Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Диффузные заболевания соединительной ткани



Содержание

Диффузные заболевания соединительной ткани . . 525

Системная красная волчанка................................... .. 526

Системная склеродермия........................................ .. 539

Дерматомиозит........................................................ .. 548

Контрольные вопросы и задачи.......................... 554

Диффузные заболевания соединительной ткани

ДИФФУЗНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ (ДЗСТ), или коллагенозы (термин, имеющий историческое значение), — группа заболеваний, характеризующихся системным иммуновоспалитель-ным поражением соединительной ткани и ее производных. Данное поня­тие является групповым, но не нозологическим, в связи с чем этим терми­ном не следует обозначать отдельные нозологические формы. ДЗСТ объе­диняют достаточно большое число заболеваний. Наиболее часто встречаю­щимися являются системная красная волчанка (СКВ), системная склеродермия (ССД), дерматомиозит (ДМ); к этой группе заболеваний от­носят также ревматическую лихорадку (традиционно описываемую в разде­ле заболеваний сердечно-сосудистой системы). В настоящее время доказа­но, что при ДЗСТ происходят глубокие нарушения иммунного гомеостаза, выражающиеся в развитии аутоиммунных процессов, т.е. реакции иммун­ной системы, сопровождающиеся появлением антител или сенсибилизиро­ванных лимфоцитов, направленных против антигенов собственного орга­низма (аутоантигенов).

Основой аутоиммунной патологии является иммунорегуляторный дис­баланс, выражающийся в угнетении супрессорной и увеличении «хелпер-ной» активности Т-лимфоцитов с последующей активацией В-лимфоцитов и гиперпродукцией аутоантител самой разной специфичности.

Имеется ряд общих черт, объединяющих ДЗСТ:

• общность патогенеза — нарушение иммунного гомеостаза в виде не­контролируемой выработки аутоантител и образования иммунных ком­плексов антиген — антитело, циркулирующих в крови и фиксирующихся в


тканях с последующим развитием тяжелой воспалительной реакции (осо­бенно в микроциркуляторном русле, почках, суставах и пр.);

• сходство морфологических изменений (фибриноидное изменение основного вещества соединительной ткани, васкулиты, лимфоидные и плазмоклеточные инфильтраты и пр.);

• хроническое течение с периодами обострений и ремиссий;

• обострение под влиянием неспецифических воздействий (инфекция, инсоляция, вакцинация и др.);

• многосистемность поражения (кожа, суставы, серозные оболочки, почки, сердце, легкие);

• лечебный эффект иммуносупрессорных средств (глюкокортикосте-роиды, цитостатики).

Все заболевания, входящие в эту группу, отличаются самостоятельны­ми клиническими и морфологическими проявлениями, поэтому в каждом конкретном случае следует стремиться к точному нозологическому диаг­нозу.

В данной главе рассматривается диагностический поиск при системной красной волчанке, системной склеродермии, дерматомиозите.

Системная красная волчанка

Системная красная волчанка (СКВ) — системное аутоиммунное заболе­вание лиц молодого возраста (преимущественно женщин), развивающееся на фоне генетически обусловленного несовершенства иммунорегуляторных процессов, приводящего к неконтролируемой продукции антител к собст­венным клеткам и их компонентам, с развитием аутоиммунного и иммуно-комплексного хронического поражения [Насонова В.А., 1989]. Сущность заболевания состоит в иммуновоспалительном поражении соединительной ткани и микроциркуляторного русла, кожи, суставов и внутренних органов (при этом висцеральные поражения являются ведущими, определяя тече­ние и прогноз болезни).

СКВ, по данным разных авторов, встречается с частотой 2,7—4,8 на 100 000 населения, в молодом и среднем возрасте соотношение больных женщин и мужчин 9:1 (в детском возрасте или после менопаузы соотноше­ние уменьшается до 2:1). Это обстоятельство подтверждает предположение, что в возникновении и развитии СКВ определенная роль принадлежит по­ловым гормонам. Хотя заболевание у мужчин развивается значительно реже, протекает оно столь же тяжело, как и у женщин.

СКВ принадлежит к генетически детерминированным заболеваниям: исследования популяции показали, что предрасположенность к возникно­вению СКВ связана с определенными генами IIкласса гистосовместимо-сти (HLA), генетически обусловленным дефицитом отдельных компонен­тов комплемента, а также полиморфизмом генов некоторых рецепторов и фактором некроза опухоли а (ФНО-а).

Этиология.Конкретный этиологический фактор при СКВ не установ­лен, однако ряд клинических проявлений (цитопенический синдром, эритема и энантема) и определенные закономерности болезни позволяют сближать СКВ с заболеваниями вирусной этиологии. В настоящее время придается значение вирусам, принадлежащим к РНК-группе (так назы­ваемые медленные, или латентные, вирусы). Обнаружение семейных слу­чаев заболевания, частое выявление в семьях других ревматических или аллергических заболеваний, различных нарушений иммунитета позволя-


ют думать о возможном значении семейно-генетической предрасположен­ности.

Выявлению СКВ способствует целый ряд неспецифических факто­ров — инсоляция, неспецифическая инфекция, введение сывороток, прием некоторых лекарственных средств (в частности, периферических вазодила-таторов из группы гидралазинов), стресс. СКВ может начаться после ро­дов, перенесенного аборта. Все эти данные позволяют рассматривать СКВ как мультифакториальное заболевание.

Патогенез.Вследствие воздействия на иммунную систему вируса (а воз­можно, и противовирусных антител) на фоне наследственной предрасполо­женности возникает дисрегуляция иммунного ответа, что приводит к ги­перреактивности гуморального иммунитета. В организме больных происхо­дит неконтролируемая продукция антител к различным тканям, клеткам, белкам организма (в том числе к различным клеточным органеллам и к ДНК). Установлено, что при СКВ вырабатываются аутоантитела только примерно к 40 из более 200 потенциальных антигенных клеточных компо­нентов. В последующем происходит образование иммунных комплексов и отложение их в различных органах и тканях (преимущественно в микро­циркуляторном русле). Характерны разнообразные дефекты иммунорегуля-ции, характеризующиеся гиперпродукцией цитокинов (ИЛ-6, ИЛ-4 и ИЛ-10). Далее разыгрываются процессы, связанные с элиминацией фиксиро­ванных иммунных комплексов, что приводит к высвобождению лизосом-ных ферментов, повреждению органов и тканей и развитию иммунного воспаления. В процессе воспаления и деструкции соединительной ткани высвобождаются новые антигены, в ответ на которые формируются анти­тела, образуются новые иммунные комплексы, и, таким образом, создается порочный круг, обеспечивающий хронизацию заболевания.

Классификация. Внастоящее время в нашей стране [Насонова В.А., 1972—1986] принята рабочая классификация клинических вариантов тече­ния СКВ, учитывающая: 1) характер течения; 2) активность патологическо­го процесса; 3) клинико-морфологическую характеристику поражения ор­ганов и систем.

Характер течения болезни:

острое, подострое, хроническое (рецидивирующий полиартрит, син­дром дискоидной волчанки, синдром Рейно, синдром Верльгофа, синдром Шегрена).

Фаза и степень активности процесса.

Фаза активная: высокая активность (III), умеренная (II), минималь­ная (I).

Фаза неактивная (ремиссия).

Клинико-морфологическая характеристика поражений:

• кожи (симптом «бабочки», капилляриты, экссудативная эритема, пурпура, дискоидная волчанка и др.);

• суставов (артралгии, острый, подострый и хронический полиартрит);

• серозных оболочек (полисерозит: плеврит, перикардит, переспле-нит);

• сердца (миокардит, эндокардит, недостаточность митрального кла­пана);

• легких (острый, хронический пневмонит, пневмосклероз);

• почек (люпус-нефрит нефротического или смешанного типа; моче­вой синдром);

• нервной системы (менингоэнцефалополирадикулоневрит, полинев­рит).


Выделяют острое, подострое и хроническое течение болезни. Острое течение: внезапное начало — больные могут указать день, когда началась лихорадка, полиартрит, появились изменения на коже. В ближай­шие 3—6 мес развиваются полисиндромность, гломерулонефрит (люпус-нефрит), поражение ЦНС. Продолжительность заболевания без лечения не более 1—2 лет, однако при своевременном распознавании и активном ле­чении глюкокортикостероидами и многолетней поддерживающей терапии можно добиться полной ремиссии. Этот вариант болезни наблюдается пре­имущественно у подростков, детей и молодых.

Подострое течение: встречается наиболее часто, начинается как бы ис­подволь, с общих симптомов, артралгий, рецидивирующих артритов, раз­нообразных неспецифических поражений кожи. Отчетлива волнообраз-ность течения. Развернутая картина болезни формируется через 2—3, реже — через 3—4 года.

Хроническое течение: заболевание длительное время проявляется реци­дивами различных синдромов — полиартрита, реже полисерозита, синдро­мом дискоидной волчанки, синдромом Рейно. На 5—10-м году болезни присоединяются другие органные поражения (почки, легкие).

При хроническом течении болезни у 20—30 % больных развивается так называемый антифосфолипидный синдром, представляющий клинико-лабо-раторный симптомокомплекс (венозные и/или артериальные тромбозы, различные формы акушерской патологии, тромбоцитопения и разнообраз­ные поражения органов). Характерный иммунологический признак — ан­титела, реагирующие с фосфолипидами и фосфолипидсвязывающими белками (более детально о антифосфолипидном синдроме будет сказано далее).

Выделяют также три степени активности патологического процесса, т.е. выраженность потенциально обратимого иммуновоспалительного повреж­дения, определяющая характер терапии у каждого конкретного больного. Активность следует отличать от «тяжести» болезни, под которой понимают совокупность необратимых изменений, потенциально опасных для жизни больного.

Клиническая картина.Проявления болезни чрезвычайно разнообраз­ны, что определяется множественностью поражения органов и систем, характером течения, фазой и степенью активности воспалительного про­цесса.

На I этапе диагностического поиска получают информацию, на осно­вании которой можно составить представление: 1) о варианте начала за­болевания; 2) о характере течения болезни; 3) о степени вовлечения в патологический процесс тех или иных органов и систем; 4) о проводи­мом ранее лечении и его эффективности, а также возможных осложне­ниях лечения.

Варианты начала болезни могут быть разнообразными. Наиболее часто болезнь начинается с сочетания различных синдромов; моносимптомное начало, как правило, нехарактерно. В связи с этим предположение о воз­можности СКВ возникает с того момента, как у больного выявлено такое сочетание, что чрезвычайно важно для диагностики СКВ.

В раннем периоде СКВ наиболее частыми являются синдромы пораже­ния суставов, кожи, серозных оболочек, а также лихорадка. Таким обра­зом, наиболее «подозрительными» в отношении СКВ будут разнообразные сочетания: 1) лихорадка, полиартрит, трофические изменения кожи (в ча­стности, выпадение волос — алопеция); 2) полиартрит, лихорадка, пораже­ние плевры (плеврит); 3) лихорадка, трофические нарушения кожи, пора-


зкения плевры. Диагностическая значимость этих сочетаний в существен­ной мере повышается, если поражение кожи заключается в развитии эри­темы, однако в начальном периоде болезни эритема встречается лишь в 25 % случаев; все же это обстоятельство не снижает диагностического зна­чения перечисленных сочетаний.

Малосимптомное начало болезни нехарактерно, однако отмечен дебют СКВ с развития массивных отеков вследствие развития с самого начала па­тологического процесса диффузного гломерулонефрита (люпус-нефрита) нефротического или смешанного типа.

Вовлечение в патологический процесс различных органов проявляется симптомами их воспалительного поражения: артрит, миокардит, перикар­дит, пневмонит, гломерулонефрит, полиневрит и пр.

Сведения о проводимом ранее лечении позволяют судить: 1) об его аде­кватности; 2) об остроте течения болезни и степени активности процесса (начальные дозы кортикостероидов, длительность их применения, поддер­живающие дозы, включение в лечебный комплекс цитостатиков при вы­раженных иммунных нарушениях, высокой активности люпус-нефрита и т.д.); 3) о наличии осложнений кортикостероидной и цитостатической терапии.

На I этапе могут быть сделаны определенные выводы относительно ди­агноза при длительном течении болезни, однако в дебюте болезни диагноз устанавливается на последующих этапах исследования.

На II этапе диагностического поиска можно получить много данных, свидетельствующих о поражении органов и степени их функциональной недостаточности.

Поражение опорно-двигательного аппарата проявляется полиартритом, напоминающим ревматоидный артрит (РА), симметричным поражением мелких суставов кисти (проксимальных межфаланговых, пястно-фаланго-вых, лучезапястных) и крупных суставов (реже). При развернутой клиниче­ской картине болезни определяется дефигурация суставов, обусловленная периартикулярным отеком. С течением болезни развиваются деформации мелких суставов. Поражение суставов может сопровождаться диффузными миалгиями, очень редко — истинным полимиозитом с отеком и слабостью мышц. Иногда возникают лишь артралгий.

Кожные покровы поражаются так же часто, как и суставы. Наиболее ти­пичны эритематозные высыпания на лице в области скуловых дуг и спин­ки носа («бабочка»). Повторяющие очертания «бабочки» воспалительные высыпания на носу и щеках наблюдаются в различных вариантах: 1) сосу­дистая (васкулитная) «бабочка» — нестойкое, пульсирующее, разлитое по­краснение кожи с цианотичным оттенком в средней зоне лица, усиливаю­щееся при воздействии внешних факторов (инсоляция, ветер, холод) или волнении; 2) «бабочка» типа центробежной эритемы (изменения кожи ло­кализуются только в области переносицы). Кроме «бабочки», могут наблю­даться дискоидные высыпания — эритематозные приподнимающиеся бляшки с кератическим нарушением и последующей атрофией кожи лица, конечностей и туловища. Наконец, у части больных наблюдают неспеци­фическую экссудативную эритему на коже конечностей, грудной клетки, признаки фотодерматоза на открытых частях тела.

К поражениям кожных покровов относят капилляриты — это мелкото­чечная геморрагическая сыпь на подушечках пальцев рук, ногтевых ложах, ладонях. Кожные поражения могут сочетаться с энантемой на твердом небе. На слизистой оболочке рта или носоглоточной области могут обнару­живаться безболезненные изъязвления.


Серозные оболочки поражаются у 90 % больных (классическая диагно­стическая триада: дерматит, артрит, полисерозит). Особенно часто выявля­ют поражение плевры, перикарда, реже — брюшины. Симптоматика плев­рита и перикардита описана в предыдущих разделах «Руководства», под­черкнем лишь ее особенности при СКВ: 1) чаще встречаются сухой плев­рит и перикардит; 2) при выпотных формах количество экссудата невелико; 3) поражение серозных оболочек длится кратковременно и обычно диагностируется ретроспективно при рентгенологическом исследо­вании по плевроперикардиальным спайкам или утолщению костальной, междолевой, медиастинальной плевры; 4) отмечается выраженная тенден­ция к развитию слипчивых процессов (всевозможные сращения и облите­рации серозных полостей).

Поражение сердечно-сосудистой системы весьма характерно для СКВ и наблюдается на различных этапах болезни.

Наиболее часто возникают перикардиты, имеющие тенденцию к реци­дивам. Значительно чаше, чем это представлялось прежде, поражается эн­докард в виде бородавчатого эндокардита (волчаночный эндокардит) на створках митрального, а также аортального или трехстворчатого клапанов. При длительном течении процесса на II этапе можно выявить признаки недостаточности соответствующего клапана (признаков стенозирования от­верстия, как правило, не отмечается).

Очаговый миокардит практически никогда не распознается, однако диффузный миокардит, протекающий тяжело, дает определенную симпто­матику (см. «Миокардит»).

Поражение сосудов может проявляться в виде синдрома Рейно: присту­пообразно развивающиеся нарушения артериального кровоснабжения кис­тей и/или стоп, возникающие под воздействием холода или волнений. Во время приступа отмечаются парестезии, кожа пальцев становится бледной и/или цианотичной, пальцы холодные. Поражаются преимущественно II—V пальцы кистей и стоп, реже другие дистальные участки тела (нос, уши, подбородок и др.).

Поражения легких могут быть обусловлены основным заболеванием и вторичной инфекцией. Воспалительный процесс в легких (пневмонит) протекает либо остро, либо тянется месяцами и проявляется, как и при пневмонии, признаками синдрома воспалительной инфильтрации легоч­ной ткани (следует отметить особенность процесса в виде малопродуктив­ного кашля в сочетании с одышкой). Другой вариант поражения лег­ких — хронические интерстициальные изменения (воспаление периваску-лярной, перибронхиальной и междольковой соединительной ткани), про­являющиеся медленно прогрессирующей одышкой и изменениями легких при рентгенологическом исследовании; физикальные изменения практиче­ски отсутствуют, так что судить о подобном поражении легких на II этапе диагностического поиска практически невозможно.

Поражение пищеварительного тракта проявляется в основном субъек­тивными признаками, выявляемыми на I этапе. При физикальном иссле­довании иногда можно обнаружить неопределенную болезненность в эпи-гастрии и в области проекции поджелудочной железы, а также стоматит. В ряде случаев развивается гепатит: при обследовании отмечают увеличе­ние печени, ее болезненность.

Наиболее часто при СКВ поражаются почки (волчаночный гломеру-лонефрит или люпус-нефрит), от эволюции которого зависит дальнейшая судьба больного. Поражение почек при СКВ может протекать в виде раз­личных вариантов, поэтому данные непосредственного обследования


больного могут широко варьировать. При изолированной патологии мо­чевого осадка не обнаруживают каких-либо изменений во время физи-кального исследования; при гломерулонефрите, протекающем с нефроти-ческим синдромом, определяются массивные отеки, нередко АГ. В случае формирования хронического нефрита с постоянной АГ выявляют увели­чение левого желудочка, акцент II тона во втором межреберье справа от грудины.

Аутоиммунная тромбоцитопения (синдром Верльгофа) проявляется ти­пичными геморрагическими высыпаниями различной величины на коже внутренней стороны конечностей, груди, живота, на слизистых оболочках. Наблюдаются также кровотечения после незначительных травм, например после экстракции зуба, носовые кровотечения, изредка имеющие профуз-ный характер и приводящие к анемизации. Кожные кровоизлияния приоб­ретают со временем различную окраску (сине-зеленоватую, бурую, жел­тую). СКВ может длительно проявляться лишь синдромом Верльгофа без других типичных для СКВ клинических симптомов.

Поражение нервной системы выражено в различной степени у многих больных во всех фазах болезни, так как в патологический процесс вовлека­ются практически все отделы нервной системы. Больные предъявляют жа­лобы на головные боли типа мигрени, могут быть судорожные припадки. Возможны нарушения мозгового кровообращения (вплоть до развития ин­сульта). При непосредственном обследовании больного обнаруживают при­знаки полиневрита с нарушением чувствительности, болезненностью нерв­ных стволов, снижением сухожильных рефлексов, парестезиями. Органи­ческий мозговой синдром характеризуется эмоциональной лабильностью, эпизодами депрессии, нарушением памяти, слабоумием.

Отмечается увеличение всех групп лимфатических узлов, селезенки, пече­ни (обычно умеренное) при генерализации процесса.

Поражение органа зрения проявляется в виде сухого кератоконъюнкти-вита, что обусловлено патологическими изменениями слезных желез и на­рушением их функции. Сухость глаз приводит к развитию конъюнктивита, эрозий роговицы или кератита с нарушением зрения.

При антифосфолипидном синдроме дополнительно к указанной клиниче­ской картине могут выявляться тромбозы — венозные (в глубоких венах нижних конечностей с повторными тромбоэмболиями легочной артерии), артериальные (в артериях головного мозга, приводящие к инсультам и транзиторным ишемическим атакам). Со стороны сердца могут выявляться клапанные пороки, внутрисердечные тромбы (имитирующие миксому серд­ца), тромбозы коронарных артерий с развитием инфаркта миокарда. Пора­жения кожи при антифосфолипидном синдроме разнообразны, наиболее частое из них — livedo reticularis.

Таким образом, после II этапа исследования выявляется полиорган-ность поражения, причем степень поражения органов весьма различна: от едва заметных клинических (даже субклинических) до выраженных, значи­тельно превалирующих над остальными, что создает предпосылки для ди­агностических ошибок вследствие интерпретации этих изменений как про­явление самостоятельных заболеваний (например, гломерулонефрита, мио­кардита, артрита).

Этап III диагностического поиска при СКВ имеет очень большое зна­чение, так как: 1) помогает поставить окончательный диагноз; 2) демонст­рирует выраженность иммунных нарушений и степень поражения внутрен­них органов; 3) выявляет степень активности патологического (волчаноч-ного) процесса.


На III этапе наибольшее значение имеют лабораторные исследования крови. Выделяют две группы показателей:

1) непосредственно имеющие диагностическое значение (обнаруживаю­щие выраженные иммунные нарушения):

а) LE-клетки (клетки красной волчанки) — зрелые нейтрофилы, фаго­
цитирующие ядерные белки других клеток крови, распавшихся под воздей­
ствием антинуклеарного фактора;

б) антинуклеарный фактор (АНФ) — гетерогенная популяция аутоанти-
тел, реагирующих с различными компонентами клеточного ядра и цирку­
лирующих в крови (в высоком титре — 1:32 и выше, выявляется у 95 %
больных); отсутствие АНФ в подавляющем большинстве случаев не под­
тверждает диагноз СКВ;

в) антитела к нативной (т.е. к целой молекуле) ДНК; повышение их
концентрации коррелирует с активностью заболевания и развитием волча-
ночного нефрита;

г) антитела к Sm-ядерному антигену, Ro/La рибонуклеопротеину; эти
антитела рассматриваются как специфичные для СКВ (они обнаруживают­
ся методом иммунофлюоресценции в 30 %, а методом гемагглютина-
ции — в 20 % случаев);

д) феномен «розетки» — лежащие свободно измененные ядра в тканях
(гематоксилиновые тельца), окруженные лейкоцитами;

е) диагностика антифосфолипидного синдрома при СКВ основана на
определении «волчаночных антикоагулянтов» — специфических антител к
фосфолипидам, которые выявляются при определении свертываемости
крови с помощью функциональных тестов (увеличенное тромбопластино-
вое время) и антител к кардиолипину с помощью иммуноферментного ме­
тода. Сам термин «волчаночный антикоагулянт» неверен, так как главным
клиническим проявлением присутствия указанных антител является тром­
боз (а не кровотечение).

Данные антитела обнаруживаются и при так называемом первичном антифосфолипидном синдроме — самостоятельном заболевании, при кото­ром наблюдаются тромбозы, акушерская патология, тромбоцитопения, сет­чатое ливедо, аутоиммунная гемолитическая анемия.

2) Неспецифические острофазовые показатели, к которым относятся:

а) диспротеинемия с повышением содержания ос2- и у-глобулинов в сы­
воротке крови;

б) появление С-реактивного белка;

в) увеличение содержания фибриногена;

г) увеличение СОЭ.

При выраженных суставных поражениях может обнаруживаться в не­большом титре РФ (ревматоидный фактор) — антитело к Fc-фрагменту IgG. РФ выявляется с помощью реакции Ваалера—Розе или латекс-теста.

При исследовании периферической крови может выявляться лейкопе­ния, часто выраженная (1—1,2109/л крови), со сдвигом лейкоцитарной формулы крови до метамиелоцитов и миелоцитов в сочетании с лимфопе-нией (5—10 % лимфоцитов). Обнаруживается умеренная гипохромная ане­мия, в некоторых случаях — гемолитическая анемия (с желтухой, ретикуло-цитозом, положительной пробой Кумбса). Также редко наблюдается тром­боцитопения, проявляющаяся геморрагическим синдромом.

Для поражения почек характерны изменения в моче, которые можно классифицировать следующим образом [Тареева И.Е., 1983]:

1) субклиническая протеинурия (содержание белка в моче 0,5 г/сут, часто в сочетании с небольшой лейкоцитурией и эритроцитурией);


2) более выраженная протеинурия, являющаяся выражением нефрит ческого синдрома, сопровождающего подострый или активный волчаноч­ный нефрит. Очень высокая протеинурия (как при амилоидозе) встречает­ся редко. Отмечается умеренная гематурия. Лейкоцитурия может быть следствием как волчаночного воспалительного процесса в почках, так и нередкого присоединения вторичной инфекции мочевых путей. Очень вы­сокая лейкоцитурия — следствие вторичной мочевой инфекции.

При пункционной биопсии почек выявляют неспецифические мезангио-мембранозные изменения, часто с фибропластическим компонентом. Ха­рактерным является: 1) обнаружение в препаратах свободно лежащих в по­чечной ткани измененных ядер (гематоксилиновые тельца); 2) капилляр­ные мембраны клубочков принимают вид «проволочных петель»; 3) отло­жение иммунных комплексов в виде электронно-плотных депозитов на базальной мембране клубочков в «проволочных петлях», фибриноидных

отложениях.

Рентгенологическое исследование выявляет: 1) изменения в суставах при суставном синдроме — эпифизарный остеопороз в суставах кистей и луче-запястных суставах; лишь при хроническом течении артрита и деформаци­ях отмечают сужение суставной щели с подвывихами; 2) изменения в лег­ких при развитии пневмонита; при длительном течении болезни — диско-видные ателектазы, усиление и деформацию легочного рисунка, что соче­тается с высоким стоянием диафрагмы; 3) развитие «волчаночного» порока сердца или экссудативного перикардита.

Электрокардиографическое исследование помогает обнаружить неспецифи­ческие изменения конечной части желудочкового комплекса (зубец Т и сег­мент 57), аналогичные описанным ранее при миокардите и перикардите.

Компьютерная томография (КТ) головного мозга и магнитно-резонанс­ная томография (МРТ) позволяют выявить патологические изменения у больных с поражением ЦНС.

При проведении диагностического поиска необходимо определить сте­пень активности волчаночного процесса (табл. 21).

Диагностика.В случаях классического течения СКВ диагноз прост и основывается на обнаружении «бабочки», рецидивирующего полиартрита и полисерозита, составляющих клиническую диагностическую триаду, до­полняемую присутствием LE-клеток или антинуклеарного фактора в диаг­ностических титрах. Вспомогательное значение имеют молодой возраст больных, связь с родами, абортами, началом менструальной функции, ин­соляцией, инфекцией. Значительно сложнее установить диагноз в других случаях, особенно если перечисленные выше классические диагностиче­ские признаки отсутствуют. В этой ситуации помогают диагностические критерии, разработанные Американской ревматологической ассоциацией (АРА) в 1982 г. и пересмотренные в 1992 г. (табл. 22).

Диагноз достоверен при наличии четырех критериев или более. Если имеется менее четырех критериев, то диагноз СКВ сомнителен и требуется динамическое наблюдение за больным. Такой подход обоснован: он четко предостерегает врача от назначения больным кортикостероидов, так как с такими же симптомами могут протекать и другие заболевания (в том числе паранеопластический синдром), при которых кортикостероиды противопо­казаны.

Дифференциальная диагностика.СКВ следует дифференцировать от це­лого ряда заболеваний. Насколько велик перечень органов и систем, во­влекаемых в патологический процесс при СКВ, настолько же обширен список заболеваний, которые могут быть ошибочно диагностированы у


«1


[Насонова В^ 1989]™ аКТИВНОСТИ патологического процесса при СКВ


Таблица 22. Диагностические критерии СКВ


 


Показатель   Степень активности  
  III II I
Температура тела Похудение Нарушение трофики 38 °С Выраженное » Ниже 38 °С Умеренное » Нормальная Незначительное
Поражение кожи «Бабочка» и эрите­ма волчаночного типа, капилляриты Неспецифическая эритема » Дискоидные очаги
Полиартрит Острый, подострый Подострый Деформирующий,
Перикардит Выпотной Сухой артралгии Адгезивный
Миокардит Волчаночный эндо- Выраженный Умеренный Кардиосклероз
кардит     Митральная не­достаточность
Плеврит Выпотной Сухой Адгезивный
Диффузный гломеру-лонефрит Нефротического типа Смешанного типа Мочевой синдром
Поражение нервной системы Острый энцефало-радикулоневрит Энцефалоневрит Полиневрит
Гемоглобин, г/л Менее 100 100-110 120 и более
СОЭ, мм/ч 45 и более 30-40 16—20
Фибриноген, г/л  
у-Глобулины, отн.% 30-35 24-25 20-23
LE-клетки 5:1000 лейкоцитов 1-2:1000 лейко- Единичные или
Антинуклеарный фактор 1:128 и выше цитов 1:64 отсутствуют 1:32
Антитела к ДНК (титры) Высокое содержа­ние Среднее Низкое
ЦИК (циркулирую- То же ^  
щие иммунные ком-     »
плексы)      

вания Яти rrSfinJб0ЛЬШе" степени может имитировать различные заболе-
та™ ппи ™™ ОСобенно часто встречаются в дебюте заболевания, а
оК™е * „яИРУЮТМ п°Ражении 1-2 органов (систем). Например,
ик nSS? ™* б°Л'ЗНИ п°Ражения плевры может быть расценено

или hSuLZI^^I этиолоп™; миокардит - как ревматический
бютиоует r^rnt^f ИИСОбеННтМН0Г0 ошибок возникает, если СКВ де-
™ГрУ^ В ПОДОбНЫХ СЛуЧаЯХ СТавяТ диагн03 ТОЛЬКО

Фекгтио^нот^6 ЧаСТ° ПРИХ0ДИТСЯ Дифференцировать от ревматизма, ин-
шг^ски^пия^ ТИТакХр°НИЧеского ^тивного гепатита (ХАГ), гемор-
г^уппы даст (тРомбоЦитопенической пурпуры), других болезней из

 


 

Критерии (патология) Определение
1. Высыпания в скуло­ вой области 2. Дискоидные высы­ пания 3. Фотосенсибилизация 4. Язвы в полости рта 5. Артрит 6. Серозит 7. Поражение почек 8. Неврологическая 9. Гематологическая 10. Иммунные наруше­ ния 11. Антинуклеарные антитела Фиксированная эритема, плоская или приподнимаю­щаяся на скуловых дугах с распространением на но-согубные складки Эритематозные приподнимающиеся бляшки с керато­зами и атрофией Кожные высыпания в результате необычной реакции на облучение солнцем Язвы во рту или носоглоточной области, обычно без­болезненные Артрит двух или более периферических суставов без развития эрозий суставных поверхностей Плеврит, перикардит (сухой, выпотной) Персистирующая протеинурия (содержание белка бо­лее 500 мг/сут) Судороги и психоз (не связанные с приемом лекарст­венных средств или с метаболическими нарушениями вследствие уремии, электролитного дисбаланса) Гемолитическая анемия Лейкопения (число лейкоцитов менее 4-109/л) Лимфопения (число лимфоцитов менее 1,5 109/л) при 20 исследованиях и более Тромбоцитопения (число тромбоцитов менее 10 109/л), не связанная с приемом лекарственных препаратов Положительный LE-клеточный тест Антитела к ДНК и нативной ДНК в повышенных титрах Повышение титра антител, связанное или не связан­ное с приемом лекарственных препаратов, способных вызвать лекарственную волчанку

Необходимость дифференциации с ревматизмом возникает, как прави­ло, у подростков и юношей в дебюте заболевания при наличии артрита и лихорадки. Ревматический артрит отличается от волчаночного большей остротой проявлений, преимущественным поражением крупных суставов, скоротечностью. Не следует придавать дифференциально-диагностическое значение предшествующей инфекции — ангине, поскольку она может явиться неспецифическим фактором, вызывающим клинические признаки СКВ. Диагноз ревматизма становится достоверным с момента появления признаков поражения сердца (ревмокардит); последующее динамическое наблюдение позволяет выявить формирующийся порок сердца, тогда как при СКВ, если и возникает недостаточность митрального клапана, то она выражена незначительно, без отчетливых гемодинамических нарушений, митральная регургитация выражена нерезко. В отличие от СКВ в острой стадии ревматизма отмечается лейкоцитоз; LE-клетки, АНФ не обнаружи­ваются.

Дифференциальный диагноз между СКВ и ревматоидным артритом труден в начальной стадии болезни из-за сходства клинической симптома­тики: симметричного поражения мелких суставов кисти, вовлечения в про-


цесс других суставов, «утренней скованности». Дифференциация основы­вается на преобладании при РА в пораженных суставах пролиферативного компонента, раннего развития гипотрофии мышц, приводящих в движение пораженные суставы, стойкости поражений суставов. Эрозии суставных поверхностей отсутствуют при СКВ, но являются характерным признаком РА. Ревматоидный фактор (РФ) в высоком титре характерен для РА, при СКВ он обнаруживается редко и в невысоком титре. Исключительно сло­жен дифференциальный диагноз СКВ и висцеральной формы РА. Облег­чающим обстоятельством является то, что уточненная диагностика в обоих случаях не влияет на характер лечения (кортикостероидная терапия).

При хроническом активном гепатите (ХАГ) могут развиваться систем­ные проявления в виде лихорадки, артрита, плеврита, кожных высыпа­ний, гломерулонефрита; обнаруживаются лейкопения, тромбоцитопения, LE-клетки, АНФ. При дифференциации следует учесть: 1) ХАГ развива­ется чаще в среднем возрасте; 2) в анамнезе больных ХАГ имеется ост­рый вирусный гепатит; 3) при ХАГ выявляются выраженные изменения структуры и функции печени — цитолитический и холестатический син­дромы, признаки печеночной недостаточности, гиперспленизм, а затем и портальная гипертензия; 4) при СКВ поражение печени не слишком час­тое и протекает в виде гепатита легкого течения (с умеренными призна­ками цитолитического синдрома); 5) при ХАГ выявляются различные маркеры вирусного поражения печени (противовирусные антитела и сам вирусный антиген).

При инфекционном эндокардите (первичном) быстро выявляют пораже­ние сердца (недостаточность аортального или митрального клапана), отчет­ливый эффект антибиотической терапии, LE-клетки, антитела к ДНК, АНФ, как правило, не обнаруживаются. Своевременно проведенный посев крови позволяет обнаружить рост патогенной микрофлоры.

При тромбоцитопенической пурпуре (идиопатической или симптомати­ческой) отсутствуют многие синдромы, наблюдаемые при СКВ, нет лихо­радки, типичных лабораторных признаков (LE-клетки, АНФ, антитела к ДНК).

Наиболее сложна дифференциация с другими нозологическими формами из группы ДЗСТ. Такие заболевания, как системная склеродермия и дермато-миозит, могут иметь много общих черт с СКВ; сложность диагностики усу­губляется возможностью обнаружения при этих заболеваниях АНФ и LE-клеток (хотя и в меньшем титре). Основой дифференциации является более частое и более выраженное поражение внутренних органов (в особенности почек) при СКВ, совершенно иной характер поражения кожи при ССД, чет­кий миопатический синдром при ДМ. Однако в ряде случаев только дли­тельное динамическое наблюдение за больным позволяет поставить правиль­ный диагноз. Иногда на это уходит много месяцев и даже лет, особенно при хроническом течении СКВ с минимальной степенью активности.

Формулировка развернутого клинического диагнозаСКВ учитывает все рубрики, приведенные в рабочей классификации заболевания; диагноз должен отражать: 1) характер течения болезни (острое, подострое, хрони­ческое). При хроническом течении (обычно моно- или олигосиндромное) следует указать ведущий клинический синдром; 2) активность процесса; 3) клинико-морфологическую характеристику поражения органов и систем с указанием стадии функциональной недостаточности (например, при лю­пус-нефрите — стадия почечной недостаточности, при миокардите — нали­чие или отсутствие сердечной недостаточности, при поражении лег­ких — наличие или отсутствие дыхательной недостаточности и пр.); 4) ука-


зание на проводимую терапию (например, кортикостероидами); 5) ослож­нения терапии (если они имеются).

Лечение.Учитывая патогенез болезни, больным СКВ показана ком­плексная патогенетическая терапия, задачами которой являются: 1) подав­ление иммунного воспаления и иммунокомплексной патологии (неконтро­лируемого иммунного ответа); 2) предупреждение осложнений иммуносу­прессивной терапии; 3) лечение осложнений, возникающих в процессе проведения иммуносупрессивной терапии; 4) воздействие на отдельные, резко выраженные синдромы; 5) удаление из организма циркулирующих иммунных комплексов и антител.

Прежде всего необходимо исключить психоэмоциональные стрессы, инсоляцию, активно лечить сопутствующие инфекции, потреблять пищу с низким содержанием жира и высоким содержанием полиненасыщенных жирных кислот, кальция и витамина D. В период обострения болезни и на фоне лечения цитостатическими препаратами необходима активная кон­трацепция. Не следует принимать контрацептивы с высоким содержанием эстрогенов, поскольку они вызывают обострение болезни.

Для подавления иммунного воспаления и иммунокомплексной патоло­гии при лечении СКВ используют основные иммуносупрессоры: кортико-стероиды, цитостатические препараты, аминохинолиновые производные. Длительность лечения, величина, выбор препарата, а также поддерживаю­щие дозы определяются: 1) степенью активности заболевания; 2) характе­ром течения (острота); 3) обширностью вовлечения в патологический про­цесс внутренних органов; 4) переносимостью кортикостероидов или цито-статиков и наличием (или отсутствием) осложнений иммуносупрессивной терапии; 5) наличием противопоказаний.

В начальных стадиях болезни с признаками минимальной активности процесса и преобладанием в клинической картине поражения суставов мож­но назначать НПВП, однако даже при минимальной активности патологиче­ского процесса средством выбора являются ГКС. Больные должны находить­ся на диспансерном учете с тем, чтобы при первых же признаках обострения заболевания врач своевременно мог назначить кортикостероидную терапию.

При хроническом течении болезни с преимущественным поражением кожи можно применять 0,25 г/сут хингамина (делагила, резохина) или гид-роксихлорохина (плаквенила) в течение многих месяцев. При появлении признаков генерализации процесса (вовлечение в патологический процесс внутренних органов), а также признаков активности необходимо немедлен­но перейти на более действенную иммуносупрессивную терапию ГКС.

Таким образом, основным методом лечения СКВ является кортикосте­роидная терапия; при ее проведении следует придерживаться следующих принципов:

1) начинать лечение только при достоверном диагнозе СКВ (при подоз­рении на СКВ кортикостероиды назначать не следует);

2) доза ГКС должна быть достаточной для подавления активности па­тологического процесса;

3) лечение «подавляющей» дозой следует проводить до наступления вы­раженного клинического эффекта (улучшение общего состояния, нормали­зация температуры тела, улучшение лабораторных показателей, положи­тельная динамика органных изменений), обычно для этого требуется при­близительно 2 мес;

4) после достижения эффекта следует постепенно переходить на под­держивающие дозы;

5) обязательна профилактика осложнений кортикостероидной терапии.

S47


Терапия ГКС показана при II и III степени активности патологическо­го процесса, что всегда бывает при подостром и остром течении СКВ. Больным со II степенью активности назначают средние дозы (< 40 мг/сут) в течение 3—5 нед с постепенным сниженим дозы до минимальной под­держивающей.

При IIIстепени назначают большие дозы [1 мг/(кгсут) и более]. Дли­тельность приема больших доз составляет 4—12 нед. Уменьшение дозы следует проводить медленно, под тщательным клинико-лабораторным кон­тролем, а поддерживающие дозы препаратов (10—15 мг) следует принимать многие годы.

Для предупреждения побочных действий ГКС применяют: 1) препараты калия (оротат калия, хлорид калия, панангин); 2) анаболические препара­ты (метандростенолон по 5—10 мг); 3) мочегонные (салуретики); 4) гипо­тензивные средства (ингибиторы АПФ); 5) антацидные препараты.

При развитии тяжелых осложнений назначают: 1) антибиотики (при вторичной инфекции); 2) противотуберкулезные препараты (при развитии туберкулеза, чаще всего легочной локализации); 3) препараты инсулина, диету (при развитии сахарного диабета); 4) противогрибковые средства (при кандидозе); 5) курс противоязвенной терапии (при появлении «стеро­идной» язвы).

Во время кортикостероидной терапии возникают ситуации, когда необ­ходимо введение экстравысоких доз преднизолона (1000 мг внутривенно капельно в течение 30 мин в течение 3 дней): 1) резкое увеличение («всплеск») активности процесса (III степень), несмотря на, казалось бы, адекватно проводимую терапию; 2) резистентность к дозам, с помощью ко­торых ранее достигали положительного эффекта; 3) выраженные органные изменения (нефротический синдром, пневмонит, генерализованный васку-лит, цереброваскулит).

Полагают, что подобная пульс-терапия приостанавливает образование иммунных комплексов за счет торможения синтеза антител к ДНК. Вы­званное кортикостероидами понижение уровня антител к ДНК ведет к об­разованию иммунных комплексов меньших размеров за счет диссоциации более крупных.

Значительное подавление активности процесса после проведения пульс-терапии позволяет в дальнейшем назначать небольшие поддержи­вающие дозы кортикостероидов. Пульс-терапия наиболее успешна у боль­ных молодого возраста с небольшой длительностью заболевания.

Лечение ГКС не всегда оказывается успешным, что обусловливается: 1) необходимостью снижения дозы при развитии осложнений (хотя такая терапия эффективна у данного больного); 2) непереносимостью препара­тов; 3) резистентностью к терапии кортикостероидами (выявляется обычно достаточно рано). В подобных случаях (особенно при развитии пролифера-тивного или мембранозного люпус-нефрита) назначают цитостатики: цик-лофосфамид (болюсное введение в дозе 0,5—1 г/м2 внутривенно ежемесяч­но в течение не менее 6 мес, а затем каждые 3 мес в течение 2 лет) в соче­тании с 10—30 мг/сут преднизолона. В дальнейшем можно возратиться к терапии ГКС, так как резистентность к ним обычно исчезает.

Для лечения менее тяжелых, но резистентных к ГКС проявлений бо­лезни назначают азатиоприн [1—4 мгДкгсут)] или метотрексат (примерно 15 мг/нед) и циклоспорин [менее 5 мгДкгсут)] в сочетании с невысокими дозами преднизолона (10—30 мг/сут).

Критериями оценки эффективности применения цитостатиков служат. 1) уменьшение или исчезновение клинических признаков; 2) исчезнове-


ние стероидорезистентности; 3) стойкое снижение активности процесса; 4) предотвращение прогрессирования люпус-нефрита.

Осложнения цитостатической терапии: 1) лейкопения; 2) анемия и тромбоцитопения; 3) диспепсические явления; 4) инфекционные ос­ложнения.

При появлении лейкопении (лейкоцитов менее 3,0 109/л) дозу препара­та следует снизить до 1 мг/кг, а при дальнейшем нарастании лейкопении препарат отменяют и увеличивают дозу преднизолона на 50 %.

В последние годы широкое распространение получили экстракорпо­ральные методы лечения — плазмаферез, гемосорбция. Эти методы позво­ляют удалять из организма циркулирующие иммунные комплексы, повы­шать чувствительность клеточных рецепторов к ГКС, уменьшать интокси­кацию. Их применяют при генерализованном васкулите, тяжелом орган­ном поражении (люпус-нефрит, пневмонит, цереброваскулит), а также при выраженных иммунных нарушениях, плохо поддающихся кортикостероид­ной терапии.

Обычно экстракорпоральные методы применяют в сочетании с пульс-терапией или же самостоятельно, если пульс-терапия неэффективна. Сле­дует отметить, что при цитопеническом синдроме экстракорпоральные ме­тоды не используют.

У больных с высоким уровнем антифосфолипидных антител в сыворот­ке крови (но без клинических проявлений антифосфолипидного синдрома) применяют небольшие дозы ацетилсалициловой кислоты (75 мг/сут). При достоверном антифосфолипидном синдроме (с клиническими проявления­ми) назначают гепарин и малые дозы аспирина.

Прогноз. Впоследние годы в связи с эффективными методами лечения прогноз улучшился (примерно у 90 % больных удается добиться ремиссии). Однако у 10 % больных, особенно при поражении почек (смерть наступает вследствие прогрессирования ХПН) или при цереброваскулите, прогноз неблагоприятен.

Профилактика.Своевременная адекватная терапия обеспечивает преду­преждение рецидивов болезни. Для первичной профилактики вьщеляют группу «угрожаемых» лиц, к которым относятся прежде всего родственни­ки больных, а также лица, страдающие изолированным кожным поражени­ем (дискоидная волчанка). Эти лица должны избегать инсоляции, переох­лаждения, не должны подвергаться прививкам, им не показаны грязелече­ние и другие бальнеопроцедуры.

Системная склеродермия

Системная склеродермия (ССД) — системное заболевание соединитель­ной ткани и мелких сосудов, характеризующееся воспалением и распро­страненными фиброзно-склеротическими изменениями кожи и висцераль­ных органов. Это определение болезни отражает существо ССД — фиброз­ную «трансформацию» соединительной ткани, являющейся «каркасом» внутренних органов, составным элементом кожи и кровеносных сосудов. Подобное безудержное развитие фиброза связано с избыточным коллаге-нообразованием в связи с нарушением функционирования фибробластов.

Частота болезни колеблется от 0,6 до 19 на 1 млн населения в год. Забо­левание чаще встречается у женщин (соотношение 3:1) в возрасте 30—60 лет.

Этиология.Причина развития болезни неизвестна. Придается значение вирусам, так как имеются косвенные свидетельства о их роли в возникно-



а 23. ПАТОГЕНЕЗ СИСТЕМНОЙ СКЛЕРОДЕРМИИ

вении ССД: обнаружены вирусоподобные включения в пораженных тканях и повышенные титры антивирусных антител. Установлена семейно-генети-ческая предрасположенность к ССД, так как у родственников больных об­наруживают изменения белкового обмена в виде гипергаммаглобулинемии, синдром Рейно, а иногда и ССД.

К неблагоприятным факторам, способствующим проявлению болез­ни и ее обострениям, следует отнести факторы внешней среды (длитель­ный контакт с поливинилхлоридом, кремниевой пылью), лекарственные средства (блеомицин, L-триптофан), а также охлаждение, травмы, нару­шение нейроэндокринных функций, профессиональный фактор в виде вибрации.

Патогенез.В основе патогенеза лежит нарушение процесса взаимодей­ствия различных клеток (эндотелиальных, гладкомышечных клеток сосуди­стой стенки, фибробластов, Т- и В-лимфоцитов, моноцитов, тучных кле­ток, эозинофилов) друг с другом и с компонентами соединительнотканно­го матрикса. Результатом всего перечисленного является селекция популя­ции фибробластов, устойчивых к апоптозу и функционирующих в автономном режиме максимальной синтетической активности, что активи­рует неофибриллогенез и способствует изменению гликопротеидов основ­ного вещества соединительной ткани. В результате развиваются фиброзно-склеротические изменения соединительной ткани. Параллельно происхо­дит дисрегуляция иммунного ответа организма на внедрение вируса, что проявляется гиперпродукцией антител к собственным тканям (аутоантите-ла). Затем формируются иммунные комплексы, оседающие в микроцирку-ляторном русле и внутренних органах, что приводит к развитию иммунно­го воспаления, однако выраженность иммунных и аутоиммунных наруше­ний при ССД не столь велика, как при СКВ.

Фиброзно-склеротические изменения соединительной ткани, пораже­ние сосудов и внутренних органов (на основе иммунного воспаления) обусловливают многообразие клинических проявлений заболевания (схе­ма 23).

Классификация.В нашей стране принята рабочая классификация ССД, учитывающая характер течения, стадию развития болезни и клинико-мор-фологическую характеристику поражения органов и систем.

Характер течения.

Быстропрогрессирующее.

Хроническое.

Стадия: I. Начальная. II. Генерализованная.

III. Терминальная.

Клинике-морфологическая характеристика поражения.

Кожа и периферические сосуды (плотный отек, индурация, гиперпиг­ментация, телеангиэктазии, синдром Рейно).

Опорно-двигательный аппарат (артралгии, полиартрит, псевдоартрит, полимиозит, кальциноз, остеолиз).

Сердце (миокардиодистрофия, кардиосклероз, порок сердца — чаше всего недостаточность клапана).

Легкие (интерстициальная пневмония, склероз, адгезивный плеврит).

Пищеварительная система (эзофагит, дуоденит, спруподобный син­дром).

Почки (истинная склеродермическая почка, хронический диффузны гломерулонефрит, очаговый гломерулонефрит).


Нервная система (полиневрит, нейропсихические расстройства, вегета­тивные нарушения).

В последние годы стали выделять «пресклеродермию», «диффузную кожную склеродермию», «ограниченную (лимитированную) склеродер­мию», включающую синдром CREST (об этом синдроме будет сказано ниже), и «склеродерму без склеродермии» (этот вариант весьма редок — не более 5 % от числа всех больных с ССД).

Для хронического течения (наиболее частого при ССД) характерны прогрессирующие вазомоторные нарушения по типу синдрома Рейно и обусловленные ими трофические расстройства, что является единственным проявлением заболевания в течение многих лет. В дальнейшем присоеди­няются уплотнение кожи и периартикулярных тканей с образованием ос-теолиза и медленно прогрессирующие склеротические изменения внутрен­них органов (пищевода, сердца, легких).

Быстропрогрессирующее течение характеризуется тяжелыми фиброзны­ми периферическими и висцеральными поражениями уже в первый год бо­лезни и нередким поражением почек по типу истинной склеродермической Почки (что является наиболее частой причиной смерти больных).

Учитывая прогрессирующий характер болезни, для оценки эволюции и степени нарастания патологического процесса выделяют три стадии те­чения.


Стадия I — начальных проявлений — преимущественно суставные изменения при подостром течении и вазоспастические — при хроническом.

Стадия IIгенерализации процесса — полисиндромность и поли­системность поражения многих органов и систем.

Стадия IIIтерминальная — преобладание тяжелых склеротиче­ских, дистрофических или сосудисто-некротических процессов, нередко с отчетливыми нарушениями функции одного или нескольких органов.

Клиническая картина.Болезнь отличается полиморфностью и полисин-дромностью, отражая генерализованный характер заболевания в целом. Практически нет органа или системы, которые не вовлекаются в патологи­ческий процесс.

На I этапе диагностического поиска получают информацию, на основа­нии которой можно составить представление о диагнозе и варианте начала болезни, характере течения процесса, вовлечении в патологический про­цесс различных органов, проводимом ранее лечении и его эффективности, а также осложнениях.

Чаще болезнь начинается с поражения кожи, затем постепенно присое­диняется поражение органов (типичная форма); в других случаях (атипич­ная форма) в клинической картине с самого начала доминирует поражение внутренних органов при минимальных кожных проявлениях, что затрудня­ет диагностику. По мере течения болезни можно составить представление о характере течения (острое, подострое, хроническое).

Жалобы больных при вовлечении в патологический процесс внутрен­них органов соответствуют субъективным симптомам при том или ином их поражении (плеврит, артрит, синдром Рейно, дуоденит и пр.). Вместе с тем больные могут предъявлять жалобы, наиболее часто встречающиеся имен­но при ССД: затруднение глотания и поперхивания при глотании (в ре­зультате поражения верхней части пищевода). Вазоспастические наруше­ния при синдроме Рейно не ограничиваются пальцами рук, а распростра­няются на кисти, стопы, нередко больные испытывают чувство онемения в области губ, какой-либо части лица, кончика языка, предъявляют жалобы на сухость слизистой оболочки рта, конъюнктивы, невозможность плакать («нет слез»). Поражение кожи лица проявляется ощущением «стянутости» кожи и рта (трудно открыть рот). Как правило, температура тела не повы­шена. Похудение (иногда значительное) отмечается обычно при прогресси-ровании и генерализации болезни.

После I этапа (при длительном течении ССД) можно сделать предвари­тельное заключение о диагнозе, однако в самом начале болезни сделать это бывает крайне трудно, так как проявления ССД существенно напоминают другие заболевания из группы диффузных заболеваний соединительной ткани (СКВ, РА, ДМ), а при моно(олиго)синдромности — другие заболева­ния, характеризующиеся поражением лишь одного органа (сердце, легкие и пр.).

На IIэтапе диагностического поиска получают данные, свидетельст­вующие о поражении органов и систем и их функциональной недостаточ­ности. При развернутой клинической картине болезни поражение кожи на­блюдается у подавляющего большинства больных и выражается в последо­вательном развитии отека, индурации, а затем атрофии (с преимуществен­ной локализацией на лице и кистях). Возможны также трофические изменения кожи в виде депигментации, подчеркнутого сосудистого рисун­ка и телеангиэктазий. Поражение слизистых оболочек выражается в повы­шенной сухости. На коже могут появляться изъязвления, гнойничковая сыпь; волосы выпадают, ногти деформируются. В конечной стадии болез-


ни кожа лица становится плотной, не берется в складку, лицо амимично, маскообразно. Характерная форма рта: губы тонкие, собраны в нерасправ-ляюшиеся складки, постепенно теряется способность широко раскрывать рот (симптом «кисета»).

Вазоспастические изменения при синдроме Рейно в виде побеления кожной поверхности отмечаются в области лица, губ, кистей и стоп.

Изменение суставов проявляется в их дефигурации за счет преимущест­венного поражения периартикулярных тканей, а также истинного склеродер-мического полиартрита с преобладанием экссудативно-пролиферативных или фиброзно-индуративных изменений. Характерно развитие «склеродер-мической кисти»: укорочение пальцев (вследствие остеолиза ногтевых фа­ланг), истончение их кончиков, деформация ногтей, легкие сгибательные контрактуры. Такую кисть сравнивают с птичьей лапой (склеродактилия).

Поражение мышц, морфологически представляя собой фиброзный ин-терстициальный миозит или миозит с дистрофическими и некротическими изменениями, выражается в миастеническом синдроме, атрофии, уменьше­нии мышечной массы и нарушении движений. В мышцах возможны болез­ненные уплотнения (кальцинаты). Особенно часто отложения солей каль­ция наблюдаются в мягких тканях пальцев рук.

Поражение пищеварительного тракта: эзофагит, дуоденит, синдром на­рушенного всасывания или упорные запоры — в основном выявляется на I и IIIэтапах диагностического поиска.

Поражение органов дыхания выражается в виде пневмонита, протекаю­щего остро или хронически, вяло. Физикальные данные крайне скудны, в выраженных случаях выявляют только эмфизему легких. Значительно большую информацию дает рентгенологическое исследование, оказываю­щее существенную помощь при выявлении двустороннего базального пневмосклероза, характерного для ССД.

При выраженном пневмосклерозе и длительном его существовании раз­вивается легочная гипертензия, приводящая вначале к гипертрофии право­го желудочка, а затем к его недостаточности. Легочная гипертензия прояв­ляет себя цианозом, акцентом IIтона во втором межреберье слева от гру­дины, одышкой, резким снижением толерантности к физической нагрузке, резким усилением пульсации в эпигастрии (обусловленной гипертрофией правого желудочка).

Поражение сердца занимает основное место среди висцеральных прояв­лений ССД как по частоте, так и по влиянию на исход болезни. Для ССД характерен так называемый первичный кардиосклероз, не связанный с предшествующими некротическими или воспалительными изменениями миокарда. Отмечают увеличение сердца (иногда значительное), а также на­рушения сердечного ритма (экстрасистолия или мерцательная аритмия). Поражение эндокарда приводит к развитию порока сердца, практически всегда — к митральной недостаточности. Сочетание кардиосклероза и мит­ральной недостаточности может обусловить в ряде случаев развитие сер­дечной недостаточности со всеми характерными ее признаками. Перикар­дит при ССД наблюдается редко и протекает чаще как сухой.

Поражение мелких сосудов — «склеродермическая ангиопатия» — прояв­ляется в виде вазомоторных нарушений (синдром Рейно) и характеризую­щихся пароксизмальным вазоспазмом с характерной последовательностью изменений окраски кожи пальцев (побеление, цианоз, покраснение) и со­провождающихся ощущением напряжения и болезненностью. В выражен­ных случаях синдром Рейно приводит к кровоизлияниям, некрозу тканей пальцев, телеангиэктазиям.


Поражение почек при ССД (у 80 % больных) обусловлено патологией сосудов (но не развитием фиброза). Наиболее тяжелое проявление — скле-родермический почечный криз, обычно развивающийся в первые 5 лет бо­лезни у больных с диффузной формой ССД и проявляющийся в виде зло­качественной АГ (АД > 170/130 мм рт. ст.), быстропрогрессирующей по­чечной недостаточности, гиперренинемии (у 90 % больных) и неспецифи­ческих признаков (одышка, головные боли, судороги). При поражении почек (изолированная патология мочевого осадка) физическое исследова­ние не выявляет никаких существенных патологических признаков.

В основе поражения нервной системы лежат сосудистые, дистрофиче­ские и фиброзные изменения, проявляющиеся симптоматикой полиневри­та с нарушением рефлексов и чувствительности.

Таким образом, после II этапа выявляется полиорганность поражения с преимущественным поражением кожи и ее дериватов. Степень выявленных изменений весьма различная — от субклинических до значительно выра­женных. Возможность постановки диагноза ССД при преимущественном поражении кожи более высокая, чем в случаях преобладания висцеральных поражений. В последнем случае имеются предпосылки для диагностиче­ских ошибок, если на первый план выступает поражение какого-нибудь одного органа (почки, сердце).

На III этапе диагностического поиска можно: 1) определить степень ак­тивности процесса; 2) уточнить выраженность поражения внутренних орга­нов; 3) провести дифференциальную диагностику с другими заболеваниями из группы хронических диффузных поражений соединительной ткани.

В определении степени активности наибольшее значение имеют неспе­цифические острофазовые показатели, к которым относятся: а) диспротеи-немия с повышением уровня а2- и у-глобулинов; б) появление СРВ; в) уве­личение содержания фибриногена; г) повышение СОЭ.

О наличии и выраженности иммунных нарушений можно судить по об­наружению ревматоидного фактора (выявляется в 40—50 % случаев), анти-нуклеарных антител (в 30—80 %), LE-клеток (в 2—7 % случаев). В отличие от СКВ все эти показатели при ССД выявляются в значительно меньшем титре и реже.

Наибольшее диагностическое значение придают так называемым скле-родермическим антителам:

• антитело Scl-70 выявляют чаще при диффузных формах ССД (40 %); присутствие данного антитела в сочетании с носительством HLA-DR3/DRw52 является прогностически неблагоприятным фактором у боль­ных с синдромом Рейно, увеличивая риск развития легочного фиброза при ССД в 17 раз;

• антитело к центромере (центромера является элементом хромосомы) обнаруживают у 205 больных (большинство из них имеет признаки CREST-синдрома).

Из прочих показателей, указывающих на нарушение обмена коллагена, следует отметить увеличение содержания оксипролина в моче и крови.

При поражении почек наблюдается выраженная в той или иной степе­ни протеинурия в сочетании с минимальными изменениями мочевого осад­ка (микрогематурия, цилиндрурия). При «истинной склеродермическои почке» (развитие некрозов почечной ткани вследствие поражения почеч ных сосудов) может возникнуть острая почечная недостаточность с уъош-чением содержания в крови мочевины и креатинина. В целом же при ССД отмечается диссоциация между выявляемыми при пункционной биопсии выраженными морфологическими изменениями почечной ткани и сосуд<


и сравнительно умеренными клиническими (в том числе лабораторными) проявлениями поражения почек. Если вследствие поражения почек разви­вается АГ, то отмечаются изменения глазного дна (сужение артерий и рас­ширение вен).

При поражении сердца на ЭКГ — неспецифические изменения конеч­ной части желудочкового комплекса (снижение амплитуды и инверсия зуб­ца 7), иногда нарушения внутрижелудочковой проводимости. Рентгеноло­гически определяется увеличение сердца. Рентгенография помогает обнару­жить кальцинацию мышц и мягких тканей пальцев кисти, а также диффе­ренцировать изменения суставов при ССД от изменений при РА (при ССД не выявляются эрозии суставных поверхностей). В 60—70 % случаев на рентгенограмме отмечается поражение пищеварительного тракта, особенно пищевода и кишечника. Изменения пищевода выражаются в виде диффуз­ного его расширения в сочетании с сужением в нижней трети, ослаблени­ем перистальтики и некоторой ригидностью стенок.

При биопсии кожи, син




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.