Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Адаптивность расовых признаков



Не приходится говорить об адаптивности большинства систематических расовых признаков – формы волос, эпикантус, толщины губ, ширины носа, строения черепа в настоящее время. Сама картина распределения этих признаков по поверхности земного шара не позволяет считать их полезными для существования в определенной среде сейчас. Плоское переносье характерно для эвенка и негра, волнистые волосы – для европейца и тамила, эпикантус = для эскимоса и южного китайца, прогнатизм – для меланезийца и алеута.

Однако если обратиться к древней эпохе начала дифференциации рас, было бы неправильно на этом раннем этапе отрицать возможность селективной роли географической среды. В начале позднего палеолита могли иметь значение особенности кожи, вследствие полезности в тропической области темной окраски кожного покрова. Отмечают, что цвет кожи индейцев Америки более-менее одинаков. Надо учитывать обитание на открытых пространствах и в тропических лесах. Кроме того, они переселились в Америку позднее. Крупные размеры и сильное выступание носа адаптивны в высокогорных областях, с разреженным воздухом и низкими температурами. Ортогратность делает более крутым изгиб пути вдыхаемого воздуха. У монголоидов узость глазной щели, складка века, эпикантус – защита от ветра, пыли и вредоносного действия отраженной радиации на заснеженных пространствах.

Иногда получают коррелятивную связь некоторых признаков с условиями среды. Например, полиморфизм и политипия по цвету кожи. Суть гипотезы – меланин защищает организм от ультрафиолетового излучения – но темная кожа сильнее нагревается инфракрасной частью спектра. В высоких широтах выгоднее иметь светлую кожу, так как некоторое количество ультрафиолета необходимо для образования витамина Д2, при отсутствии которого снижается жизнеспособность и поражается костная система (рахит). Может развиться фертильность у женщин вследствие костных патологий тазовых костей. Темная кожа имеет преимущества в местностях со значительным количеством солнечных дней и значительным перепадом температур в течение суток.

На теплообмен влияет отношение веса тела к его поверхности, т.е пропорции. Однако анализ показывает и наличие явных исключений.

Часто как адаптивные признаки рассматривались цвет и форма волос. Светлые волосы отражают больше света и должны бы иметь преимущества в районах со значительной инсоляцией. Предполагается, что терморегуляции головы хорошо соответствуют курчавые волосы, и прямые, округлые в сечении волосы – за счет воздуха внутри волоса. Исключений из этих моделей много, а эксперименты не проводились.

В отношении многих признаков делались разные предположения. Следует еще помнить важное правило систематики, на которое указывал Ч.Дарвин – классификационные признаки как правило имеют незначительное функциональное значение. Расообразование нельзя представить только как адаптационный процесс.

Расы человека по своему происхождению соответствуют под­видам, т. е. крупным аллопатрическим популяциям, которые скла­дываются в различных областях видового ареала, в какой-то мере обособленных друг от друга. Обычно подвиды приобретают под контролем естественного отбора особенности, являющиеся при­способительными к условиям их обитания. Некоторые отличитель­ные особенности больших человеческих рас поддаются истолко­ванию как приспособительные признаки. Так, темная пигмента­ция кожи у представителей негроидной и австралоидной рас, очевидно, является адаптацией к жизни в тропическом поясе, защищая организм от ультрафиолетового облучения. Точно так же курчавые волосы, образующие густую «шапку», предохраняют голову от перегрева, а характерные для южных рас пропорции тела с относительно коротким туловищем и длинными конечнос­тями более благоприятны для увеличения теплоотдачи. Противоположный тип телосложения монголоидной расы позволяет, на­против, уменьшить теплоотдачу за счет уменьшения отношения поверхности тела к его массе, что может иметь приспособитель­ную ценность в условиях резко континентального климата Цент­ральной Азии, с сильными морозами и ветрами в зимний период. Характерный узкий разрез глаз представителей монголоидной расы, прикрытых продольными складками верхних век, возмож­но, уменьшает риск засорения глаз пылевыми частицами при силь­ном ветре. Труднее объяснить приспособительный смысл основ­ных признаков европеоидной расы (светлая кожа, высокая пере­носица и длинный узкий нос, обильный волосяной покров и др.). Возможно, некоторые из них, как и вообще многие внешние от­личительные расовые признаки у человека, не имея собственной приспособительной ценности, возникли коррелятивно как резуль­тат плейотропного эффекта генов или взаимодействия разных морфогенетических систем в онтогенезе при отборе каких-либо при­способительно важных, но менее заметных признаков (например, большей устойчивости к простудным заболеваниям или артри­там, столь частым во влажном и прохладном климате Европы).

Так или иначе, но многие из расовых отличий сами по себе, вероятно, не имеют существенной адаптивной ценности. На этом основании ряд ученых считают, что закрепление таких признаков в процессе расогенеза происходило при участии дрейфа генов. Повышению роли дрейфа генов при обособлении ма­лых популяций человека должно было способствовать снижение интенсивности естественного отбора по многим фенотипическим признакам, адаптивная роль которых была в значительной степе­ни компенсирована развитием фонда материальной культуры.

Согласно теории полицентризма, современные расы человека возникли в результате длительной параллельной эволюции не­скольких филетических линий на разных материках: европеоид­ная в Европе, негроидная в Африке, монголоидная в Централь­ной и Восточной Азии, австралоидная в Австралии. Однако если эволюция расовых комплексов и шла параллельно на разных кон­тинентах, она не могла быть полностью независимой, поскольку древние проторасы должны были скрещиваться на границах своих ареалов и обмениваться генетической информацией. В ряде облас­тей сформировались промежуточные малые расы, характеризую­щиеся смешением признаков разных больших рас. Так, промежу­точное положение между европеоидной и монголоидной расами занимают южносибирская и уральская малые расы, между евро­пеоидной и негроидной — эфиопская и т. д.

С позиций моноцентризма современные человеческие расы сформировались относительно поздно, 25—35 тыс. лет назад, в процессе расселения неоантропов из области их возникновения. При этом также допускается возможность скрещивания (хотя бы ограниченного) неоантропов во время их экспансии с вытесняе­мыми популяциями палеоантропов (как процесса интрогрессивной межвидовой гибридизации) с проникновением аллелей пос­ледних в генофонды популяций неоантропов. Это также могло способствовать расовой дифференциации и устойчивости некото­рых фенотипических признаков (подобных лопатообразным рез­цам монголоидов) в центрах расообразования.

Существуют и компромиссные между моно- и полицентриз­мом концепции, допускающие расхождение филетических линий, ведущих к разным большим расам, на различных уровнях (стади­ях) антропогенеза: например, более близких друг к другу европе­оидов и негроидов уже на стадии неоантропов с первоначальным развитием их предкового ствола в западной части Старого Света, тогда как еще на стадии палеоантропов могла обособиться вос­точная ветвь — монголоиды и, может быть, австралоиды.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.