Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Я люблю того, кто не бережет для себя ни капли духа, но хочет быть всецело духом для своей добродетели: ибо так, подобно духу, проходит он по мосту.



Я люблю того, чья душа расточается, кто не хочет благо­дарности и не воздает ее: ибо он постоянно дарит и не хочет беречь себя.

Я люблю того, кто бросает слово впереди себя и исполня­ет всегда еще больше, чем обещает.

Я стремлюсь к своей цели, я иду своей дорогой; через мед­лительных и нерадивых перепрыгну я.

Невозможного хочу я: попрошу же я свою гордость идти всегда вместе с моим умом. И если когда-нибудь мой ум по­кинет меня — ах, как он любит улетать! — пусть тогда гор­дость улетит вместе смоим безумием!»

Фактически это стратегия личностно ориентированной психотера­пии. Во время занятий трансактным анализом эти строки помогают объяснить ряд положений данного мето­да. Понятно, что мертвыми и стадами Ницше называет тех, кто придерживается устаревших правил и обычаев. Жела­ние гибели для того, чтобы на земле жил сверх­чело­век, лег­ко объясняется как борьба с устаревшими инструкциями Родителя. Желание иметь попутчиков, а не быть пастухом у стада легко объясняется одним из основных положений трансактного анализа: для деятельности следует освободить поле Взрослого, когда людей объединяет разум, а не прин­ципы, когда нет ведущих и ведомых, а есть равноправные попутчики, которые идут с тобой не потому, что ты туда идешь, а потому, что и им тоже туда нужно.

Парадоксальными и неприемлемыми кажутся высказы­вания Ф. Ницше о морали. «Жизнь в сопровождении мора­ли невыносима». «Мораль — это важничанье человека перед природой». «Когда морализируют добрые, они вызывают от­вращение; когда морали­зи­руют злые, они вызывают страх». «Моральность есть стадный инстинкт в отдельном человеке». «Мораль маскирует нашу низость и злобу, как одежда — фи­зические недостатки. Мораль делает нас ручными зверями, наряжает во что-то более благо­родное, более значительное и импозантное». «Те моралисты, кото­рые прежде всего рекомен­дуют человеку взять себя в руки, навле­кают на него своеоб­разную болезнь: постоянную раздражитель­ность, сопровожда­ющую его при всех естественных побуждениях и склонностях, словно некий зуд. Ему кажется, будто теперь его самооблада­нию грозит опасность: он больше не доверяется ника­кому ин­стинкту, никакому свободному взмаху крыл, но постоянно пребывает в оборонительной позе, вооруженный против самого себя, напряженно и недоверчиво озираясь вокруг, вечный вах­тер своей крепости, на которую он обрек себя. Да, он может достичь величия в этом! Но как он ненавистен другим, как тяжек самому себе, как истощен и отрезан от прекрасных слу­чайностей души! Ибо следует вовремя забыться, если мы хо­тим научиться чему-то у вещей, которые не суть мы сами».

В высказываниях Ф. Ницше есть и идеи экзистенциаль­ного анализа. О значении цели мы уже говорили. А вот и еще: «Призвание есть становой хребет жизни». «Далеко уда­ется уйти, если ты не замечаешь, что ты в пути». «Кто всегда погружен в дело, тот выше всякого затруднительного положе­ния». «Познающий человек не нуждается в морали». «Что поддерживало меня? Всегда лишь беременность. И всякий раз с появлением творения моя жизнь повисала на волоске». И когда человек творит, боли начинают уступать. «Я дал своей боли имя и зову ее «собакой» — она столь же верна, столь же назойлива и бесстыдна, столь же занима­тельна, столь же умна, как и всякая другая собака, и я могу прикрикнуть на нее и выместить на ней дурное настроение, как это делают дру­гие со своими собаками, слугами и женами».

О роли личности и о том, какое значение придавал Ниц­ше самостоятельности, можно судить и по другим его вы­сказываниям: «В стадах нет ничего хорошего, даже если они бегут за тобою». «Возлюби ближнего своего» — это значит прежде всего: «Оставь ближнего своего в покое!» — И как раз эта деталь добродетели связана с наибольшими трудностями». «Поверхностные люди вынуждены лгать, так как они лише­ны содержания».

А человеческую натуру он знал. Его афоризмы иногда кажутся парадоксальными, но тем не менее они отражают истину и могут служить руководством к действию — ис­пользоваться в психотерапев­ти­ческой практике.

«Сорадость, а не сострадание создает друга».

Послушай рассказ одного моего пациента.

«Когда я от вас услышал это высказывание, то возмутился, а патом подумал и понял, как глубоко был прав Ницше. Вы хорошо знаете мои мучения и болезни и то, что очень многие люди мне сострадали и даже помогали. Прежде всего это была жена, затем друзья по работе, мои начальники. И только дети мои относились ко мне без должного уважения и понимания. Но как только мне уда­лось личностно измениться (я стал независимым, а потом появи­лись и реальные жизненные успехи, повышение в должности, уве­личение зарплаты, общественное признание), мое хорошее настроение стали сразу сбивать, естественно, неосознанно.

Мой друг, большой знаток своего дела, добровольно рецензиро­вал мою диссерта­цию. С его мнением я считался, а его рецензии всегда были отрицательными. Я реаги­ровал эмоционально и ис­правлял в духе его замечаний. Вскоре я заметил, что работа поте­ряла цельность, а каждая беседа с другом вызывала у меня душев­ное волнение. А потом я подумал, что в новом варианте диссертация может провалиться. Что тогда делать? Кого обвинять? И я решил взять ответственность на себя. Что будет, то и будет. Провал — так мой, а если успех — так мне его не надо будет ни с кем делить! Я стал все делать, как понимал, и перестал с ним советоваться. То и дело он интересо­вался моей работой. Я открыто высказал ему свои соображения и обещал дать почитать работу после защиты и утвер­ждения в ВАКе. Не буду описывать все мытарства, которые продол­жались почти два года. Но когда все благополучно закончилось, я предложил своему приятелю почитать работу. Он отказался, ссыла­ясь на занятость.

После защиты у меня началась полоса успеха. Боже мой! Какое противодействие я встретил от тех, кто мне когда-то сострадал и помогал.

И я вспомнил слова Ницше: «Сострадательные натуры, всегда готовые помочь в несчастье, редко способны и на сорадость: при счастье ближнего им нечего делать, они излишни, не ощущают сво­его превосходства и потому легко обнаруживают свое неудоволь­ствие». Как часто я вспоминал потом это высказывание! Жизнь моя стала эффективной и успешной. Но я потерял право на ошибку Мне ее не прощали. Не любят у нас человека успеха! Но я из этого из­влек пользу: научился просчитывать свои действия, и число оши­бок уменьшилось. Но иногда такая ситуация меня утомляла. Тогда я стал жаловаться на трудности и болезни. И как потеплело у дру­зей отношение ко мне! (Я не ставлю эти слова в кавычки.) Они мне предлагали отказаться от своих намерений, уйти на больничный, обещали подстраховать на работе. Они действительно сделали бы это. И очень огорчились, что я не отказался от своих намерений, что не ушел на больничный и лишил их возможности сострадать мне. Но, во-первых, притворяться и ходить с грустным видом противно, когда душа поет, во-вторых, когда жалуешься, вскоре начинаешь чувствовать то, на что жалуешься. Кроме того, под предлогом забо­ты тебя отлучают от того, что тебе больше всего хочется. (Одна за­ботливая женщина отказывала мужу в близости, когда он жаловался на свои болезни. — М. Л.)

Моя жена сострадала мне, когда я был в тяжелом невротичес­ком состоянии, поддерживала меня. Не знаю, как бы без нее я все выдержал и как бы выжил. Когда у меня все наладилось, я решил ей помочь. Я предложил ей сдавать белье в прачечную, приглашать для уборки квартиры приходящую домработницу, сделать ремонт квар­тиры не собственными силами, а нанять профессионалов-стро­ителей, поменьше тратить времени на приготовление пищи и заго­товку продуктов на зиму, покупать дорогие продукты, которые не нуждаются в большой обработке (например полуфабрикаты и мя­коть мяса). Но я натолкнулся на яростное сопротивление. Была масса рационализа­ции от «мы еще не настолько богаты», до «маляр хуже наклеит обои, чем я». Тем не менее я настоял на своем. Стал сам закупать продукты, запретил летом консерви­ровать и закупил баллоны неплохих солений.

Нанял маляров, стал носить белье в прачечную. Купил электро­кофемолку, электромясорубку, более мощный пылесос, стиральную машину-автомат. Стиральную машину она отдала дочери и продол­жала пользоваться старой, кофемолку, электро­мясо­рубку и новый пылесос убрала до лучших времен. Я накупил ей новой одежды, она ее не носила...

Как-то она даже предложила мне разойтись. «Наш брак состо­ялся, детей мы вырастили, ты стал другой, я тебе не нужна, тебе теперь нужна другая женщина».

Вскоре она заболела».

Я консультировал эту женщину. Основная жалоба ее была: «Я ему не нужна, он мне не говорит ласковых слов». Когда я спросил, какие ласковые слова ей нужны, то услы­шал: «Хоть раз он сказал бы мне: «Милая, как ты мне нуж­на, я не могу без тебя обойтись». Следова­тельно, ей нужен был мужчина-ребенок.

Ницше объясняет механизм такого сострадания: «Если бы не существовало любопытства, люди мало бы делали для блага ближнего. Любопытство под именем долга и сострада­ния втирается в дом Несчастного или нуждающегося».Опыт показывает, что для сострада­тельных натур единственный способ получить радость — это наблю­де­ние за страдания­ми других. А для того, чтобы иметь возможность наблюдать страдание в деталях, они стараются быть рядом с нуждаю­щимся и как-то помогать ему. Я даже выработал такое пра­вило: делись только радостью и с друзьями, и с врагами. Друг порадуется, враг огорчится.

Ницше предупреждает и благодетелей: «Паразит живет за счет других с тайным озлоблением против тех, от кого за­висит». Он преду­преждает соблюдать меру, совершая доб­родетельные поступки: «Стоит нам только на один шаг пе­реступить среднюю меру человеческой доброты, так наши поступки вызывают недоверие. Добродетель покоится на «по­середине». «Подарками не приобре­та­ешь прав». «Кто прино­сит в дар великое, не встречает благодарности: ибо одаряемый обременен уже самим принятием дара».

«Полузнание победоноснее законченного знания: оно зна­ет вещи более простыми, чем они есть в действительности, и это делает его мнение более понятным и убедительным». Эту цитату Ницше я привожу для первооткрывателей. У них часто бывают неврозы. Они возмущаются тем, что их не понимают, а приветствуют невежд. Мне этой фразой хочет­ся успокоить начинающих психотерапевтов, которые осваивают сложные личностно ориентированные методики. Не переживайте, если ваши слава и заработки несравнимо меньше, чему А. Чумака, А. Кашпировского, экстрасенсов и биоэнергетиков, ибо... (прочитайте начало абзаца).

Следующий отрывок почти полностью соответствует духу и стра­те­гии трансактного анализа.

«Три превращения духа называю я вам: как дух становит­ся верблюдом, львом верблюд и, наконец, ребенком становится лев.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.