Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

КРИЗИС СТАРШЕКЛАССНИКА



Я много раз слышала выражение «кризис старше­классника», но точно не знала, что оно означает. Те­перь мне это ясно как божий день. Кризис старше­классника - это когда ты закалываешь уроки после обеда и идешь к кому-нибудь из друзей, чтобы от­ведать вегетарианской лапши ло-мейн, попить шардоне и выкурить сигаретку, когда оказываешься в по­стели с парнем в три часа дня, когда уходишь с тре­тьей пары, чтобы прикупить себе шелковое платьи­це от Дианы фон Фурстенберг, когда спишь до деся­ти в какой-нибудь четверг. Черт. В прошлом семест­ре мы были такими пай-девочками, настоящими лю­бимицами учителей. В этом же мы просто хамы. Мы еще вволю не набесились. Уверена, что во время урока физкультуры половина девушек нашего клас­са целовались с парнями на ступенях музея «Метрополитен», вместо того чтобы выделывать разные выкрутасы в спортзале, уцепившись за переклади­ну. Продолжайте, девочки, не останавливайтесь! Цеплять парней - упражнение гораздо более по­лезное!

 

НАБЛЮДЕНИЯ

 

Дж и высокая веснушчатая девица с неудавшейся при­ческой хихикали во время урока танцев в «Констанс Биллар». Кажется, у Дж появилась новая подруга. Ни его приятели заказывали китайский чай в «Старбаксе» в надежде, что к нему подмешано нечто, что мо­жет поднять настроение. В магазине университета Нью-Йорка В купила кружку, толстовку и бейсболку, все с эмблемой университета. А потом она еще гово­рит, что не любит подобного рода штучки. Д тщатель­но изучал местный газетный ларек в поисках свежего номера «Нью-Йоркера». С и А, как обычно, целова­лись на людях. У нее никогда не было парня дольше пяти минут. Что ж, посмотрим, надолго ли хватит ее на этот раз...

Ну ладно, признаюсь: я сейчас тоже закалываю уро­ки. Обещайте, что никому не расскажете!

Сами знаете, вы от меня без ума.
ВАША СПЛЕТНИЦА

 

С впюбпена

Аарон Роуз стоял на небольшом ут­рамбованном сугробе возле школы для девочек «Констанс Биллар» на 93-й Восточной улице и ждал, когда, громыхнув ярко-синими дверями школы, выйдет Серена и окажется в его объя­тиях. Рядом с ним, часто и тяжело дыша, сидел Муки, его пес породы боксер коричнево-белого окраса, на нем была собачья куртка в черно-крас­ную клетку, которую вчера в «Бёрберри» ему ку­пила Серена. Аарон держал в руках два стакан­чика из «Старбакса», от них исходил пар. С тех пор как они стали встречаться — сразу после той дикой новогодней вечеринки, которую шесть не­дель назад устраивала Серена, — это стало их ма­леньким ритуалом. Аарон встречал Серену после школы, они шли под руку вниз но Пятой авеню, пили кофе латте и то и дело останавливались для поцелуев. Новый год прошел для них под деви­зом: «Блин, если мы оба в драйве, почему бы нам не познакомиться поближе?» И вот они уже месяц как вместе, не упуская ни одного мгновения встретиться после школы, и теперь их все знали как самую привлекательную и влюб­ленную пару — нет, тройку, если не упустить Муки, — Верхнего Ист-Сайда. Луч яркого зимнего солнца озарил белокурую головку Серены, не успела она открыть дверь шко­лы. Она сбежала вниз по ступенькам в своих ко­ричневых замшевых ботинках «Стефани Келайн» и темно-синей морской куртке от Леза Беста и ока­залась на заснеженном тротуаре. Ее лицо свети­лось в ангельском восторге, лишь только она за­метила Аарона и Муки.

— Привет, собака! — взвизгнула она, как толь­ко Муки завилял хвостом и прижался носом к ее рукам, облаченным в кашемировые перчатки. Она села на корточки и стала гладить пса по го­лове, позволив ему лизнуть ее в лицо.

— Ты сегодня такой красавец.

Аарон наблюдал за ними с чувством гордости. «Да, это моя девушка. Ну разве она не великолеп­на?»

Серена встала и заключила его в объятия. Воз­дух вокруг них наполнился опьяняющим арома­том сандала и пачули — она всегда пользовалась маслом с таким запахом.

— Знаешь, о чем я весь день думала? — быстро сказала она, целуя его тонкие темно-красные губы своими пухлыми губами персикового цвета.

Аарон вывернул наружу ступню, чтобы не упасть и не разлить кофе.

— Обо мне? — догадался он. Серена была из тех, полностью отдается предмету своего интереса, а в данный момент для пес существовал только Аарон. До него это вроде дошло.

Она закрыла глаза, и они снова поцеловались, на этот раз страстно. Им было наплевать, что из школы выбегали девушки в опрятных шерстяных пальто и высоких кожаных сапогах и, оказавшись на улице, начинали легкомысленно шуметь. Не­которые тусовались кучками и с замиранием сер­дца глазели на целующихся.

— Боже мой, — прошептала одна восьмикласс­ница, впадая в экстаз от такой невозмутимости. — Неужели вы не видите то, что вижу я?

Муки топтался на снегу и нетерпеливо скулил. Серена терлась щекой о колючую шерсть альпаки, из которой была связана шапочка Аарона, она купила ее в прошлые выходные в «Кирна Забете» в СоХо. Ей нравилось, как из-под отворота шапки торчат его клевые темно-каштановые дреды. Все в Аароне было настолько очарователь­ным, что ей захотелось съесть его ложкой!

— Ну, конечно же, я думала о тебе, — сказала она, забирая свой кофе. Серена с треском сняла крыш­ку и стала дуть на сладкую горячую жидкость. — Я тут подумала, почему бы нам с тобой не сделать себе татуировки? — произнесла она и замолчала, ожидая ответа Арона, но его мягкие карие глаза выглядели озадаченными, поэтому она решилась продолжить: — Ну, что-то типа наших имен. Что мы принадлежим друг другу. Она отпила не­много кофе, при этом облизнув свои красивые соблазнительные губы. — Мне всегда хотелось иметь татуировку, так, чтобы только я одна знала о ней, понимаешь? Где-нибудь в интимном месте.

Улыбка Аарона выражала сомнение. Ему очень нравилась Серена. Она офигенно красива, про­сто идеальная возлюбленная и при этом совер­шенно нетребовательная. Она была на голову выше всех девушек, которых он когда-либо встре­чал. Но он вовсе не уверен в том, что хочет иметь татуировки с ее именем по всему телу. По правде говоря, он всегда считал тату таким же проявле­нием жестокости, как и клеймение скота, а буду­чи строгим вегетарианцем и растафарианцем, он противился любому проявлению жестокости. Аарон рассмеялся.

— Ты слишком много тусуешься с Блэр.

Его сводная сестра все превращала в роман­тическое черно-белое кино пятидесятых, пыта­ясь сделать свою жизнь еще более эффектной, чем она была на самом деле. Как только они за­вернули на Пятую авеню, Муки рванул вперед, оттягивая поводок, обмотанный вокруг кисти Аарона.

— Эй, Мук, успокойся.

Серена засунула свободную руку в карман чер­ной парки Аарона.

— Блэр вела себя весьма странно во время на­шей встречи с новенькими. А после просто ис­чезла. Она даже в спортзал не пришла.

Аарон пожал плечами, глотнул немного кофе и сказал:

— Может, у нее неожиданно живот заболел или еще что.

Серена покачала своей красивой головой:

— Меня напрягает то, что она немного зави­дует. Нам завидует.

Аарон ничего не ответил. Перед Новым годом он сильно увлекся Блэр, несмотря на то что она была его сводной сестрой. Серена позволила ему забыть об этом, но ему все еще казалось стран­ным, что Блэр могла им по-настоящему завидо­вать, а ведь он все время думал о ней.

— Ну что, идем к Эмпайр-стейт-билдинг? — спросила Серена, останавливаясь на перекрест­ке и озираясь на Пятую авеню-Рядом ревел поток автобусов. — Если да, то нужно поймать такси.

— Татуировки противоречат моей религии, — заявил он, но, когда увидел, как очаровательное личико Серены испуганно сморщилось, взял ее за руку и быстро добавил: — Но я подумаю об этом, ладно?

Серена была не из тех, кто может дуться на кого-то, и, уж конечно, не на самого классного парня в мире. Забыв о том, что только что про­изошло, она схватила его за руку, и они пошли к Пятой авеню. Небо было мрачно-серым, холод­ный ветер дул им в лицо, и уже через полчаса

а окутает все вокруг.

— Чем бы нам заняться? — спросила она. — Было бы прикольно подняться на самый верх Эмпайр-стейт-билдинг. Я всю жизнь там прожила и еще ни разу не была наверху. А сейчас к тому же так холодно. Уверена, никому не придет в голову за-браться туда зимой. Это будет безумно романтич­но, как старое доброе кино. Аарон посмотрел на часы. Было десять минут пятого.

— Я тут подумал, надо бы остановиться у мое­го дома и проверить почту.

Он робко улыбнулся, смущенный тем, что в тот момент казался самому себе настоящим бо­таником.

— Просто сегодня утром разослали письма тем, кого уже приняли.

Синие глаза Серены широко раскрылись.

— Почему ты мне не сказал об этом?

Она бросила свой бумажный стаканчик в бли­жайший мусорный бак и побежала вперед.

— Давай, Мук! — крикнула она, и боксер радо­стно понесся за ней. — Пошли домой и посмот­рим, поступил ли твой умник папочка в Гарвард!

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.