Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НА СВЕТОВИТОВ ПРАЗДНИК. 9 страница



И пришпоришь борзого коня,

Да на свирели своей заиграешь,

Услышат свирель ласточки,

Да полетят все за тобой,

Даже прилетят на твоё поле.

На твоём поле они останутся,

Тут на поле все поселятся,

Да на поле они размножатся.

Ступай ты, Бана, да езжай,-

Тебя я, Бана,тут не обману,

Тебя не обману, да не солгу."

Бана ей своё согласие дал.

Вскочил он на борзого коня,

Златую свирель взял в руку,

Пришпорил коня и уехал,

Уехал Бана в Край-землю,

В Край-землю, да во дворец.

Старая мать его ожидала,

Старая мать его целовала:

"Хорошо, сын, что приехал!

Гой, что ты так задержался,

Туда больше ты не вернёшься,

Ко мне, во дворец поедешь,

Чтоб меня, сын, повидать?

А ты мне, сын, расскажи,

Что, твоё поле хорошее?

Хорошее, сын, плодородное,

Плодородное, да тёплое ли?

Там ты мать свою забыл,

Мать больше не почитаешь."

"Ой, мама, старая мама,

Довольно поле хорошее,

Хорошее, мама, плодородное,

Плодородное, мама, тёплое;

Дважды девушки на поле,

На поле, мама, на пашне,

На пашне, мама, на жатве;

Световит к нам, мама, сходил,

Сходил, мама, к нам с неба,

С неба, мама, прямо на поле,

Златой серп он нам давал;

Дважды юноши на окоте овец,

На окоте они в кошарах,

Принимают светлых агнецов,

Агнеца приводят во дворец,

Там его в требу воздаю,-

Летнего Бога с молитвой прошу,

Чтоб сошёл он на поле,

Да пригрело ясное Солнце,

Чтоб не было лютой зимы,

Лютой зимы снежной,-

Как мой отец требу клал,

Да Богу с молитвой молился;

Младая девушка готовила,

Готовила ясную бадницу;

Да девушка опечалилась,

Опечалилась, затужила,

Что нет у неё укропа травы,

Чтоб вечерю приправить,

Как отец её приправлял,-

Тут девушка заплакала,

Не будет вечеря бадницей,

Ясной бадницей с приправой;

С девой я сам уже заплакал,

Заплакал, я запричитал.

Услышала чёрная пташка,

Чёрная птица ласточка;

Тут щебетала мне во дворце,

Меня пытала, спрашивала,

Чего же я сам заплакал,

Чего я сам запричитал.

Как я ей рассказал, проговорил,

Полетела она в Край-землю,

Собрала там, мать, набрала,

Набрала она укропа травы,

Потом на поле его принесла,

На поле же, прямо ко мне,

Да мне ту траву подала,

Так мне была вечеря бадница,

Ясная бадница с приправой,-

Да я сам всех гостей угощал,

Угощал младых юнаков,

Юнаков, младых девушек,

Как мой отец бывало угощал.

А мне, мама, закручинилось,

Закручинилось запечалилось,

Что ко мне пташка прилетела,

Припорхала пташка, прилетала,

Припорхала пташка, улетела,

Да её я больше не видел;

Нет моей пташки над полем."

Мать ему в ответ говорит:

"Ой, Бана, ты родной сынок,

Гой, ведь у меня птахи остались,

Да порхают они над полем.

И порхают они, да летают,

Если во дворец, сын, не придёшь,

Чтобы свою мать увидеть,

Ещё им дозволения не дам,

Чтобы к тебе пташкам прилететь,

На поле пташкам, да во дворец,

Чтоб порхать им, да щебетать;

Чтоб ты, сын, опечалился,

Да приехал ко мне во дворец,

Со старой матерью увидеться."

Поднялся Бана на веранду,

Да к матери присаживался,

Тут он мать стал просить:

"Ой, мама, родная мама,

Прости, мама, что так получилось,

Так как во дворец к тебе не дошёл,

Всего, мама, за три годочка.

Знаешь ты, мама, или не знаешь,

Что новый град я построил,

Пустое моё поле, запущенное,

Теперь я это поле заселил,

Да сердце моё тогда загорелось,

За трапезу я не садился, -

Теперь всё поле заселилось,

Теперь моё сердце не горит;

Гостей, мама, всех угощал,

Гостей, мама, на трапезе,

На трапезе с юнаками,

С юнаками, с девчатами.

Сразу, мама, через месяц,

Через месяц, я тебе напомню,-

Ты пташке поручение дай,

Чтоб направилась на Дунай,

Да прилетела она на поле,

Поле, мама, плодородное,

Плодородное, мама, тёплое,

Пусть пощебечет во дворце."

"Ступай же, мой сын, уходи,

Ты меня, сын, обманешь!

Что тебе эта пташка на поле,

На поле же, да во дворце,

Старую мать ты забыл,

Во дворец, сын, не идёшь.

Только мне, сын, не перечь,-

А садись со мной за трапезу,

Да тебя мать тут угостит."

Бана ей больше не перечил,

Лишь садился за трапезу,

Да с матерью угощался;

Гостил Бана ни мало, ни много,

Ни мало, ни много – три недели.

Теперь уже надо уходить,

Надо ехать на белый Дунай.

Вскочил он на борзого коня,

Старая мать ему наказала:

"Ступай же, сын, уходи,

Пока ты, сын, приедешь,

Тогда, сын, будет уже год.

Да пташке наказ я дам,

Чтоб к тебе она летела,

Да в поле твоё прилетела,

Прилетела к тебе во дворец,

Чтоб к тебе летала, да щебетала".

Бана был уже на поле,

Где летают ласточки,

Летают, да ещё щебечут.

Бана свирель вынимал,

Златую свирель, позлачённую,

Да заиграл он на свирели;

Играл Бана, наигрывал,

Да ласточек привораживал,

Привораживал их, завораживал,

Туда с ним они улетали,-

Улетали, на его поле летели,

На белый Дунай прилетели,

Белый Дунай, Чёрное море,

Да его поля они достигли.

Поле довольно плодородное,

Довольно плодородное, тёплое,

Да вам поле понравиться ;

И вы больше не вернётесь,

Лишъ будете порхать на поле;

Да у Баны, в его дворце

Порхатъ будете, ему ещё щебетатъ.

У Баны сердце дрогнуло,

Тут пошёл он через поле,

Где пашут младые девушки;

Где все младые юнаки

Там пасут сивое стадо;

Ещё прошёлся он в лес,

Там ловил мелкую дичь.

Обручился, Бана, женился,

Полюбил младую девушку;

За триста лет на земле,

Триста сыновей родил;

Триста сынов, триста королей,

Триста королей, триста князей.

Да землю всю заполонили,

Богатые земли пленили.

А их отец на небесах,

На небесах, при Боге,

У Бога службу несёт,-

Ясная его душа, ясная звезда!

Светит его звезда на небе,

Светит нам, как ясная Заря.

Гадали все триста братьев,

Куда отец их отправился.

Им ласточка прощебетала:

"Позвольте вы, триста братьев,

Гои, что вы всё гадаете!

Ваш отец уже на небе,

На небе он, да при Боге,-

Ясная его душа, ясная звезда,

Светит его звезда на небе,

Светит нам, как ясная Заря.

На землю больше не сойдёт,

Что всё ему довольно надоело,-

Ведь триста лет на земле."

Услышали её триста сынов,

Да ему требу клали,

Клали ему триста коров,

Триста коров, триста овнов,

Да его хвалой славили,

Что он землю заселил-

Была же та земля пустая,

Пустая земля, запущенная-

Триста сынов требу клали,

Им ласточка ещё щебетала:

"Позвольте, триста братьев,

Гои, залезайте в подвалы,

Отмыкайте златые сундуки,

В сундуках златая свирель,

Отец играл в неё на небе,

На небе там, при Боге,

Да в свирель заиграйте вы,

Младые девы песню споют,

Чтоб отца вашего прославить,

Да он песню эту услышит,

Услышит, да послушает,

От край-земли до край-земли."

Триста братьев в подвалах,

Отомкнули златые сундуки,

Златую свирель вынимали;

Но никто не сумел сыграть,

Сыграл только Брана король,

Печально Брана наигрывал,

Печально Брана также пел,

Да отца своего он славил.

И побил Бог триста братьев,

Те ему все завидовали,

Да вели между собой спор,

Кто у него отнимет свирель;

Спор их длился всего немного,

Всего немного – три годика.

Только Юда разгневалась,

Разгневалась, рассердилась.

Да слетела на белый Дунай,

На белый Дунай, да на поле,

Где они спор меж собой вели.

Заиграл Брана у Дуная,

Триста братьев заворожились.

Схватила его Юда за руку,

Надела ему златые крылья,

Да вспорхнули они на небо,

На небо, быть при Бане,

Быть при Бане, при отце,

Та свирель теперь у Баны.

Тут на небе он играл,

Да так он Бога прославлял.

Тогда и песню ему сложили,

Песню ему на земле той,

С песней его хвалой славили.

 

ПЕСНЯ 2.

 

Ой, пташка ты, ласточка,

Когда прилетишъ с Край-земли,

С Край-земли, с долины?

Куда потом направишься,

Прилетишь ли во дворец,

Во дворец, к самому царю,

К самому царю, и к везирю?

Да ему, ласточка, скажешь,

Что примчалась с Край-земли,

С Край-земли на белый Дунай,

На белый Дунай, на море то,

Брату подарок принесла ли:

Чтоб он не печалился,

Не печалился, тужил?

Оставил он Край-землю,

Оставил её, не приходил ли,

Не приходил ли её увидеть?

Ещё землю не заселил ли?

Или его земля ещё пуста,

Пуста ли, совсем запущена?

Пытают её младые девушки,

Пытают её, спрашивают.

А ласточка им отвечает:

"Три дня ещё не отправлюсь,

Тут летала я во дворец,

Царь меня там пытал,

Пытал меня, да спрашивал:

"Куда, ласточка, направляешься,

Так рано ты пробудилась,

Ещё так рано, перед Зарёй,

Разбудила ты весь дворец,

Тут порхаешь, да щебечешь?

О чём ты с мольбой просишь?

Я ему щебетала, приговаривала:

«Ой, царь, царь, младой царь,

Я сейчас в твоём дворце,

Я сейчас тебе прощебечу,

Теперь пора уже на поле то,

Где живёт твой родной брат.

Что ему, царь, рассказать?

Какой подарок ты пошлёшь,

Чтоб отнести ему на поле то?"

Подожди, ласточка, постой.

Никакого подарка ему не пошлю,

Лишь передам белый букет,

Белый букет и укропчик,

Чтоб посадил в своём саду,-

Когда требу будет он воздавать,

Там девушка будет её готовить,

Да ему вечерю приправит,

И будет ему ясная бадница.

Царь сходил в садик тот,

Подал мне белый букет,

Белый букет и укропчик;

Несла букет и принесла,

Опустила букет в сад тот,

В сад тот на белый колодец.

Как узнал младой царь,

Не усидел он во дворце,

А спустился он в сад тот,

Да посадил белый цветок,

Белый цветок и укропчик,

Да было у него желание,-

Чтобы это стало традицией,

Кто приходил с Край-земли,

Садил здесь белые цветы,

Белые цветы и укропчик.

_________

 

Когда уже прилетали в село ласточки, одна девушка наряжалась, да шла в дом к волхву и там пела следующую песню:

 

ПЕСНЯ 3.

 

Ой, царь, ты король,

Выходи к нам, царь, выходи,

Выходи к нам, царь, во двор,

Зайди к нам, царь, в садик тот.

Прилетала к нам ласточка,

Прилетала к нам, порхала,

Что летела с Край-земли,

С Край-земли, с твоего дворца,

Привет принесла от твоего брата;

Да тебе подарок он прислал,

Прислал тебе белый цветок,

Белый цветок и укропчик,

Чтоб ты посадил в саду том;

Если требу будешь воздавать,

Младая девушка у огнища

Тебе сготовит там вечерю,

Да эту вечерю приправит,

Как приправляла на Край-земле,

Кто лишь требу воздаст,-

Тому будет вечеря бадница,

Ясная бадница с приправой;

Выйди, царь, в садик тот,

Где букет ещё не завял;

Букет тот на белом камне.

Лишь только букет оставила,

Вспорхнула и улетела она,

Туда полетела она на поле;

Привет тебе принесла от брата,

Там тебя ждёт, чтобы увидеть,

Чтобы увидеть, да тебе рассказать.

_________

 

Через день после того, как только увидят ласточку, девушки сеяли пряные травы в саду и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 4.

 

Ой, подружки, милые подружки,

Слышали ли вы, или не слышали.

Царь посылал белую книгу,

Белую книгу чёрного письма,

Писал царь и приказал:

Как прилетит чёрная пташка,

Чёрная пташка ласточка,

Да спустится она во дворец,

Во дворец, да в садик тот;

Если опустит белый букет,

Белый букет, да укропчик,-

Тогда садите их в саду том,

Да чтобы ещё не завяли,

Да чтобы ещё не высохли,-

Царю это будет напоминать:

Старого царя с Край-земли,

Забрал он наших родовичей,

Да их на поле поселил,-

Царь нам подарки подарил,

Подарил нам златые дукаты.

Послал их со старейшиной,

Да ему такой зарок поручил:

Кто из девушек цветы садит,

Белые цветы, да укропчик,

Когда староста требу воздаст,

Чтобы девушка ему сготовила,

Сготовила ему вечерю ту,

Да вечерю эту приправила,-

Тогда он ей подарок подарит,

Да ей подарит златые дукаты;

Кто из девушек цветы не садит,

Да не готовит вечерю ту,

И вечерю не приправит,-

Той подарок не подарит,

Не даст ей златых дукатов.

Сейчас уже вы согласие дайте:

Будете ли садить белые цветы,

Будете ли садить, или не будете

Белые цветы и укропчик?

__________

 

Когда на Гюргиев день клали требу, староста посылал одну девушку по селу и она пела следующую песню:

 

ПЕСНЯ 5.

 

Марга Звезда заходила,

Заходила Звезда на землю;

Марга Звезда приводила,

Приводила Марга юнака.

Была Марга в нашем лесу,

Белые цветы она собирала,

Белые венки нам сплетала.

Да крикнул он, позвал:

"Юнаки, младые девушки,

Слушайте, девы, слушайте!

Слетел уже я на землю,

На землю, да на то поле;

С мной к вам лето идёт,

Лето, да пока весна.

Завтра будет праздник,

Праздник, Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Царь требу клал,

Требу клал для Бога.

А старосту он посылает.

Чтоб прошёлся по граду,

Где девушки в хороводе.

Которая девушка в саду,

Садит дева, посевает,

Посадит белые цветы,

Белые цветы укропчика,-

Прилетит чёрная пташка,

Чёрная пташка ласточка,

Прилетит с Край-земли,

Да опустит укропа букет,

Чтоб напоминание было для царя,

Для царя, да для старосты,

Для старосты, для воеводы,

Как мы жили на Край-земле,-

Чтобы взяла дева белые цветы,

Белые цветы укропчика,

Да их самому царю отнесла,-

Царь ей подарок подарит,

Одарит её златым дукатом;

Тогда будет лето в селе,

Лето, да ещё весна!

Белые букеты подбрасываем,

Не быть больше уже зиме,

Лютой зиме снежной;

Девчата на посиделках,

На посиделках, на смотринах ;

Если в селе цветов не садят,

Белых цветов укропа,

Ещё в селе лютая зима,

Лютая зима снежная,

Так как не подбросили белые цветы.

Летний Бог уже разгневался,

Разгневался, рассердился.

Не будет в селе праздник,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Староста ему требу клал,

Требу клал светлого агнеца,

Младая дева его готовила,-

А не быть ясной баднице,

Баднице, ещё с приправой,

А на вечери за трапезой!

Дева вечерю не приправила,

Как у царя приправляла,

Там далеко на Край-земле."

___________

 

Песня, которую напевала каждая бабка на Купалов праздник, когда собирала целебные растения в лесу:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Старая Друида к нам пришла,

Пришла к нам Друида в село,

В село, да по всем домам.

Там крикнула она, позвала:

"Эй, ты, старая Ветвица! 65

Завтра рано, перед Зарёй

Ясное Солнце на небе;

Но мне ещё не греет,

Не греет, не блистает.

Лишь на небе же играет,

Тонкой саблей развевает,

Лютую стрелу выпускает,

Да люто ведь сердится

И больше уже не греет,

Да больше уж не блистает,

Так как пришёл праздник,

Праздник Греев 66 день;

А придёт к нам Жива Юда,

Жива Юда самувила,

Жива Юда к нам в лес,

В этот лес, к Златице,

Где к нам Бог сходил,

Да садился под деревом.

Под деревом ясный родник,

Жива Юда воду наливала,

Живую воду чудесную,

Чудесную воду лечебную,

Там Богу она служила.

Когда был уже праздник,

Праздник Греев день,

Спускала златую чашу,

Спускала чашу на лес,

На лес, на Кизильник,

Где все младые девушки,

Девчата, малые Друиды,-

Кизиловые ветки секут,

Да в град их посылают,

В град их, да во дворец,

Во дворец к самому царю,

Там у нас был царь Друид.

Царь у нас недуги лечит,

Лечит он младых юнаков,

Юнаков, младых девушек.

Сегодня Юда разгневалась,

Разгневалась, рассердилась.

Не спускала златую чашу,

Чудесной водой не прыснула,

Чудесной водой лечебной,

Не прыснула водой на лес,

На лес и на Кизильник.

Младые девы разгневались,

Разгневались, рассердились,

Девчата, малые Друиды,-

Кизиловые ветки не секут,

В град ветки не посылают,

В град, да во дворец,

Во дворец, к самому царю."

Мать у Солнца спросила,

Спросила, мать, говорила:

"Ой, Солнце, родной сынок,

Почему, сын, ты не греешь?

А на небе всё играешь,

Тонкой саблей развеваешь,

Лютую стрелу пускаешь."

Солнце в ответ ей говорит:

"Ой, мама, родная мама,

Как же, мама, мне согревать,

Как же, мама, мне блистать.

Ведь завтра праздник,

Праздник Греев день,

А ко мне ещё не дошёл,

Во чертог, мама, ко мне;

Как взвею тонкой саблей,

Как пущу лютую стрелу,

Да опущу златую чашу,

И прысну чудесной водой,

Чудесной водой лечебной,

Да прысну её на лес тот,

На лес тот, на Кизильник,

Где все младые девушки,

Девчата, малые Друиды,-

Будут сечь кизиловые ветки,

Да отсылатъ их в град,

В град, да во дворец,

Во дворец к самому царю;

Да царь будет ими лечить,

Лечить младых юнаков,

Юнаков, младых девушек.

Если кто болен в постели,

А его никто не вылечил!"

Услышала его старая мать,

Да крикнула, позвала:

"Ой, Юда, Жива Юда,

Где же ты, тут где.

Жива Юда уже в лесу,

Уже в лесу, на Златице,

Златую чашу наполнила,

Наполнила чашу, налила,

И Богу эту чашу подала,

Да ему молвит и говорит:

"Ой, Боже, родной Боже,

Пей, Боже, студёную воду,

Пей, Боже, напейся же.

Но немного воды оставь,

Три капельки в чаше,

Да отнеси её на небо,

На небо, в свой чертог;

Ведь сегодня праздник,

Праздник Греев день,

Ясное Солнце заиграло.

Сама я, Боже, не знала,

Не знала, Боже, забыла,

Пока не пришла к Солнцу;

Да Солнце разгневалось,

Разгневалось, рассердилось.

Да всё ещё не взошло,

Не взошло, Боже, блеснуло.

Златая мать разгневалась,

Разгневалась, рассердилась,

Да крикнула его, позвала,

И отправилась на небо,

На небо, к самому Солнцу;

Может с ней согласится,

Да чтобы взошло на небе".

Такую речь Юда говорит,

Бог же воды напился,

Да ей чашу ту подаёт;

Чудесная вода в чаше,

Чудесная вода лечебная.

Вспорхнула Юда на небо,

Вспорхнула Юда, полетела,

Летела Юда к самому Солнцу.

Там мать ещё сидит,

Сидит мать и ей говорит:

"Ой, Юда, Жива Юда,

Что ты, Юда, задержалась,

Задержалась, Юда, поздно!

Знаешь ли, Юда, не знаешь,

Ведь сегодня праздник,

Праздник Греев день.

Младые девушки в лесу,

В лесу том, на Кизильнике,

Кизиловые ветки не секут,

Так как ветки не опрыснули,

Чудесной водой не опрыснули ,

Чудесной водой, лечебной."

Сама я, мать, это не знала,

Сама я, мать, это забыла,

Что сегодня праздник

Праздник Греев день.

Сама я при Боге сидела,

Службу ему я служила,

Там ему чашу подавала,

Потому я, мать, задержалась;

Теперь я уже пришла.

Ясное Солнце играет,

Тонкой саблей развевает,

Лютую стрелу пускает,

Но всё ещё не согревает.

Входила Юда во чертог,

Во чертог к самому Солнцу,

Златую чашу ему подала.

Да Солнце уже играет.

В правой руке златая чаша,

Да прыскает водой на лес,

Прыскает чудесной водой,

Чудесной водой лечебной,

Кизиловые ветки прыскает,

Да ветки теперь лечебные.

Ещё Ветвица не пришла,

Чтоб найти младого юнака,

Младого юнака, младого Друида,

Чтоб поиграл на свирели,

Чтоб поиграл, да попел,

А ты поднимайся в лес,

В лес тот, на Кизильник,

Где все младые девушки,

Девчата, малые Друиды,

Друид играет на свирели,

Играет Друид, да поёт,

Младые девы на дереве,

На дереве, на кизиловом,

Кизиловые ветки секут,

А ты (Ветвица) всё сукно ткёшь,

Только девушки там умаялись,

Только девушки утомились;

На устах их златая пенка,

Пенкой этой ветки позлатишь,

Да будут все ветки целебные.

Потом пойдёшь в Столъный град,

В Стольный град и во дворец,

Царю эти ветки ты отдашь;

Чтоб лечил младых юнаков,

Юнаков, младых девушек.

Ступай, Ветвица, уже иди,

Туда, где ещё праздник,

Праздник Греев день;

Туда, где Солнце играет,

Тонкой саблей развевает,

Лютую стрелу пускает."

Тут Ветвица в лес пошла,

В лес тот, на Кизильник.

А что она видит, видит что,

Младые девушки заснули,

Заснули, девушки, задремали,

Девчата, малые Друиды,

Кизиловые ветки не секут,

Будит их Ветвица, будит,

Но они не пробуждаются!

Пока Ветвица не догадалась,

Да в село отправилась,

Младого юнака забрала,

Младого юнака, младого Друида;

Забрал Друид свирель,

Да в лес он с ней пошёл,

В лес тот, на Кизильник.

Сыграл Друид на свирели,

Тут девы и пробудились,

От дрёмы девы очнулись;

Да забирались на деревья,

Забирались, поднимались,

Там секут кизиловые ветки,

Друид на свирели играет,

Ветвица сукно всё ткёт,

Да девушки умаялись,

Девушки уже утомились,

Да с деревьев попадали,

Упали девы с деревьев,

С деревьев да на ветки,-

В устах их златая пенка,

Пенкой ветки они златили;

Ветвица ветки собирала,

Собирала ветки в мешок,

Да ушла в Стольный град,

В Стольный град, к царю,

Да царю речь говорит:

"Ой, царь, младой везирь,

Ясное Солнце разгневалось,

Разгневалось, рассердилось,

Что ему требу не воздаёшь.

Сегодня его праздник,

Праздник Греев день,

Но ты пока всё ещё спишь!

Я же тебе, царь, не отдам,

Не отдам кизиловые ветки,

Чтоб ты лечил младых юнаков,

Юнаков, младых девушек;

Больные юнаки, болезненные!

Что, царь, ты мне сообщишь,

Что, царь, ты мне расскажешь?"

Царь ей же в ответ говорит:

"Ветвица, старая Друида,

Почему Солнце разгневалось,

Разгневалось, рассердилось,

Я сам ещё ничего не знал,

Что сегодня его праздник,

Праздник Греев день!

Сейчас ему требу воздам,

Требу воздам девять коров,

Девять коров, девять голубей.

А тебя я с мольбой прошу,

Отдай мне кизиловые ветки,

Кизиловые ветки лечебные,

Чтоб лечить младую деву;

Больная девушка слегла,

Больна она ни мало, ни много,

Ни мало, ни много – три месяца;

Надо послать её в град,

Да созвать младых девушек,

Младых девушек песнопевок;

Как требу стану я воздавать,

Чтобы они песню пропели,

Да Солнце мы прославили;

Чтобы оно послало Живу Юду,

Живу Юду самувилу,

Послало её к нам сюда вниз,

Сюда вниз, в лес тот,

В лес тот, на Кизильник,

Прыснула бы чудесной водой,

Чудесной водой лечебной,

Да той же, что сам Бог пил,

Пил её Бог под деревом,

Под деревом кизиловым."

Царь же им речь говорил,

Почему Ветвица ему не отдала,

Не отдала ему кизиловые ветки,

Кизиловые ветки лечебные,

Чтоб лечить младую деву.

Лишь поднялся он на порог,

Да вошёл он во дворец,

Где лежала младая девушка.

Да ей молвит и говорит:

"Ой, девушка, младая дева,

Встань, девушка, поднимись,

Чтоб я тебя, девушка, увидел,

А меня, дева, ты видишь;

Да увидишь ты белое лико,

Что твоё же лико посерело,

Посерело, да потемнело."

Ветвица ей молвит и говорит:

"Милая девушка, не вставай!

Душа твоя уже немощна,

Душу ты Богу передавай."

Потом Ветвица вспомнила,

Златую пенку достала,

Да ей пенки этой налила,

Налила ей прямо в уста;

Уста её сразу позлатились,

Позлатились, посребрились,

Да с постели она вставала,

Такие слова проговорила.

Отца она сердито позвала:

"Ой, ах батюшка, ты мой отец!

Сегодня, батюшка, праздник,

Праздник Греев день,

Греев день, батюшка, Купалов день.

Ясное Солнце играет,

Тонкой саблей развевает,

Лютую стрелу пускает;

А ты, мой батюшка, всё сидишь,

Требу ты, батюшка, не воздаёшь,

Ясное солнце не славишь,

Не славишь, батюшка, не чтишь!

Да ты , батюшка, сейчас посылай,

Чтобы послал кизиловые ветки,

Кизиловые ветки лечебные,

Да будешъ меня, батюшка, лечить,

И будешъ младым целителем;

Да поднимешь младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек;

И тебя похвалой прославят,

Что ты младой целитель,

Младой целитель, младой Друид,-

Когда-то ты в лесу сидел,

И Друиде службу служил:

Да забирался на деревья,

На деревья, на кизиловые,

Да насёк кизиловых веток,

Кизиловых веток лечебных."

_________

 

Когда женщина возвращалась из леса в село с целебными травами в руках, её уже ожидали селяне на краю села, а девушки пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Вернулась старая Ветвица,

Вернулась она из леса ,

Из леса, из Кизильника,

Поджидал её младой царь,

Поджидал её на поле том,

Да её с мольбой просил.

Чтоб дала кизиловых веток,

Кизиловых веток лечебных,

Да ему же, младому целителю;

Чтоб лечить младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек.

Но Ветвица ему ни слова,

Ни слова ему не сказала,

Лишь только разгневалась,

Разгневалась, рассердилась;




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.