Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

СОВРЕМЕННОЙ ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА



 

Как это часто имело место и в других областях человеческой деятельности, переводческая практика значительно опередила теорию перевода. Перевод возник в связи с общественной потребностью в нем, и переводчики делали свое дело более или менее успешно, не дожидаясь, пока какой-нибудь теоретик объяснит им, как они это делают или что такое «перевод». Отсутствие теоретических работ в области перевода и самой науки в рамках которой они могли появиться, не означало, конеч­но, что никто не пытался размышлять о сущности, цели и способах


осуществления переводческой деятельности. В своей работе переводчик постоянно сталкивался с необходимостью выбирать между различными вариантами перевода, решать, что в переводимом тексте является наибо­лее важным и должно быть обязательно передано, отдавать предпочте­ние тому или иному способу преодоления возникающих трудностей. Хотя в большинстве случаев такой выбор делался интуитивно, все же порой переводчик пытался осмыслить и объяснить свои предпочтения. Неред­ко такие предпочтения формулировались в виде «принципов перевода», которые переводчик излагал в предисловии к своей работе, либо отста­ивал позднее, часто в ответ на критические замечания в свой адрес.

Таким образом, первыми теоретиками перевода были сами пере­водчики, стремившиеся обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Понятно, что с изложением своего «переводческого кредо» выступали наиболее выдающиеся переводчики всех времен, и хотя высказываемые ими соображения не отвечали совре­менным требованиям научности и доказательности и не складывались в последовательные теоретические концепции, все же целый ряд таких соображений и сегодня представляет несомненный интерес.

Так, еще переводчики античного мира широко обсуждали вопрос о степени близости перевода к оригиналу. В ранних переводах Библии или других произведений, считавшихся священными или образцовыми, преобладало стремление буквального копирования оригинала, приводив­шее порой к неясности или даже полной непонятности перевода. Поэто­му позднее некоторые переводчики пытались теоретически обосновать право переводчика на большую свободу в отношении оригинала, необхо­димость воспроизводить не букву, а смысл или даже общее впечатление, «очарование» оригинала. Уже в этих первых высказываниях о целях, которые должен ставить перед собой переводчик, можно увидеть начало теоретических споров нашего времени о допустимости «буквального» или «вольного» перевода, о необходимости сохранить в переводе то же воздействие на читателя, которым обладает оригинал, и т.п.

Позднее отдельные переводчики пытались сформулировать неко­торое подобие «нормативной теории перевода», излагая ряд требований, которым должен был отвечать хороший перевод или хороший перевод­чик. Французский гуманист, поэт и переводчик Этьен Доле (1509— 1546) считал, что переводчик должен соблюдать следующие пять основ­ных принципов перевода: 1) он должен в совершенстве понимать содер­


жание переводимого текста и намерение автора, которого переводит; 2) он должен в совершенстве владеть языком, с которого он переводит, и столь же превосходно знать язык, на который переводит; 3) он должен избегать тенденции переводить слово в слово, ибо это исказило бы содержание оригинала и погубило бы красоту его формы; 4) он должен использовать в переводе общеупотребительные формы речи; 5) пра­вильно выбирая и располагая слова, он должен передать общее впечат­ление, производимое оригиналом в соответствующей «тональности». В 1790 г. в книге англичанина А.Тайтлера «Принципы перевода» основ­ные требования к переводу были сформулированы следующим образом: 1) перевод должен полностью передавать идеи оригинала; 2) стиль и манера изложения перевода должны быть такими же, как в оригинале; 3) перевод должен читаться так же легко, как и оригинальные произве­дения. Подобные требования не утратили своей значимости, хотя и ка­жутся нам сегодня самоочевидными.

Высказывания переводчиков по поводу принципов, которыми они руководствуются в своей работе, представляют несомненный интерес и вни­мательно изучаются исследователями перевода, но они не составляют сколько-нибудь последовательной теории перевода и не могут заменить такую тео­рию. Выдвигаемые в таких высказываниях принципы и рекомендации вы­водились из переводческой практики и сами по себе неоспоримы, но по­скольку они не основывались на какой-либо научной теории, раскрываю­щей сущность переводческой деятельности, они обычно затрагивали лишь частные или поверхностные аспекты перевода. Фактам, на основании кото­рых выводился тот или иной принцип, не трудно было противопоставить другие факты, подтверждавшие прямо противоположный принцип. Анг­лийский исследователь Т.Сэвори, попытавшись свести воедино основные требования, предъявляемые к переводу различными авторами, получил лю­бопытный список, где рядом помещены взаимно исключающие принципы:

1. Перевод должен передавать слова оригинала.

2. Перевод должен передавать мысли оригинала.

3. Перевод должен читаться, как оригинал.

4. Перевод должен читаться, как перевод.

5. Перевод должен отражать стиль оригинала.

6. Перевод должен отражать стиль переводчика.

7. Перевод должен читаться, как произведение, современное оригиналу.


8. Перевод должен читаться, как произведение, современное переводчику.

9. Перевод может допускать добавления и опущения.

10. Перевод не должен допускать добавлений и опущений.

11. Перевод стихов должен осуществляться в прозе.

12. Перевод стихов должен осуществляться в стихотворной форме.

Первые попытки обосновать необходимость научного осмысления переводческой деятельности вызвали резкие возражения со стороны самих переводчиков, усматривавших в них стремление ограничить свободу творче­ства переводчика, выработать какие-то нормы и правила, которым перевод­чик должен будет подчиняться. Теория или наука о переводе воспринима­лась ими как нечто, в корне противоположное и даже враждебное искусст­ву перевода. Подразумевалось, что теория перевода — это свод правил, претендующих на то, что, изучив их, любой человек может стать отличным переводчиком. А такую претензию переводчики-профессионалы считали и ненужной и неоправданной. Они указывали, что талантливые переводчики создавали и создают шедевры перевода, не имея понятия о какой-либо теории перевода и не нуждаясь в ней. Да и вообще никакая наука о пере­воде невозможна, поскольку перевод — это искусство, недоступное для научного членения и анализа.

Подобные возражения против научного изучения переводческой деятельности были явно основаны на недоразумении. Литературная де­ятельность — это, ведь, несомненно, творчество, но на этом основании нельзя отказывать в праве на существование такой науке, как литерату­роведение. Тезис «перевод — это не наука, а искусство», который часто выдвигался переводчиками, сформулирован явно некорректно. Как и любая другая практическая деятельность, перевод, естественно, не может быть «наукой», то есть теоретическим описанием себя самого. Теория перевода и переводческая практика — это разные, хотя и взаи­мосвязанные понятия.

А что означает утверждение, что перевод — это искусство? То, что обычно называют искусством перевода, относится к области психо­логии переводчика, к его умению осуществлять переводческий процесс, создавать полноценный текст перевода, делать правильный выбор язы­ковых средств, учитывая всю совокупность факторов, влияющих на ход и результат перевода. Отдельные переводчики в разной степени облада­ют этим умением, и учет подобных факторов происходит во многом


интуитивно, в результате творческого акта. Высокая степень такого твор­ческого умения вполне заслуживает названия искусства. Творческий ха­рактер переводческой деятельности не означает, разумеется, что сама эта деятельность или воздействующие на нее факторы не могут стать объектом научного анализа и теоретического описания. Понятие «искус­ство перевода» относится к умению создавать текст перевода, а не к изучению сущности этого процесса. Трудность такого изучения, как и теоретического исследования любых видов мыслительной и речевой дея­тельности, ни в коей степени не ставит под сомнение его принципиаль­ную возможность и необходимость.

Теория перевода непосредственно связана с переводческой прак­тикой. Любые теоретические концепции должны опираться на описание наблюдаемых фактов реального процесса перевода, обобщать и объяс­нять эти факты. В свою очередь, научная теория перевода оказывает обратное влияние на переводческую практику, облегчая и обогащая ее. Это, разумеется не означает, что любое теоретическое исследование дол­жно обязательно иметь непосредственный «выход» в практику, что лю­бые теоретические концепции могут быть прямо использованы перевод­чиком в его работе. Связь теории и практики перевода может носить и более сложный, опосредованный характер. Всякое расширение наших знаний о процессах объективной действительности имеет несомненную ценность, но далеко не всякое знание может быть тотчас же использова­но для управления этими процессами. Прежде чем ответить на вопрос, «как надо переводить», теория перевода должна была изучить вопрос о том, «что значит переводить». Незначительная эвристическая ценность первых попыток сформулировать общие принципы перевода и объясня­лась, главным образом, тем, что они не были основаны на тщательном изучении фактического материала и подчас подменяли «то, что есть», тем, что, по мнению того или иного автора, «должно было быть».

Как мы уже знаем основы современного переводоведения стали разрабатываться к середине двадцатого столетия, когда переводческая проблематика привлекла внимание языковедов. Сомнения в возможнос­ти изучать перевод лингвистическими методами рассеялись, как только языковеды начали рассматривать это явление не только как результат индивидуального творчества переводчика, но и как особый вид речевой деятельности, в ходе которой единицы языка перевода выбираются в определенной зависимости от языковых единиц, использованных в ори-


гинале. Поэтому, как и в любом лингвистическом исследовании, иссле­дователи перевода занимались теперь не формулированием правил, ко­торым должен следовать переводчик, а изучением соотношения языко­вых и речевых единиц двух языков, устанавливаемого в процессе пере­вода. «Полевым материалом» для исследования служат тексты оригина­ла и перевода, сопоставление которых дает объективные фактические данные для последующих теоретических обобщений. Таким образом, изучение перевода ставит своей целью, в первую очередь, описание ре­альных переводческих фактов, то есть носит дескриптивный, а не прескриптивный характер. Выяснив действительное соотношение единиц двух языков, возникающее в процессе перевода, теория перевода может за­тем вырабатывать рекомендации о том, какие методы целесообразно использовать переводчику, чтобы обеспечить правильный выбор вариан­та перевода.

Современная теория перевода исходит из того, что одним из важ­ных видов вербальной коммуникации является обмен информацией меж­ду людьми, говорящими на разных языках и принадлежащими к разным культурам. Такая межъязыковая (или двуязычная) коммуникация мо­жет осуществляться лишь при участии посредника (человека или компь­ютерной программы), который способен воспринимать сообщение в пись­менной или устной форме на одном языке и воспроизводить его сред­ствами другого языка. Такое языковое посредничество может осуществ­ляться разными способами, главным из которых является перевод. Перевод отличается от других видов языкового посредничества (реферата, аннотации, пересказа, резюме), в первую очередь, особой функцией — служить полноправной заменой исходного сообщения (оригинала). Само намерение выполнить перевод означает постановку задачи создания по­добного репрезентанта оригинала, и пользующиеся переводом (его ре­цепторы или реципиенты) исходят из предположения, что текст перево­да и содержательно, и структурно адекватно воспроизводит оригинал. Они используют перевод так, как будто это и есть оригинал: цитируют по переводу оригинал, высказывают суждения о содержании оригинала, оценивают его язык и стиль. Отождествление перевода с оригиналом происходит независимо от реальной близости этих двух текстов, по­скольку рецепторы перевода, как правило, не могут оценить степень этой близости, не имея доступа к иноязычному оригиналу. Эффектив­ность межъязыковой коммуникации предполагает значительную степень

 


точности перевода, но в реальной переводческой практике это требова­ние выполняется в разной мере в зависимости от многих объективных и субъективных факторов.

Перевод может осуществляться как в письменной, так и в устной форме. Письменный перевод — это вид перевода, при котором ориги­нал и перевод выступают в процессе перевода в виде фиксированных (главным образом письменных) текстов, к которым переводчик может неоднократно обращаться, углубляя свое понимание оригинала и коррек­тируя избранные варианты перевода. Подобная ситуация позволяет до­биваться большой точности воспроизведения оригинала, давая возмож­ность переводчику использовать различные словари и справочники, об­ращаться за помощью к специалистам, тщательно редактировать пере­вод. При устном переводе оригинал и перевод выступают в процессе перевода в нефиксированной (устной) форме, что предопределяет одно­кратность восприятия переводчиком отрезков оригинала и невозмож­ность последующего сопоставления или исправления перевода после его озвучивания. Устный перевод может выполняться последовательно — вслед за произнесением оратором своего выступления или какой-то его части — или синхронно, то есть одновременно с речью оратора. Осо­бым видом устного перевода является перевод беседы или двусторонний перевод, когда переводчик попеременно использует каждый из языков в качестве языка перевода. Существуют также смешанные виды перевода: устный перевод письменного текста («перевод с листа») и письменный перевод магнитофонной записи устного выступления.

Мы уже отмечали, что на протяжении всей истории переводы выполняли важные социальные функции, делая возможным межъязыко­вое общение людей и народов. Без переводческой деятельности было бы невозможным существование огромных империй, распространение рели­гиозных и социальных учений, международная торговля и сотрудниче­ство. Распространение переводов открыло людям широкий доступ к куль­турным достижениям других народов, сделало возможным взаимодей­ствие и взаимообогащение языков и культур. Переводы и переводчики делают возможными международные контакты в политической, коммер­ческой, научно-технической и других областях, без которых немыслимо существование современного человечества. Многие народы обязаны пе­реводам формированием и развитием своих языков, литератур и куль­тур. И в настоящее время роль переводческой деятельности продолжает


возрастать. Обо всем этом мы подробно говорили в предыдущих лекци­ях, но я хотел бы еще раз подчеркнуть общественную значимость про­фессии переводчика.

Перевод и другие виды языкового посредничества составляют предмет изучения науки о переводе — переводоведения. Как всякая научная дисциплина, переводоведение имеет теоретические и приклад­ные аспекты. Теоретическое переводоведение включает общую, частные и специальные теории перевода. Общая теория перевода — это часть теории перевода, изучающая наиболее общие закономерности перевода, независимо от особенностей конкретной пары языков, участвующих в процессе перевода, вида переводческой деятельности, условий и спосо­бов осуществления конкретного перевода. Задача общей теории перево­да заключается прежде всего в исследовании тех конституирующих фак­торов, которые лежат в основе всех многообразных актов перевода, позволяя их относить к единому виду человеческой деятельности. Част­ные теории перевода изучают переводческую проблематику, связанную с взаимодействием в процессе перевода конкретной пары языков. Специ­альные теории перевода занимаются изучением особенностей отдельных видов перевода, их классификацией в зависимости от типов переводи­мых текстов и специфических требований, предъявляемых к переводам каждого типа. Прикладное переводоведение охватывает практические аспекты переводческой деятельности: лексикографическое обеспечение работы переводчика, организация подготовки будущих переводчиков и разработка программ и методики их обучения, разработка программ ма­шинного перевода, подготовка банков данных и технического оснащения рабочего места переводчика, проблемы профессионального статуса и оплаты труда переводчика и т.д.

Эффективность межъязыковой коммуникации во многом опреде­ляется степенью близости перевода к оригиналу. Вопреки презумпции их идентичности, которая лежит в основе использования рецепторами тек­ста перевода в качестве полноправного репрезентанта оригинала, языко­вые и культурные различия приводят к нетождественности этих текстов. Коммуникативное приравнивание разноязычных текстов в процессе пе­ревода сопровождается более или менее существенными опущениями, добавлениями и изменениями. Переводчику постоянно приходится ре­шать, какими элементами оригинала можно пожертвовать, чтобы сде­лать возможным полноценное воспроизведение других, коммуникативно


более значимых его частей. В связи с этим одним из центральных поня­тий теории перевода является понятие «эквивалентность перевода», ко­торое обозначает относительную общность перевода и оригинала при отсутствии их тождества. Различается теоретически возможная эквива­лентность, определяемая соотношением структур и правил функциони­рования двух языков, и оптимальная — близость, достигаемая в конк­ретном акте перевода. И в том, и в другом случае эквивалентность не представляет собой фиксированную величину: степень близости перево­да и оригинала может быть различной и эквивалентность перевода уста­навливается на разных уровнях. Иначе говоря, существуют разные типы эквивалентности, различающиеся по степени близости двух текстов.

Степень эквивалентности может быть достаточно объективно опре­делена путем сопоставления текста перевода с оригиналом, и она служит одним из критериев при оценке результатов переводческого процесса. Од­нако, в целом, такая оценка выводится на основе целого ряда факторов. В ряде случаев для успеха межъязыковой коммуникации достижение макси­мальной эквивалентности оказывается необязательным, а иногда даже не­желательным. Это вызвало необходимость в введении оценочного термина «адекватность перевода», обозначающего соответствие перевода требова­ниям и условиям конкретного акта межъязыковой коммуникации. В соот­ветствии со значениями терминов «эквивалентность» и «адекватность» адек­ватный перевод включает определенную степень эквивалентности, но экви­валентный перевод может и не быть адекватным.

Оценочный характер часто носят и широко применяемые термины «буквальный перевод» и «свободный (вольный) перевод». Под бук­вальным понимается перевод, воспроизводящий коммуникативно нере­левантные элементы оригинала, в результате чего либо нарушаются нор­мы языка перевода, либо оказывается искаженным (или не переданным) действительное содержание оригинала. Свободный перевод — это пере­вод, выполненный на более низком уровне эквивалентности, чем тот, которого можно было бы достичь при данных условиях переводческого акта, то есть недостаточно точный, слишком «вольный». Как видно из определений, оба термина указывают на неадекватность перевода. Вме­сте с тем бывают случаи, когда допустимым оказывается как букваль­ный перевод (например, при составлении глоссы или подстрочника), так и свободный перевод (например, для достижения максимального худо­жественно-эстетического эффекта в литературном переводе).


Соотношение эквивалентности и адекватности в каждом акте пе­ревода определяется выбором стратегии, который переводчик делает на основе учета ряда факторов, составляющих переводческую ситуацию. Из числа этих факторов наибольшее значение имеет цель перевода, тип переводимого текста и характер предполагаемого рецептора перевода.

Осуществляя межъязыковую коммуникацию, переводчик может ставить перед собой различные цели, стремиться достичь определенных результатов. В основном, эти результаты можно свести к четырем груп­пам. Во-первых, задача переводчика может заключаться в обеспечении адекватного понимания рецептором передаваемой информации. Во-вто­рых, переводчик может стремиться добиться определенного коммуника­тивного эффекта, создать у рецептора желаемое эмоциональное отноше­ние к передаваемой информации, вызвать у него соответствующие ассо­циации. В-третьих, переводчик может поставить перед собой цель побу­дить рецептора к каким-то конкретным действиям, вызвать у него опре­деленную практическую реакцию. И, наконец, переводчик может ис­пользовать свой перевод с целью достижения какого-то «экстрапереводческого» результата, решения каких-то идеологических, политических или бытовых задач, не имеющих ничего общего с адекватным воспроиз­ведением оригинала. И в каждом переводе переводчик может преследо­вать одну или несколько подобных целей. И каждая из них может потребовать особой прагматической адаптации текста перевода, возмож­ного отказа от максимальной эквивалентности.

Очевидна зависимость стратегии переводчика от типа переводи­мого текста. Несомненно перевод художественного романа и перевод технической инструкции требуют разного подхода, разного уровня экви­валентности и разной квалификации переводчика. Выбор стратегии ос­новывается на классификации видов перевода, и переводчик нередко специализируется на переводах определенного вида.

Прежде всего выделяются два основных функциональных вида пе­ревода: художественный (литературный) перевод и информативный (нели­тературный) перевод. Художественный перевод — это перевод произведе­ний художественной литературы. Основная задача переводчика в этом виде перевода — передать художественно-эстетические достоинства оригинала, создать полноценный художественный текст на языке перевода. Ради дос­тижения этой главной цели переводчик более свободен в выборе средств, жертвуя отдельными деталями переводимого текста. Информативным пе­


реводом называется перевод текстов, основная функция которых заклю­чается в сообщении каких-то сведений, а не в художественно-эстетичес­ком воздействии на читателя. К таким текстам относятся все материалы научного, делового, общественно-политического, бытового и тому по­добного характера. Основная задача переводчика таких текстов — наи­более полная передача содержащейся в них информации, достижение максимально возможной эквивалентности. Деление на художественный и информативный перевод указывает лишь на основную функцию ориги­нала, которая должна быть воспроизведена в переводе, фактически же в оригинале, требующем, в целом, художественного перевода, могут быть отдельные части, выполняющие исключительно информационные функ­ции, и, напротив в переводе информативного текста могут быть элемен­ты художественного перевода. В каждом из этих основных видов пере­вода выделяются более мелкие подвиды со своими особенностями, вли­яющими на выбор переводческой стратегии.

Значительное влияние на ход и результат переводческого процес­са оказывает и характер предполагаемого рецептора перевода. Межъя­зыковая коммуникация может быть эффективной лишь при условии, что перевод будет должным образом понят и воспринят теми, для кого он предназначен. Переводчик выбирает варианты перевода с учетом зна­ний и требований предполагаемых рецепторов. В основном, у перевод­чика имеется выбор между двумя возможностями. Перевод может быть предназначен для определенной группы людей или даже для конкретно­го рецептора, и переводчик ориентируется на их опыт, знания, возраст, социальный или профессиональный статус. Так, перевод может осуще­ствляться для определенной группы технических специалистов, для дет­ских читателей или для руководителя политической организации или коммерческой фирмы. При этом переводчик должен хорошо знать осо­бенности будущих читателей его перевода. В других случаях перевод не имеет точного адресата, и переводчик ориентируется на так называемого «усредненного рецептора» — предполагаемого типичного представителя культуры языка перевода, который обладает знаниями и представления­ми, общими для большинства членов языкового коллектива.

Эффективность межъязыковой коммуникации во многом зависит от языковой и коммуникативной компетенции переводчика, его умения правильно выбрать и последовательно осуществить переводческую стра­тегию с учетом многочисленных факторов, влияющих на этот сложный


вид человеческой деятельности, и особенностей конкретного акта пере­вода. Значение переводческой деятельности в современном мире посто­янно возрастает, и ее изучение и совершенствование — важная соци­альная, научная и практическая задача.

В двух последних разделах содержался краткий обзор историчес­кой эволюции переводческой деятельности, особенно в современную эпоху, и была дана общая характеристика структуры и основных понятий науки о переводе. В остальных разделах этой части нам предстоит рассмотреть более подробно четыре основных раздела общей теории перевода: тео­рию переводческой эквивалентности, прагматические аспекты перевода, теоретическое описание процесса перевода и теорию переводческих со­ответствий.

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.