Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

В ОС К Р Е С Е Н И Е Д Р Е В Н ЕГО С ОЛ Н Ц А



ВЕДА СЛАВЯН

БОЛГАРСКИЕ НАРОДНЫЕ ПЕСНИ

ПРЕДИСТОРИЧЕСКОГО И ПРЕДХРИСТИАНСКОГО ВРЕМЕНИ

ОТКРЫЛ В ФРАКИИ И МАКЕДОНИИ

И ИЗДАЛ

СТЕФАН И. ВЕРКОВИЧ

ТОМ I

Перевод с древнеболгарского языка Барсукова В. Г.

ИЗДАТЕЛЬСТВО АМРИТА

МОСКВА 2011

 

 

ББК 82.3(3)

УДК 398.2

ISBN 978-5-9901902-3-8

 

Аннотация

В книге С. И. Верковича «Веда Славян» том I, выпущенной в 1874 году в Белграде, (теперь репринтное издание в русском переводе) приведены собранные им эпические песни и предания в Родопских горах у народов помаков и марваков В сборник вошли материалы о великом переселении праславян в Европу задолго до эллинов и кельтов со своей Прародины, которая по описанию климата и географического положения походит на северную Африку, что даёт материал для нового научного исторического открытия. Песни также содержат яркое описание древних обычаев, связанных с рождением, воспитанием и женитьбой знаменитых героев. Предания содержат множество заговоров и мистических сцен. Имеется много песен о гениальном певце и музыканте Орфее, также царе и жреце фракийского народа, в том числе «Древняя болгарская песня об Орфее», которая на первом археологическом съезде в Москве в 1875 году завоевала почетную грамоту, а сам Веркович был награжден золотой медалью и орденом святой Анны. Книга будет полезна всем, кто интересуется древней историей славян, а также доисторической, дохристианской Ведической культурой.

 

 

На лицевой стороне обложки картина сербского художника Дюбивоя Йовановича «Славянский бог родоначальник Сварог- Вышний»

 

На последней стороне обложки картина сербского художника Момира Янковича «Славянский бог Даждьбог»

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

 

Из школьного курса истории и литературы мы знаем, что сохранившиеся самые древние летописи, а также материалы славянского эпоса записывались в монастырях христианскими летописцами, которые описывали события своего времени.

Однако, мало кто знает, что сохранился дохристианский эпос южных славян, восходящий ко времени переселения славянских племён на реку Дунай в район Балканских гор. При этом устным народным творчеством у болгар-помаков сохранились эпические песни, унаследованные ими от своих далёких предков, первых славянских переселенцах, помнящих ещё свою жаркую Прародину.

Эпические песни были собраны знаменитым в своё время юго-славянским учёным, археологом, историком и этнографом боснийским сербом Стефаном Ильичём Верковичем в середине XIX века.

После получения образования в Загребе жажда к познаниям привела С. И. Верковича в неисследованный край болгарской Македонии, где он поселился в городе Серезе. Веркович с успехом воспользовался пребыванием в этом богатом памятниками старины и живым народным творчеством славянском крае. Собранные им древности и рукописи обогатили музеи и библиотеки не только России, но и западной Европы. С.- Петербургу посчастливилось получить в Эрмитаж многие археологические предметы, а Публичная библиотека получила прекрасную и ценную коллекцию древних славянских рукописей.

У Верковича возникла идея опровергнуть взгляд иностранных писателей, что славяне не внесли ничего своего в культуру человечества, но скорее ей вредили, время от времени истребляя опустошительными набегами накопленные культурные богатства талантливых народов. Интересуясь произведениями народного творчества, С. И. Веркович напал на след таких песен, каких никто до него не встречал. Песни эти он нашёл у болгар-помаков, живущих в Родопских горах, поэтому назвал их «Родопским открытием». Древнейшие песни помаков являлись носителями живой ведической традиции. Болгары-помаки формально приняли ислам, но продолжали исполнять древние ведические славянские песни, унаследованные от своих далёких предков. Родопские славяне сохранили живое предание даже о времени Александра Великого. Веркович находит вариант песни об Александре, две песни об Орфее и песню о переселении народов.

Первые упоминания о таких песнях сохранились в древней Греции, где поэт Гомер собрал существующие задолго до него героические песни и переработал их в две знаменитые эпопеи «Иллиаду» и «Одиссею».

В Шотландии и Ирландии до XIX века сохранились в устной народной передаче песни кельтского барда Оссиана, сына короля Фина, жившего в III веке н. э. Материалы песен, обработанные поэтом Макферсоном доставили Оссиану европейскую известность.

Эллегический тон Оссиана сближает его песни с наследием прибалтийской культуры, в т. ч. с финским эпическим сборником «Калевала», который собрал и записал поэт и учёный Ленрот в начале XIX века. Сборник содержал 50 песен и 22793 стиха. «Калевала» полно и ярко выразила народные мифические воззрения, которые обоготворяют материальные силы и явления Природы, а также человеческую жизнь. «Калевала» получила широкую известность и изучается даже в системе российского образования.

Также широко известны мировой древней культуре памятники восточного ведического эпоса: индийские «Веды» и «Авеста» древних иранцев.

На этом фоне совсем неизвестны не только мировой, но и европейской культуре шедевры величайшего славянского эпоса, собранного в Родопах Стефаном Ильичём Верковичем в 1865 году. В этом отношении «родопское открытие» представляет для истории весьма ценный источник, составляющий в самой большой степени достояние всего человечества.

В 1867 году С. И. Веркович приезжает в Москву, чтобы найти хороших учёных - славистов, которые поддержали бы его исследования и помогли напечатать часть песен. Вскоре в том же году на 1-м археологическом съезде в Москве С. И. Веркович доложил содержание песни об Орфее, где он является не греческим мифологическим героем, а реальной исторической личностью - гениальным певцом и музыкантом, а также царём и верховным жрецом фракийского народа. Это вызвало восхищение государя-императора Александра II, под эгидой которого проходил съезд. Стефан Ильич был награждён грамотой, золотой медалью и орденом Святой Анны. С. И. Верковичу была предложена престижная должность в итальянское консульство в городе Серезе, куда он вскоре уехал.

Часть собранных песен С. И. Веркович объединил в настоящую книгу и издал в Белграде, в княжестве Сербия, в 1874 году под заглавием «Веда Словена» книга первая, в которой вместе с текстом был помещён французский перевод. Французы особенно активно принялись исследовать «родопское открытие», так как до этого они имели большой опыт по изучению произведений индийской «Веды». Для проверки подлинности помакских песен ещё в 1868 году в Белград был направлен Альберт Дюмонт, член французской школы в Афинах. Затем немного спустя в 1873 г. министерство народного просвещения Франции поручило своему консулу Огюсту Дозону убедиться в подлинности помакских песен на самом месте, где эти песни были записаны. Во французских журналах обоими специалистами были даны подробные отчёты о подлинности собранных Верковичем песен.

О помакских песнях С.И. Верковича восторженно отзывались в печати того времени крупнейшие европейские специалисты и люди, интересующиеся произведениями устного народного творчества.

В связи с начавшейся русско- турецкой войной и угрозой ареста, С. И. Веркович вновь возвращается в Россию в 1877 году. Для того чтобы получить оценку русских специалистов, С. И. Веркович представляет материалы помакских песен на 4-й археологический съезд, который проходил в Казани 10 августа 1877 года. Выдающийся археолог и литератор, доктор славяноведения, действительный член Академии Наук Измаил Иванович Срезнёвский представил подробный доклад о сделанном С. И. Верковичем «Родопском открытии». Помакские песни Срезнёвский называет поразительными по своему содержанию, ибо в них находятся воспоминания о самых первоначальных открытиях и изобретениях человека на пути образованности, например, об изобретении сохи, серпа, лодки, а также воспоминания о Троянской войне.

Однако, несмотря на положительные отзывы крупнейших славянских учёных, несмотря ещё на свидетельства французов, людей посторонних и не заинтересованных в деле, в среде участников съезда нашлись псевдоспециалисты-скептики, которые не допускают возможности существования подобных песен в Болгарии, так как в них содержатся сведения о такой отдалённой эпохе, воспоминание о которой не могло сохраниться в народной поэзии, что якобы Веркович старается своим сборником песен доказать, что южные славяне явились в Европу прямо из Индостана. Да, в этом вопросе Веркович немного ошибался, так как по описанию природы, географии и местоположению соседних народов в песнях упоминается северная Африка. Не зная содержания песен и проявляя некомпетентность псевдоспециалисты выступили с резкой критикой песен. Пугало их и «языческое» содержание песен, проклинаемое столетитиями одиозными церковными иерархами.

Хотя эти псевдоспециалисты никогда не были в Родопах на месте, где записаны помакские песни, хотя имелись подтверждения французских специалистов о подлинности песен, им удалось навязать своё мнение съезду, и С. И. Веркович был обвинён в подлоге. Таким образом была предана забвению уникальная древняя Ведическая Культура Славян. Российская «патриотическая интеллигенция», какой её считал С. И. Веркович, оказалась по сути дела собранием благонамеренных, но недееспособных интеллектуальных трутней, лишённых самосознания и свободы воли. Об этом в своё время писал наш русский гений Д. И. Менделеев в книге «Заветные мысли», что главная причина многовековых бед нашего народа – в прозападной ориентации нашей интеллигенции, которая является антинародной по своей внутренней сути и мыслит, чувствует, живёт в соответствии с положениями западной (а не отечественной) культуры. Победило именно это направление в литературе, отстаивавшее основы западно-европейского либерализма, которое возглавляли Пыпин А. Н., Спасович В. Д., Макушев В. В. и др. Они-то и выступили в печати с яростной критикой песен , собранных С. И. Верковичем. Что касается их компетенции как литераторов, то Пыпин А. Н. преподавал в университете курс провансальской и французской литературы, являясь специалистом по западной литературе. Работал в журнале «Вестник Европы» и издал книгу «История славянских литератур» совместно со Спасовичем В. Д., который являлся профессором уголовного права и считался лучшим криминалистом, чем литератором. Макушев В. В. долгое время стажировался в Италии и издал книгу по истории славянства по материалам, найденным в итальянских архивах.

Другое направление в литературе принесло прекрасный материал как этнографического, так и художественного характера, осветив многие стороны народной жизни с исторической точки зрения. Сюда относились такие литераторы, как И. И Срезнёвский, А. А. Краевский, И.С. Аксаков, П. А. Безсонов и другие.

У обоих литературных направлений возникли крайние разногласия во взглядах на активную роль народа в культурной истории. Поэтому на 4-м Археологическом съезде в Казани по сути не рассматривалась историческая концепсия песен Верковича С. И., а велась борьба идей обоих направлений, окончившаяся для него неудачно.

В настоящее время внимание к сборнику «Веда славян» привлёк энтузиаст-историк А. И. Асов в своей книге: «Атланты, арии, славяне». Он также сделал несколько переводов из 1-го и 2-го тома книги, а также из неопубликованных источников С. И. Верковича. Из многих помакских песен А. И. Асов на русском языке создал поэтические сказания, посвящённые отдельным героям, изложенные в нескольких книгах, что представляет собой интересный литературный материал. Однако при этом был утрачен канон и ритуал обрядовых песен.

В настоящем переводе исходный помакский текст оставлен без изменения, но могут быть видны ошибки записывателя песен Ивана Гологанова. Так, в одних и тех же словах могут меняться буквы В и Ф, П и Ф, Б и П, О и У, Ю и У, и т. п., а также не выполнялись правила орфографии и синтаксиса. Так как книга написана на помакском языке, который является самым архаичным диалектом южнославянских языков, то сегодня не существует русско-помакского словаря, а также грамматики этого языка. При переводе использовались болгарский, македонский, сербский и старославянский словари, а также исследования русских славистов в области древнего языкознания.

Я с великим удовольствием благодарю моих друзей из Сербии – автора сайта SVEVLAD (www.svevlad.org.rs) Александру Маринкович-Обровскую и Александара Обровского, а также болгарский сайт ѣttp://ziezi.net за предоставление информации по древнеславянской культуре, в том числе из наследия С. И. Верковича.

Хочу высказать глубокую признательность Владимиру Васильевичу Белокрылову за постоянное содействие и добрые напутствия.

Выражаю глубокую и самую нежную благодарность моей семье: жене Наташе, детям Алёне и Серёже за душевную теплоту, создание благоприятных условий жизни и творчества, благодаря которым была подготовлена эта книга.

Также выражаю добрую признательность издательству АМРИТА, без которого этой книги не существовало бы.

В заключении выражаю самую добрую благодарность Краснодарскому, Анапскому, Ростовскому на-Дону и Московскому сообществам Ведической Культуры за активную поддержку, без которой появление данной книги было бы весьма проблематично.

 

Барсуков Валерий Гаврилович. E-mail: bevega@mail.ru

Академик Кубанской народной Академии

 

В ОС К Р Е С Е Н И Е Д Р Е В Н ЕГО С ОЛ Н Ц А

 

„ВЕДА СЛОВЕНА” - НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

(Перевод с болгарского языка)

 

По интернету в Болгарию была прислана книга „Веда Славян” – в переводе на русский язык. Перевод выполнил проф. Валерий Гаврилович Барсуков из России. Для меня он профессор и более, с полной убеждённостью пишу это.

Я больше полувека живу в Родопах (Болгария), где Стефан Веркович собирал древние песни и сборник „Веда Славян” назвал «Родопским открытием». Как автор 12-ти книг про Орфея, я сам обьездил 240 сёл в том районе, посетил 43 страны и могу на своём опыте делать сравнения.

Дискуссия по поводу песен „Веды Славян” продолжается уже более полутора века. По своему объёму она достигла уровня споров, как по Гомеровому вопросу. Откуда исходит такой огромный интерес?

Стефан Веркович /1827 – 1893 г./ покинул родное Косово, стал монахом, учил богословие в Загребе, был затем в Белграде, сбросил монашескую рясу и в течение 1850 г. поселился в городе Сяр /Серез/ - сейчас Греция. Там он начал собирать этнографические материалы и народные песни в Родопах и Македонии. Издал книгу „Народные песни македонских болгар” в Белграде, 1860 г. А следом это же издал сборником – том первый „Веда Словена” в Белграде, 1874 г. и позднее – том второй сборника „Веда Славян” издал в С.-Петербурге, 1881 г. Затем надолго поселился в Болгарии. Жил в Пловдиве и умер в Софии.

Стефан Веркович был реально командирован в Родопы от Министерства просвещения в Софии. До самой смерти он собирал многообъёмный древний материал – песни, сказания, монеты, древние предметы старины. О первом томе „Веда Словена” Веркович пишет: ”Песни собирались мной”.

Первые песни Веркович записал в 1850 г. и более 40 лет жизни посвятил этому делу /1850 – 1893 г/. Так, много старых песен записаны сначала от певицы Дафины, затем первые песни об Орфее записаны от деда Вело Гланчева, а после от десятка народных певцов и певиц – с указанием имени и села.

Песни датируются от „праисторического и предхристианского времени”. Имеется много обрядных песен, освещающих Языческое время. Записаны и опубликованы песни об Орфее, содержащие 3764 стиха. А собранные песни в сборниках „Веды Словян” содержат десятки тысяч стихов. Общий эпос „Веды Славян” составляет 450 000 стиха, которые по объёму равны 30 „Иллиадам” Гомера.

По этому поводу народный поэт и патриарх болгарской литературы Иван Вазов пишет: ”Родопы – это море песен”.

Веркович подарил в болгарскую казну 1000 древних и неизученных монет, золотые сокровища, рукописи и евангелия. Он не использовал ничего для себя и умер в большой бедности. В конце жизни он признавался: ”Я был золотой колодец для Болгарии”. Веркович записал лишь только „Помакские песни” – песни, спетые болгарами-мусульманами, живущими в Родопах, которые не знают ни одного слова на турецком языке. Эти песни от Орфеева времени исполнены на архаичном родопском диалекте. Часто имеются отдельные непонятные слова – и для певцов и для слушателей. Например, выражение: „Вита е вила ветише”(Песенка эта про вдохновение от неба) нас возвращает к наиархаичному языковому корню – фракийскому и санскритскому языку. Три языка смешались в Родопах: язык на фракийском-беси, которым владеют горцы в Родопах, язык славянский, который принесли в Орфеевы горы, и язык пра-болгарский, также принесли сюда при заселении. От этих трёх этносов и родилась будущая Болгария (681 г).

География фольклорных источников „Веды Славян” охватывает районы от Неврокопа до Смолян и от Сереза через Доспат и Девин до Чепино. Это был большой район в труднодоступных горах.

Такая недоступность и трудная языковая среда доводит многих ученых до безсилия, сомнения и отрицания. Они не могут уразуметь глубокомысленного выражения Стефана Верковича: ”Чтобы мог человек проникнуть в мудрость родопских песен, надо быть ему гением”.

Что касается эрудированных учёных, то они не смогут эти песни спеть, не живя в Родопах и не зная с рождения родопский говор, а также не познав бытовую и языковую среду. Они рассматривают горское „Море песен” отдалённо и слышат лишь эхо от большого волнолома.

За полвека исследований, я открыл на горных вершинах в Родопах 6 каменных плит, с выдолбленными на них 5600 буквами. Такими же, как древние наскальные знаки и надписи с именем Орфея, обнаруженные по следам древних книг и руин разрушенных храмов. Так рухнуло большое научное заблуждение, что „фракийцы безписьменный и безкнижный народ”, как и славяне, как и праболгары. Как можно назвать их „варварами” при наличии 300 000 народных болгарских песен (только записанных). Франция имеет 8000 народных песен, Германия – 50 000 народных песен, а маленькая и порабощённая Болгария создала 300 000 народных песен. Это не есть ли огромный культурный феномен с Орфеевого наследства. Я сам являюсь соавтором „Антологии родопских песен”, где избраны 300 родопских песен. В них и сегодня дышат древние думы и мелодии, отшлифованные по истечению тысячелетий.

Один рефрен (главный припев) в „Веде Славян” повторяется до 10 раз и этот рефрен отшлифован так, что поётся и сегодня. Относится к молодой, влюблённой девушке:

На челе её – ясно солнце,

На груди её – месячко,

На подоле её – часты звёзды.

Или другой отрывок из „Веды Славян”, отшлифованный в народном творчестве Болгарии. Ещё о молодой, влюблённой девушке:

Когда стоит – солнце греет,

Когда ходит – ветер веет,

Когда говорит – жемчуг нижет.

Первый, кто отрицал „Веду Славян” был Луи Леже из Франции. Но проф. Ходьзко из Парижа защищал болгарский народ, который сказал такие слова: «Народ, создавший такие песни, есть один из наиболее поэтичных народов на свете».

Имеется одно воспевание братьев Кирилла и Мефодия, создателей славянской письмености. Из него сохранилось выражение: ”Восхождение Слова – великого и пространственного – обновит Лицо Земли болгарской”. Академик Срезнёвский из России, делая доклад в Казани относительно „Веды Славян”, пишет за „Родопское открытие”: ”Песни эти поразительны по своему содержанию”.

Таким трудным делом занялся проф. Валерий Барсуков из России. Он перевёл на русский язык „Веду Славян”. Его труд является большим литературным подвигом. Я бы назвал два пути Подвига. Первый подвиг, что он осуществил перевод с родопского диалекта на литературный Русский язык. И второй подвиг, что оригинал и перевод даны вместе на одной странице строка в строку – один с другим – и всякий читатель может сравнить сразу любой ряд.

Знаем про большие муки при переводе – необходимы долгия усилия для достижения оригинала. Но в этом случае проф. Валерий Барсуков ПРЕВЗОШЁЛ ОРИГИНАЛ. Он претворил родопский диалект на литературный русский язык так, как будто промывал золото. Содержание перевода не дублировало оригинал, а достигнутая языковая форма его превосходила. Перевод является читаемым, доступным, ритмичным и ясным. Проф. Барсуков опирается на глубокий славянский языковый корень – и фракийцы, и славяне, и праболгары имеют общий индо-европейский корень. Такова Орфеева цивилизация, раскрывающая в целостности своё богатство. Я сам по этому поводу писал : «Родопы есть Болгарское Эльдорадо, а Орфей есть Болгарский духовный Эверест». Не случайно русский Академик Лихачёв назвал Болгарию „ДУХОВНОЙ ДЕРЖАВОЙ ”.

Проф. Барсуков сохранил подлинность корней (в словах), преодолел нарушения ритмики в оригинале, преодолел пропуски записывателя песен и промыл «духовное золото» не только через разум, но и через своё сердце.

«Веда Славян» документально подтверждает в песнях и наличие древней Орфеевой письменности (13 в. до н. э.) Каменные плиты также её документируют. Как и моя книга «Орфей и азбука», переведённая на английский язык.

Проф. Барсуков, следуя древним Орфеевым мифам, перевёл на русский этот стих так: «Когда летели, в книгу глядели». Так ведь и Платон пишет: «Видел кучи книг про Орфея» – на греческом языке.

Проф. Барсуков проясняет географию сюжетов – от Африки и Азии к Белому Дунаю и Чёрному, а также Белому морям. Эти упоминания о переселении, наши предки завещали нам в древних песнях.

Заслуга проф. Барсукова заключается в том, что он поливает наши древние корни, чтобы расцвёл Будущий наш день. И сегодня можно показать, что жив пример этой древности. В далёкие времена в Карпатах жило славянское племя «Смоляне». По ряду причин это Племя разделилось на два и сделало свой выбор за новое переселение. Одна часть от племени «Смолян» пересекла реку Дунай, перешла на сегодняшние земли Болгарии и остановилась в Родопах – Орфеевых горах. Чтобы сохранить своё имя «Смоляне», они основывают древнее поселение, которое называют «СМОЛЯН» (сегодня областной город). Другая часть «Смолян» сделала свой выбор идти к Днепру. Они также решают сохранить имя своего племени „Смоляне” и основывают город «СМОЛЕНСК». Смолян и Смоленск – древнее родство и единое ведическое знание. Такое родство пронизывает всю нашу историю, язык и этнос.

Перевод «Веды Славян» проф. Барсукова проливает живую воду на «нашу великую в прежние дни Орфееву цивилизацию». Через полтора века научных споров, снова над горизонтом сегодня всходит ДРЕВНЕЕ НАШЕ СОЛНЦЕ. Оно нас согреет не только снаружи, но и внутри – как «солнце кровное». Это есть Орфеева любовь – обычаи и песни – на Крыльях свободы Творчества!

 

 

НИКОЛА ГИГОВ - Болгария,

Писатель, удостоен награды Мира

имени Леонардо да Винчи, а также

лауреат 15 международных и более

100 национальных почётных наград

 

 

ФЕНОМЕН«ВЕДА СЛАВЯН»

(Перевод с болгарского языка)

 

В далёком 1874 году в Белграде вышла из печати одна книга, которая разбудила духовность в научной среде и не даёт им покоя по сей день. «Автор» её был боснийский серб Стефан Веркович, а заглавие – «Веда Славян: Болгарские народные песни предисторической и предхристианской эпохи». Поставим «автор» в кавычки, потому что реально С. Веркович являлся только заказчиком, а истинным собирателем песен был болгарский учитель из Эгейской Македонии – Иван Гологанов.

Веда Славян был единственный особенный сборник фольклорных песен и преданий, собираемый в продолжении двенадцати лет среди болгар мусульман в Македонии и в Родопском крае ( т. наз. марваки и помаки). Особенный, потому что изложенное в нём творчество имело необыкновенную тематику и содержание, оно говорит о языческих богах, сверхъестественных существах, мифологических героях, древних царях и государях, содержит знания, воспоминания, уходящие далеко не только до времени исламизации помаков, но и до христианизации всего болгарского народа. Такое содержание обрекает книгу на отвержение. Многие учёные, от исходных и до наших дней, объявляют её фальсификацией, они наиболее часто приводят аргументы типа « неправильная и неуклюжая форма» и ещё «фантастическое содержание». Такие утверждения, однако, не объясняют, откуда «горе-фальсификатор» сельский учитель Иван Гологанов мог бы иметь такие обширные познания о древнеславянской мифологии. По тому времени, когда он собирал песни, большая часть наших известных сегодня славянских и присутствующих в Веде Славян божеств, а также мифических персонажей, всё ещё не были известны науке. Да ещё оговорим, что тогдашняя Болгария всё ещё была под турецким рабством и едва ли в каждом селе имелась библиотека, снабжённая новейшей литературой в области славистики.

Вообще говоря, «неправильную и неуклюжую форму» имеет всякая народная песня – не правда ли, ведь это есть (просто)народное творчество, а не профессиональная поэзия.

С другой стороны всяческие исследования о диалекте песен заключают, что он выглядит вполне самобытно и отвечает Болгарскому Диалектическому Атласу.

Так или иначе, для нас спор относительно истинности Веды Славян вообще не существует.

Поэтому сэкономим время и место, а ещё обсудим несколько интересных моментов:




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.