Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НА СВЕТОВИТОВ ПРАЗДНИК. 7 страница



Пришёл Бог на поле,

Да идёт весна и лето.

Утром рано ясное Солнце.

Младые девушки на пашне,

На пашне, да на копанье;

Младые юнаки на окоте,

Принимают светлых ягнят,

Да ему требу воздают;

Как пришли весна и лето,

Здесь внизу на Край-земле,

Потом лето пришло и на поле;

Но поле теперь не пусто,

Не пустое поле, запущенное,

Лишь стало ещё плодороднее;

Юда на поле прилетала,

Юнак по полю ступал;

Только птица не порхала,

Чёрная птица ласточка,

Но Бог уже согласье дал,

Чтоб летела чёрная птица,

Чёрная птица ласточка,

Чтоб летела, да порхала.

У Баны сердце дрогнуло,

Тут он требу клал;

Сегодня угощением накормить,-

Вот нас Бана послал,

Только теперьуже в град,

В град , да в село,

Да вам приглашение слал.

Кто на угощение придёт,

Завтра рано ещё перед Зарёй,

Только лишь Солнце взойдёт,

Сразу выходим на поле;

Юнаки будут стадо пасти;

А девушки идут на пашню,

На пашню, да на копанье.

Тут увидели нас дикие парни,

Хвалой юнаков славили,

Что стадо они пасут,

Такого стада они не видели!

Да увидели нас дикие девы,

Хвалой девушек хвалили,

Что пашут они на поле том,

Что пашут они, да что сеят;

Потом месят чистый хлеб,

Чистый хлеб, чистые лепёшки.

Те такие слова говорят:

"Ой, те девушки не с земли,

А те девушки с неба,

На небе девушки волхвицы,

Тут слетели они на землю,

Да учат младых девушек,

Как им пахать, да как сеять;

Да месить чистый хлеб,

Чистый хлеб, чистые лепёшки;

Чтоб по лесу не бродили,

Да травой не питались!"

Услышали юнаки и девушки,

Да к Дунаю они пришли,

Чтобы Бана их угостил,

Пока Солнце ещё греет,

Пока Солнце не зайдёт.

________

 

Когда девушки напевали лесную песню, со всего села все сходились на заготовленное место, где уже было угощение, и там пировали да вечера; на трапезе девушки пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 13.

 

Выходил, Бана, на поле,

Пустое поле запущенное,

Запущенное, да гиблое.

Дива король их предикий,

Так как на поле не пахал,

Так как на поле не сеял;

Дивьев король был предикий,

Только всё по лесу бродил,

Да на траве он пасся,

Как мы пасём сивое стадо!

Но это был мощный ханаетянин,

Ханаетянин, чужеземец,

К Бану голову не повернёт.

Почести ему ещё не оказывал;

А собирал сильное войско,

Да на поле он выходил,

На поле, да на орду,

Да он в битве сражался;

Герой был Дива среди героев,

Да с ним долго пришлось биться,

Но только Бана его победил;

Здесь ему Бог помощь оказал,-

Послал Юду самувилу,

Чтоб та ему стрелу дала;

Со стрелой он победил,

Да во дворце он садился.

Мать всё ему жалуется,

Жалуется, печалится;

Шлёт ему белую бумагу,

Белую бумагу чёрного письма:

"Сын родной, Бана король,

Гой, оставил Край-землю!

Край-земля плодородная,

Плодородная, да тёплая;

Да ты, мой сын, не видел,

Не видел ты лютой зимы,

Лютой зимы снежной.

Куда ты, сын, отправился,

Пустое это поле, запущенно,

На поле лютая зима,

Лютая зима снежная;

Да девушки не пашут,

Юнаки стадо не пасут.

Тут, сын, на Край-земле,

Только подойдёт Август месяц,

Дважды юнаки на поле,

На поле, да на окоте овец,

Дважды в кошаре на поле,

В кошаре светлые ягнята;

Дважды все девушки на поле,

На поле они, да на жатве,

Дважды жнут белую пшеницу;

Собирают белый виноград;

Юнаки все на винокурне,

Пьют они алое вино,

Алое вино трёхгодичное.

Жаль мне, печалюсь,

Что землю свою ты оставил,

Да отправился на поле,

Пустое поле запущенное:

Где Юда не летала,

Где юнак не ступал,

Где птица не порхала;

Где есть лютая зима,

Лютая зима снежная.

Приди ко мне, сын, вернись ,

Да во дворце опять сядешь,

Во дворце, сынок, при матери;

Чужая земля тяжёлая,

Тяжёлая, да трудная."

Мать ему слова говорит,

А сам Бана не жалуется,

Не жалуется, не печалится,

Так как ещё не видел,

Не видел он лютой зимы,

Лютой зимы снежной.

Да матери и говорит:

"Ой, мама, родная мама,

Пустое поле очень пахотное,

Теперь я во дворце сяду,

Пещера мне как дворец;

Но я построю новый град,

Новый град прекрасный,

Новый град, новый Котлив.

По полю Дунай течёт,

По полю река вьётся,

Вьётся река, как змея,

Да течёт она в море то,

Река та будет белый Дунай,

Море то будет Чёрное море,

Как будто мы на Край-земле;

Как будто я сам на Край-земле,

Да я, мама, не жалуюсь,

Не жалуюсь, не печалюсь;

Не вернусь я в Край-землю,

Чтоб восседать во дворце,

Во дворце и при тебе."

Послал Бана белую бумагу,

Белую бумагу чёрного письма,

Послал бумагу он матери.

Да собрал он мастеров тех,

Мастеров тех, да плотников,

Чтоб построить новый град,

Новый град, новый Котлив.

Снежный Бог разгневался,

Разгневался, рассердился,

Что требу ему не клали;

Да послал родного слугу,

Родного слугу Морозца юнака,

А с юнаком Зиму Юду,

Зиму Юду самувилу,

Та завьюжит белым снегом,

Завьюжит снегом ни мало, ни много,

Ни мало, ни много, на три месяца;

Да будет лютая зима,

Лютая зима снежная;

Бана из дворца не выходит,

Новый град он не строит.

Да он очень закручинился,

Закручинился, опечалился;

Тут зарыдал он, заплакал,

Заплакал, запричитал!

Только Богу он пожаловался,

Тот посылает Юду самувилу,

Она ему молвит и говорит:

"Ой, Бана, ты король,

Пока Богу требу не воздашь,

Да его с молитвой попросишь,

Летний Бог к тебе не снизойдёт,

Не сойдёт Бог на поле,

Ясное Солнце не пригреет.

Не будет лета на поле,

Не будет лета, да весны;

Нового града не построишь,

Нового града прекрасного;

Тут тебе, королю, надоело,-

Да теперь ты уже уйдёшь

На Край-землю, к матери."

Послушал Бана Юду,

Послушал Юду самувилу;

Да Богу требу он клал,

Веду книгу ему пел,

Веду книгу, Веду песню.

Снежный Бог сжалился,

Сжалился, опечалился,

Да открыл он темницу,

Родного слугу заключил,

Родного слугу Морозца юнака;

Родную его сестру заключил,

Родную сестру Зиму Юду,

Зиму Юду самувилу,

Сходил к нам Летний Бог,

Сходил к нам Бог на поле,

Ясное Солнце засветило,

Засветило Солнце жаркое,

Да теперь лето на поле,

Лето нам, да ещё весна.

Младые девушки на пашне,

На пашне, на копанье;

Младые юнаки на поле,

Пасут они сивое стадо;

Лишь придёт Августов день,

Августов день, Август месяц,

Дважды мои юнаки на поле,

На поле, да на окоте овец,

Дважды нам светлые ягнята,

Светлые ягнята в кошаре;

Дважды все девушки на поле,

На поле же, да на жатве,

Дважды они пшеницу жнут;

Собирают белый виноград;

Младые юнаки на винокурне,

Алое вино они пьют,

Алое вино трёхгодичное,

Вино пьют, хоровод ведут;

Младые девушки песню поют,

Песню для Бога Руевита.

Дикие молодцы на поле,

Дикие молодцы предикие,

Хвалой наших юнаков славят,

Что своё стадо они пасут,

Ещё стада такого не видели,

Те их к стаду приучают;

Дикие девицы на поле,

Дикие девицы предикие,

Хвалой наших девушек славят,

Что пашут они на поле том,

Что пашут они, да они сеят;

Месят они чистый хлеб,

Чистый хлеб, чистые лепёшки.

Девицы говорят и так сказали,

Те девушки не с земли,

А те девушки с неба,

На небе девы Волхвицы,

Да слетели они на землю,

Чтоб учить младых девиц,

Как им пахать и сеять;

Да месить чистый хлеб,

Чистый хлеб, чистые лепёшки;

Чтоб не бродили по лесу,

Да на траве бы не паслись!

А Бана был уже на поле,

Созывал он всех мастеров,

Мастеров, да плотников,

Чтоб построить новый град,

Новый град прекрасный;

Строил град ни мало, ни много,

Ни мало, ни много – три месяца;

Град нам новый Котлив.

Сидел он уже во дворце,

Да на свирели он играл.

Чёрная пташка прилетела,

Чёрная пташка ласточка.

Как тут Бана её увидел,

Пытал птицу, спрашивал:

"Чёрная моя пташка ласточка,

Где ты, моя пташка, летаешь?

Куда ты, моя пташка, летишь?

Что было, моя пташка, на Край-земле,

На Край-земле, в Котливе граде?"

Пташка в ответ ему говорит:

"Ой, Бана, ты Бана король,

Мать твою свирель услышала;

Свирель твою мать узнала,

Да она, Бана, закручинилась,

Закручинилась, опечалилась,

Да не на твоём ли поле нужда,

Нужда напряжённая такая?

Не у тебя ли лютая зима,

Лютая зима снежная?

Да меня она, Бана, послала,

Чтобы твою нужду увидеть;

А у тебя тут нет нужды,

На поле том весна, да лето.

Край-земля плодородная,

Плодородная да тёплая

И поле твоё плодородное,

Плодородное и тёплое,

Как будто на Край-земле.

Теперь к матери полечу,

Да ей, Бана, прощебечу,

Что у тебя нет нужды."

Бана ей в ответ говорит:

"Ой, ласточка, пташка чёрная,

Да нет у меня, ласточка, на поле,

Совсем нет , ласточка, нужды;

Да не отправляйся ты к матери,

А в мой дворец ты летай,

Летай ко мне, ласточка, щебечи."

"Уходи же, Бана, уходи,

К матери, Бана, я буду улетать;

Потом на поле я вернусь,

Да на лето, да гнездовать;

Завтра рано меня жди,

Завтра рано ещё до Солнца."

Сказала птица, вспорхнула,

Полетела птица в Край-землю,

В Край-землю, да во дворец.

Там она матери щебечет:

"Ой, мама, старая мама,

На поле у него весна, да лето;

Ясное Солнце там согревает.

Младые девушки на пашне,

На пашне, да на копаньи;

Младые юнаки на поле,

На поле они стадо пасут;

Бана уже град построил,

Новый град прекрасный,

Новый град, новый Котлив,

Да во дворце теперь сидит.

Нет больше у него нужды!

А я же, мама, полечу,

Да полечу к нему во дворец,

Как будто это на Край-земле.

Мне он, мама, не разрешал,

Чтобы я вернулась к тебе.

Но я ему щебетала, говорила,

Лишь к тебе во дворец слетаю,

Да тебе, мама, прощебечу,

Что сотворил он на поле;

Потом к нему в поле полечу,

Туда к нему в поле на всё лето,

Да у него на поле гнездовать.

Теперь меня, мама, ожидай."

Мать в ответ ей говорит:

"Уходи, моя ласточка, улетай,

Возвращайся, моя ласточка, на поле,

Да к нему во дворец на лето,

Летом, ласточка, делай гнездо.

Пусть для Баны будет нужда,

Что нет его на Край-земле;

Только ещё он не знает,

Что он сделал, что совершил,

Когда свою землю оставил:

Чужая земля напряжённая,

Напряжённая,нуждающаяся."

Потом пташка улетела,

Прилетела пташка на поле,

На поле, да во дворец,

Щебетала пташка во дворце,

Тут её Бана и услышал,

Потом пытал её, спрашивал:

"Ой, пташка, ласточка,

Что мать тебе говорила,

Говорила, да сообщила ?"

"Пытала, Бана, спрашивала,

Что ты, Бана, сотворил,

Соотворил, Бана, сделал;

Что ты, Бана, был в нужде,

Поэтому на свирели играешь.

Я ей , Бана, рассказала,

Что нет у тебя, Бана, нужды,

Нужды, Бана, трудности;

Что лето пришло на поле,

Лето, да ещё и весна,

Как будто на Край-земле.

Потом мне мать говорила:

"Уходи, ласточка, улетай,

Лети, моя ласточка, на поле,

Да к нему во дворец на лето.

На лето, ласточка, делать гнездо.

Поэтому у Баны есть нужда,

Что нет его на Край-земле;

Только ещё он не знает,

Что сделал, что сотворил,

Когда свою землю оставил:

Чужая земля напряжённая,

Напряжённая, нуждающаяся."

"Ты , ласточка, будь летом ,

Летом, ласточка, во дворце,

Летом, ласточка, на гнезде,

Тут не будет у меня нужды.

Река к нам по полю течёт,

Река здесь по полю вьётся,

Словно змея извивается,

Реку назвали белый Дунай,

Как тот Дунай на Край-земле;

Большое море у нашего поля,

Большое море также Чёрное,

Как Чёрное море на Край-земле."

Поэтому Бана не кручинился,

Не кручинился, не печалился,

Как будто он на Край-земле.

Тут Бана уже обручился,

Обручился Бана, да женился.

Также Бана бывает на поле,

Поле Бана уже заселил.

До того было поле пустое,

Пустое было запущенное,

Теперь уже заселилось.

Девушки песню пропели,

Бана они хвалой славили,

Ещё ему требу клали;

Так как он на небо слетал,

На небо, к самому Богу,

Младой Деве он поручил,

Для Бога помощь оказывать.

А она ему песню оставила,

Чтоб на земле славился,

Да на земле был наслышан!

Что не заселил бы он землю,

Пустая бы земля осталась.

__________

 

На Гюргиев день каждый чабан клал требу из одного ягнёнка, этого ягнёнка готовила сама только одна девушка с дома, а после садились все живущие в доме и угощались; когда клали требу, девушка пела следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Слетела к нам Юда с неба,

С неба Юда, да во дворец,

Где был Бана царь;

Тут ему молвит и говорит:

"Ой, Бана, Бана король,

Знаешь ли, Бана, ты знаешь,

Что ты, Бана, молвил,

Молвил, Бана, говорил?

Летнего Бога ты прославил;

В годовщину праздника,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Тут ему требу воздашь,

Требу воздашь из светлого агнеца,

Светлого агнеца осуренного,

Младая девушка его сготовит,

Сготовит из него ясную вечерю,

Да ты, царь, повечеряешь.

А сегодня во дворце сидишь,

Светлого агнеца ты не ловил,

Летнего Бога ты не славишь;

Не справил ему праздник,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Летний Бог разгневается!

Как придут весна, да лето,

На поле он не сойдёт,

Ясное Солнце не согреет;

Да будет лютая зима,

Лютая зима снежная;

Лютая зима прелютая,

Ещё ты зиму не видел!

Так будешь плачем плакать,

Плакать, Бана, причитать.

Девушки в поле не выйдут,

На поле, девушки, на пашню,

На пашню, девы, на копанье,

Белую пшеницу не посеют,

Чистого хлеба не смесят,

Чистого хлеба , чистой пышки;

Юнаки в поле не выйдут,

Да стадо они не попасут,

В поле, юнаки, на окоте;

Да твоё поле запустилось,

Пустое поле осталось,

Пустое поле, запущенное!

В поле Юда не появлялась,

По полю юнак не ходил,

В поле птица не прилетала."

Речь ему Юда не досказала,

Вспорхнула Юда в лес.

Бана удивляется, недоумевает,

Что Юда ему такое сказала,

Сказала, Юда да говорила,

Чтоб требу ему воздать,

Воздать светлого агнеца,

Светлого агнеца осуренного;

Не справил ему праздник,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день,-

Да не обманывает его Юда,

Да не лжёт ли ему Юда,

Что Бог на него разгневался,

Да ему предел установил.

Летнего Бога надо почитать,

Да ему требу воздавать;

А если Бога не почитать,

То отомкнёт он темницу,

Да выпустит родного слугу,

Родного слугу Морозца юнака,

А с юнаком его сестру,

Родную сестру Зиму Юду,

Зиму Юду самувилу,

Чтоб послать их на поле то,

Да завьюжить белым снегом,

Чтоб настала лютая зима,

Лютая зима снежная,;

Думает Бана, раздумывает,

А пока ещё не знает,

Что делать, что предпринять.

Старая Зара ему молвила,

Молвила ему Зара и говорит:

"Ой, Бана, Бана король,

Что думаешь, раздумываешь,

Чтоб ты требу клал,

Да справил праздник,

Праздник Летов день,

Так воздаёшь, или не воздаёшь?

Гой, ты Юда, не обманываешь,

Гой, ты Юда, не лжёшь!

Снежный Бог не гневается,

Да выпустит родного слугу,

Родного слугу Морозца юнака,

Но на поле его уже не пошлёт;

А пошлёт он его в лес,

В лес, да ещё на гору,

Где девушки не пашут,

Где юноши стадо не пасут.

Гой, ты Богу говорил,

Сказал ему, Бана, и говорил:

"Ой, Боже, ой, Летний,

А сойди ты на поле,

На поле, Летний, на Дунай,

Чтоб были весна , да лето;

Да я тебе требу воздам,

Требу воздаю светлого агнеца Светлого агнеца осуренного;

Ещё справлю тебе праздник,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Да тебя хвалой прославлю,

Правую руку вскину.

Бог с тобой согласился,

Согласился, да кивнул,

Тут сходил ты на поле,

Ясное Солнце пригрело,

Да пришли весна и лето.

Девушки все уже на поле,

На поле они, на пашне,

На пашне, на копанье,

На поле девушки пашут,

Белую пшеницу сеют,

Чистый хлеб они месят,

Чистый хлеб, чистые пышки;

Младые юнаки на поле,

На поле, на окоте овец;

Почему же требу не воздаёшь,

Праздник не справляешь,

Праздник Летов день;

Летний Бог разгневается,

Разгневается, рассердится,

Да на поле не сойдёт,

Не будет там весна и лето,

Ясное Солнце там не согреет;

На поле у тебя Морозец юнак,

Морозец юнак, Зима Юда,

Зима Юда самувила,

На поле у тебя лютая зима,

Лютая зима снежная;

Лютая зима, прелютая!"

Старая Зара ему говорила,

Сказала ему Зара и говорила,

Бана с ней тут согласился.

Тут же Бана приоделся,

Приоделся, да нарядился,

Златую одежду он накинул.

Да шёл Бана по граду,

Звал всех Бана и говорил:

"Гой, мои юнаки, да девушки!

Завтра у нас праздник,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Никто на поле не пойдёт,

На поле, да на пашню,

На пашню, на копанье.

Младые девушки уже во дворце,

Светлого агнеца златят,

Златят агнеца, украшают,

Чтобы им требу воздать,

Требу воздатьдля Бога,-

Да его с мольбой просят,

Чтоб на поле он выходил,

Чтобы Солнце пригрело,

Чтобы Солнце блистало,

Чтобы были весна и лето"

Кто уже Бана услыхал,

На поле больше не идёт,

На поле, да на пашню,

На пашню, да на копанье.

Младые девушки приоделись,

Приоделись, да нарядились;

Младые девушки во дворце.

Ещё Бана требу не клал,

Лишь привязал светлого агнеца,

Привязал агнеца к дереву;

Как ему Юда указала,

Указала, да поручила,

Если требу не воздаст,

Тогда Солнце не пригреет,

Чтоб агнец позлатился,

Позлатился, украсился;

Ещё Бана подождал.

Три овна он клал,

Три овна, три вожака,

Три вожака мохнатых,

Да кушаньем угощает

Младых девушек и младых юношей;

Только Солнышко взойдёт,

Только Солнышко блеснёт,

Да агнец сразу позлатится,

Да агнец сразу засияет;

Как Бана его воздаст,

Да вспорхнёт он на небо,

На небо, к самому Богу,

К самому Богу во чертог;

Да его Бог там увидит,

Да его сердцу будет приятно,

Да его сердцу будет радостно.

_________

 

Всем селом покупали трёх овнов и клали требу, к чему и пели лесную песню, а астальные, кто только имел, клали дома по одному ягнёнку, которого златили девушки, когда согревало Солнце, то пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Девять Юд меня слышали,

Девять Юд самувил,

Слышали меня Юды в лесу,

Что Бана уже на поле,

На поле он, да в кошаре;

Светлого агнеца ловил,

Чтобы требу воздать,

Да прославить Летнего Бога;

Ещё Солнце не показалось,

Не показалось, не блеснуло,

Прилетели Юды на поле,

На поле, да во дворец,

Тут агнеца ему позлатить,

Да агнеца ему украсить.

Там песню они запели:

"Ой, Солнце, ой, ясное,

Зарю ты, Солнце, отпустишь,

Отпустишь Зарю на Землю,

Да Землю всю позлатишь,

Злато на Землю пошлёшь.

Ну-ка, Солнце, погляди!

Бана нам требу воздаёт,

Летнего Бога он славит,

Чтобы на поле к нему выходил,

Ясное Солнце всходило,

Ды были у него лето, весна;

Сегодня будет ему праздник,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Но согласья не получил,

Рано ещё воздавать,

Рано ещё, перед Зарёй,

Только лишь Солнце взойдёт,

Да агнеца того позлатит,

Да агнеца оно украсит.

Бана агнеца тут клал,

В требу агнеца на поле,

Чтоб вспорхнул он на небо,

На небо, к самому Богу,

К самому Богу во чертог;

Да как его Бог увидит,

Да его сердцу будет приятно,

Да его сердцу будет радостно."

Бана ему книгу пропоёт,

Бана ему песню споёт:

"Ой, Светило, ой, Солнце,

Ой, Солнце, ой, Огонь,

Рай у нас, Огонь , на поле,

Яровой Огонь, нам пища,

Прикоснись ко мне, Огонь, накорми."-

Бана эти слова проговорил,

Песню ещё не запел,

Солнце Зарю как отпустит,

Отпустит Зарю на агнеца,

Так наш агнец позлатится,

Красиво агнец украсится.

Тогда Бана его в требу воздаст,

Требу воздаст для Бога;

Чудного агнеца, чудесного,

Бана его ножом колет,

Но агнец не колется!

Явились ему ясные крылья,

Да вознесли его на небо,

На небо, к самому Богу,

К самому Богу, да в чертог,

Три Юды ему крикнули,

Крикнули, да позвали:

"Ой, Бана, ты Бана,

Летний Бог тут молвил,

Молвил Бог, да говорит:

До сего дня я гневался!

Бана мне требу не клал,

Праздник мне не справлял,

Праздник мне Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Теперь уже всё сделал;

Требу клал светлого агнеца,

Златого агнеца, позлаченного;

Златой агнец ко мне вспорхнул,

Златой агнец ко мне во чертог,

Во чертог, на лужок.

Поэтому лето уже на поле,

Поэтому лето, да весна!

Нет уже больше зимы,

Лютой зимы снежной.

__________

 

Когда какой-то селянин клал ягнёнка, девушки его разделывали и готовили, а другая девушка приходила и пела следующую песню:

 

ПЕСНЯ 3.

 

Бана уже в своём дворце,

В своём дворце у огнища;

Младая девушка ему готовит,

Готовит девушка вечерю,

Ясную вечерю бадницу;

Потому, что у него был праздник,

Праздник Гюргиев день,

Гюргиев день, Суров день,

Суров день, Летов день!

Садился Бана у огнища,

Тут заплакал, запричитал!

Мелкие слёзы он ронял,

Белые свои руки заламывал;

Только его никто не видел,

Калина Юда подсмотрела,

Там Юда его теперь пытает,

Пытает Юда, спрашивает:

"Ой, Бана, Бана король,

Гой, что ты кручинишься,

Кручинишься, печалишься,

Даже ты, Бана, заплакал,

Мелкие слёзы заронил?

Неужели из- за матери,

Из-за матери, из-за брата,

Из-за брата, из-за сестры,

Или, что требу воздаёшь,

А их не можешь угостить?

Или, что оставил свою землю?

Чужая земля напряжённая,

Напряжённая, нуждающаяся?"

Бана в ответ ей говорит:

"Ой, Юда, ой, Калина,

Я, Юда, не кручинюсь

Из-за матери, из-за брата,

Из-за брата, из-за сестры;

Что я землю свою оставил;

Чужая земля напряжённая,

Напряжённая, нуждающаяся.

Пташка порхнула во дворец,

Чёрная пташка, ласточка,

Да на дворе мне щебетала,

Что ей для меня мать передала,

Словами, Юда, говорила:

"Лети моя, ласточка, лети,

Лети, ласточка, на поле,

Где есть мой родной сын,

Родной сын, Бана король,

К нему во дворец на лето,

На лето, ласточка, на гнездо.

Так может, у Баны нужда,

Ведь нет его на Край-земле;

Только он ещё не знает,

Что он сделал и сотворил,

Когда эту землю оставил;

Чужая земля напряжённая,

Напряжённая, нуждающаяся;"

Пташка мне, Юда, щебетала,

Тут я над птахой посмеялся;

Что земля моя не напряжённая,

Не напряжённая, не нуждающаяся;

Что поле моё плодородное,

Плодородное, да тёплое;

Смех на меня, Юда, напал,

Когда мне это вспомнилось,

Отец мой на Край-земле,

Отец мой требу клал,

Требу клал светлого агнеца,

Требу для него, Летнего Бога,

Младая девушка готовила,

Готовила ясную вечерю,

Ясную вечерю бадницу;

Отец же затем в саду,

Укропа травы набирал,

Да девушке он подавал;

Девушка вечерю приправляет,

С приправой вечеря ароматней,

Там была вечеря бадница,

Бадница ещё и с приправой.

Девушка мне вечерю готовит,

А нет у нас укропа травы,

Чтоб вечерю приправить;

Поэтому, Юда, кручинился,

Кручинился, да печалился.

Сейчас земля напряжённая,

Напряжённая, да нуждающаяся!

Куда же, Юда, мне идти?

Что же, Юда, мне делать?

Да был бы я, Юда, птицей,

И выросли бы у меня крылья,

Слетал бы я на Край-землю,

Да набрал бы укропа травы,

И девушке бы её принёс,

Чтоб вечерю приправить,

Да вечеря будет ароматной ,

Да будет вечеря бадница,

Бадница ещё с приправой;

Да нужно сесть за трапезу,

И угостить милую девушку.

Теперь же, Юда, что делать?

За трапезу не усядемся,

Вечерю не повечеряем;

Не будет вечери бадницы,

Бадницы, ещё с приправой!"

Юда в ответ ему говорит:

«Постой , Бана, подожди,

Подожди, Бана, до вечера,

Только девушка сготовит;

Но трапезу не накрывай,

Не накрывай, не вечеряй».

_________

 

Когда девушка готовила еду, другая девушка уходила в сад и набирала пряной травки, которую раздавала по домам и пела следующую песню:




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.