Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Цессия долговых требований при продаже наследственной массы



Продажа наследственной массы в целом была исконным явлением римской хозяйственной жизни. Она вначале оформлялась по способу in iure cessio (п. 197); об этом подробно говорится у Гая (2. 34-37 и 3. 85-87) Покупателем наследственной массы назывался еще в классическую эпоху (213 г н э) is cui cessit heres - тот, в пользу кого наследник совершил in Jure cessio (С 7 .75. 1) Самый термин «цессия» является пережитком эпохи «in iure cessio».

Рассказывая о продаже наследства путем in iure cessio. Гай различает два случая: первый, когда лицо, к которому наследство должно перейти по закону (без завещания), продает наследство до заявления о принятии его другими словами, как выражается Гай, до того, как это лицо фактически стало наслед­ником. В данном случае наследником становится тот, кому наследство было in iure цедировано:

Ac si ipse per legem ad hereditatem vocatus esset (Гай. 2. 35) - Как если бы сам покупатель наследства был по закону призван насле­довать.

В разбираемом случае действовала фикция о том, что покупатель наслед­ства являлся с самого начала наследником по закону; он осуществлял в силу этого универсальное, т.е. общее, совокупное преемство во всех правах умерше­го. Тут не вставал вопрос о сессии, которая является типом сингулярного т.е. раздельного, единичного преемства в отдельных правах, а именно в правах вытекающих из долговых требований.

Более сложно дело обстоит во втором случае, рассмотренном у Гая когда продажа наследства происходила после принятия его наследником- тут получаются своеобразные последствия: ipse heres pennanet et ob id creditoribus tenebitur - он сам остается наследником, в том смысле что он, наследник ос­тается ответственным по долгам (пассиву) наследства. Что же касается на­следственного актива, то тут не происходит совокупный переход всего акти­ва, а имеет место расщепление:

Corpora transeunt ad eum, cui hereditas cessa est, ac si singula in iure cessa fuissent, debita vero pereunt (Гай. 2. 35). - Вещи переходят к приобретателю наследства, как если бы каждая в отдельности была ему передана, а долговые требования погашаются.

Здесь corpora - телесные вещи - обладают подвижностью - transeunt долговые требования неподвижны, не переходят и даже погибают почти так как по упомянутому во вновь найденном отрывке Гая (4 17-а) закону Лицинния, когда при продаже наследником его доли, право на иск теряется как им, так и приобретателем (D. 4. 7.11).

Но в развитом гражданском обороте немыслимо такое положение вещей, при котором debitores hereditarii lucrwn faciunt eo modo — должники наслед­ственной массы извлекают выгоду (Гай. 2. 35).

В III в. нашей эры in jure cessio так же, как манципация, все больше вы­тесняется договором купли-продажи; на смену hereditas in iure cessio прихо­дит emptio-venditio hereditatis. И здесь, как в свое время у Гая, говорится не о переходе наследства в совокупности, а раздельно о судьбе телесных вещей и о судьбе долговых требований. Но эти последние уже не погибают, как это происходило у Гая.

Venditor res hereditarias tradere debet (D. 18.4.14.1). - Продавец должен передать [традировать] наследственные вещи.

Heredttarias actiones praestari emptori debere (D. 18.4.2.8). - Наслед­ственные исковые требования продавец обязан переуступить покупателю.

367. Объем переходящих прав. Объем прав, переходящих по сессии, стро­го очерчен -

...ut quidquid iuris haberet venditor emptor haberet (D. 18. 4.13). - ...с тем, чтобы покупатель имел бы столько именно прав, сколько имел бы продавец [наследник].

Цедируемое право переходит со всеми обеспечениями и преимуществами (D. 18. 4. 6), но и с возражениями, которые можно было противопоставить цеденту (продавцу наследства).

Neque amplius neque minus iuris emptor habeat, quam apud heredem futurum esset (D. 18.4.2. pr. Ульпиан). - Покупатель должен иметь не больше и не меньше прав, чем имел бы наследник [если бы он оставил наследство за собой].

Мы видели выше (п. 364), что подвижность права требования зародилась в наследственных правоотношениях; теперь мы видим, что эта подвижность проходит в строго ограниченных рамках: neque amplius neque minus, как го­ворит Ульпиан, а ровно столько. Это положение, зародившееся в наследст­венном праве, получило в устах того же Ульпиана обобщение, перешедшее в века. В 46-й книге комментария Ульпиана к эдикту, которая, как можно за­ключить из сопоставления с инскрипцией (указатель источника) в D. 38. 7.2, трактовала о наследстве, содержится следующее знаменитое изречение:

Nemo plus iurts ad alium transferre potest quam ipse haberet (D. 50.17. 54. Ulpianus libro 46 ad edictum). - Никто не может перенести боль­ше прав на другого, чем он имел бы сам.

Имеются веские основания считать, что самая идея о переносе права — ius transferre, в особенности в отношении долговых требований, зародилась именно при продаже наследства, этого экономически наиболее яркого случая мобилизации обязательственного требования.

368. Неудобства, связанные с procuratio in rem suam. Как же происходи­ла цессия исковых требований в составе общей массы проданного наследст­венного имущества? Это происходило уже известным нам способом, состояв­шим в использовании института полномочия, procuratio in rem suam. По словам Папиниана —

venditor hereditatis emptori mandat actiones (p. 2.15.17). - продавец наследства доверяет покупателю свои исковые требования.

Однако этот способ таил в себе опасность в виде недостаточной обеспе­ченности интересов приобретателя наследственных долговых требований.

Традиция неподвижности обязательства была настолько сильна, что, не­смотря на состоявшуюся путем procuratio in rem suam уступку требования, продавец сохранял право заключать мировую сделку с должником.

Venditor hereditatis, emptori mandatis actionibus, cum debitore hereditario, qui ignorabat venditam esse hereditatem, transegit (D. 2.15.17). -Продавец наследства, цедировавший исковые требования поку­пателю, заключил мировую сделку с должником, не знавшим о со­стоявшейся продаже наследства.

В этом случае требование покупателя (цессионария) к должнику было па­рализовано эксцепцией (возражением) о состоявшейся мировой сделке. Пе­ред римскими юристами встал вопрос: как сделать, чтобы —

in rem suam procurator поп debet carere propria lite (D. 3.3.25). - цессионарий, этот доверенный в свою пользу», не должен был ли­шиться собственного искового требования.

Осознана была необходимость того, чтобы формальное полномочие пре­вратилось в собственное исковое требование, и чтобы это полномочие стало безотзывным, неотменяемым по воле продавца наследства. Необходимость ог­раничить права продавца особенно остро ощущалась, когда покупатель наслед­ства, не получив procuratio in rem suam no отдельным искам, все-таки произво­дил расчеты с должниками наследства, а продавец, несмотря на это, обращался с своей стороны к должникам с требованием уплаты (D. 2.14.16).

369. Предоставление покупателю наследства самостоятельного иска по приобретенным долговым требованиям. Еще в середине II в. н. э. покупателю наследства давался иск, вызванный потребностями оборота, actio utilis; поку­патель уже действовал не как procurator, а от своего имени. Даваемая покупа­телю actio utilis строилась, повидимому, на предположении (фикции) о том, будто бы покупатель является сам наследником — ас si heres esset. Мы уже видели выше, что это предположение было исходным моментом для защиты прав покупателя наследства по in iure cessio (Гай. 2. 35); пройдя через стадию procuratio in rem suam в связи с стремлением придать этой procuratio (полно­мочию) характер безотзывности, римское право пришло к начальному, но более осложненному последующим развитием положению: ас si heres esset. Эта actio utilis, даваемая покупателю наследства, еще не получившему пере­уступки долговых требований, является своеобразной цессией, основанной не столько на воле цедента, сколько на велении действующего права. Она по­служила зерном, откуда возросла так называемая cessio legis, т. е. цессия, ос­нованная на велении закона, наступающая автоматически, ipso iure.

В дальнейшем роль покупателя наследства, как procurator in rem suam сливается с его ролью, как имеющего самостоятельный иск, введенный в ви­ду потребностей оборота, actio utilis.

Procuratore in rem suam dato, praeferendus non est dominus procuratori in litem movendam vel pecuniam suscipienctam: qui enim suo nomine utiles actiones habet, rite eas intendit (D. 3.3.55). - Если назна­чен «доверенный в свою пользу», то т следует отдавать пред­почтения хозяину перед таково рода полномочным [цессионари­ем] в отношении предъявления иска и получения денег: тот, кто вправе от своего имени предъявлять иски, сведенные в интересах оборота, тот правильно поступает, предъявляя такой иск.

Мало того, если продавец требования что-нибудь получил от должника после цессии, то он обязан это вернуть цессионарию. Об этом пишет Гермогениан, живший вначале IV в.:

Nominis venditor quidquid vel compensatlone vel exactione fuerit consecutus, integrum emptori restituere compellatur (D. 18.4.23.1). - Про­давец требования обязан возвратить покупателю все, что он получил от должника путем зачета или в результате взыскания.

370. Извещение должника о состоявшейся цессии. Последний шаг в раз­витии нашего института был сделан, как полагают, ближе к эпохе Юстиниа­на, когда особым указом вводится извещение (denuntiatio) должника о состо­явшейся цессии (С. 8. 41. 3); после такого извещения, право предъявления требования к должнику остается за цессионарием, а права цедента прекраща­ются. Институт цессии получает таким образом свое завершение.

371.Право требовать цессии. В источниках чаще всего встречается цес­сия, совершаемая не столько в силу добровольного желания цедента. сколь­ко в силу обязанности, налагаемой на него действующим правом.

Пример:

Vestimenta tua fullo perdidit... ludicem aestimaturum., tunc fullonem quidem tibi condemnabit, tuas autem actiones teei praestare compellet (D. 19.2.60.2. Labeo). - Портной [которому ты дал платье в пере­делку] потерял твое платье; судья оценит обстоятельства и затем присудит портного уплатить тебе, а тебя принудить пе­реуступить ему твои иски [к похитителю].

Другой пример: За должника поручилось несколько лиц; один из поручи­телей оплачивает долг; кредитор обязан цедировать ему право обратного тре­бования с остальных поручителей. В таких случаях говорят о праве на переус­тупку — beneflcium cedendarum actionum (D. 46.1.17).

372. Случаи ограничения ответственности должника обязанностью цеди­ровать требования. Обязанность переуступить требование является в извест­ном смысле льготой для обязанного лица. Вместо того, чтобы самому нести ответственность, скажем, за вещь, вверенную ему на хранение, эта ответст­венность может, при известных условиях, быть ограничена тем, чтобы обя­зать actiones praestare - переуступить исковые требования, к непосредствен­ному виновнику.

Пример: Вещь продана, но еще не передана покупателю; она остается под наблюдением продавца. Если она у продавца отнята кем-либо насильно, то

nihil amplius quam persequendae eius [rei] praestari a me (venditore) emptori oporteat(D. 19. 1. 31. pr.)-продавец обязан не более, чем переуступить покупателю иски об истребовании вещи.

Но если не установлено отсутствие вины продавца, то он не может огра­ничиться цессией права требования к непосредственному виновнику, а сам несет ответственность (D. 18. 6.15.1).

373.Пределы ответственности цедента. В какой мере отвечает цедент пе­ред цессионарием за уступленное (проданное) право требования?

Qui nomen quale fuit vendidit, dumtaxat ut sit, non ut exigi etiam aliquid possit... praestare cogitur (D. 21. 2. 74. 3). - Кто продал [цедировал] требование в том виде, в каком оно было, тот обязан отвечать только за то, что это требование существует, а не за то, что с должника может быть что-нибудь действительно взыскано.

Это последнее положение принято выражать так:

Продавец права требования несет ответственность за то, что nomen verum esse, non etiam nomen bonum esse — долг действительно существует и юриди­чески обоснован, а не за то, что взыскание его может быть реально осуществ­лено.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.