Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Императорские pacta (pacta legltlma)



549. Понятие и виды. Pacta, получившие юридическое признание в зако­нодательстве позднейшей империи, называются pacta legitima. Защита прав кредиторов по соглашениям, принадлежавшим к этой категории, производилась посредством condictio ex lege, кондикционного иска, вытекавшего непо­средственно из закона. «Si obligatio lege nova introducta ist, nec cautum eadem !ege quo genere actionis experiamur, ex lege agendum est» (D. 13. 2. 1), т.е. если обязательство установлено новым законом, и в этом законе не предусмотре­но, какого рода иском пользоваться для защиты обязательства, то нужно предъявить иск ех lege, прямо из закона.

К числу pacta legitima относятся: compromissum, pactum dotis, pactum donationis.

550. Compronussum. Под именем compromissum разумеется соглашение двух сторон о передаче их спора на разрешение третейского суда. В класси­ческую эпоху выполнение такого соглашения обеспечивалось или тем, что спорная вещь либо сумма денег заранее передавалась третейскому судье с тем, чтобы он ее передал тому, в чью пользу будет разрешен спор, или же по­средством заключения стипуляции.

Si res apud arbitrum depositae sunt ex pacto, ut el daret qui vicertt, vel ut earn rem daret, si non pareatur sententiae, an cogendum sit sententiam dicere? et puto cogendum. Tantundem et si quantitas certa ad hoc apud cum deponatur, proinde et si alter rem, alter pecuniam stipulanti promiserit, plenum compromisum est et cogetur sententiam dicere (D. 4. 8.11.2). - Если вещи переданы на хранение третейскому судье с тем, чтобы он отдал их выигравшему спор, или чтобы он пере­дал вещь, если другая сторона не подчинится решению, то мож­но ли понуждать третейского судью вынести решение? Полагаю, что нужно понудить. Равным образом, если у него будет оставлено определенное количество [заменимых вещей]. Если один обещал по стипуляции вещь, другойденьги, соглашение о третейском суде закончено и арбитр будет обязан вынести решение.

За неисполнение решения арбитра виновная сторона подвергалась штра­фу (D. 4. 8. 27. 6).

Императорское законодательство дало непосредственную исковую защи­ту pactum compromissi, соглашению о передаче спора на разрешение третей­ского суда: сначала при условии, если compromissum сопровождалось прися­гой о подчинении решению арбитра (С. 2. 55. 4. pr.), а затем, когда употребление присяги было запрещено, то за соглашением о третейском су­де была признана обязательная сила, если стороны своею подписью скрепи­ли решение арбитра или не оспорили его в десятидневный срок (С. 2. 55. 5).

551. Pactun dotis. Pactum dotis в есть неформальное соглашение, которым дается обещание установить приданое: из этого неформального соглашения муж получал condictio ex lege, посредством которой мог требовать предостав­ления обещанного приданого (С. 5.11. 6).

552. Pactum donationis. Pactum donationis — неформальное соглашение о дарении. Дарением называется договор, которым одна сторона, даритель, предоставляет другой стороне, одаряемому, какие-то ценности за счет своего имущества, с целью проявить щедрость по отношению к одаряемому (animus donandi). Дарение может быть совершено в различных правовых формах: по­средством передачи права собственности на вещь, в частности, платежа де­нежной суммы, в форме предоставления сервитутного права и т.д. Частным случаем дарения было обещание что-то предоставить, совершить известные действии и т.д. — дарственное обещание.

В классическом праве дарственное обещание имело обязательную силу только в том случае, если оно было облечено в форму стипуляции; нефор­мальное дарственное обещание не порождало обязательства. Помимо этого формального требования, классическое право, стремясь сохранить имущест­ва в руках аристократических семейств, установило еще ограничение разме­ра дарения (закон Цинция, 204 г. до н.э.), за исключением дарений, соверша­емых в пользу ближайших родственников, и пр.; максимальный размер дарения, допущенный законом Цинция. до нас не дошел. Закон Цинция при­надлежит к числу так называемых leges imperfectae, т.е. в этом законе не пре­дусматривались последствия его нарушения. Для проведения закона в жизнь претор стал давать exceptio legis Cinciae (возражение против иска об исполне­нии дарственного обещания) и repflicatio legis Cinciae (чтобы отпарировать возражение, которое может выставить одаренный, если даритель, исполнив­ший дарение, станет требовать подаренное обратно).

В императорскую эпоху lex Cincia утратила значение (в начале IV в. н.э.) С другой стороны, императорским законодательством была установлена необ­ходимость совершения так называемой судебной инсинуации дарственных актов, т.е. требовалось заявлять их перед судом с занесением в реестр. Перво­начально требование этой публичности дарения относилось к дарению на вся­кую сумму (С. Th. 3. 5. 1), но Юстиниан ограничил применение insinuatio лишь дарениями на сумму свыше 500 золотых и установил, что дарения на меньшие суммы получают силу, независимо от каких-либо формальностей (С. 8. 53. 36. 3). Тем самым pactum donationis получил исковую силу:

«Sin vero et hoc [подразумевается — stipulatio], praetermissum sit... nihifo minus ex lege nostra necessitatem el imponi etiam tradere hoc quod donare existimavit (C. 8.53.35.5). - Если стипуляция не заклю­чена, тем не менее даритель принуждается к передаче подареннего на основании нашего закона.

Ввиду того, что даритель не только не получает от договора дарения ни­какой utilitas, но даже и теряет нечто (ибо дарение предполагает обогащение одаряемого за счет имущества дарителя, который непременно должен пре­терпеть некоторое уменьшение имущества), ответственность дарителя (за возможную эвикцию подаренной вещи, за обнаруженные в ней недостат­ки и пр.), ограничивается только случаями dolus и culpa lata:

Si quis mini rem alienam donaverit inque earn sumptus magnos fecero et sic mihi evincatur, nullam mini actionem contra donatorem competere: plane de dolo posse me adversus cum habere actionem si dolo fecit (D. 39.5.18.3). - Если мне кто-нибудь подарит чужую вещь, и после того, как я понесу на нее большие затраты, она будет у ме­ня эвинцирована, я не получу иска к дарителю; конечно, actio doli мне будет дана против него, если он подарил чужую вещь с наме­рением причинить мне ущерб.

В некоторых случаях допускается отмена дарения: патрон может отме­нить дарение, совершенное в пользу вольноотпущенника, в случае неблаго­дарности одаренного (С. 8. 55. 1. рг.). Эта норма является частным отражени­ем зависимости, в которой находились в Риме вольноотпущенники по отношению к патронам и которая нередко переходила в эксплуатацию воль­ноотпущенников.

Юстинианом установлено уже в качестве общего правила для всех случа­ев дарения, что неблагодарность одаренного служит основанием отмены да­рения:

Generaliter sancimus omnes donationes fege confectas firmas illibatasque manere, si non donationis acceptor ingratus circa donatorem inveniatur (C. 8.44.10. рг.). - Мы вообще постановляем, что все за­конно совершенные дарения остаются в силе и не могут быть отменены, кроме того случая, когда будет установлена неблаго­дарность одаренного в отношении дарителя.

В той же 1.10. даются и примеры неблагодарности: нанесение грубой оби­ды (iniuriae atroces), создание опасности для жизни дарителя, причинение ему значительного имущественного вреда. Патрон, не имевший детей в мо­мент, когда совершалось дарение в пользу вольноотпущенника, имел право потребовать дар обратно в случае последующего рождения детей (С. 8. 55. 8).

 

Глава 38




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.