Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Методико-прикладное обеспечение исследования эмоционально-нравственной сферы личности на поздних этапах онтогенеза



 

Обратимся к описанию обоснования первых двух этапов исследования.

 

Первый этап – предварительно-ориентировочный

 

В фундаментальных психологических концепциях наличие непосредственной связи нравственных и эмоциональных состояний не вызывает сомнений. Так, еще У. Джемс отмечал существование неких тонких эмоций, таких как нравственная справедливость, утверждая что «…могут быть тонкие наслаждения, иначе говоря, могут быть эмоции, обусловленные исключительно возбуждением центров совершенно независимо от центростремительных токов. К таким чувствованиям, – утверждает У. Джемс, – можно отнести чувство нравственного удовлетворения»[328]. К. Г. Юнг особо выделял религиозные и духовные эмоции[329]. П. В. Симонов определял чувства как эмоции, возникающие на базе социальных и духовных потребностей, то есть потребностей, возникших в ходе исторического развития[330]. В некоторых исследованиях особо выделяются эстетические эмоции, связанные с духовными ценностями. Так, В. Франкл указывал на особые духовные переживания, связанные с поиском смысла[331]. Д. А. Леонтьев подчеркивает роль эмоций, выполняющих вспомогательную функцию по репрезентации личностного смысла на осознаваемом уровне, и вслед за Ф. Е. Василюком[332]характеризует эмоции как «чувственную ткань смысла»[333]. В целом в теоретических конструкциях утверждается неразрывность нравственных образований и эмоциональных состояний.

Однако в прикладных моделях эта связь не столь очевидна. В эмпирических подходах большей частью выделяется либо нравственная сфера (в которой негласно подразумевается присутствие эмоциональных аспектов, но в растворенном виде) либо, как уже отмечалось, эти сферы разводятся. Во втором случае (наиболее типичном) нравственные образования, как правило, изучаются в статусе вершинных психологических явлений (убеждения, идеалы, ценности и т. д.), а эмоциональные состояния рассматриваются в качестве периферийно-тонических процессов (агрессия, депрессия, фрустрация, апатия и т. п.). Некоторые исключения, такие как, например, модель акцентуации характера К. Леонгарда[334](где выделяется эмотивный тип, отличающийся глубиной переживаний в области духовных эмоций) и другие диагностические модели, общей картины в прикладном корпусе исследований не изменяют.

Вместе с тем эмоциональный компонент, как показывают этические и психологические исследования, непосредственно сопряжен с нравственным, но не сливается с ним окончательно. Более того, он может служить неким индикатором проявления искренней нравственной позиции, поскольку эта позиция, отражая особо пристрастное личностное отношение человека, имеет всегда соответствующее эмоциональное проявление, чувственное выражение. Известно, что активизация нравственной позиции сопровождается особым усилением эмоционального фона, в то время как отсутствие эмоций, как правило, сигнализирует о нравственной отрешенности субъекта. В этой связи такая категориальная конструкция как «эмоционально-нравственная сфера личности» имеет, на наш взгляд, вполне резонный смысл не только с теоретических, но и прикладных соображений.

В настоящей работе, опираясь на проведенный в теоретической части анализ проблемы исследования, мы пришли к следующему уточненному пониманию предмета исследования. Мы рассматривали эмоционально-нравственную сферу пожилого человека как личностное образование, в котором воплощается выработанный в течение жизненного пути способ духовно-практического освоения мира, совершаемого в логико-рефлексивной и эмоциональной формах. При этом эмоциональный компонент отражает внутреннюю пристрастность и чувственную направленность нравственной позиции, принятой, прожитой и реализуемой личностью. Нравственный компонент представляет форму осознания общественно-необходимого типа поведения, реализуемого в свободных действиях с опорой на личные убеждения и общественное мнение.

Существующие в психологии подходы, применяемые для изучения качественных и количественных характеристик эмоциональной и нравственной сферы личности, позволяют рассматривать эмоционально-нравственную сферу личности как целостную структуру. В связи с чем, переходя ко второму (проектировочному) этапу исследования, мы предполагаем смоделировать структуру эмоционально-нравственной сферы личности.

 

Второй этап – проектировочный

 

Измерения эмоционально-нравственной сферы должны производиться на основе моделирования определенной конструкции, которая служит некой исследовательской «картой» для верификации, систематизации и интерпретации получаемых данных. В качестве такой карты, задающей пространство и логику исследования, согласно сложившейся в психологической науке традиции, должна выступать конструкция структуры изучаемого явления. Она воплощает собой ту часть синтезированного теоретического знания о явлениях и процессах, которая обращена в практику научного поиска и эксперимента. То есть модель структуры изучаемого явления представляет собственно конструктивно-технологическое знание, которое занимает переходное и связующее положение между концептуально-теоретическим уровнем исследования и прикладным уровнем.

В настоящей работе разработка модели структуры эмоционально-нравственной сферы личности в преклонном возрасте выступила для нас как самостоятельный проектировочный этап, предваряющий собственно опытно-эмпирическую часть исследования в целях предметно-адресного проведения последней.

В построении данной модели мы исходили из концептуальных положений о нравственной сфере и ее проявлении в преклонном возрасте (представленных в первой главе), а также учитывали эмпирический опыт исследования этой сферы на других возрастных категориях.

Прежде всего, мы выделили три принципиальных положения, заслуживающих особого внимания.

Первое положение заключается в том, что в структуре эмоционально-нравственных проявлений в преклонном возрасте ведущую роль и выраженность получают собственно нравственно-этические аспекты самосознания, нежели эмоционально-чувственные процессы. Как показал теоретический анализ, это обусловлено самой спецификой преклонного возраста, когда на первый план в психической жизни выдвигаются процессы поиска целостности жизненного пути личности и обоснования нравственной позиции.

Второе положение состоит в признании уникальности нравственного облика каждой личности, который на индивидуальном уровне получает неповторимый «рисунок», обретается своеобразием жизненных путей и внутренних позиций, проходит череду своих внутренних этапов становления и не сводится к общему знаменателю даже для тех людей, у которых обнаруживаются достаточно схожие нравственные позиции. При этом нравственный план личности необходимо рассматривать невалюативно, то есть безоценочно, поскольку в психологическом смысле к нравственности неприменимы «вертикальные» оценки типа: «высокая – низкая», «выраженная – невыраженная», «правильная – неправильная» и т. п. Здесь необходимо понимать, что у человека, особенно в преклонном возрасте, нравственная позиция неизбежно присутствует как экзистенциальная потребность в структурировании своей жизни по отношению к миру, другим и самому себе на исходе жизненного пути. И даже в тех случаях, когда этой позиции, казалось бы, нет, то есть человек не декларирует и не демонстрирует ее открыто, она существует во внутреннем плане.

В психологическом дискурсе речь, на наш взгляд, должна идти не о наличии или отсутствии нравственной позиции, а о том, какую модальность она получает на индивидуальном уровне. Так, если в этическом анализе аморальные принципы указывают на отсутствие нравственной позиции, то в психологическом плане они свидетельствуют как раз о ее наличии, только с обратным «этическим знаком», то есть выражают определенную модальность этой позиции.

Третье положение логически вытекает из предыдущих двух и касается самого способа построения структуры эмоционально-нравственной сферы личности в преклонном возрасте. Оно сводится к утверждению о невозможности продуцирования некой универсальной структуры. Речь должна идти не об одной общей структуре, как бы «вмещающей» все многообразие индивидуальных эмоционально-нравственных особенностей, или некой «матрице параметров», накладывающейся на все случаи индивидуального порядка, а о множестве таких структур.

При попытке моделирования структуры эмоционально-нравственной сферы и обращения к подобному опыту в науке, мы столкнулись с тем фактом, что данная структура возникает каждый раз в новом виде при обращении к отдельной личности как носителю своей собственной уникальной структуры. Иначе говоря, мы подходим к пониманию трудности при построении структуры эмоционально-нравственной сферы личности. Для преодоления возможных проблем структурирования эмоционально-нравственной сферы личности мы предположили, что возможность моделирования такой структуры, отвечающей специфике исследуемого предмета, открывается в описательно-феноменологическом способе. Он состоит в том, что мы не делим изучаемое явление на составные части-компоненты, а, оставляя его целостным, конструируем пространство его изучения и «помещаем» его в это пространство, задавая определенные координаты-измерения так, чтобы в них отражались наиболее существенные линии, образующие само это явление. Такой способ позволяет отразить феноменологию изучаемого явления, поскольку в каждом индивидуальном случае в данном измерительном пространстве отражается неповторимая композиция свойств и качеств, составляющих «индивидуальный рисунок» самого явления. Данный прием близок к такому научному методу, который известен в психологической науке под названием метода анализа через синтез (С. Л. Рубинштейн, А. В. Брушлинский и др.)[335], то есть когда для изучения предмета и его свойств моделируется новое пространство связей и отношений, в которое как бы «помещается» данный предмет.

Обращаясь в нашем случае к эмоционально-нравственной сфере, мы попытались сконструировать такую «проникающую оболочку» ее исследования, которая позволила бы, сохранив целостность самой сферы, обеспечить исследование ее внутренней композиции, отражающей уникальность данной сферы на индивидуальном уровне.

Таким образом, в настоящем исследовании правильнее было бы утверждать, что мы стремились спроектировать не структуру эмоционально-нравственной сферы как таковую, а структуру структур, то есть некую топическую психологическую модель, описывающую феноменологию различных структур данной сферы у людей преклонного возраста. Поэтому здесь и далее по тексту под категорией «структура» будет пониматься модель в указанном выше значении (структура структур).

Для построения структуры эмоционально-нравственной сферы личности в преклонном возрасте принципиально необходимо определить то исходное основание, по которому производится выделение составных компонентов данной структуры. Последние в нашем исследовании представлялись как соответствующие измерения пространства эмоционально-нравственной сферы личности.

В настоящей работе в качестве исходной основы моделирования выступало положение о процессе, который разворачивается в эмоционально-нравственной сфере личности и конституирует ее. В соответствие с этим положением мы выделили три следующих компонента в структуре данной сферы.

Первый компонент — генетико-динамический, он отражает аспекты зарождения данного процесса и его динамику.

Второй компонент — позиционный, в нем отражаются формы репрезентации и воплощения данного процесса.

Третий компонент — интенциальный, он характеризует направленность данного процесса.

Обратимся к обсуждению названных компонентов структуры эмоционально-нравственной сферы личности.

Содержание первого генетико-динамического компонента представляется, прежде всего, моральными конфликтами, борьбой мотивов, решением нравственных дилемм, неизбежно возникающих в процессе жизненного пути и достигающих особой драматичности в преклонном возрасте. Выделение именно этих составляющих, как наиболее соответствующих задачам данного компонента (отражение зарождения процесса и его динамики), было обосновано в теоретической части исследования.

Содержание второго позиционного компонента структуры эмоционально-нравственной сферы личности в преклонном возрасте составляют моральные принципы и ценности. Данный компонент представляет стержневое образование в разрабатываемой нами структуре и отражает, как было отмечено ранее, собственно структуру морального сознания индивида.

Третий компонент в моделируемой нами структуре обозначен как интенциальный. В данном измерении выражается еще одно важное свойство эмоционально-нравственной жизни личности, которое представляет эту сферу как непрерывный процесс, имеющий определенную направленность. Действительно, картина нравственного облика личности (тем более в ее связи с эмоциональным планом) была бы неполной, если бы в ней не учитывался аспект некой внутренней устремленности личности к определенному способу морально-нравственного самовыражения.

В качестве исходной категории в данном измерении выступает понятие направленности личности. Данная категория отражает, прежде всего, динамические тенденции, которые в качестве мотивов определяют человеческую деятельность, и сами в свою очередь определяются ее целями и задачами.

Согласно С. Л. Рубинштейну[336], направленность включает два тесно между собой связанных момента:

Предметное содержание, поскольку направленность – это всегда направленность на что-то, на какой-то более или менее определенный предмет.

Напряжение, которое при этом возникает.

Направленность, выражающаяся во влечениях, фактически порождается потребностью в чем-то находящемся вне индивида. И всякая динамическая тенденция, выражая направленность человека, всегда заключает в себе более или менее осознанную связь индивида с чем-то, находящимся вне его, взаимоотношения внутреннего и внешнего. Но в одних случаях на передний план выступает линия, идущая изнутри, от внутреннего к внешнему; в других, наоборот, эта двусторонняя, в конечном счете, зависимость, или соотношение, устанавливается, направляясь сначала извне вовнутрь.

В зависимости от сферы проявления различают следующие виды направленности личности: профессиональная, нравственная, политическая, бытовая и др., например, в сфере творчества, спортивной деятельности и т. п.

Направленность личности характеризуется:

– уровнем зрелости (степенью общественной значимости основных устремлений личности, ее нравственным обликом, идеологической позицией и т. п.);

– широтой (диапазоном сфер проявления устремлений личности по реализации поставленных целей), которая может быть узкой или широкой;

– интенсивностью (силой устремления личности по реализации поставленных целей);

– иерархией видов направленности конкретной личности.

В системе видов направленности личности выделяют ведущие, главные, доминантные и др.

Формирование у личности жизненно важных видов направленности в значительной мере сводится к формированию у нее соответствующих систем смысловых и ценностных образований, притязаний личности.

Необходимо отметить, что ценностные (прежде всего, моральные) высказывания не являются дескриптивными, то есть они ничего не описывают, непроверяемы на истину и ложь, а выражают лишь особого рода эмоции говорящего и предназначены для воздействия на чувства других людей. Другими словами, моральные ценности можно рассматривать как структуру, некогнитивная специфика которой обусловлена тем, что в ее психологическом фундаменте необходимо присутствуют те или иные элементы интенционального (необразного) ряда, «типичным представителем» которого может служить эмоция.

В настоящей работе в качестве исходной основы построения интенциального компонента структуры эмоционально-нравственной сферы личности выступала типология эмоциональной направленности, разработанная Б. И. Додоновым[337].

Рассматривая эмоции как ценность, Б. И. Додонов под направленностью личности подразумевает интенцию сознания и самосознания, которая тесно связана с эмоциональной сферой и в этой связи может принимать различные виды[338]. В целом ученым выделяются десять видов эмоциональной направленности: 1) гностическая – стремление к познанию; 2) коммуникативная – стремление к общению и социальному взаимодействию; 3) праксическая – стремление к деятельности, приносящей конкретные результаты (плоды); 4) альтруистическая – стремление к помощи, заботе, поддержке и опеке других; 5) романтическая – стремление к необычным и ярким переживаниям, приключениям, путешествиям и т. п.; 6) глорическая – стремление к славе, почету, самоутверждению; 7) гедонистическая – стремление к наслаждению; 8) эстетическая – стремление к гармонии с окружающим миром, тяга к красоте; 9) пугническая – стремление к борьбе, состязанию с другими, конкуренции; 10) акизитивная – тяга к накоплению, коллекционированию, приобретению различных ценностей[339].

Таким образом, третий, интенциональный (первый – генетико-динамический, второй – позиционный) компонент в представляемой структуре эмоционально-нравственной сферы выражает чувственно направленный спектр нравственной позиции личности, который в преклонном возрасте обретает достаточно устойчивые очертания.

В целом, исходя из замысла настоящего исследования, на втором (проектировочном) этапе нами была смоделирована структура эмоционально-нравственной сферы личности, которая представлена в виде трех описанных выше компонентов: генетико-динамического (выражен моральными конфликтами, борьбой мотивов, решением нравственных дилемм), позиционного (отражает моральные принципы и ценности) и интенционального (отражает эмоциональную направленность нравственной позиции). Конструкция этой структуры в нашем исследовании носит феноменологически-дескриптивный характер, поскольку она позволяет описывать эмоционально-нравственную сферу как изначально единое и неделимое образование с возможностью отражения многообразия ее уникальных воплощений на индивидуальном уровне, что и было сделано на третьем этапе (эмпирическом) исследования.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.