Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Этапы проведения военной игры



Игры, подобно любой другой методике анализа, характеризуются рядом определенных этапов. Несколько произвольно мы могли бы выделить среди них следующие:

1) определение задачи или цели игры;

2) подготовка вводных данных и граничных условий;

3) установление правил и механизма принятия решения;

4) ведение игры;

5) анализ игры.

Для иллюстрации некоторых соображений, важных для понимания каждого из этих этапов, предположим, что мы собираемся применить методы военной игры для оценки эффективности системы оружия.

Определение цели игры устанавливает рамки для всех последующих этапов. Цель служит показателем сложности игры, уровня детализации, которая будет включена в игру, масштабов игры и анализа. Это одно из таких очевидных утверждений, которые многократно повторяются в ходе игры и в других аналитических методах. Оно справедливо и в играх, где пытаются решать очень широкие проблемы, Допускающие множество толкований участников.

Гипотетическая проблема, которую мы избрали, может быть проанализирована очень многими способами. Мы можем принять четко оговоренную ситуацию для заданного периода времени и конкретных условий. Мы можем попытаться оценить систему оружия в определенной военной обстановке, не обращая внимания на предшествующие события или действия в этой ситуации и не беспокоясь о влиянии результата ситуации на остальную часть военной кампании. Если бы мы поступили таким образом и представили наши выводы разумным слушателям, они бы немедленно и совершенно правильно выразили сомнения в отношении выводов. Они бы указали помимо прочего на то, что мы рассмотрели только одну ситуацию и могли легко выбрать другие ситуации, в которых результаты были бы иными, что мы не установили определенной ситуации, подходящей для рассмотрения и фактически не провели полного и всестороннего исследования.

Мы могли бы ответить, что проблема, выбранная нами, сложная и взяли в качестве цели нашего исследования оценку системы оружия в ограниченных условиях, установленных нами. Это могло бы послужить ответом нашим критикам по этому конкретному исследованию, но дало бы только небольшое количество информации, необходимой для принимающего решение.

Учитывая такую возможность, мы можем рассмотреть проблему более широко. Мы могли бы принять решение об исследовании ряда ситуаций, каждая из которых обеспечивала бы ряд различных возможностей для действия системы оружия. Но каких возможностей? Здесь, как и при любом анализе, нам придется рассматривать большое количество альтернатив и вынести первоначальное суждение о том, какие из возможностей имеют наибольшее значение. Следует отметить два момента. Рассматриваемые ситуации - это плод суждения исследователей. Использование суждения неизбежно, но такая неизбежность не должна позволить нам забывать, что эти ситуации не более чем суждения. Второй момент заключается в том, что выбор для исследования одних ситуаций и исключение других является также решением. Каждую возможность можно было бы исследовать весьма подробно до того, как решить, какие возможности следует учесть в игре, однако и такое окончательное решение в лучшем случае - всего лишь грамотная догадка исследователей. И это не обычная догадка; это догадка о том, что определенные ситуации, избранные для исследования, имеют более реальные шансы для реализации по сравнению с теми, что были исключены. Такая догадка - это прогноз будущего. Такой прогноз составляет одну из основных проблем в военных играх. Из-за существующих ограничений во времени, деньгах и людях мы вынуждены ограничивать наш выбор ситуаций для исследования. Но даже если бы этих ограничений было меньше, мы могли бы установить, что для исследования всех более или менее реальных ситуаций понадобилось бы столько времени, что наша система оружия устарела бы к тому времени, когда у нас будет достаточное количество аналитических данных для ее оценки.

Так как нам приходится выбирать одни и отбрасывать другие ситуации, мы, в сущности, решаем, что выбранные нами ситуации более вероятны (мы можем также сказать «более важны», «более заслуживают доверия» или «являются лучшим рядом альтернатив» или дать другое разумное объяснение), чем некоторые другие.

Мы можем попытаться оправдать это, утверждая, будто не собираемся предсказывать, что эти ситуации произойдут, а только собираемся изучить эффективность системы оружия на случай, если бы они произошли. Принимающему решение приходится самому затем определять, достаточно ли вероятны избранные ситуации для того, чтобы результаты анализа приносили пользу.

Мы могли бы попробовать сделать нечто совершенно другое: передвинуть наш анализ в достаточно удаленное от нас будущее, так чтобы даже в случае больших затрат времени для изучения множества различных ситуаций и факторов мы были в состоянии окончить работу с полезными для принимающего решение результатами. Имеется много мнений за и против использования военных игр для анализа отдаленных ситуаций. В настоящее время дать ясный ответ на вопрос о применимости игр для анализа таких ситуаций невозможно. Нам известно только то, что, когда мы углубляемся в будущее, проблемы предсказания начинают затрагивать ряд различных аспектов игры и увеличивают наши затруднения.

Но эти проблемы выбора ситуаций для исследования поддаются решению. Иногда решение основывается на мнении специалистов, иногда на произвольном решении, принимаемом в зависимости от ресурсов, имеющихся в распоряжении участников игр. Иногда оно основывается лишь на «благой надежде», что выбор правилен.

Следующий этап в играх состоит в подготовке вводных данных. Они устанавливаются вместе с определением цели и выбором ситуаций для рассмотрения. Можно различать три их основных типа: данные, необходимые для определения места действия или среды, в которых оружие будет использоваться; данные, необходимые для определения эксплуатационных характеристик и эффективности оружия.

При попытках определить место или условия действия немедленно возникает несколько важных возможностей выбора. Хотя они и относятся к первоначальному выбору цели, но в этот момент приобретают новое значение. Могут быть следующие возможности выбора:

Что нас, прежде всего, интересует при оценке эффективности оружия: стратегия, оперативное искусство или тактика боя? Или, возможно, мы хотим узнать, полезна ли эта система в мировой войне, в локальных войнах или в обоих случаях?

Какой сложности модель политических, военных, экономических тыловых и разведывательных событий следует включить в исследование?

До какого предела могут развиваться действия каждой стороны?

Ответы, которые мы даем на эти вопросы, определяют вводные данные и граничные условия военной игры.

Если военная игра касается ситуации мировой войны, то театр военных действий и участники войны определяются достаточно точно. Вводные данные будут включать сведения о расположении наших сил, расположении сил противника, о наших целях, целях противника и т. д. Здесь мы перечисляем все вводные данные и можем делать это так исчерпывающе, как нам позволят наши знания настоящего или предполагаемого положения и разведывательные данные. Когда начнется процесс игры, мы, может быть, найдем, что есть некоторые критические решения, которые будут приняты и повлияют на наше использование всех этих вводных данных, например, в отношении того, каковы будут наши собственные намерения и намерения противника, так как и нам и противнику, возможно, придется действовать, имея ограниченные ресурсы или ограниченный выбор целей, средств доставки бомб и т. д.

Если же игра касается ситуаций локальных войн, то имеется огромный выбор возможных театров военных действий, в каждом из которых будут свои специфические факторы, в значительной мере влияющие на оценку эффективности рассматриваемой системы оружия. Кроме того, выбор театра военных действий скажется на развитии ситуации, так как виды предпринятых военных действий будут зависеть от этого театра. Соответственно это скажется и на типах подготавливаемых вводных данных. Должны приниматься во внимание такие факторы, как наличие сил, имеющиеся базы, возможности материально-технического обеспечения, а также характер местности и климатические условия. Все это должно рассматриваться на фоне политической обстановки, обусловливаемой нашими намерениями и целями, а также объективно действующими политическими и военными ограничениями.

Следующий тип вводных данных - эксплуатационные характеристики оружия - обусловливает дополнительные требования. Недостаточно знать только его технические характеристики. Приобретают важность многие другие факторы: возможности развертывания и применения, планы использования, ограничения использования, тактическое использование, оперативно-тактические требования, техническое обслуживание, периодичность проведения ремонта и другие подобные факторы, которые приходится определять. Если наша система оружия является одной из многих систем, которые необходимо включить в игру, и ее отношение к другим системам оружия и силам можно представить, то приходится устанавливать подобные вводные данные и для этих других систем.

Третий тип вводных данных необходим для установления эффективности оружия. Здесь опять имеется несколько более важных проблем, о которых следует сказать. Одна из них связана с тем, что для многих типов нашего оружия мы не имеем данных и информации такого вида, который нам необходим. Наш опыт действий в боевых условиях, по существу, закончился в Корее, и хотя можно сделать много выводов по результатам испытаний, учений с имитацией боевой обстановки и поля боя, мы должны подходить к вопросу об использовании этих результатов в реальных боевых условиях с некоторой осторожностью. Во-первых, небоевые условия всегда отличаются от условий боя, и у нас нет приемлемого и точного средства для соотнесения их с условиями боя. Во-вторых, большая часть того, что мы Действительно знаем, свойственна результатам или значе­ниям в определенных ситуациях, однако в нашей игре мы можем иметь дело с ситуациями, имеющими характеристики, отличные от характеристик, к которым применимы имеющиеся результаты или значения.

Таковы некоторые требования, которые необходимо выполнить при подготовке вводных данных. В каждом возможном случае следует использовать количественные оценки, но существует много таких случаев, когда это невозможно и когда приходится делать обоснованное заключение. Иногда достаточно дать только очень широкую формулировку, в то время как в других случаях необходимо быть настолько точным и определенным, насколько позволяют имеющиеся данные и информация. Количество деталей будет различным для разных игр и будет зависеть от анализируемой конкретной проблемы, но в отличие от многих других методов анализа неопределенность в отношении того, как будет развертываться процесс игры, затрудняет установление заранее правильной степени детализации для всех вводных данных. Это потребует получения или выработки дополнительных данных в процессе игры.

Следующим после подготовки вводных данных и связанным с этой подготовкой этапом является установление правил принятия решений и механизма принятия решения, который будет использоваться для выполнения этих правил. В некоторых случаях эти правила и механизм определяются заранее настолько полно, что можно оценить без особого труда каждое отдельное событие или ход в игре. В большинстве игр, в которых существует какая-либо степень сложности, это невозможно. Обычным методом преодоления этой трудности является введение посредничества или контрольной системы, которая принимает решение во всех случаях, когда данные или правила являются недостаточными для данной ситуации. Контрольная функция является средством использования суждений для восполнения нашего недостатка в данных или в знаниях. Суждения основываются на каких-либо существующих фактах, а также на возможно большем использовании мнения специалистов. Во многих случаях эти суждения не являются решающими для результата игры, но они необходимы для того, чтобы продолжать игру, когда возникнет ситуация, для которой имеющиеся данные или правила не являются полными или ясными. Однако в двух типах случаев суждения могут иметь решающий характер. Один случай - это когда суждение применяется к конкретному событию или ситуации, которые настолько важны, что влияют на весь результат проводимой игры и оценки. Другой случай - это когда суждение применяется к некоторому ряду действий или событий, происходящих в игре, так часто, что образуется их накопление, влияющее на оценку событий. К этой категории случаев относятся суждения о влиянии оружия, используемого неоднократно. Иногда невозможно установить, каким будет результат в пределах нескольких порядков величин. Если анализ очень сильно зависит от суждения, то, может быть, необходимо пересмотреть игру, взяв несколько разных значений влияния для определения того, как зависит оценка от суждения.

Следующий этап - это само ведение игры. Существует много различных методов игры, которые не будут рассматриваться здесь. Однако следует упомянуть несколько аспектов, относящихся к процессу игры. Игра, в которой существует в любое данное время ряд альтернативных ходов, позволяет исследовать только одну альтернативу в данной игре. Теоретически можно было бы разработать тип игры, который позволит исследовать все альтернативы для всех возможных значений вводных данных в широкой области неопределенности и при большом разнообразии значений для каждого фактора в игре. Но это потребовало бы больших затрат на проведение игр, связанных с принятием решений человеком.

Однако, вообще говоря, приходится принимать решения о том, какой из возможных ходов будет избран. Это решение, в конечном счете, может зависеть от интуиции и суждения участников игры. Оно отличается от принятых решений или проявленной интуиции в начале анализа. Эти первоначальные решения фактически представляют собой допущения анализа. Можно рассмотреть эти первоначальные допущения и в границах реального изменить их таким образом, чтобы исследовать результаты разных предположений. В ходе игры суждения, используемые для выбора одного из вариантов, добавляются к первоначальным допущениям и дополнительно усложняют проблему исследования. Еще один момент, который следует иметь в виду при рассмотрении хода игры, - это окончание игры. Во всех наших салонных и спортивных играх имеются некоторые правила окончания игр, например мат в шахматах или девятая подача без ничьей в бейсболе. Мы знаем, когда игра окончена, и знаем, кто выиграл. В военной игре мы иногда не знаем ни того, ни другого. Верным является то, что игры приходят к концу и что этот конец иногда является определенным. Например, наша система оружия могла бы полностью лишить противника возможности продолжать сражаться сколько-нибудь эффективным образом с военной точки зрения. Хотя могут быть сомнения в том, как долго будет сохраняться определенный результат, эти сомнения не являются решающими для оценки системы. Однако такой тип окончания игры весьма редок. Обычно мы сталкиваемся с ситуацией, которая характеризуется тем, что часть военных возможностей с обеих сторон потеряна, но остающиеся возможности позволяют указать способы, с помощью которых можно продолжать военные операции, а также повлиять на нашу конечную оценку. Чаще всего военная игра заканчивается решением руководства о том, что эта игра не даст больше существенно нового материала для исследования. Хотя этот метод окончания игры, возможно, не совсем удовлетворительный, существующий уровень наших знаний не представляет нам лучшего выхода.

Заключительный этап игры - ее анализ. В ходе игры накапливается огромное количество информации самого различного вида. Каждая серия ходов в игре требует действий с обеих сторон. Если было сделано большое количество ходов, то может быть накоплено значительное количество данных о распределении дружественных сил, оружия и ресурсов; о целях этого распределения; о распределении сил, оружия и ресурсов противника и его целях; о результатах каждого взаимодействия. Если игровая ситуация очень широка, эти серии ходов будут сопровождаться ходами в области материально-технического снабжения, политики, разведки и экономики. При таком множестве данных можно провести различные виды анализа.

Одним из видов анализа является общая оценка игры, показывающая, как различные серии ходов способствовали достижению окончательного результата. Для этого иногда достаточно критического обзора игры с изложением действий и противодействий с каждой стороны. Изложение может преследовать несколько целей. Оно может дать синтез исторических фактов, на фоне которых возможно оценивать различные условия, обстоятельства и действия, влияющие на использование системы оружия, или же позволяет в некоторых случаях рассмотреть факты повторно для определения их влияния. Или оно может послужить макетом, на котором изменены некоторые первоначальные допущения и где можно исследовать либо другие альтернативы использования системы оружия, либо другие системы оружия.

Связанным с этой общей оценкой, а иногда и совершенно независимым от нее является анализ некоторых частных вопросов. Для системы оружия это может быть ее эффективность в различных условиях, возникающих в ходе игры. Например, нам интересно было бы узнать о том, сколько раз можно использовать систему, чтобы установить количество потерь, нанесенных каждой ее боевой единицей, и определить требования тыловому обеспечению, необходимому для получения данного уровня эффективности. В этих видах анализа многое из более общих результатов игры не будет иметь существенного значения.

Другой вид анализа касается факторов, влияющих на эффективность системы, начиная с политических ограничений и требований разведки и кончая климатическими условиями и характером местности. Этот вид анализа может быть совершенно независимым от сделанных конкретных ходов и касается просто рассмотрения каждой из многих возникающих ситуаций, которые будут характеризоваться другой эффективностью оружия.

Еще один, четвертый, тип анализа касается проблем опознавания, например, таких, которые возникают при развертывании, применении и эксплуатации нашей гипотетической системы оружия. В этих случаях основное назначение анализа, возможно, заключается в указании области, к которой относится проблема, чтобы можно было провести дополнительное ее изучение, что, вероятно, приведет к техническому изучению путей решения этой проблемы. Главное состоит в том, что можно провести ряд различных и часто взаимосвязанных исследований, так как военная игра является источником мнений, отношений и суждений в части проводимого конкретного анализа, а также очень богатым источником данных.

Последнее замечание по играм касается вопроса о ценности полученных данных. В этом вопросе имеются две крайние точки зрения, которых придерживаются люди, знакомые с играми. По одной точке зрения игры так ограничены по своему характеру, так полны предположений и суждений, так лимитированы количеством возможностей, которые можно исследовать, и так искусственны, что ценными (если они вообще имеются) можно считать только незначительное количество получаемых данных. Согласно другой точке зрения, игры являются моделями в том же смысле, как и многие другие наши аналитические модели; они полны проверок и перепроверок происходящих действий, позволяют получить данные, которые нельзя получить любым другим методом. При этом полученные данные следует считать достаточно ценными для того типа сложных ситуаций, которые изучаются с помощью игр, если эти данные использовать как основу для решения или если они как минимум должны приводить к использованию других методов, которые независимо от игры могут давать дополнительное обоснование для решения.

В целом сомнения в отношении ценности получаемых в игре данных не распространяются на используемую методологию. Они касаются типов проблем, выбираемых для анализа. Эти проблемы обычно включают в себя многие аспекты, которые трудно ясно определить или точно измерить. Они касаются событий или необходимости выбора в будущем, когда неопределенность в отношении наших предсказаний или оценок может быть очень большой, и они связаны с ситуациями, в которых обе стороны имеют много возможных направлений действий, меняющихся в течение игры. Эти типы проблем трудно рассматривать с помощью каких-либо аналитических методов, и о ценности получаемых при этом данных можно судить только в свете сделанных предположений, установленных факторов и критериев и рассмотренных альтернатив по определенной проблеме.

СТРАТЕГИЯ РАЗРАБОТОК

В. Метлинг

Первые попытки применения аналитических методов к решению военных проблем относятся ко времени второй мировой войны. Тогда исследование операций оформилось в самостоятельную науку. Сначала аналитические методы использовались только для решения тактических задач, чтобы найти пути для получения наибольшего результата от использования уже существующих видов вооружения и военной техники. В то время многие физики и математики осознали (как писал один из них), что «ранее для создания новых средств тратилось значительно больше научных усилий, чем для правильного использования уже существующей техники»[80]. Стало очевидным, что замена традиционного, основанного на интуиции метода проб и ошибок научными методами математического анализа и статистики позволит лучше решить многие оперативные задачи. Первые работы быстро увенчались успехом.

После войны, когда исследования и разработки приобрели чрезвычайно важное значение, естественным было стремление применить эти мощные методы для подготовки решений по разработке новой техники. Основная проблема разработок состоит в том, чтобы получить максимальный результат, от использования ограниченных ресурсов. Возможности разума человека таковы, что предложений по созданию новых систем поступает всегда больше, чем позволяют их реализовать наличные ресурсы. Бюджетные ограничения вынуждают военных руководителей делать очень трудный выбор. Очевидно, что аналитические методы могут оказать существенную помощь в таком выборе, однако просто согласиться с таким заявлением мало. Основ­ной вопрос заключается в том, чтобы установить, какой вид анализа может быть эффективно использован для выработки решений по разработке новой техники.

Чтобы ответить на этот вопрос, следует сначала признать, что решения по закупке техники или организации операций имеют природу, отличную от решений по разработке новой техники. Проблемы закупки существующих систем по самой сути в корне отличны от проблем, решаемых при разработке новых систем оружия.

Когда решается вопрос о закупке оружия, всегда существует значительная неопределенность в оценке потенциальной эффективности данной системы и могут возникнуть некоторые сомнения в ее возможностях. Однако мы Достаточно хорошо представляем себе характеристики и знаем в определенных пределах стоимость и возможные сроки поставки. Для целей анализа все эти данные можно считать исходными. Исследователь может сравнивать альтернативы возможных закупок и с помощью определенных критериев, например по стоимости разрушения определенного комплекса целей, выбрать оптимальную структуру сил. Хотя он вынужден будет считаться с серьезными стратегическими и политическими неопределенностями, однако неопределенность в отношении основных характеристик системы оружия, ее стоимости и времени поступления в войска фактически будет отсутствовать. В отличие от этого главной особенностью решений по разработке новой системы оружия является высокая степень неопределенности в оценке сроков завершения разработки, ее стоимости и возможностей использования оружия. Для каждого, имеющего хотя бы отдаленное представление о проблемах разработки новой техники, наличие неопределенности настолько очевидно, что не требует дополнительных пояснений. Однако мы часто склонны (для удобства) забывать, как велики были ошибки наших прогнозов в прошлом. Например, было установлено, что фактическая стоимость производства вооружения превышала расчетную, как правило, в два и более раз, а временами достигала от пяти- до десятикратной величины. Также нередки были случаи задержки поставки вооружения в войска в пределах от двух до пяти лет, хотя общие требования к характеристикам выдерживались более строго, но даже здесь ошибки в оценках на 25% были обычным явлением[81].

Как же такие неопределенности сказываются на решениях проблем разработки новой техники? С неопределенностями можно просто примириться, заявив: «Такова жизнь, но мы обязаны делать выбор. Все, что в наших силах, - это принять наилучшую из возможных оценок и сделать выбор». Это означает, что для сравнения перспективных систем оружия следует использовать наилучшие из доступных оценок стоимости, характеристик и сроков принятия на вооружение и выбрать систему, которая представляется оптимальной. Однако в таком выборе заложена возможность больших просчетов, так как мы пренебрегаем главной особенностью процесса разработки вооружения, т. е. тем, что начальная неопределенность уменьшается по мере развития работ. В сущности, уменьшение неопределенности и приобретение знаний - единственная задача разработки. Главной целью разработки является не создание работоспособной системы, а приобретение знаний - знаний о том, как будет действовать определенный комплекс средств, какой из возможных его составов будет лучшим, как наладить его производство и какое сочетание компонентов образует надежно и уверенно работающий комплекс. Именно незнание этих элементов служит причиной начальной неопределенности в оценках стоимости, сроков разработки и характеристик системы оружия. Накопление соответствующей информации по мере развития работ способствует разрешению неопределенностей.

Поскольку неопределенность уменьшается в ходе работ, искусство принятия решений по разработке новой техники заключается, скорее, в выборе стратегии разработки, а не в выборе оптимальной системы на возможно более раннем этапе работ. Некоторые альтернативы, естественно, можно исключить уже в результате первых исследований, однако не все. Вероятнее всего, останутся два или три варианта, выбор между которыми трудно сделать определенным из-за недостаточности знаний. Тогда проблема будет заключаться в том, чтобы избрать стратегию разработки, обеспечивающую приобретение информации, необходимой для этого выбора. Это означает, вероятно, необходимость вначале работать по нескольким направлениям, а только затем, по мере развития работ, этап за этапом вести переоценку альтернатив, сужать возможный диапазон выбора. Тогда, в конечном счете, работа завершится созданием одной системы.

То обстоятельство, что цель разработки заключается в приобретении информации, необходимой для оценки как характеристик системы оружия, так и сроков и стоимости ее разработки, имеет важнейшее значение для анализа систем. Возможность уменьшения неопределенности добавляет еще одно направление в проблеме принятия решений. Теперь недостаточно только решать, какой из возможных, результатов будет оптимальным. Следует также решать вопросы о целесообразности затрат на приобретение дополнительной информации, т. е. о целесообразности продолжения разработки до некоторого следующего рубежа, (прежде чем будет принято окончательное решение). Парадоксально, но анализ, целью которого является выбор i среди альтернатив, должен решать также и вопрос о том, когда целесообразно сделать такой выбор.

Рассмотрим это положение на следующем простом примере. Положим, что нам предстоит принять решения о дальнейшей судьбе разработки межконтинентальной баллистической ракеты. В результате предшествующих работ осталось две альтернативы: 1) ракета А, использующая долгохранимое жидкое топливо, и 2) ракета Б, использующая твердое топливо. Для простоты предположим известными возможный срок принятия на вооружение этих систем и их боевые возможности. В действительности последнее условие нереально, и, как известно читателю, большая часть усилий в анализе расходуется на оценку боевых возможностей альтернативных систем и их полезности. Однако в нашем конкретном случае будем считать известными боевые возможности ракет и тем самым сведем число пере­менных до одной, а именно стоимости.

Наша задача заключается теперь в том, чтобы в пределах оговоренного срока получить в свое распоряжение возможности, предоставляемые межконтинентальными баллистическими ракетами при минимальной их стоимости, где стоимость, по определению, представляет полную стоимость разработки, закупок и эксплуатации. Когда перед руководителем стоит такая проблема, он, естественно, не знает, какая из этих двух альтернатив, в сущности, потребует минимума затрат. Предположим для простоты, что наилучшие из оценок стоимости ракет Л и В, которыми он располагает, сведены в табл. 12.1. Другими словами, эти цифры представляют личную оценку руководителем вероятной стоимости этих двух ракетных систем.

Итак, наш руководитель убежден, что ракета А будет стоить с равной вероятностью 8 или 10 млрд. долл. Точно так же он уверен, что разработка ракеты Б потребует 7,5 или 13,5 млрд. долл. тоже с равной вероятностью. Конечно, руководитель может заявить, что считает любое распределение стоимости ракеты в этом диапазоне равновероятным. Однако непрерывное распределение трудно выразить арифметически, так что мы вынуждены отказаться от него, чтобы сохранить простоту примера.

Такое распределение вероятной стоимости ракет показано на рис. 12.1. Руководитель может заявить: «Я должен выбирать, а рациональный выбор - это выбор системы с наименьшей ожидаемой стоимостью». Другими словами, он может предпочесть ракету А на том основании, что ее ожидаемая средняя стоимость будет 9,5 млрд. долл. в отличие от 10,5 млрд. долл. для ракеты Б.

Согласившись с такими оценками вероятной стоимости, можно заключить, что существует четыре и только четыре вероятных сочетания стоимости. Они выражены в табл. 12.1 и соответствуют вероятным оценкам, показанным на рис. 12.1.

Если Si (или состояние 1) является тем случаем, когда ракета А стоит 8 млрд. долл., а ракета Б - 13,5 млрд. долл., то S2 - случай, когда или ракета А стоит 10 млрд. долл., или ракета Б - 13,5 млрд. долл. и т. д. Когда руководитель впервые встречается с подобной задачей, он, естественно, не знает, какая из этих четырех ситуаций реализуется в действительности. Если он выберет ракету А, считая ее более дешевой, и в будущем будет реализовано состояние Si или S2, то его выбор будет справедлив, но если в действительности будет реализовано состояние S3 или S4, то выбор А поведет к материальным потерям.

Последнее {т. е. неправильный выбор) он предпочел бы избежать, однако, не располагая дополнительной информацией, он не может доказать справедливости выбора. Здесь оправдывается сделанное ранее замечание о природе процесса разработок. Необходимость в разработках определяется необходимостью в информации, уменьшающей неопределенность. Если руководитель, продолжая разработку, получит возможность повысить достоверность, то он может существенно повысить качество нового решения.

Чтобы показать это, примем крайний случай и оценим объем затрат, необходимых на установление истинности одной из четырех ситуаций, показанных в табл. 12.1. Другими словами, зададимся вопросом, сколько может заплатить руководитель, чтобы выяснить, какое из этих четырех состояний будет возможно в действительности? Чтобы ответить на вопрос, предположим сначала, что нам стало известно, какое из этих четырех состояний реализуется. Если это состояние Si или S2, то руководитель выберет ракету А так же, как он сделал ранее, считая ее стоимость наименьшей. Если ему сообщат, что истинными будут состояния S3 или S4, то он изберет ракету Б, имеющую в этом случае меньшую стоимость. Если реализуется состояние S3, то экономия составит 0,5 млрд. долл. (по сравнению с ракетой А), а если S4 - то 2,5 млрд. долл.

Естественно, что в действительности, принимая решение, руководитель никогда не может знать, какое из четырех состояний будет реализовано. В сущности, он вынужден рассматривать каждое из них как равновероятное. Тогда вероятность каждого из состояний будет равна 0,25, а его средняя, или ожидаемая, экономия составит 0,25 х 0,5 млрд. долл.= 0,125 млрд. долл. Другими словами, уверенность в реализации одного из состояний позволит руководителю сэкономить 0,75 млрд. долл., тогда, если он сможет приобрести подобную информацию за сумму, меньшую 0,75 млрд. долл., будет разумным принять соответствующие меры. Точнее, если дальнейшая разработка позволит ему определить реальную стоимость двух альтернатив, то он может позволить себе истратить дополнительно до 750 млн. долл. на одну из этих ракет, даже если ее разработка впоследствии будет прекращена.

В реальной действительности перед руководителем стоят несравненно более сложные проблемы, чем показано в нашей элементарной модели, однако ее задача и не заключалась в том, чтобы отразить всю сложность реальной ситуации. Я также не намеревался создать впечатление, что корпорация РЭНД занимается разработкой подобных моделей и, наполняя их цифрами, рекомендует решения по разработке новой техники, Задача настоящей модели и подобных моделей вообще ограничивается помощью в понимании природы подобных решений, чтобы необходимый для решений анализ можно было вести правильно даже без формального использования модели. Такая модель позволяет уяснить, что, принимая решение по разработке новой техники, нельзя ограничиться учетом только наилучших оценок основных свойств рассматриваемой системы. Для принимающего решение набор альтернатив не ограничивается выбором среди отдельных видов изделий, т. е. систем оружия. Такое сравнение необходимо, но оно является только частью всей проблемы. Руководитель, принимая решение, должен учитывать также возможность начала новой программы, которая позволит не только приблизиться к созданию оперативной системы оружия, но и приобрести информацию, необходимую для принятия окончательного решения на более позднем этапе работ.

Важность этого положения для анализа систем вряд ли можно переоценить. Первое и самое главное - это то, что сам исследователь обязан четко представлять природу стоящей проблемы. Он должен понимать, что выбор системы, кажущейся оптимальной на данном уровне информации, может увести его далеко от оптимального результата. Другими словами, он должен составить правильную серию альтернативных курсов действий как для самого себя, так и для руководителя. Если это сделано, он может анализировать полученную информацию и выявить ее соответствие данной серии альтернатив. В общем это будет означать нечто большее, чем только оценку ожидаемой стоимости рассматриваемых альтернативных систем. Это означает, что нельзя ограничиться только оценкой стоимости ракеты А в 9 млрд. долл., а ракеты Б в 10,5 млрд. долл. Очень важно, чтобы исследователь в результате своего анализа мог бы ответить на следующие четыре вопроса:

1) насколько велика существующая неопределенность?

2) что следует сделать, чтобы ее уменьшить?

4) каковы затраты на уменьшение неопределенности?

5) какова степень уменьшения неопределенности при продолжении разработки?

К сожалению, в реальных ситуациях редко можно найти готовые ответы на подобные вопросы. В большинстве случаев ответ должен быть выражен в количественной форме, но даже если и можно получить количественные оценки, то сами они, как видно из третьего вопроса, содержат большую неопределенность. Все же целесообразно рассмотреть каждый из этих вопросов более подробно.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.