Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Федерализм и его типология.



 

Государство - это политическая организация, образуемая одним или несколькимя народами, закреплённая на определённой территории, которая: придаёт своим велениям обязательный характер на всей своей территории; возможностью применения принуждения; и взымания налоговых платежей; в интересах общества.

В самых разнообразных научных догмах от Сократа и Дж. Локка до Иоанна IV Грозного и Френсиса Бэкона нет единственного и совпадающего определения о государстве. Потому я собрал разнообразные определения и выбрал из них те элементы, которые посчитал наиболее необходимыми.

История знает три основных типа государственного устройства территорий и народов государства: унитарная, конфедеративная и федеративная форма.

Унитарное государство - форма государственного или национально-государственного устройства, при котором территория государства в отличие от федерации, официально не имеет в своем составе федеративных единиц - субъектов федерации, а подразделяется, как правило, на административно-территориальные единицы (области, округа, районы, департаменты и т.п.).

Конфедерация - это межгосударственный союз, члены которого

суверенны полностью, обладают правом санкционирования и отмены актов федеративных органов, имеют независимую систему органов власти, самостоятельное гражданство, валюту, собственные вооружённые формирования. Конфедерация носит международно-правовой характер и, как правило, образуется для достижения ограниченных целей (военных, политических, экономических и т. п.), является аморфным образованием, в котором отсутствует единство во всём своём многообразии экономической, политической и правовой систем.

В конфедеративном союзе, как правило, возможны только мягкие связи, где части (субъекты союза) могут не подчиняться целому и даже превалировать над ним, поэтому конфедерации, как показывает история, имеют временный характер. Они формируются либо на пути к созданию федерации, либо - к ее размежеванию. Так, Европейский союз в настоящее время представляет собой конфедерацию, быстро трансформирующуюся в федерацию. Например, США, Швейцария также были конфедерациями, а затем превратились в федерации. Федерация - форма государственного устройства, в соответствии с которой, государство состоит из государственных образований - субъектов федерации, наделенных значительной автономией, не нарушающей, однако, целостности государства.

Федерация является распространенной формой государственного

устройства. Ныне в мире насчитывается около 30 федеративных государств, большинство из них крупные по территории и численности населения сообщества, а также существуют унитарные государства с федеративными чертами в своей структуре (Италия, Испания, Объединённое королевство Англии Шотландии Уэлса и Северной Ирландии, Япония). Все из этих унитарных государств также крупные по территории и численности населения сообщества. В числе федераций и мощные в политическом и экономическом отношении государства (США, Канада, ФРГ, Австралия), и государства с высоким (Швейцария, Австрия, Бельгия) и средним уровнем индустриального развития (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика, Индия, Пакистан), и развивающиеся страны (Малайзия, Нигерия, Объединенные Арабские эмираты, Коморские острова).

Французская республика и Великая Социалистическая Ливийская Народная Арабская Джамахирия федерациями быть перестали, но исключать в их управлении федеративные методы – преждевременно. Интересно также, что, вышеупомянутая, Ливийская Джамахирия, Тунис и Арабская Республика Египет до сих пор формально составляют Арабскую Федерацию. Япония, казалось бы, чисто унитарное государство, однако численность её населения в 145 млн. чел, факторы наличия мелких островов и архипелагологическая расположенность закладывают в ней элементы федерализма. То есть, по утверждению Джеймса Андерсона, крупные территории и разбросанное по ней население или крупное население (свыше 100 млн. чел), также предполагают приобретение государством федеративных черт в своём эффективном управлении территорией. Такмо, при образования федеративных государств, в каждом случае причиной образования выступал многофакторный комплекс; факторов – катализаторов, факторов – предпосылок, факторов – условий, факторов – целей (желаемых результатов) создания федерации, идеологических факторов, и не всегда причины совпадали с условиями. Например, некоторые из них:

- различные этнические общности, связанные друг с другом исторически, лингвистически, социально или экономически (крупные технологические связи промышленных гигантов, каждый из которых влияет на экономику) либо цивилизационно. Которые стремятся сохранить свои связис одновременным признанием и защитой своих этнических прав (мультикультурность 1).

- защита лингвистических прав населения однородной этнической сущности, при разбросе их компактного проживания по территории либо защита прав народностей, например; казаки, мишары, булгары сибирские, булгары астраханские (мультикультурность 2).

- защита прав населения на эффективное управлениев условиях географической или климатической разнородности территории, ввиду обширности территории (Д. Андерсон).

- защита прав населения на эффективное управление, при численности свыше 100 млн. чел (Д. Андерсон).

- защита гражданского сообщества от авторитарных традиций, элементов, приводивших в прошлом к установлению авторитарного или тоталитарного режима в государстве.

Однако разделяют Федерации, как правило, по следующим признакам:

1. Административные федерации, построенные по территориальному признаку (США, ФРГ, Австрия, Мексика, Австралия, Аргентина, Бразилия, Венесуэла, также виду наличия доминирующего количества административно – территориальных единиц и экономического признака образования множества этнических субъектов, сюда присоединяют СССР).

2. Идеологические федерации, построенные по идеологии или религии (Югославия, Чехословакия). Однако эти федерации распались, не выдержав испытание временем. Остались; Исламская Республика Иран, Китайская Народная Республика и Великая Социалистическая Ливийская Народная Арабская Джамахирия (Триполитания, Киренаика, Феццан). Имея ввиду огромные территории либо сверхогромное население либо и то и то вместе, а также мощнейшую идеологическую машину. Все они, имея некоторые черты федерализма, относят себя исключительно к унитарным государствам.

3. Этнические федерации, построенные по принципу распределения территории; каждой этнической общности предоставляется её примерный ареал проживания в управление, на своём языке и в своих традициях. За исключением, тех полномочий, которые они передали федерации (СССР, с оговорками).

4. Лингвистические федерации, построенные по примерному ареалу компактного проживания населения, употребляющего один язык или диалект языка. Состоят лингвистические федерации из территорий, которые защищают этнические права. Но, территорий реализующих и защищающих этнические права одной национальности несколько, без соблюдения пропорции. Также в таких государствах есть способы поддержки этнических общностей вне пределов их компактного проживания, например, национально – культурные автономии. Которые могут сохранить относительно небольшую этническую общность от ассимиляции вдали от своей этнической государственности, но не целый народ. Очень часто используют «двойные национальные субъекты» для предотвращения либо «замирения» этнических конфликтов (Кабардино – Балкария). Также в таких государствах существует и активно используется муниципальный уровень гарантий этнических прав.

Как отграничить этническую федерацию от лингвистической, ведь внешне они очень схожи ?

Это вполне возможно, хотя и очень трудно понять, какие субъекты федеративного государства построены лингвистически, а какие этнически. Это лучше делать методом сравнения. Вот, например Бельгийское королевство ровно поделено по лингвистическому принципу; Фламандия – язык фламандский, диалект голландского, Валлония – язык валлонский, диалект французского и одна языковая община немцев на востоке страны. Казалось бы, все ясно, но нет – Брюссельский округ совмещает французский и голландский язык в своей жизнедеятельности и является субъектом федерации как Валлония и Фламандия, а немецкая община не имеет «своей» территории и сие не вписывается в рамки лингвистической федерации. Также фламандцы и валлоны – это автохтонное население Бельгии и их права свято охраняются. Подобное говорит нам, об этническом федерализме Бельгии, с элементами лингвистической федерации. Фламандия и Валлония этнические субъекты, а Брюссельский округ – с двойным статусом языков субъект лингвистический. Немецкоговорящая община – также элемент лингвистической федерации. Канаду же считают этнической федерацией, часть исследователей, тогда как права автохтонного населения в Канаде значительно (муниципальный уровень) меньше прав англофонов и франкофонов (субъектный уровень), то есть федерация в основном лингвистичная. Объединённые Штаты Америки (Les Etas Uni d”Amerique) построены по географическому признаку; размер и условия территории. Заслуживает внимания, тот факт, что часть южных штатов приняли испанский язык в качестве государственного наряду с аглицким. А это уже признак лингвистической федерации. Швейцарская Федерация это классическая лингвистическая федерация, кантоны построены именно по языковому признаку, а признание суверенитета именно за кантонами объясняет нам аполитичность данной федерации на мировой политической арене – Не является членом НАТО, не состоит в Европейском союзе, не подписывало Шенгентских соглашений. Иначе данное государство может легко раствориться между Италией, Францией и Германией.

Российская Федерация относится к федерациям административного типа и одновременно к федерациям этнического типа, и возможно будет в скором времени иметь ярко выраженные черты лингвистической федерации; несколько регионов с одним и тем же статусом одних и тех же языков. Например; Ненецкий АО, Долгано - Ненецкий АО и Ямало – Ненецкий АО, двойные республики; Кабардино – Балкария и Карачаево – Черкесия, а также существование Республики Алтай наряду с Алтайским краем, а также существование различных национально – культурных автономий говорит нам о наличии элементов лингвистической федерации. Хотя раньше, в составе СССР, РФ не имела черт лингвистической федерации, а реализации прав этнических общностей федерации были во многом недостаточными (в плане верований, некоторых традиций).

На примере различных федераций, становится ясно, что деление федераций на различные виды весьма условно. В «очищенном и арийском видах» не существует ни территориальной, ни межнациональной, ни языковой, ни идеологической модели федерации. Не существует вообще федераций «идеальной красоты», «чистой крови», «кристальной арийской чистоты» и т.п. Каждая федерация органично сочетает в себе как элементы вышеописанных федераций, так и черты асимметричного и симметричного федерализма, имеет элементы унитаризма. И, наоборот, унитарное государство, в определенной степени, является носителем элементов федерализма. К примеру, Испания является унитарным государством. Однако её законодательная власть, широкие полномочия 17 автономных областей приближают Испанию к федеративной форме устройства. Однако, испанский правовой менталитет очень опасается, что при определенных обстоятельствах дезинтеграционные, сепаратистские тенденции, подпитываемые из вне, могут взять верх и привести к распаду единого федеративного государства. Всё же, необходимо понимать, что для Испании федерализм неизбежен. И лучшим будет лингвистически раздробить «страну басков» (как впрочем, и Украйну) на более мелкие республики (штаты) – не смогут организованно создать предпосылки выхода.

Федерация - это, как говорилось уже выше, такая государственно - правовая форма объединения, при которой, несколько государственных

образований объединяются и создают новое союзное государство. Она закрепляется в виде единого государства. Составляющие его субъекты, государственные образования; штаты, республики, земли, княжества, графства, герцогства, не залежные града, провинции, кантоны, украйны, национальные округа и даже области, обладают определенной политико - правовой самостоятельностью, но не имеют права нарушить территориальную целостность федерации (кроме ФНРЮ и СССР), в одностороннем порядке выйти из нее, хотя на практике это имело место (Ичкерия, Косово, Республика Сербска (Босния и Герцеговина), Сербска Крайна (Хорватия)).

«Современный федерализм выполняет две важнейшие функции: децентрализует власть посредством ее разделения по вертикали и интегрирует территориальные сообщества. Выполняя эти функции, федерализм предоставляет социально-культурную и политическую автономию территориальным частям государства.

Вообще федерализм в той или иной мере может в перспективе оказаться одной из оптимальных форм сочетания тенденций интеграции и децентрализации в современном мире, упрочнения целостности мира при сохранении суверенности наций». [1]

Д. Элазар, несомненно, прав, констатируя, что «концепция федерализма, обосновывающая образец должного политического порядка, по своей нормативной силе близка теории естественного права». [2]

В состав современных федераций входит различное число субъектов:

США - 50, Австралийского Союза - 6, Канады - 10, Австрии - 9, Бельгии - 3,

ФРГ - 16, Швейцарии - 23, Аргентины - 22, Бразилии - 26, Венесуэлы - 20,

Мексики - 31, Индии - 25, Пакистана - 4, ОАЭ - 7, Малайзии - 13, Нигерии -

21, Коморских островов - 3. Самое большое количество субъектов входит в состав Российской Федерации – 83; ранее 89.

Субъект федерации, как правило, наделяется учредительной властью,

т. е. Ему предоставляется право принятия собственного конституционного акта, как правило конституции, которая должна соответствовать союзной конституции. Он обладает правом издания законодательных актов, действующих только на территории этого субъекта и соответствующих федеральному законодательству при принципе приоритета федерального законодательства в административных федерациях. Субъект федерации имеет свою собственную правовую и судебную системы. Но принципы организации и пределы юрисдикции судебных и иных органов определяются конституцией федерации. В принципы организации не входят функции и задачи субъекта федерации, а также его собственное наименование и наименование его органов.

Субъекты федерации имеют представительство и участвуют в работе

высших органов государственной власти, прежде всего в парламенте. В

двухпалатном парламенте, во многих странах, в верхнюю палату избирается не равное либо равное количество депутатов от каждого субъекта федерации. Так, в Австралии в состав верхней палаты (сената) входят 76 человек - по 12 от каждого из шести штатов и по два от двух территорий, которые избираются по системе пропорционального представительства. В сенате США, палате, выражающей интересы штатов, 100 человек - по два от каждого из 50 штатов независимо от численности населения штата. В Совете кантонов Швейцарии заседают 46 депутатов - по два депутата от 22 кантонов и по одному от полукантонов. Часть их избирается местными парламентами, часть назначается правительствами кантонов. В Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Федерации, т. е. по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти.

А вот в нижнюю палату законодательной власти Австрии - Федеральный совет (бундестаг), в составе которого 63 человека, - каждая земля выделяет число депутатов, пропорциональное числу граждан земель.

В наше неспокойное на стихийные природные и социальные явления всё более и более разрушительной силы ставящие целые «развитые» государства на край гибели и разрушения, например Ливийская Джамахирия на февраль 2011 и Япония на март 2011, нареченное древними – Maelstrom, все сферы жизни усложнились. И в том числе взаимоотношения между федерациями и их субъектами, развивавшиеся относительно противоречиво, стали закрепляться в правовой форме. Преобладающей является тенденция к интеграции при сохранении определенных гарантий прав и интересов субъектов федерации. Потому федерации остаются одной из эффективных и гибких форм государственного устройства. И данные факты позволяют утверждать о наличии великого множества дискуссионных форм федерализма. Вот, например: «Теория дуального федерализма постулирует, что национальное правительство и штат имеют автономную политическую власть и между двумя уровнями правительства нет взаимодействия».[3] И в каждом федеративном государстве, в разные периоды истории выявляли свои противоборствующие формы федерализма.

«Отмечая целый ряд привлекательных черт федерализма как совокупности идей и совокупности институтов и отношений, следует одновременно во имя объективности и истины подчеркнуть, что многие его преимущества уравновешиваются присущими ему недостатками. Как – то не принято говорить об имеющихся слабостях федерации как формы государственного устройства. Но они есть, и учитывать их также необходимо. Федерализм вовсе не панацея от всех болезней, так как сам страдает от них. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что 27 из 44 федераций, образованных в течение последних приблизительно двух столетий, потерпели неудачу, либо распавшись, либо став полностью централизованными, унитарными государствами» [4]В этом утверждении есть явная неточность, ведь ныне существуют в мире государства официально не признающие себя федерациями, примерно 12. Имеют так называемые регионалистические (самостоятельность в части вопросов) черты либо независимые обширные муниципальные структуры, решающие далеко не местные вопросы, то есть имеют завуалированные федеративные элементы. Число федеративных государств приближается к 40; подавляющему количеству населения земного шара. Если нет экономической взаимозависимости субъектов государственного строительства, соглашения национальных элит, либо «цивилизационно - инфраструктурного» единства то навязывание федеративной структуры не предоставит площадку для эффективного разрешения противоречий различных региональных/этнических групп, и построения объединённого общества.

«Взгляды В. Ленина на форму государственного устройства, как известно, изменились после октября 1917 г., когда начался процесс дезинтеграции России. Признавая свою вину за недостаточное внимание к вопросам национально-государственного устройства, к созданию нового геополитического образования - Союза ССР, В. Ленин был убежден, что такое государство необходимо не только создать, но и укрепить организационно, а также хозяйственными, дипломатическими, военными мерами, системой управления с учетом его национальных особенностей сосредоточить в ведении центральной власти только военные и дипломатические вопросы, определить, кто является носителем воли нации к отделению в зависимости от конкретно-исторических условий их развития и пр.

Таким образом, в дореволюционные и первые послереволюционные годы взгляды теоретиков и практиков Великой Октябрьской социалистической революции трансформировались от признания жесткой централизации власти и унитаризма в будущем государственном устройстве России и Советского Союза до убеждения, что только федерализм, рассредоточение власти от центра к субъектам федерации, построенным по национальному признаку, сохранят единство государства и его территориальную целостность. Способом и методом обеспечения федерализма признавалась только диктатура одного класса - пролетариата, формой осуществления власти народом - только съезды рабочих и крестьян.» [5]

 

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.