Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Ограничения свободы назначения легатов и фидеикомиссов



276. Основание ограничений. Понятно, что если полная свобода завеща­ния нарушает интересы наследников по закону, вследствие чего и возник ин­ститут необходимого наследования, то полная свобода отказа нарушает инте­ресы наследника по завещанию, ибо весь актив наследственной массы может быть распределен между легатариями. Очевидно, что в таких случаях наслед­ник не заинтересован в принятии наследства и с отказом его от наследства те­ряет силу и все завещание в целом, в частности, отказы. Для того, чтобы обес­печить силу завещаний, свобода отказов была ограничена.

277. Первоначальные ограничения. Первый направленный на это ограни­чение закон lex Furia testamentaria (неизвестного года издания, но вероятно относящийся к периоду республики) запретил принимать отказы более 1000 ассов. Получавший более обязан был вернуть сумму в четыре раза большую. Очевидно, что этот закон не достигал цели: можно было исчерпать наследст­во и отказами сумм, не достигавших 1000 ассов. По той же причине был не­удовлетворителен второй закон lex Voconia 169 г. до н. э. по которому легатарий не мог получить больше наследника.

278. Фальцидиева четверть. Наконец, lex Falcidia 40 г. до н. э. установи­ла, что наследнику, назначенному в завещании, во всяком случае должна бы­ла быть оставлена без обременения ее легатами 1/4 наследства, так называе­мая quarta Falcidia.

Глава 24

ОБЯЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ВИДЫ

Понятие обязательства

279. Определение Институций Юстиниана. В Институциях Юстиниана обязательство определяется следующим образом:

Obligatio est iuris vinculum, quo necessitate adstringimur alicuius solvendae rei secundum nostrae civitatis iura (1. 3.13. pr.). - Обязатель­ство — это правовые узы, в силу которых мы связаны необходи­мостью что-либо исполнить в согласии с правом нашего государства.

В этом определении бросается в глаза обилие синонимов, имеющих це­лью выразить скованность, связанность, даже сжатие (adstringere). Мало то­го, слову «исполнить» соответствует в подлиннике «solvere» — развязать.

Это обстоятельство, в связи со ссылкой данного определения на nostrae civitatis iura, дает возможность сделать вывод, что сохранившееся в Институ­циях Юстиниана определение является отголоском старого национально-римского цивильного права. И если на ранних стадиях римского права, по за­конам XII таблиц, кредитор связывал неоплатного должника реальной веревкой или путами определенного веса (vincit aut nervis aut compedibus XV pondo), то по закону Петелия 326 г. до н. э. заточение должника в кандалы было отменено. Реальные оковы подверглись эволюции и в классическом Ри­ме превратились в правовые узы — iuris vinculum. Утонченный ум юриста-классика найдет другие, менее архаические и более соответствующие интере­сам богачей способы обеспечить интересы кредитора.

280. Определение Павла. Если приведенное определение Институций Юстиниана воскрешает старинное понятие обязательства на ранних стадиях рабовладельческого общества, то ближе придвигает нас к сути дела определе­ние Павла:

Obligationum substantia non in eo consistit, ut aliquod corpus nostrum aut servitutem nostram faciat. sed ut alium nobis obstringat ad dandum aliquid vel faciendum vel praestandum (D. 44.7.3). - Сущность обяза­тельства не в том состоит, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим, или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы свя­зать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь или сделал или предоставил.

В этом определении проводится размежевание права на вещь и права тре­бовать действия.

281.Иск на вещь и личный иск. Это традиционное различие права на вещь и прежде всего права собственности, с одной стороны, и права требова­ния, с другой стороны, стало твердым приобретением права. С теми же при­мерами, но в другом плане, в плане исковой защиты, это разграничение про­водится еще раньше Павла Гаем:

In rem actio est cum aut corporalem rem intendimus nostram esse... ius aliquod nobis competere, veluti. (4. 3). - Иск на вещь имеет место тогда, когда мы предъявляем исковое требование о том, что те­лесная вещь наша или что какое-нибудь право принадлежит нам [например, сервитуты].

282. Содержание обязательства. Вторая особенность выше цитированно­го определения, которое Павел дает обязательству, заключается в том, что у Павла раскрывается понятие содержания обязательства. Оно состоит в том, что обязанное лицо должно dare, facere, praestare: дать, сделать, предоставить. Впрочем, значение слова praestare является спорным; некоторые переводят: praestare — нести ответственность (praes stare). Позднейшее право шло в на­правлении поисков единого термина, покрывающего классическое триеди­ное dare, facere, praestare. Институции Юстиниана в отрывке, приведенном выше (I. 3. 13. рг.) пользуются выражением solvere — развязать, платить, вы­полнить.

Что понятие содержания обязательства, как dare, facere, praestare было распространенным и ходовым в римском праве, об этом свидетельствует Гай:

In personam actio est... quotiens cum intendimus dare, facere, praestare oportere (4.2). - Личный иск имеет место тогда, когда мы предъ­являем исковое требование о том, что другой должен дать, сде­лать, предоставить.

Резюмируя сказанное выше, мы имеем основание утверждать, что право классического Рима, с одной стороны, различало иски на вещь и иски лич­ные, с другой стороны, оно выработало представление о содержании обяза­тельства. Пожалуй, яснее всего оба положения выражены у Ульпиана (совре­менника Павла):

In rem actio est, per quam rem nostram, quae ab alio possidetur, petimus; et semper adversus eum ist qui rem possidet. - Иском на вещь мы истребуем нашу вещь, которою владеет другой; этот иск всегда направлен против того, кто этой вещью владеет.

In personam actio est, qua eum eo agimus, qui obligatus est nobis ad faciendum aliquid vel dandum, et semper adversus eundem locum habet (D. 44.7.25). - Личный иск имеет место, когда мы судимся с тем, кто обязан в отношении нас к совершению какого-либо дей­ствия или к тому, чтобы дать; тот иск всегда направлен про­тив данного лица.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.