Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эмоциональный интеллект. Мимический знак презрения создается сокращением-осо­




 


 

Мимический знак презрения создается сокращением-осо­

бой мышцы, растягивающей углы рта в сторону (обычно вле­

во), и одновременным закатыванием глаз. Когда на лице одно­

го из супругов появляется подобная гримаса, у другого при без­

молвном обмене эмоциями частота сердечных сокращений с

минуту увеличивается на два-три удара. Такой скрытый разго­

вор причиняет немалый вред. По мнению Готтмана, если муж

систематически демонстрирует жене презрение, то тем самым

увеличивает вероятность возникновения у нее проблем со здо­

ровьем: от частых насморков и гриппа до инфекций мочевого

пузыря и заболеваний желудочно-кишечного тракта. И когда,

в свою очередь, на лице жены четыре или более раз за пятна­

дцатиминутную беседу читается отвращение, недалеко ушедшее

от презрения, это служит молчаливым свидетельством того, что

не пройдет и четырех лет, как эти супруги расстанутся навеки.

Разумеется, редкое появление на лице выражения презре­

ния или отвращения не погубит брак. Подобные эмоциональ­

ные «залпы» скорее близки по'действию к курению и высокому

уровню холестерина в крови, как факторам риска возникнове­

ния сердечных заболеваний: чем сильнее и длительнее действие,

тем выше опасность. На пути к разводу один из этих факторов

предсказывает следующий по возрастающей шкале страданий.

Привычные критика и презрение или отвращение служат при­

знаками опасности, потому что свидетельствуют о том, что муж

или жена молча изменили свое мнение о супруге в худшую сто­

рону. В его или ее мыслях супруга или супруг являются объек­

том постоянного осуждения. Подобный негативный и даже

враждебный образ мыслей, естественно, приводит к нападкам,

которые заставляют подвергающегося им партнера переходить

к обороне — или к ответной контратаке.

Каждое из двух направлений ответной реакции по принци­

пу «сражайся или спасайся» олицетворяет способы реагирова­

ния супруга на нападение. Наиболее очевидный вариант выбо­

ра — это ответить ударом на удар, разразившись гневными уп­

реками. Этот путь, как правило, приводит к безрезультатному

состязанию в перекрикивании друг друга. Но альтернативная

реакция — бегство — может оказаться более вредной, особен­

но если «побег» сводится к уходу в непрошибаемое молчание.


 


 

Дэниел Гоулллан


 

Возведение каменной стены молчания знаменует последний

рубеж обороны. Молчальник просто становится непроницае­

мым, принимая каменное выражение лица и замолкая и тем

самым фактически уходя от разговора. Стена молчания посы­

лает мощный нервирующий сигнал, нечто вроде комбинации

ледяной сдержанности, превосходства и неприязни. Каменная

стена молчания обнаруживалась главным образом в тех брач­

ных союзах, которые неумолимо двигались навстречу беде; в

85 процентах подобных случаев именно муж прибегал к такому

виду обороны в ответ на действия жены, которая набрасыва­

лась на него с критическими замечаниями и изливала на него

свое презрение. Укрытие за стеной молчания, ставшее привыч­

ной реакцией, оказывает разрушительное действие на взаимо­

отношения: оно отсекает все возможности улаживания разно­

гласий.

 

 

Ядовитые мысли

 

Дети расшалились, и Мартина, их отца, это начало раздра­

жать. Он обратился к своей жене Мелани и язвительно поинте­

ресовался: «Дорогая, тебе не кажется, что дети могли бы уже

угомониться?»

На самом же деле он подумал: «Она слишком снисходитель­

на к детям».

Мелани, отзываясь на его гнев, почувствовала, как на нее

накатывает волна раздражения. У нее на лице появилось на­

пряженное выражение, брови сошлись у переносицы, и она

ответила: «Дети резвятся. Как бы то ни было, они скоро отпра­

вятся спать».

А сама подумала: «Опять он за свое, вечно недоволен».

Теперь уже Мартин был заметно разгневан. Он угрожающе

подался вперед, сжал кулаки и отчеканил раздраженным тоном:

.«Может, мне теперь укладывать их спать?»

И подумал: «Она во всем мне возражает. Надо бы мне по­

ставить на своем».

Мелани, вдруг испугавшись ярости Мартина, смиренно

пробормотала: «Нет-нет, я сейчас же уложу их».


 

Эмоциональный интеллект


 


У нее мелькнула мысль: «Он уж совсем не владеет собой,

как бы детям не перепало. Лучше уж мне уступить».

О таких параллельных разговорах — озвученном и безмолв­

ном — сообщает Айрон Бек, основатель когнитивной терапии,

приведя их в качестве примера типов мышления, которое мо­

жет отравить любой брак. Истинный обмен эмоциями между

Мелани и Мартином формируется их мыслями, а эти мысли, в

свою очередь, определяются другим, более глубоким слоем,

который Бек называет «автоматическими мыслями», — мимо­

летными фоновыми предположениями о себе самих и людях в

своей жизни, отражающими наши наиболее глубоко укоренив­

шиеся эмоциональные установки. Для Мелани фоновой мыс­

лью будет нечто вроде: «Вечно он изводит меня своим раздра­

жением», а в голову Мартина засядет такая главная мысль: «Она

не смеет так со мной обращаться». В их брачном союзе Мелани

ощущает себя невинной жертвой, а Мартин испытывает пра­

ведный гнев из-за того, что с ним, как ему кажется, обходятся

несправедливо.

Мысли о статусе невинной жертвы или исполненные спра­

ведливого негодования, типичные для супругов, несчастливых

в браке, постоянно подпитывают гнев и обиду. И как только

тревожащие мысли, к примеру, справедливое негодование, ста­

нут возникать автоматически, так сразу же начнут сами себя

подкреплять: партнер, который думает, что его изводят, посто­

янно «сканирует» все, что делает другой партнер, выделяя то,

что может подтвердить его положение мученика, и игнорируя

или не принимая в расчет никакие благодеяния со стороны дру­

гого, которые поставили бы под вопрос или опровергли его

убеждение.

Подобные мысли обладают немалой силой и «сбивают с

толку» блок тревожной сигнализации нервной системы. Как

только мысль мужа о том, что его мучают, запустит механизм

эмоционального налета, он какое-то время будет воскрешать в

памяти и «пережевывать» список обид, напоминающий ему о

том, как она разными способами его изводила, и ни разу не

подумает о тех ее поступках, которые могли бы доказать, что он

в корне не прав, считая себя невинной жертвой. Придержива­

ясь такого мнения, он ставит свою жену в безвыходное поло-


 


 

Дэниел Гоулман


 

жение, поскольку даже ее заведомо добрые дела он будет ис­

толковывать превратно, если станет подходить к ней с преду­

беждением и отмахиваться от всего, что она делает, как от жал­

ких попыток доказать, что она не мучает собственного мужа.

Партнеры, свободные от подобных вызывающих дистресс

взглядов, могут принимать в расчет более благоприятную ин­

терпретацию того, что происходит в тех же самых ситуациях, и

поэтому менее вероятно, что их застигнет такой эмоциональ­

ный налет, или если с ними это все же приключается, то они

потом быстрее и легче приходят в себя. Общий шаблон мыс-

· лей, поддерживающих или смягчающих страдание, соответству­

ет модели, обрисованной в общих чертах в Главе 6 психологом

Мартином Селигманомдля пессимистической и оптимистичес­

кой позиций. Пессимистическая точка зрения предполагает, что

у партнера от природы полно недостатков, которые невозмож­

но изменить, и это-то и служит залогом мучений: «Он эгоисти­

чен и поглощен собой; таким его воспитали, таким он всегда и

будет; он ждет, что я буду выполнять все его капризы, и ему и

дела нет до того, что я чувствую». Противоположная — опти­

мистическая — точка зрения сводится примерно к следующе­

му: «Нуда, сейчас он требователен, но ведь раньше он был вни­

мательным; может, у него плохое настроение, не знаю, может,

· его что-то беспокоит в его работе». Такая точка зрения не ста­

вит крест на муже (или браке) как на чем-то неисправимо ис­

порченном и безнадежном. Напротив, она объясняет неприят­

ный момент обстоятельствами, которые могут измениться. Пер­

вая установка приносит нескончаемое страдание, вторая уте­

шает.

Супруги, занимающие пессимистическую позицию, быва­

ют чрезвычайно подвержены налетам эмоций; они приходят в

ярость, оскорбляются или иным образом переживают из-за

того, что делают их супруги, и остаются взволнованными, сто­

ит только начаться приступу. И конечно, их внутренний дист­

ресс и пессимистическая установка намного увеличивают ве­

роятность того, что при столкновении с партнером они при­

бегнут к критике и выкажут презрение, что, в свою очередь,

увеличит вероятность перехода к обороне и отгораживания сте­

ной молчания.


 

Эмоциональный интеллект


 


 

Самые опасные из таких ядовитых мыслей, очевидно, бро­

дят в головах у мужей, которые применяют физическое насилие

к своим женам. В ходе исследования несдержанных мужей, про­

веденного психологами из Университета штата Индиана, выяс­

нилось, что эти мужчины мыслят, как школьные хулиганы; они

усматривают враждебные намерения даже в совершенно нейт­

ральных действиях своих жен и пользуются этим неправильным

истолкованием, чтобы оправдать для себя свое буйство (мужчи­

ны, проявляющие сексуальную агрессивность по отношению к

женщинам во время свиданий, проделывают нечто подобное,

относясь к женщинам с подозрением, и поэтому игнорируют их

возражения). Как мы уже выяснили в Главе 7, особую угрозу для

таких мужчин представляют осознаваемые проявления неуваже­

ния и неприятия со стороны жен или то, что жены публично

поставят их в неловкое положение. Вот типичный сценарий,

который вызывает у избивателей жен мысли, «оправдывающие»

их буйство: «Вы находитесь на дружеской вечеринке и замечае­

те, что ваша жена в течение последнего получаса болтает и сме­

ется с одним и тем же привлекательным мужчиной. Похоже, он

с ней флиртует». Когда такие мужчины чувствуют, что их жены

делают что-то, наводящее на мысль о неприятии или уходе, их

реакции изливаются в виде негодования и оскорблений. По-ви­

димому, автоматические мысли типа «Она собирается меня бро­

сить» служат пусковыми механизмами для эмоционального на­

лета, на который драчливые мужья импульсивно отзываются, как

говорят исследователи, «некомпетентными поведенческими ре­

акциями», — они переходят к физическому насилию.

 

 

«Затопление»: брак тонет

 

Такие установки, выводящие из душевного равновесия,

неизбежно приводят к кризису, которому нет конца, посколь­

ку они чаще запускают механизм эмоциональных налетов и

мешают оправиться от обиды и ярости, которые они, собствен­

но, и вызывают. Готтман использует подходящий термин «за­

топление» для определения особой подверженности частому

эмоциональному дистрессу. «Затопленные» мужья или жены


 


 

Аэниел Гоулллан


 

настолько подавлены неприятием со стороны партнеров и соб­

ственной реакцией на их неприятие, что в буквальном смысле

тонут в страшных, перехлестывающих через край переживани­

ях. «Затопленные» супруги не способны слушать, не искажая

смысла услышанного, или реагировать, сохраняя ясный ум. Им

трудно организовать свое мышление, и они опускаются до при­

митивных реакций. Они просто хотят прекратить все это или

удрать, а иногда даже и дать сдачи. «Затопление» — это сам себя

сохраняющий эмоциональный налет.

Для одних людей характерен высокий порог «затопления»,

и они легко выдерживают и гнев, и презрение, тогда как другие

моментально взвиваются, стоит только их супругу или супруге

мягким голосом сделать им вполне безобидное замечание. Да­

вайте охарактеризуем «затопление» через увеличение частоты

сердечных сокращений, считая от уровня, соответствующего

состоянию покоя. В спокойном состоянии частота сердечных

сокращений у женщин составляет 82, а у мужчин примерно 72

удара в минуту (эта величина меняется в зависимости от разме­

ров тела). «Затопление» начинается при возрастании этого по­

казателя на 10 ударов. Когда частота сердечных сокращений

достигает 100 ударов в минуту (как это обычно бывает в при­

ступе гнева или плача), в организм поступают адреналин и дру­

гие гормоны, какое-то время поддерживающие высокий уро­

вень дистресса. Момент эмоционального налета определяется

по частоте сердечных сокращений: в этот момент в интервале

одного сердечного сокращения возможен резкий скачок, а в

результате сердце бьется чаще на 10, 20 и даже 30 ударов в ми­

нуту. Мышцы напрягаются, может возникнуть ощущение уду­

шья. Все это признаки «затопления» ядовитыми чувствами,

окатывание отвратительной волной страха и гнева, которое ка­

жется неизбежным и требует целой «вечности», чтобы избавить­

ся от этого состояния. В момент «всеохватывающего налета»

эмоции людей настолько сильны, перспективы так ограниче­

ны, а мысли до такой степени спутаны, что практически нет

никакой надежды принять точку зрения партнера или уладить

конфликт разумным путем.

У большинства мужей и жен такие напряженные моменты,

конечно же, случаются лишь изредка, когда они выясняют от-


 

Эмоциональный интеллект


 


 

ношения, — и это нормально. Проблемы в семьях возникают,

если по крайней мере один из супругов чувствует «затопление»

почти постоянно. Тогда один партнер уверен, что другой его

подавляет", он все время настороже, готовый к нападкам или

несправедливым замечаниям; всегда сверхбдителен, чтобы во­

время уловить малейшие проявления намерения атаковать, ос­

корбить или огорчить, и, можно не сомневаться, реакция его

будет зашкаливать. Если муж пребывает в таком состоянии, его

жена, сказав ему: «Дорогой, нам надо кое о чем поговорить»,

может спровоцировать у него ответную мысль: «Она опять за­

тевает скандал» и тем самым включить механизм «затопления».

В результате становится все труднее оправиться от физиологи­

ческого возбуждения, что, в свою очередь, заставляет находить

зловещий смысл в самых, казалось бы, безобидных замечани­

ях, снова и снова включая «затопление».

Это, вероятно, самый опасный поворотный пункт в браке,

катастрофический сдвиг в отношениях. «Затопленный» парт­

нер дошел до того, что практически все время думает о супруге

самое худшее, рассматривая все, что она делает, в самом мрач­

ном свете. Самые незначительные вопросы перерастают в гран­

диозные баталии; чувства оскорбляются постоянно. Со време­

нем тот супруг, которого «затопило», начинает считать все воз­

можные проблемы, связанные с браком, серьезными и нераз­

решимыми, поскольку «затопление» само по себе срывает

любые попытки уладить дело. А если все так и продолжается,

то обсуждение ситуации начинает казаться бесполезным, и суп­

руги самостоятельно стараются успокоить взбудораженные чув­

ства. Они живут параллельными жизнями, по существу, обосо­

бившись друг от друга, и чувствуют себя одинокими в браке.

По мнению Готтмана, слишком часто следующим шагом ста­

новится развод.

При движении по этой траектории, ведущей к разводу, тра­

гические последствия дефицита эмоциональных компетенций

становятся самоочевидными. Когда супружеская пара попада­

ет в многократно повторяющийся цикл критики и презрения,

готовности защищаться и окружения себя оборонительной сте­

ной, огорчительных мыслей и «затопления» эмоциями, этот



Дэниел Гоулллан


 

цикл сам по себе отражает распад эмоционального самоосо­

знания и самоконтроля, эмпатии и способности успокоить друг

друга и самого себя.

 

 

Мужчины: ранимый пол

 

Вернемся к различиям между полами, проявляющимся в

сфере эмоциональной жизни, которые оказываются скрытым

стимулом к развалу брака. Рассмотрим такое заключение: даже

после тридцати пяти и более лет супружества между мужьями и

женами сохраняется основное различие в том, как они отно­

сятся к эмоциональным стычкам. Погружение в мерзость се­

мейной перепалки женщин в среднем волнует меньше, чем муж­

чин. Это заключение, к которому пришел в ходе исследований

Роберт Л ивенсон в Университете штата Калифорния в Беркли,

основывается на свидетельствах 151 супружеской пары, состо­

ящих в длительном браке. Ливенсон выяснил, что все мужья

одинаково находили неприятным и даже омерзительным рас­

страиваться во время семейной ссоры, тогда как их жен это не

слишком беспокоило.

Мужья подвержены «затоплению» уже при более низкой

интенсивности негативного отношения, чем их жены. Мужчи­

ны чаще, чем женщины, реагируют «затоплением» на критику

своей половины. Как только мужей «затопило», у них начина­

ется выделение в кровь большего количества адреналина, и этот

адреналиновый ток включается при более низких уровнях не­

гативного отношения со стороны жен, и, кстати сказать, после

«затопления» мужьям требуется больше времени для возвраще­

ния в нормальное физиологическое состояние. Это позволяет

предположить, что стоическая невозмутимость мужчин типа

Клинта Иствуда представляет собой защиту от ощущения, что

их захлестывают эмоции.

Как полагает Готтман, причина, по которой мужчины столь

охотно отгораживаются стеной молчания, заключается в стрем­

лении защитить себя от «затопления»; его исследование пока­

зало, что, когда они начинали укрываться за этой стеной, час-


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.