Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Ургон, Тригорье, начало осени 6241 солнечного цикла



 

Из своей крепости Ортгер наблюдал за армией, пришедшей из Потусторонних Земель.

– Подданные Ургона попрятались по домам, когда услышали, что приближается дружественное войско, – сказал он стоявшему рядом с ним Маллену. – И я могу их понять. Таких друзей не хочется иметь никому. – Король наблюдал за возглавлявшими молчаливую процессию убариу. Существа были шире в кости и выше, чем орки. Тяжеловооруженные воины вселяли ужас в сердца людей.

– Я понимаю их страх. В Идоморе было так же. – Маллен стал спускаться вниз, в тронный зал, чтобы попрощаться. Тунгдил и его друзья вместе с Лот-Ионаном вчера прибыли в Тригорье с бриллиантом.

– Прошло более пяти циклов без чудовищ Тиона, а теперь они вновь тысячами бродят по Потаенной Стране, говорят люди. – Ортгер шагал рядом с Идоморцем. – Никто не верит в их миролюбие. Хорошо, что убариу уходят. Я боюсь, что они злоупотребят своим положением. К тому же слишком многим сильно досталось от орков.

Предводители войска вступили во двор замка, подземные и убариу двигались рядом, являя собой странное зрелище. По меркам Потаенной Страны, смертельные враги объявили друг друга братьями, что многими воспринималось как нечто противоестественное.

Флагур и Зирка вышли из бокового здания, сердечно приветствуя прибывших; рядом находился и Тунгдил.

Ортгер ничего не сказал, но лицо его отражало мысли Ургонца: неприятие того, что герой Потаенной Страны открыто интересуется этими странными существами. Более того, одну из них он избрал подругой, если, конечно, можно доверять слухам.

– Пройдемте в гербовый зал. – И король вышел, Маллен последовал за ним.

– Вы же хозяин дома. Вы не хотите их приветствовать?

– Они не должны чувствовать, что им здесь рады, принц Маллен. Сто тысяч ртов не так легко прокормить, и чем быстрее они исчезнут, тем лучше. Мы празднуем прощание с ними, и они должны это почувствовать.

Правители вошли в зал, где за круглым столом сидели Бешеный, Года, Лот-Ионан, Родарио, Биланта, королева Четвертых, Гинсгар Милосердный, Эсдалан и представители правителей и правительниц.

Короли и королевы не сочли нужным лично присутствовать в Тригорье. Все было сказано, они приняли решение мага. Бриллиант должен покинуть Потаенную Страну. Посольства были данью этикету, так как Маллен хотел провести собрание и отпраздновать.

Вскоре вернулись Тунгдил, Флагур и Зирка.

Ортгер поднялся.

– Добро пожаловать в Тригорье. Мы собрались, чтобы обсудить последние события и почтить героев. – Он слегка поклонился Флагуру и Зирке. – Примите еще раз мою благодарность, Флагур, за вклад в благополучие Потаенной Страны, который вы будете преумножать у себя на родине. – Король обернулся к Тунгдилу и магу. – Вам тоже наша благодарность за то, что вы перейдете границы и примете на себя тяготы путешествия. – Ургонец указал на Маллена. – Принц Маллен, передаю слово вам.

Идо поднялся.

– Мне было важно показать, насколько мы ценим вас, – торжественно произнес принц, обращаясь к тем, кто должен был покинуть пределы родины. – Это празднество не для того, чтобы почтить ваш отъезд, оно ничто по сравнению с тем, что будет ожидать вас по возвращении, – он улыбнулся Тунгдилу. – Да направит и защитит вас Враккас.

Один за другим дипломаты высказывали наилучшие пожелания от лица своих правителей, обещали признание и подарки по возвращении, равно как и вечную благодарность.

Тунгдил слушал и холодно улыбался. Но внутри у него словно клокотала кровь гор. Как мало значили для власть имущих герои, поставившие на карту свое здоровье и жизнь, раз они кормят посланников переданными через третьи руки пожеланиями.

Биланта поднялась. Она была небольшого роста, классическая гномка племени Четвертых. По сравнению с Зиркой она выглядела карлицей. Длинные светло-русые волосы, заплетенные в косу, были переброшены на грудь, карие глаза ее смотрели на Тунгдила. Легкая кольчуга была украшена невероятно большим количеством драгоценных камней, на голове красовалась мастерски сделанная корона из сверкающих бриллиантов.

– Я – Биланта Узкопалая из клана Серебробородых, королева Четвертых и правительница Коричневых гор. – Голос королевы был громким, твердым и уверенным. – Я буду сопровождать вас до врат Сребротверди. Для меня будет честью, Тунгдил Златорукий, путешествовать вместе с тобой. Я хочу быть тебе другом, как был твоим другом Гандогар. – Королева села на место.

Поднялся Гинсгар Милосердный. Не было более статного гнома, чем он, даже король Пятых, Глаимбар, не мог сравниться с ним. Роскошная рыжая борода, высокий рост, решительные черты и глаза, не терпевшие возражений, – редкое по красоте дитя Кузнеца.

– Приветствую тебя, Тунгдил Златорукий. Я – Гинсгар Милосердный из клана Кующих Гвозди племени Первого, Боренгара, и в качестве Верховного короля привез тебе наилучшие пожелания от племен гномов, – звучным басом произнес он. – Возвращайся целым из Потусторонних Земель, и…

Биланта повернула к нему лицо.

– Как вышло, что здесь, по всей видимости, сидит новый Верховный король, которого не выбирали ни я, ни мои кланы? Я не знала ни о каком собрании, – удивленно и в то же время возмущенно произнесла королева. – Я-то думала, что Верховного короля выбирают все племена, а не одно.

– Было и собрание, были и выборы, – невозмутимо ответил Гинсгар. – Воины, прошедшие со мной через Аландур, чтобы покарать эльфов за предательство, провозгласили меня Верховным королем. Среди них были и гномы из твоих кланов, Биланта. А значит, все справедливо, и я – Верховный король.

Такое открытие оказалось неожиданностью для послов, Маллена и Ортгера. Лот-Ионан бросил на Тунгдила серьезный взгляд. Случилось именно то, чего опасались они с Родарио: герой войны возвысился до правителя.

Эсдалан враждебно поглядел на Гинсгара.

– Что ты сотворил с Аландуром, гном? Твоими врагами были атары, а не мой народ поголовно. Не зеленые леса и прекрасные здания. Не земля, по которой ты прошел.

– Мы преследовали атаров и повсюду находили их. Они нападали на нас из засады в своих храмах, лесах и деревнях, – Гинсгар мрачно выдержал взгляд эльфа. – Потом мы сжигали все дотла, чтобы защититься от их подлых нападений.

– А колыбели новорожденных тоже служили укрытием? – яростно воскликнул Эсдалан.

– Мы убили наследников, что, наверное, на руку и тебе, эльф. Из них выросла бы новая беда, – Гинсгар опустил руку на рукоять боевого молота, стоявшего рядом с гномом. – Когда мы закончим наводить порядок в Аландуре, эльфы смогут вернуться к себе на родину. Деревья вырастут новые. Как и твой народ.

– Сколько невинных вы убили?

– Ни одного. Все, кто умер, заслужили это, – не медля ни мига ответил Гинсгар. – Можешь быть мне благодарен. В одиночку вы с атарами не справились бы.

Эсдалан вскочил, его стул опрокинулся и с громким стуком упал на пол.

– Помощи я был бы очень рад, но то, что ты делал, Гинсгар Милосердный, было бессмысленным убийством! Вы были не лучше орков! – Он наклонился вперед и оперся о стол. – Ты знаешь, сколько выжило эльфов?

– Я оцениваю их число в сотню, – скучающим тоном ответил гном.

– Тридцать семь! – выкрикнул Эсдалан. – Тридцать семь, и среди них десять женщин и девять детей!

Гинсгар нахмурил рыжие брови.

– Мы подошли к вопросу основательно. Теперь, по крайней мере, вы не представляете опасности для Потаенной Страны.

– Вы поддались слепой мести. Не более. – Эльф резко выпрямился. Слезы текли по его красивому лицу, застывшему маской ненависти. Он указал на Гинсгара и заговорил на своем языке, затем повернулся и вышел из зала, не глядя по сторонам.

– Клянусь Паландиэль! – прошептал Лот-Ионан, и Родарио побледнел, словно выбеленная стена. – И мы ничего не сделали, чтобы остановить их, – рука его опустилась на пояс, где в мешочке лежал бриллиант. – Мы просто смотрели.

– А что мы должны были сделать? – воскликнул Ортгер. – Очень жаль, что так получилось, но скажите, как можно было поступить.

Тунгдил тоже ничего не понимал. Поступок Гинсгара был непростителен. Он доказывал жестокость самозваного Верховного короля.

– Мы все виноваты. Объединенное войско должно было поспешить из Тоборибора в Аландур, чтобы остановить убийство. – Златорукий бросил на Гинсгара уничижительный взгляд. – Ты знаешь, что натворил? Ты перечеркнул единственную возможность связать эльфов чувством благодарности с нашим народом, вместо этого они снова настроены враждебно по отношению к нам.

– Ох, боюсь, боюсь, – Гинсгар делано вздрогнул и ухмыльнулся. – Тридцать семь ушастых – это поистине то самое войско, которое повергнет ниц все племена.

Биланта сплюнула на пол перед ним.

– Ты ничто, Гинсгар Милосердный. Я брошу обвинение тебе в лицо перед всеми кланами и всеми племенами, и ты получишь сполна за свой поступок. Я молюсь Враккасу, чтобы однажды эльфы снова помирились с нами. Даже если это будет означать твою смерть.

– О, у нас есть еще лучший, еще более правомерный претендент на трон, – шепотом пробормотал Родарио, обращаясь к Тунгдилу. – Как насчет Верховной королевы? Кстати, она просто неотразима.

Гинсгар поглядел на плевок на правом сапоге.

– Ты можешь сколько угодно исходить ядом, Биланта. Плевок не убьет меня. Я избран всеми кланами, и только это имеет значение. Не место, не обстоятельства, – он оглядел собравшихся. – Похоже, мы закончили. Я передал свои пожелания и должен отправляться в путь. Может быть, мне стоит еще раз пройтись по Аландуру и заглянуть под каждый куст. Основательность – одна из добродетелей нашего народа, – он кивнул, взвалил на плечо молот и, широко шагая, вышел из зала.

И тут Тунгдил понял окончательно: он не хочет оставаться в стране, где правят ненависть и такие гномы, как Гинсгар.

Он взял за руку Зирку и крепко сжал ее ладонь.

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.