Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Любовные эллегии. Книга II, глава IV. 7 страница



К воспитанию детей и заботе о них ЗМ подходит с каким-то ос­тервенением уже с первых дней жизни ребенка. Это уход и воспи­тание по системам, которые, может быть, нужны матери, но не нуж­ны ее ребенку.

Вампиризм проявляется довольно рано. С желаниями ребенка, его потребностями, способностями и склонностями не считаются. Воспита­ние идет или путем принуждения, или самым иезуитским способом в условиях повышенной моральной ответственности. Основные воспита­тельные слова — должен и нельзя. Должен всегда быть на высоте. Не подводи семью. О жертвах психологического вампиризма я уже писал в монографии «Неврозы». Это люди, по­стоянно раздираемые противо­ре­чиями между «должен, нельзя» и «хочу, не хочу».

Но невроз развивается позже. Пока внешне выглядит все бла­гополучно. Ребенок смиряется и послушно выполняет волю роди­теля, осознанно или неосознанно стремясь уйти из-под опеки ЗМ. Иногда ребенок идеализирует свою мать, субъективно не замечая ее вампиризма, оправдывая ее репрессивные меры. «Зато я стал чело­веком», имея в виду производственные успехи и закрывая глаза на ад в душе.

Вампиризм ЗМ начинает выявляться, когда ребенок, иногда ве­лико­возрастный, начинает настаивать на своем.

Одна моя ученица во время психологических занятий попроси­ла помощь в решении следующей проблемы. Она собирается вый­ти замуж. Претендент на ее руку и сердце, курсант-выпускник во­енной академии, получил назначение на Дальний Восток. ЗМ заявила примерно следующее: «Я всю жизнь посвятила тебе. Если ты уедешь, то я умру». Дочь была в растерянности. Жениха своего она любила, но не хотела, чтобы матери было больно. Несложный анализ показывает, что любовью к дочери здесь не пахнет, если по­нимать любовь как активную заинте­ресованность в жизни и разви­тии объекта любви. Дочь собирается выйти замуж. Против канди­датуры претендента не высказано ни слова. Да и что можно сказать против! Но для дочери, выпускницы мединститута, замужество — это ее развитие. А мать выступает против ее развития и вообще про­тив природы человека. Тут выясняется, что на интересы дочери ей наплевать, лишь бы дочь оставалась при ней. Какие же доводы про­тив замужества приводит мать? Вы уже догадались! Трудности, ко­торые могут встретиться дочери при проживании в отдаленном гар­низоне. И опять все рассуждения проникнуты заботой о дочери. Но если дочь действительно не приспособлена к этим трудностям, то кто в этом виноват? Конечно, ЗМ. Ведь делая все за свою дочь, она блокировала ее развитие. Так в этой «заботе» уже были видны чер­ты психологического вампиризма. Вспомним, что «вампир» внача­ле делает что-то реально полезное донору, но потом высасывает из него практически все соки.

Давайте подведем итоги. Признак вампира «ЗМ» — блокирова­ние развития своего ребенка. Он остается недоразвитым и нередко сам уже никуда не хочет уйти от своей матери.

Мы уже с вами говорили о том, что практически все болезни возникают оттого, что не удовлетворяется какая-то потребность. Поскольку ЗМ воли ребенку не дает, то ребенок не может удовлетво­рить свои потребности, если не инстинктивные, то психологи­ческие — ну, например, потребность чувствовать себя самостоятель­ным. Тогда он заболевает. На уровне сознания ЗМ переживает, но бессознательное ее торжествует. Вот она высокая цель — вылечить своего ребенка. Пока лечение эффекта не дает, действия ЗМ вы­глядят вполне респекта­бельно. Это поиски врачей, лекарств, экст­расенсов, биоэнергетиков. Но если нечаянно она приведет свое чадо к врачу, который сможет вылечить ее чадо, т. е. научить его не от­давать свои психологические соки вампиру, то тогда ЗМ делает все, чтобы сорвать лечение. Ведь если ребенок выздоровеет, то он или уйдет от матери, или перестанет отдавать свои психологические соки вампиру Вампир, лишенный такой подпитки, начинает чув­ствовать себя хуже.

И действительно, используя навыки психологического общения, (в частности, очень помогает в этом психологическое айкидо) до­норы начинают чувствовать себя лучше, а вампиры негодуют и обе­щают «прийти и разобраться с вашим Михаилом Ефимовичем». О том, что это не пустая угроза, я рассказывал в других книгах. А сей­час я хочу подвести итоги. Лозунг вампира такой: «Я все сделаю для твоего счастья, при условии, если ты останешься несчастным. Я все сделаю для твоего выздоровления при условии, если ты останешь­ся больным».

А теперь примеры.

Лечился у нас в клинике мальчик 14 лет с неврозом навязчивых состояний. Я пригласил его на занятия группы. Там были только взрослые. Но я дал ему разрешение в любой момент уйти из группы, а если потом захочет, вернуться, не спрашивая разрешения. Несколько раз он проделывал это, хитро и настороженно погляды­вая на меня. Он пытался мне объяснить причину этих уходов, но я обрывал эти объясне­ния: «Раз тебе это нужно, значит выходи. Я знаю, что ты хороший парень и зря туда-сюда не ходил бы». Понят­но было, что ему не столько нужно было выходить с занятий, сколь­ко он проверял мою искренность. Через несколько дней от болез­ни не осталось и следа. Когда я посове­товал матери дать ребенку больше свободы, она категорически отказалась. Объяснение обыч­ное — «дай волю...» Недели через две у него опять началось обостре­ние. Теперь я уже знаю, что если неврозом болеют дети, то лечение их без воздействия на родителей не имеет никакого смысла. А если занимаемся только с родителями, то толку гораздо больше. Причем чем младше ребенок, тем больше внимания следует уделять работе с родителями.

Следующие два примера показывают, что работа врача-психотера­певта не менее опасна, чем работа врача-психиатра, и ему тоже необходимы льготы за вредность. А опас­ность чаще всего исходит от вампира «ЗМ». Один из них происходил со мной. Другой — с моим учеником. Вначале обо мне.

Энергичная женщина 60 лет, зам. директора одной из крупных фабрик города Ростова, попросила, чтобы я про­консультировал ее дочь 35 лет, находящегося в состоянии затяжной депрессии.

История болезни была такова. В семье воспитывалась она бабуш­кой. Стиль воспитания — оранжерея, в которой создавались, с одной стороны, тепличные условия, с дру­гой, бабушка оскорбляла ее, неува­жи­тельно отзываясь о внешности больной. Мать была в семье генералом, все де­лая для благополучия семьи, в которую входил вторым ре­бенком и ее муж. Жила она, конечно, для семьи. Ей самой ничего нужно не было. Но основное внимание, конечно, сосредоточилось на дочери. Когда она подросла, чтобы как-то облагородить ее внешность, было сделано несколько пластических операций. Не видел ее раньше, но ничего особенно уродливого я в ее внешности не нашел. Честно говоря, не думаю, что она нуждалась в пластических опе­рациях. Но, тем не менее, сама больная была не очень вы­сокого мнения о своей внешности.

Когда пришла пора любви, то она практически ни с кем не встре­ча­лась по двум причинам. Ребята ей не нравились, так как были плохо воспитаны, недостаточно начитаны, не вполне культурны (влияние оранжереи), с другой стороны, чувствовала себя внешне непривлека­тельной. И если кто-то ей нравился, то она считала, что шансов на успех у нее нет (влияние оскорблений бабушки).

Увлечения делом не было. В институте училась легко, но без особого интереса к специальности. Тогда как-то состо­яние было компенси­ро­ванным. Был узкий круг подруг, с которыми поддерживала общения. Когда институт окончи­ла, то стала работать. По вечерам «висела» на телефоне, болтая с подругами. Постепенно подруги повыходили за­муж. Беседовать по телефону стало не с кем. Появилось чув­ство одино­че­ства. Когда ей было лет тридцать, ее консуль­тировал видный психо­терапевт страны из другого города. Он советовал ей смириться со своей участью, полагая, что все со временем образуется.

Некоторое время она чувствовала себя хорошо. Но не­сколько месяцев тому назад за ней стал ухаживать молодой человек с серьез­ными намерениями. Она разволновалась. С одной стороны, вроде бы необходимо выйти замуж, а кава­леры за ней не бегают, но, с другой стороны, очень уж он казался ей примитивным. Подавленность ее нарастала. К прежнему психотерапевту мать повести ее не смогла. Из стоящих психотерапевтов она выбрала меня, сообщив, что собирала обо мне сведения. Они оказались благоприятны­ми. Иначе она лишь бы к кому свою дочь не повела. Вна­чале на беседу пришла одна мать и убедилась, что ее лич­ное впечатление совпало со слухами, наконец, соизволила представить дочь.

Передо мной сидело существо, не имеющее абсолютно никакого жизненного опыта, кроме гонора, депрессии и тревоги. Началась наша беседа один на один (надо было беседовать в присутствии матери). Я проанализировал с ней дефекты ее воспитания. Немного рассказал ей о З. Фрейде и об описанных им стадиях развития сексуальности. Затем я сказал, что никто из людей без секса не живет. И если сексуаль­ное влечение не получает своей реализации, то оно вытесняется в под­сознание и реализуется в какой-то замас­кированной форме в виде болезни, а иногда проявляется в сновидениях. Я предложил ей разо­браться в себе, чтобы потом начать действовать. Ниже вы прочтете, что я ей рас­сказал.

Здесь я опять позволю себе небольшое теоретическое отступление. Может быть, об этом следовало бы поговорить раньше.

3. Фрейд описал 4 стадии развития сексуальности. Но он вклады­вал в понятие сексуальности несколько другое со­держание. Он считал, что любое присоединение — это дей­ствие любви, а любой распад — действие инстинкта смер­ти. Так вот, на первой стадии,— орального каннибализма (от лат. oris — рот) — сексуальный инстинкт проявля­ется соса­тельным рефлексом. Для ребенка это выгодно. Благодаря этому инстинкту он сохраняет себе жизнь. У сексуально зрелого чело­века рот остается эрогенной зоной, и обычно сексуальное сближение начинается с поцелуев. Если сексу­альность дальше не развивается, то она проявляется в оро­генитальных (рото-половых) контактах. Одно из научных названий этой формы — минет. Более мягкие формы этого недоразвития проявляются тем, что у людей появляется склонность к курению, болтовне с избыточными мимичес­кими движениями, постоян­ному жеванию или выпивкам.

Вторая стадия, продолжающаяся от 1 до 2 лет, называется стадией анального садизма (от лат. anus — задний проход). Если происходит задержка на этой стадии, то может раз­виться один из вариантов гомосексуализма. На третьей ста­дии, фаллической (греч. fallos — мужской половой член), у детей в возрасте 4—5 лет появляется потребность рассмат­ривать и играть своими половыми органами. Ничего страш­ного в этом нет. Но если сексуальное развитие задер­жится на этой стадии, то может развиться такое расстройство, как онанизм. И, наконец, к 14 годам человек становится поло­возрелым.

Если такого развития не произошло, то необходимо ра­зобраться, на каком этапе оно задержалось, помочь себе дозреть. Тогда исчезнет необходимость болеть.

В конце беседы я предложил ей стационарное лечение, но она отказалась. Тогда я с ней договорился, что она бу­дет посещать тренинговые группы. Когда она от меня ухо­дила, я не заметил, что она была как-то взволнована, хотя она без моей помощи связала свою болтовню как проявле­ние недоразвитой сексуальности.

Буквально на следующий день раздался скандальный звонок матери. Она грозила мне всяческими карами за то, что я своими действиями оскорбил ее целомудренную дочь, которая в своей жизни ни разу не поцеловалась, а я припи­сал ей извращения. Сообщила мне, что у дочери развилась тяжелейшая депрессия, грозила мне всяческими карами, если с дочерью что-нибудь случится. Повидаться мне с дочерью еще раз она мне отказала.

С дочерью ничего страшного не произошло. Как они там говорили, я не знаю, но ухудшение состояния дочери ско­рее произошло в связи с осознанием проблемы, а не пото­му, что она почувствовала себя оскорбленной. А если так, то появилась у дочери реальная возмож­ность выздороветь, что не входит в неосознаваемые планы ЗМ. Вот она и раз­рушает проделанную врачом работу, которая могла бы при­вести к окончательному выздоровлению.

Еще один случай, который был с моим учеником и от которого у меня мороз по коже прошел. Но он хорошо ил­люстрирует действия ЗМ и силу ее вампиризма. Послушай­те его рассказ.

«Меня пригласили на дом посмотреть одну больную. Весь ее демонстративно измученный вид показывал, что у нее одна из форм истерического невроза. История довольно типичная в наши дни. Когда я больную обследовал, ей было 35 лет. Раньше это была рядо­вая инженерная семья, но муж круто пошел в гору, жена же стала отставать в развитии, сосредоточив свои усилия на воспитании до­чери и на ведении домашнего хозяйства. Продолжала она работать И на произ­водстве. Но быт заедал. Она перестала следить за собой, располнела. Муж стал стесняться показываться с ней на людях. Потерял к ней сексуальный интерес. Склонность к истерическим реакциям у нее была и раньше. Так, когда дочь получала двойку, она грозилась покон­чить жизнь самоубийством. Больная среагировала на претензии мужа. Стала ограничивать себя в еде, лучше одевать­ся, но он не оценил ее успехов. В результате режима питания у нее появились боли в желудке. Врачи без успеха лечили ее. Она стала говорить, что так больше жить она не сможет, а также покончит жизнь самоубийством. Пыталась выброситься после скандала с де­сятого этажа, но муж ее удержал. С этих пор он стал относиться к ней мягче, но стратегии и позиции своей не изменил.

Муж спросил меня, сможет ли она действительно покончить жизнь самоубийством. Я ответил, что только, если по неосторож­ности. Я стал с ней работать по системе психологического айкидо. Уже через неделю она приступила к работе и стала посещать заня­тия. Но в это время мне позвонила ее мать, отругав, как могла. Я предложил ей встретиться и разобраться. Она категорически отка­залась. И была крайне оскорблена тем, что я не признал ее дочь больной. Требовала, чтобы я сказал мужу, что ее дочь тяжело боль­на, ибо после моей беседы муж стал уделять ей меньше внимания, грозила мне всеми карами, если с дочерью что-нибудь случиться. Разговор мне, конечно, был неприятен, но особой тревоги не вы­звал, тем более что успех уже был налицо. Я на неделю уехал в ко­мандировку. И в первый же день после моего приезда мать сообщи­ла, что ее дочь умерла, и сразу же повесила трубку. Не буду описывать вам своего состояния. Но через несколько дней я поду­мал, что здесь что-то не то. В конечном итоге выяснилось, что с дочерью ничего не произошло. Она продолжает работать. На заня­тия, конечно, она больше не ходила».

Хорошая иллюстрация к положению о том, что Забот­ливая Мать все сделает для того, чтобы ее дочь осталась не­счастной. Думаю, что у нее (дочери) еще будут неприятно­сти. Жаль, ведь какой счастливый случай был упущен! Но тогда бы без психологической подпитки осталась бы ЗМ. Ведь если бы тренинг был проведен успешно, на первых этапах у выздоравливающих развивается неприязнь к роди­телям. Затем все проходит.

Я привел два примера поведения Заботливой Матери по отноше­нию к дочерям. Но те же действия у ЗМ бывают и по отношению к сыновьям. Они также блокируют их раз­витие.

Одна ЗМ препятствовала встречам своего сына-студен­та с девуш­ками. Она говорила ему, что главное для него — учеба, а девушки могут его погубить, как погубили ее отца. Он действительно много занимался и с девушками не встре­чался. Но когда у него появилась возможность перейти в бо­лее престижный вуз, где образование было поставлено го­раздо лучше, она яростно воспрепятствовала этому, опять же ссылаясь, что там его погубят женщины. Но здесь и без комментариев ясно, что меньше всего ее волновала судьба сына. Просто она боялась остаться одна.

Бывают ли Заботливые Отцы? Да, конечно, бывают. И здесь дело заключается в том, что у них не налажены сек­суальные отношения со своей женой, и в скандале со сво­ими детьми он получает неосознава­емое сексуальное удов­летворение.

Итак: многие родители живут согласно следующему деви­зу. «Я все сделаю для своего ребенка, чтобы он стал счастливым, при условии, если он останется несча­стным».

26. При невозможности разойтись юридически и физически, разойдись психологически.

Считай в душе своей супруга (-у) не супругом (-ой), а со­седом (‑кой). Когда не знаешь, как поступить или ответить, представь себе, что бы ты сделал, если бы твой партнер был твоим соседом. С соседом (соседкой) ведь сексом занимать­ся не возбраняется.

Прием «психологический развод» придуман мною лет пятнадцать назад. Одна моя пациентка страдала оттого, что муж ее имеет любов­ницу. Я предложил ей разойтись с ним психологически, т. е. считать любовницу женой, а себя лю­бовницей. Сразу баланс оказался на ее стороне. К ней, «лю­бовнице», он приходил шесть раз в неделю, отдавал зарпла­ту и зарегистрировал брак. К «жене» он приходил раз в неделю, дарил только подарки и не регистрировал брак. Она перестала цепляться к мужу, а он перестал ходить к любов­нице.

Итак: при невозможности разойтись юридически и фак­тически, разойдись психологически.

27. Честнее привязать к себе жену богатым подар­ком, чем инфарктом миокарда. Подарок можно отвергнуть, против инфаркта жена бессильна.

28. И семья не всегда является коллективом.

В книге по психологии управления я дал определение кооператива и коллектива. Здесь вкратце повторю.

Кооператив — это такой уровень развития группы, ког­да группа уже приступила к выполнению своих целей, и произошло распределе­ние ролей.

Коллектив — это такой уровень развития группы, при котором ее член может пожертвовать своим интересом ради интересов группы и через интерес группы реализовать свой собственный интерес.

Коллектив столь редкое явление, что практически на производстве не встречается. Вот почему в трудные време­на многие производствен­ные группы распадаются.

Семья чаще достигает развития уровня коллектива. Но и тут нередко появляются трудности: например, дети или муж начинают мало зарабатывать, и семья начинает распа­даться, если она находится в своем развитии на уровне ко­операции. Во время Великой Отечественной войны были случаи, когда выдавали своих супруг(-ов) немцам. Но были случаи, когда, рискуя своей жизнью, спасали.

Сами сообразите, где был кооператив, а где коллектив, и в какой семейной группе пребывать надежней.

Итак: и семья не всегда является коллективом.

29. Члены семьи, познакомьтесь друг с другом!

Как правило, самые близкие родственники — муж и жена, родители и дети — не знают друг друга. Хуже всего мы знаем своих близких.

Кстати, из-за этого часто и возникают многие недоразумения. Чаще женщины, но нередко и мужчины жалуются, что близкие к ним относятся без должного уважения, тогда как на работе их любят и относятся с уважением. Тем, у кого есть такие жалобы, я хочу задать вопрос: а за что вас ува­жать близким? На работе вас уважают за то, что высококва­лифицированный инженер, врач, бухгалтер и т. д.

А можно ли вас дома уважать за то, если вы дома стано­витесь прачкой, кухаркой, слесарем, электриком, да еще и зарплату за это не получаете? А можно ли вас уважать за то, что дети видят только вашу спину или вашу задницу? А можно ли вас уважать за то, что заработав сами, вы все это заработанное безо всяких оснований добровольно отдаете тем, кто часто не выполняет простейших обязанностей, действует вам на нервы и вас же критикует, и правильно делает? Нельзя уважать человека, который не может отста­ивать своих прав даже перед теми, кто слабее его. А ваши постоянные жалобы на начальство, равных по должности и даже на подчиненных, вы думаете, прибавляют уважения к вам? Ведите себя дома, как на работе, где вас уважают, домашние тоже будут уважать. Близкие действительно вас не знают. Ведь то, что я собой представляю, во многом это мой уровень профессионализма. Пригласите своих родных к себе на работу, чтобы они увидели вас в деле, чтобы они узнали, кто вы такие. И в семье, как и на произ­водстве, рас­ставьте всех по своим местам.

Итак: члены семьи, познакомьтесь друг с другом!

30. Не уверен в себе — женись на верной, с ней спокойнее, уверен в себе — женись на неверной, с ней интереснее.

Афоризм навеян одним случаем из практики. Мой по­допечный, не лишенный весьма существенных достоинств, находясь в невротическом состоянии, утверждал, что дол­гое время он был в восторге от отно­шения к себе своей жены, в верности и преданности которой у него не было и тени сомнений. Его восторг померк, когда он познакомился с ее сестрой. Она была замужем за человеком, ниже ее по культурному уровню, меньше ее зарабатывающим. Кроме того, он был алкоголиком и, по-видимому, импотентом. Но она была ему также верна и преданна, и в этом можно было не сомневаться.

Когда он вышел из невротического состояния, разоча­рование его усилилось еще более. Он уже не нуждался в заботах жены, но она их не прекращала, хотя это вызывало у него раздражение. Он понял, что живет с автоматом, ко­торый просто запрограммирован на заботу, даже если эта за­бота шла во вред тому, о ком заботились. У него появилась женщина, которая ему тут же изменила, как только он затормозился в своем развитии. Тогда он переживал. Теперь он этой женщине благо­дарен, но иметь дело с ней не хочет, ибо очень резко обошел ее. Он постоянно в развитии, из­менении, а она застоялась, осталась на прежнем уровне. У него возникли мысли о разводе.

Конечно, если ты женился на неверной, то тебе, чтобы получить ее верность, необходимо будет все время менять­ся. Так это же хорошо! Конечно, тебе не будет нравиться, что тебе могут изменить, и придется меняться, и каждый раз в лучшую сторону, т. е. расти. Тогда и изменять тебе никто не будет.

Итак: не уверен в себе — женись на верной, с ней спокой­нее, уверен в себе — женись на неверной, с ней ин­тереснее.

31. С горя не вступай в брак.

Навеяно случаем из практики. Его возлюбленная вышла замуж за другого. Он женился на той, которая была от него без ума, думая о том, чтобы хоть она была счастлива. Из депрессии он потом вышел. Ничего путного из этого брака не вышло. Он еще долго вздыхал по «той». Подробнее в моей статье «О наркоманической любви».

Итак: с горя не вступай в брак.

32. Вначале расстанься с одним (-ой), потом заводи
себе другого (-ую).

Но помни, что другой будет еще хуже. Многие боятся хотя бы недельки две побыть в одиночестве и подумать, почему не ужился, еще лучше пройти психологический тре­нинг и измениться, а потом уже искать себе другого. В кни­ге «Как узнать и изменить свою судьбу» об этом подробно говорится.

Итак: вначале расстанься с одним (-ой), потом заводи себе другого (-ую).

33. Не стоит выходить замуж из жалости.

Можно из жалости провести с ним ночь, да и то не сто­ит. Если ты его жалеешь, значит, он ниже тебя, ребенок, помоги ему вырасти, а потом уж решай, что делать. Вы не представляете, сколько трагедий из-за этого произошло, сколько слез, видимых и невидимых, пролито.

Итак: не стоит выходить замуж из жалости.

34. Счастливы ли вы в семейной жизни? Ответьте на
один вопрос: «Вступили вы бы сейчас в брак со
своей половиной, если бы никак не зависели от
нее и обстоятельств?».

Если да, то в браке вы счастливы. Если нет, то подумай­те, что вас удерживает в браке? Постарайтесь честно отве­тить на этот вопрос без ссылок на детей, а после этого при­обрести то, чего вам не хватает. У вас будет неплохая жизненная программа на несколько лет, и некогда будет конфликтовать со своей половиной.

Когда вы все это приобретете, еще раз задайте первый вопрос. И если опять на него ответите «нет», то смело раз­водитесь.

Итак: счастливы ли вы в семейной жизни? Ответьте на один вопрос: «Вступили вы бы сейчас в брак со сво­ей половиной, если бы никак не зависели от нее и об­стоятельств ?»

35. Мужу: дай жене хороший секс, не нужно будет
тратиться на бриллианты.

Жене: лучше накорми мужа хорошим сексом, чем супом. Суп он сможет поесть и в хорошей столовой. Ничего страш­ного не случится. А если он вкусит любовь на стороне?

Я привожу статью «Почему женщины любят алкоголи­ков, или Какую пользу нам приносит алкоголь?»

Вставляю эту статью, куда только можно, ибо проблема злобо­дневная. Надеюсь, что хотя бы одна женщина, прочтя эту статью, перестанет водиться с алкоголиками.

Почему женщины любят алкоголиков

В годы, когда в стране проводилась перестройка и так называемая антиалкогольная кампания, но в прессе еще была довольно жесткая цензура, меня довольно часто при­глашали на телевидение и радио выступать с антиалкоголь­ной пропагандой. Редакторы сомневались в интел­лекте цензоров, своих начальников и начальников своих началь­ников.

С большим трудом я добился того, что начинал свои выступления с фразы: «Мы поймем, как нам бороться с этим злом, только в том случае, если будем знать, какую пользу нам приносит алкоголь». Редактор, которая выводила меня в эфир, естественно, не прямой, долго возмущалась ею, но в конце концов согласилась со мной, что алкоголь действует как неплохой антидепрессант, вызывая припод­нятое настро­ение и мышечное расслабление. Поэтому если мы научим людей добывать это приподнятое настроение другим способом, то у человека исчезнет необходимость и потребность принимать спиртное. Затем я говорил, что мы должны человека этому научить, а это значит, что мы дол­жны научить его работать так, чтобы на работе были зна­чительные успехи, да и в любви, чтобы он мог добиваться своего. Далее я рассказывал, что каждый человек стремит­ся к счастью, а в момент, когда человек счастлив, организм выбрасывает в кровь алкоголь и морфий (эндорфины). Морфий — во время творческой работы, алкоголь — при достижении успеха. Таким образом, челове­ческий организм можно рассматривать как своеобразный завод, основная цель которого выработка морфия и алкоголя. Далее, опи­раясь на достижения науки, я утверждал, что лучшей орга­низацией борьбы с алкоголизмом будет создание человеку условий для творческого труда и обучение тому, как добить­ся успехов в любви.

Вы знаете, ни меня, ни редакторов не посадили. Наши передачи даже понравились. Далее мы уже утверждали, что ответственность за распространение алкоголизма несут ру­ководители, которые не могут создать соответствуюших усло­вий для творческого труда. Из этих сообра­жений вытекало, что если у человека труд монотонный, то при предприятиях не­обходимо открывать клубы по интересам, развивать физкуль­туру и спорт, создавать группы психологического тренинга и т. п. Человеку будет интересно работать — в крови будет много морфия, что защитит его от многих болезней (изве­стно, что нарко­маны вводят нестерильные препараты мор­фия, и при этом у них не наблюдается осложнений). При этом у него обязательно будут успехи, и тогда временами в кровь организм будет выбрасывать сам неболь­шие дозы алкоголя, и человек временами будет пьянеть от успехов в труде и личной жизни. Я приводил такой известный при­мер: Архимед сидел в ванне, а потом внезапно с криком «Эврика!» (Нашел!) голым выскочил из нее и побежал по улицам своего родного города Сиракузы, где пользовался большим авторитетом. Я пояснял при этом, что когда Ар­химед творчески думал, то в крови его было много морфия, а когда нашел решение, то в кровь организм выделил алкоголь, который блокирует процесс мышления и вызывает чувство радости. Поэтому-то он, как слабоумный или очень пьяный, побежал не совсем одетый по городу. На передаче были еще и всякие разговоры о счастье и смысле жизни, и все сводилось к выводу, что счастливому человеку и в голову не придет пить спиртное или принимать наркотики не потому, что это запрещено, а потому, что у него нет такой потреб­ности. Поэтому можно проводить массу мероприя­тий, но только не стращать вредными последствиями упот­ребления спиртного, ибо это в соответствии с «принципом сперматозоида» (стремление делать то, что запрещено) при­ведет к тому, что употребление спиртного увели­чится. А так как вся пропаганда и агитация шла на запугивании, я ут­верждал, что она направлена на расширение сфер употреб­ления алко­голя. Меня ругали, но не посадили. Правда, общество трезвости отказалось от моих услуг лектора и по­жаловалось ректору, что я непра­вильно веду антиалкоголь­ную пропаганду. С работы, тем не менее, меня и не думали увольнять. В разгар антиалкогольной кампании я был от­странен от этой работы и занялся лечением больных невро­зами, которых тогда у нас просто не было, так как в период развер­нутого социализма не было условий для их возник­новения. Но мне они почему-то попадались, просто как пережитки капитализма. А поскольку мне удавалось их из­лечивать, возле меня их набиралось достаточное количе­ство. Для страны это было, конечно, мало, а для меня мно­го. Лечение неврозов стало основным делом моей жизни, но от проблемы алкоголизма мне уйти не удалось. Я даже описал тип невротической женщины, который назвал «жена алкоголика». Здесь приведу лишь краткие сведения. Это женщина-мать. Она фактически не замуж выходит, а берет себе на воспитание ребенка. Нередко она старше своего мужа, иногда стоит ниже на социальной лестнице. Но глав­ное — она считает, что если она живет без мужа, то являет­ся неполноценной личностью. «Хоть плох плетишок, а все затишок». В общем, от проблемы алкоголизма мне уйти не удалось.

Особенно меня поразил случай, когда одна молодая жен­щина, мать двоих детей, опытный бухгалтер, подрабатыва­ющая еще себе шитьем, владелица трехкомнатной коопе­ративной квартиры, пыталась отра­виться. Сделала она это после того как узнала, что очередной претен­дент на ее руку и сердце, живущий за ее счет в ее квартире, привел в дом любовницу, когда она была в командировке. Она попыта­лась покончить собой, приняв большую дозу транквилиза­торов. Ее спасли и перевели на лечение к нам в клинику.

Вот краткая ее история. Когда она была студенткой, то вышла замуж за студента, который оказался алкоголиком. От такой жизни, бросив институт, вместе с ребенком сбе­жала к себе в деревню. Там стала работать механизатором, довольно быстро обустроилась и вышла замуж за механи­затора, который тоже оказался алкоголиком. Жизнь с пер­вым мужем стала казаться раем. Уже с двумя детьми сбежала от мужа в Ростов-на-Дону, где довольно быстро достигла материального благополучия. Три раза пыталась устроить свою личную жизнь — и три раза ей попадались... да-да, вы абсолютно правы — алкоголики. В третий раз она не выдер­жала. Замуж выйти не удалось, но зато приобрела гиперто­ническую болезнь и фибромиому матки. Вот она и решила уйти в лучший мир, где алкоголики не водятся.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.