~ символизирует «не». Поэтому эту иллюстрацию следует читать так: суждение = А, В, инверсия = А, не В, конверсия = не А, В, незеркаль­ный реверс образа = не А, не В. Мне (Б. Б.) нравится думать об этом в терминах (-) и (+). При помощи данного способа это читалось бы так: суждение - (+) (+), инверсия = (+) (-), конверсия = (-) (+) и не­зеркальный реверс образа - (-) (-).

Оувердарф и Сильверторн (Overdurf & Silverthorn, 1996) в книге «По ту сторону слов» при­вели несколько прекрасных метафор, помогающих объяснить картезианскую логику. Они используют аналогию с перчаткой и говорят, что инверсией пер­чатки была бы вывернутая наизнанку перчатка. Кон­версией перчатки была бы другая перчатка, то есть перчатка для другой руки.

Незеркальный реверс образа перчатки включал бы все, существующее в мире, кроме перчатки. Другим способом рассмотрения незеркального реверса обра­за в контексте суждения о проблеме является утверж­дение, что незеркальный реверс образа включает все, из чего проблема не состоит. В чем сила данного под­хода? Как только мы вводим незеркальный реверс образа проблемы, проблема исчезает. Это вызвано тем, что «все остальное» незеркального реверса об­раза поглощает проблему. Исчезает то, что определя­ло проблему.

Изменения одной части человеческой систе­мы должны согласовываться с другими частя­ми системы и приспосабливаться к ним, при­нося пользу.

Джулия Сильверторн приводит другой пример визуальной метафоры. Эта метафора касается приготовления желе. Предположим, что форма для желе поставлена в тарелку или миску большей глубины и большего диаметра. Если вы зальете желе в форму, вы получите желе, имеющее соответствующую форму. Но если при заливании желе в форму вы обнару­жите, что она протекает, то сначала все желе попадет форму, а затем вытечет в большую миску. В конеч­ном счете, и форма, и миска будут заполнены и желе в большей миске «поглотит» желе в форме. Факти­чески, форма для желе исчезнет и, в конечном счете, ее наличие не будет играть никакой роли.

В случае паттерна незеркального реверса образа «все остальное» поглощает суждение, и если сужде­ние не играет для человека никакой роли, оно исчез­нет как проблема.

Помимо приведенных выше хорошо сформулиро­вать желаемый результат помогают также следую­щие вопросы:

Могу ли я проверить результат?

Могу ли я разукрупнить результат на достижимые части?

Нам следует уделить особое внимание тому, что­бы не делать наши результаты слишком глобальными. В случае хорошо сформулированного результа­та мы должны разбить результат на последователь­ность операций. Это позволит нам понять и система­тизировать способ достижения результата.

Знаю ли я, какой первый шаг я должен предпри­нять?

Чувствую ли я, что первый шаг будет успешным?

Если я достигну результата, будет ли он соответ­ствовать моим ценностям?

Могу ли я найти больше одного способа достиже­ния результата?

Какие подходящие личные якоря существуют в том контексте, в котором я желаю получить резуль­тат?

Обладаю ли я достаточной информацией о внут­реннем состоянии, необходимом для достижения ре­зультата?

Есть ли у меня устойчивый образ результата?

Имею ли я в своем сознании звуки, картины, сло­ва и ощущения, связанные с желаемым результатом?

Направляет ли мое внутреннее состояние мое по­ведение к достижению результата?

Питер Янг дает следующий визуальный образ хо­рошо сформулированного результата (рис. 5.2).

Конверсия ~АВ Пример: Чего не случится, если вы сделаете это? Суждение АВ Пример: Что случится, если вы сделаете это?
Незеркальный реверс образа ~А~В Пример: Чего не случится, если вы не сделаете это? Инверсия А~В Пример: Что случится, если вы не сделаете это?

Рис. 5.1. Декартовы координаты

Рис. 5.2. Хорошо сформулированные результаты

Упражнения на создание хорошо сформулированного результата

Упражнение 1

Вы сделаете это упражнение без посторонней помо­щи. Начните с осмотра комнаты. Осмотрите плани­ровку комнаты, мебель и тех, кто в ней присутствует. Обратите внимание на четыре или пять различных цветов, и назовите их про себя. После этого обратите внимание на различные геометрические фигуры, ко­торые присутствуют в комнате. Видите ли вы квадра­ты? Прямоугольники? Пирамиды? Треугольники? Назовите их про себя. Прислушайтесь к различным звукам как внутри, так и вне комнаты. Слышите ли вы разговор людей? Слышите ли вы гудение каких-нибудь устройств? Можете ли вы слышать шум от ав­томобилей? Назовите звуки, которые вы слышите. Сколько различных звуков вы слышите? Как вы себя сегодня чувствуете? Не болит ли у вас голова? Желу­док? Поясница? Какие вкусовые ощущения вы испы­тываете? Замечаете ли вы присутствие в комнате ка­ких-либо запахов? Как бы вы сегодня оценили свое общее эмоциональное состояние?

Упражнение 2

Сформируйте группу из трех человек и выберите участников «А», «Б» и «В». «В» будет выступать в роли мета-личности или наблюдателя. «А» выбирает результат, относящийся к изучению НЛП. «Б» будет выступать в роли оператора. «Б» применяет по отно­шению к результату «А» все этапы схемы проверки хорошо сформулированного результата. «Б» лишь задает «А» все вопросы каждого из этапов. Вы не проводите никакого другого вмешательства. Выпол­ните упражнение, задав все вопросы, взятые из мо­дели хорошо сформулированного результата. Обра­тите внимание на изменения, которые происходят с «А», по мере того, как он отвечает на вопросы. Изме­нилось ли что-нибудь в его формулировке результа­та? Когда «Б» закончит работу с «А», поменяйтесь ролями. «А» становится «Б», «Б» становится «В», «В» становится «А» и т. д. После того как каждый из участников побывает во всех трех ролях. Определите для себя другой результат по собственному выбору и повторите упражнение.

Обзор модели коммуникации НЛП

Если мы разделим на части термин «коммуника­ция» (communication), мы обнаружим, что он пред­полагает соединение (со - «со»; union - «единение») значений. Следовательно, это существительное («коммуникация») фактически относится к процес­су, а именно к протекающему по принципу обратной связи процессу пояснения посылаемых и получае­мых сообщений двумя людьми, которые пытаются установить связь и понять друг друга. Этот процесс затрагивает двух людей, которые обмениваются друг с другом значениями посредством слов или жестов, пока не начнут разделять эти значения (согласятся с ними или нет). В конечном счете, они совместно создают так называемое «состояние понимания». Та­ким образом, коммуникативный процесс представляет собой взаимный обмен сообщениями.

«Разговор» коренным образом отличается от «коммуникации». В то время как необходимым усло­вием разговора является участие одного человека, для коммуникации требуется, по меньшей мере, двое. Большинство людей могут с легкостью разговари­вать. Для этого им требуется лишь открыть рот и по­зволить изливаться потоку слов! При помощи како­го-нибудь записывающего устройства, фиксирующе­го посланные нами сигналы, мы можем узнать, что и даже как мы сказали. Это справедливо в случае раз­говора. Но это неверно в случае коммуникации. При коммуникации мы никогда не знаем, что мы сооб­щили! Почему? Потому что мы никогда не знаем, что услышал другой человек!

Эта неопределенность, связанная с посланными и услышанными при коммуникации сообщениями, ве­дет к частому несоответствию значений у разных лю­дей. Посланные и полученные значения не совпада­ют. Соответственно, для того чтобы стать более профессиональными и чуткими в коммуникации, мы должны рассмотреть данное несоответствие сообще­ний. Это является одной из центральных проблем интерактивного процесса коммуникации.

Аспекты коммуникации Сложности при коммуникации

В теории коммуникации рассматриваются следу­ющие процессы: 1) обработка - размышление, оцен­ка, умозаключение, интерпретация и т. д. 2) вывод – передача данных при помощи языка (вербальный) и поведения (невербальный) и 3) ввод – получение данных, слушание и т. д. Мы оперируем репрезента­циями. Это означает, что слова не имеют значений, – их наделяют значениями люди. Слова являются лишь средствами для передачи значения, символами референций, отличных от их самих. Мы используем слова как символы наших идей, мыслей, убеждений, понимания и т. д. Мы используем их для переноса наших идей в голову другого человека. Язык суще­ствует в визуальной, аудиальной, кинестетической, обонятельной и вкусовой модальностях, а также в форме абстрактных значений слов.

Рис. 5.3. Линейная модель коммуникации

В чем недостаток данной модели? Она описывает коммуникативный процесс так, как если бы он был в основном линейным. Какую это создает проблему? Данная модель представляет «коммуникацию» реду­цированной, она не учитывает сложности, которая обычно присуща «коммуникации». Например, когда мой партнер по коммуникации говорит, мое сознание не ждет, пока я начну обработку! Я осуществляю об­работку и вывод информации (главным образом, невербально), в то время как собеседник продолжает говорить, и если его глаза и уши открыты, он будет одновременно обрабатывать мои реакции, внутрен­не осуществлять коммуникацию с самим собой по данному поводу и т. д.

Сложность № 1, которая при этом возникает, свя­зана с тем, что коммуникация функционирует как цикл интерактивных явлений, включающий в себя говорящего и слушателя. Это означает, что когда мы осуществляем коммуникацию, мы неизбежно порож­даем совместно созданный феномен (или опыт) го­ворящего и слушателя, участвующих во взаимодей­ствии, обмене информацией, ее проверке, непонима­нии, получении и предоставлении обратной связи и т. д.

Сложность № 2. На этом осложнения не заканчи­ваются. Сложность № 2 заставила добавить одну из самых главных пресуппозиций НЛП: «Смысл ком­муникации заключается в той реакции, которую она вызывает». Иначе говоря, реакция вашего парт­нера указывает, какой смысл имеет для него комму­никация, независимо от ваших намерений!

В НЛП мы используем это положение в качестве главного руководящего принципа коммуникации при развитии наших навыков более профессиональ­ной и изысканной коммуникации. Этот принцип за­ключается в том, что пока мы не получим ответную реакцию, мы никогда не знаем, что мы сообщили. «Скажите мне, что я, по-вашему, сказал? О, нет, я не это имел в виду; позвольте мне вернуться и прове­рить, смогу ли я предоставить другой набор сигналов и слов, чтобы более точно передать нужное мне зна­чение».

Очевидно, что этот подход позволяет нам осо­знать, что при коммуникации не бывает «неудач», – есть только результаты, реакции и обратная связь! Мне не нужно упрекать или обвинять других людей в непонимании, невнимании, искажении моих сооб­щений и т. д. Это почти всегда провоцирует у них за­щитную реакцию. В этом нет ничего хорошего. При­нимая «не обвиняющую» систему отсчета, я начи­наю с осознания того, что другие люди живут в своем собственном мире (некоторые люди на самом деле живут в своем собственном мире!). Настроившись на эту «реальность» (даже если мне этого совсем не хо­чется), я не испытываю потребности в морализиро­вании по поводу другого человека!

Сложность № 3. Это приводит нас к третьей сложности модели: «Ожидайте, что вы (и другие люди) всегда, неизбежно и неотвратимо будете "за­грязнять" коммуникативный процесс!». Кроме ска­занного другим человеком, мы «слышим» в комму­никативном обмене то, что вносим в него сами. НЛП добавляет в модель коммуникации такую де­таль: все мы используем внутренние фильтры. Наш мозг и наша нервная система не видят, не слышат и не записывают информацию, которая поступает в «чистой» форме, как делают аудио- или видеомагнитофоны. Мы не «видим» события фотографичес­ки и не «слышим» «чистых» значений. Мы слышим и видим в контексте собственного внутреннего мира - мира значений, ценностей, убеждений, пони­мания и опыта. В НЛП мы называем это нашими внутренними «референциями», то есть теми концеп­туальными фильтрами, которые определяют нашу реальность. Выражаясь образно, все мы имеем соб­ственные «библиотеки референций». Следовательно, чтобы «наделить смыслом» предмет, мы «заходим в себя» и используем свои личные субъективные рефе­ренции. Лингвисты называют это путешествие внутрь себя «трансдеривационным поиском рефе­рентного индекса». Референтный индекс определяет личность, место или предмет, который совершают или над которым совершается действие, описывае­мое глаголом. Осуществляете ли вы трансдериваци­онный поиск своего референтного индекса во время чтения этих строк?

Трансдеривационный поиск - процесс по­иска в памяти и ментальных репрезентациях референтного опыта, объясняющего настоя­щее поведение, суждения или реакции.

В конце 1950-х - начале 1960-х годов Ноам Хомский с коллегами создали трансформационную грамматику. Задача этой области знаний состояла в том, чтобы определить, как в нервной системе человека

работает язык в терминах перевода, пересылки и трансформации поверхностных высказываний в глубинные структуры. Используя некоторые из фор­мулировок общей семантики, касающиеся уровней знания (абстракции), специалисты по трансформа­ционной грамматике создали модель глубинного, до-лингвистического «знания» внутри нашей нервной системы и того, как это «знание» трансформируется в язык и затем в поверхностные высказывания, ко­торые мы произносим, пытаясь сообщить то, что мы «ощущаем» глубоко внутри. Бэндлер и Гриндер построили НЛП с использованием некоторых положений модели трансформационной грамматики.

Какое отношение это имеет к обычному коммуни­кативному событию, вроде презентации, разговора, сеанса психотерапии, шутки, чтения книги и т. д.? Самое непосредственное! Потому что это означает, что ни вы, ни я не получаем никакой информации (сигналов, сообщений) в чистой форме. Мы «загряз­няем» все своим «хламом». Я слышу вас сквозь мои фильтры убеждений, фильтры ценностей, фильтры ментальной обработки, когнитивные искажения, опущения и обобщения.

По этой причине вы никогда не знаете, как я от­фильтровал ваши слова, жесты, интонации и т. д. Неудивительно, что мы должны так напряженно работать, если хотим осуществлять эффективную ком­муникацию! Мы всегда должны принимать во вни­мание «системы значений», которые используют другие люди при обработке нашей информации. Иногда мы должны остановить разговор на интере­сующую нас тему, сделать в уме шаг назад и погово­рить о процессе коммуникации – осуществить метакоммуникацию, разговор о разговоре.

Сложность № 4. Мы еще не закончили определе­ние уровней сложности, потому что любая «комму­никация» происходит в определенном «состоянии» сознания. Под «состоянием» мы понимаем состояние разума и тела или нейролингвистическое состояние человека. Чаще всего мы подразумеваем под «состо­янием» установки, настроение, чувства и т. д.

Когда мы учимся принимать во внимание свое или чужое состояние при коммуникации, мы осознаем, что и мы, и другие люди существуем не как машины, а как активно действующие субъекты. Я полагаю, что мы можем говорить о «состоянии» магнитофона, «со­стоянии» видеомагнитофона. Но их «статус» содер­жал бы в себе только механические параметры.

В случае с людьми это не так. Что входит в поня­тие состояния сознания человека? Из-за того, что оно связано с настроением, установками, эмоциями, фи­зиологией, отношениями и т. д., оно относится ко всем процессам, происходящим «ментально» в на­шей голове, и ко всем процессам, происходящим «физически» в нашем теле. А мы никогда не забываем дома ни головы, ни тела! Куда бы мы ни пошли, мы берем их с собой - и поэтому они создают наши текущие и постоянно изменяющиеся состояния.

Насколько это важно? Наши состояния обуслов­ливают «зависимые от состояния» или «определяемые состоянием» коммуникацию, восприятие, обуче­ние, память, поведение и эмоции. Зависимость от состояния означает, что способ, каким вы передаете и получаете информацию (и иногда ее содержание), то, как вы ее воспринимаете, узнаете, запоминаете, какие испытываете эмоции и как ведете себя, зави­сит от вашего текущего состояния сознания. Когда мы в депрессии, мы можем с удивительной легкос­тью вспоминать, обдумывать, воспринимать, сооб­щать и проявлять в поведении все, что связано с на­шим осознанием депрессии! Когда мы чувствуем гнев, мы можем с такой же легкостью видеть и запо­минать другие связанные с гневом события. Когда мы смеемся, шутим и чувствуем радость, мы смотрим на мир сквозь призму юмора и хорошего настроения. Наши состояния, по-видимому, открывают «библио­теку референций» внутри нас, чтобы мы получили специальный доступ к определенным ресурсам. И когда мы оказываемся в одном состоянии, оно ча­сто препятствует нам в получении доступа к ресур­сам другого состояния. Испытывая страх или гнев, нам намного сложнее получить доступ к ресурсу спо­койствия.

В НЛП мы используем следующий руководящий принцип коммуникации: «Мы никогда не знаем, что мы сообщили». Смысл коммуникации заключается в получаемой реакции. Когда мы не получаем желае­мой реакции, нам нужно изменить свое поведение и продолжать попытки до тех пор, пока мы не получим нужной реакции! НЛП предлагает навыки, необхо­димые для проявления гибкости поведения в процес­се коммуникации.

Если каждый из нас на самом деле живет в своем собственном уникальном мире, управляемом его соб­ственными значениями и личной историей, то, как мы вообще можем реально установить отношения с дру­гим человеком? Какие навыки и средства облегчают установление искренних и глубоких отношений? В этой книге мы познакомили вас с главными сред­ствами НЛП, предназначенными именно для это­го, - стратегией установления и поддержания рап­порта, моделью сенсорной остроты и моделью хо­рошо сформулированного результата. Что мы подразумеваем под раппортом? Раппорт - это «от­ношения взаимного доверия и гармонии, чувство связанности, ощущение ведения коммуникации на одной длине волны».

В НЛП мы оцениваем раппорт путем анализа присоединения (или подстройки) к определенным наблю­даемым параметрам другого человека: дыханию, лексике, ценностям, позе и т. д. Мы установили раппорт с другим человеком тогда, когда говорим (буквально) на том же языке, что и он. Делая это, мы «входим в его модель мира». Мы входим в модель мира другого человека тогда, когда используем те же психические процессы, что и он. Если он мыслит визуально, мы тоже мыслим визуально. Если он будет обрабатывать свои мысли аудиально (в звуковой форме), мы при­соединимся к нему, если тоже будем мыслить аудиаль­но. Если он часто использует ощущения, то есть мыс­ли кинестетически, мы делаем то же самое. Это позво­ляет нам войти в его модель мира.

Устанавливая раппорт, мы, образно выражаясь, входим в способ, каким другой человек наделяет смыслом реальность. Это дает нам доступ к его ма­нере мышления и приписывания значений. Можно сказать, что, устанавливая такой раппорт, мы «вле­заем в чужую шкуру» и оцениваем, таким образом, точку зрения другого человека. Чтобы «влезть в чу­жую шкуру», мы можем моделировать тональность голоса или физиологию другого человека. Когда мы делаем это, его речь становится нашей речью; его фи­зиология становится нашей физиологией.

Установление раппорта требует, чтобы мы опреде­лили внутренние процессы другого человека и затем присоединились к ним. Как христианский священ­ник, я (Б. Б.) иногда нахожу это затруднительным. У меня однажды была клиентка, которая хотела оставить своего мужа и выйти замуж за более моло­дого мужчину. Она думала, что любит этого молодо­го человека. Я не мог найти оправдания тому, что она оставит мужа. Поэтому как я мог войти в ее «модель мира», если я не принимал ее результат? Однако я мог принять и разделить ее боль. Она испытывала сильную душевную боль, значительное замешатель­ство и дистресс. Ее боль брала начало в ее детстве. Итак, я принял эту модель мира. Мы можем устанав­ливать раппорт с эмоциями и мыслительными процессами человека, не принимая его поведения. При­соединение к модели мира другого человека, или подстройка к ней, подразумевает не концептуальное обоснование этой модели реальности, а только ее по­нимание.

В случае неприемлемого для нас поведения людей решение проблемы заключается не в наставлении или оценочных суждениях. Для того чтобы устано­вить раппорт с такими людьми и подтолкнуть их к целостному, конструктивному результату, сначала нужно обнаружить их цели, стоящие за неприемле­мым поведением, и присоединиться к их позитивным намерениям. Намерения, лежащие в основе поведе­ния, часто будут для нас неожиданными. Как только мы найдем исходную причину поведения человека, мы обнаружим позитивные намерения.

Используемая в НЛП модель установления рап­порта позволяет нам сопереживать другим людям. Мы делаем это посредством разделения их стиля об­работки информации. В этом смысле мы становимся их слугами.

Параметры коммуникации

Рэй Бердуистл считает, что только 7% инфор­мации передается посредством слов, в то время как целых 93% сообщаемой нами ин­формации передается посредством тональ­ности голоса и сигналов тела.

В статье, озаглавленной «Кинетика и контекст: эссе по коммуникации посредством телодвижений», Рэй Бердуистл высказал мнение, что только 7% ин­формации передается посредством слов, в то время как целых 93% сообщаемой нами информации пере­дается посредством тональности голоса и сигналов тела. Кроме того, он утверждает, что 38% эффективной коммуникации осуществляется посредством то­нальности голоса (тональность включает высоту го­лоса, его скорость, тембр, громкость и т. д.), в то вре­мя как остальные 55% коммуникации включают физиологические параметры. Это относится к ин­формации, передающейся посредством позы, жестов, выражения лица и дыхания.

Бывало ли так, что когда вы дарили кому-нибудь подарок, вербальный ответ этого человека указывал на то, что подарок ему понравился (он говорил это), но на другом уровне невербальные аспекты комму­никации (тональность голоса и физиология) «гово­рили» вам, что на самом деле подарок ему не понра­вился? Какой информации вы доверяли? Более чем вероятно, что вы были склонны верить невербаль­ным сигналам. Когда человек говорит «да», повора­чивая голову из стороны в сторону, мы чувствуем не­конгруэнтность. Итак, чему же мы верим? Что мы решаем? Огромное количество людей доверяют не­осознанному сигналу покачивания головой в знак отрицания.

Эти наблюдения позволяют ответить на вопрос, почему большинство людей доверяют невербальной коммуникации больше, чем вербальной. Невербаль­ная коммуникация, как правило, осуществляется скорее неосознанно, чем сознательно. Во время раз­говора человек не знает о своих неосознанных сигналах. Тем не менее, наше подсознание часто улавливает эти неосознанные коммуникативные сиг­налы.

Я (М. X.) смотрю на это немного иначе. К. Э. Джон­сон (Johnson, 1994) анализировал то исследование, посвященное элементам значений, поступающим к нам посредством различных коммуникативных кана­лов (слов, тональности голоса, телодвижений), кото­рое мы называем «Миф о 7, 38и 55 процентах». Ссы­лаясь на работы Альберта Меграбяна (Mehrabian, 1971) «Беззвучные сообщения» и «Невербальная коммуникация», Джонсон приводит цитату, в которой Меграбян говорит, что эти числа «имеют отно­шение только к тому, что мы называем разрешением противоречивых сообщений... неконгруэнтностей». Далее Меграбян добавляет: «Очень немногое можно сообщить невербально».

Джонсон объясняет, что в исходном исследовании была предпринята попытка определить «установки» (эмоции человека, скрытые за словами), передающи­еся посредством тонового компонента, и они прове­рялись при помощи использования одиночных слов. Он утверждает, что мы должны очень осторожно от­носиться к результатам данного исследования. Джон­сон (Johnson, 1994) далее обращает внимание на то, что «если вы когда-нибудь играли в шарады, вы знаете, что слова и язык являются, безусловно, наибо­лее эффективным способом выражения сложных и абстрактных идей».

Безусловно, он не оспаривает существование и зна­чение невербальных каналов коммуникации. Однако «слова и язык являются, наверное, основными мотивационными факторами для человеческих существ, и они могут быть подкреплены подходящими конгруэнтными тональностью голоса и языком тела».

Бэндлер и Гриндер (Bandler & Grinder, 1975) утверждают, что ни один из этих различных аспектов коммуникации не является сам по себе более или ме­нее важным, чем другие, но он может быть таковым в конкретном контексте. Соответственно, нам следует рассматривать их все как парасообщения равного ста­туса и выяснять, что означает каждый сигнал или со­общение, особенно если они различаются.

Аналогично, большая часть моего (Б. Б.) тренин­га коммуникативных навыков концентрировалась на области вербальной коммуникации. Модель НЛП слегка сместила этот акцент на общий коммуника­тивный процесс, который включает также и невер­бальные коммуникативные сообщения. Что это озна­чает с практической точки зрения? Это означает, что для того, чтобы коммуникация была эффективной, моя неосознанная коммуникация должна конгруэн­тно отражать мою вербальную коммуникацию. Мы называем этот невероятно мощный фактор «конгруэнтностью». Если я хочу, чтобы люди верили моей коммуникации, то сказанное мною вербально долж­но быть конгруэнтно тону моего голоса, физиологии, позе, дыханию и т. д.

Результат «7, 38 и 55 процентов» намекает нам на то, почему многие люди (если не большинство) все­гда верят тому, как другие осуществляют коммуни­кацию, а не тому, что они на самом деле говорят. Как часто вы замечали, что глаза, голос, выражение лица и жесты конгруэнтно указывают на то, что человеку на самом деле понравился подарок? Разве эти аспек­ты коммуникации не были наиболее важны для вас? Это говорит о том, как важно осознавать все аспек­ты коммуникации и работать с ними! Есть и тональность голоса говорят красно­речивее, чем слова. Итак, как вы, несомненно, догадались, конгруэнт­ность играет крайне важную роль при установлении раппорта и возникновении доверия в процессе ком­муникации. При установлении взаимоотношений в процессе коммуникации мы должны посылать наши сообщения конгруэнтным образом. Другими слова­ми: то, что мы говорим (аудиально), и то, что мы вы­ражаем посредством чувств (кинестетически), долж­но соответствовать тому, что другие люди видят (визуально), когда смотрят на нас во время комму­никации. [Позвольте нам сделать здесь отступление. При­нимаемые одним человеком поведенческие эквиваленты для «доверия», «честности», «искренности», «убежденности» и т. д. часто будут отличаться от того, что другой человек считает такими поведен­ческими эквивалентами. Таким образом, для неко­торых людей «повышение голоса» означает, что человек испытывает волнение, энтузиазм, убежден­ность. Для других это означает «быть незащищен­ным, сомневающимся, неуверенным и т. д.». Анало­гично, когда человек скрестит руки на груди, неко­торые люди поймут эту позу как «оборонительную, замкнутую и непреклонную», в то время как другие поймут ее так: «человек невозмутим, пытается вы­слушать другого, расслаблен». Это означает, что мы также должны знать и принимать во внимание экви­валенты поведенческих значений невербальных сигналов для данной конкретной аудитории. Среди ис­торий, описывающих неправильное толкование тех или иных невербальных сигналов в разных куль­турах, можно найти и забавные случаи, и трагиче­ские недоразумения.]

 

Вопросы для размышления

1. Как «руководящие принципы коммуникации» НЛП могут повлиять на ваш стиль коммуникации?

2. Вспомните (по возможности не подглядывая) три качества мастеров коммуникации и запишите их.

3. Какие критерии хорошо сформулированного ре­зультата вы уже успешно используете? Как вы

этому научились?

4. Какие критерии хорошо сформулированного ре­зультата вы должны усвоить?

5. Что произвело на вас впечатление при обсуждении «сложностей» коммуникации?

 

ФРЕЙМИНГ И РЕСУРСНЫЕ СОСТОЯНИЯ

 

Что можно узнать из этой главы:

  • Каким образом значения зависят от фреймов
  • Некоторые фреймы НЛП, наделяющие нас новыми возможностями
  • Как сдвигать фреймы (осуществлять рефрейминг) для изменения значений
  • Как использовать фрейм воображения
  • Как использовать диссоциативный фрейм

 

Диссоциация предоставляет большое количество ресурсов человеку, который знает, когда и как ее ис­пользовать. Сначала мы рассмотрим некоторые из основных фреймов НЛП. Затем мы применим их к обучению эффективному управлению обратной свя­зью (обычно называемой «критикой») а затем - к лечению фобий и травм. Принятие второй позиции (глава 3) при выходе из картины, воспоминании о переживании или даже текущем переживании по­зволяет нам справляться с трудностями, не входя в определенное состояние. Умение выбрать, когда это делать, до какой степени и когда остановиться, обес­печивает нам очень ценное качество гибкости созна­ния.

В этой главе мы рассмотрим целый ряд фреймов и предложим вам паттерны их использования. Пере­ход к другому фрейму обычно приводит к рефреймингу точки зрения и, следовательно, соответствую­щего значения. Когда мы делаем это, изменяется наш внутренний мир. Эта трансформация значения изме­няет нашу нейролингвистическую и нейросемантическую реальность так, что мы видим предметы ина­че, ощущаем другие эмоции, поступаем и говорим другим образом и т. д.

Фрейм возвращения

В НЛП фреймингом называется помещение предметов в различные контексты (фреймы) и наделение их, таким образом, различными значениями.

При использовании фрейма возвращения вы отзеркаливаете слова других людей.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.