Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

За размах уважали меня»,



- либо масштабностью (о чем, собственно, приведен­ные строчки Маяковского),

- либо сочетанием этих идей. Например: «праздник на широкую ногу, с размахом».

Причем в любом случае раз­мах оценивается позитивно, вызывает восхищение.

Идеи размаха входят в смысл многих других характерных русских слов, таких, например, как «Хлебосольство».

Кстати, это понятие столь значимо для нашей культуры, что русский язык не обходится одним его обозначением, а располагает сразу тремя словами: «гостеприимство», «радушие», «хлебосольство».

При этом с точки зрения представлений о мире, отраженных в семантике указанных слов, именно «хлебосольство» воспринимается как специ­фически русская черта.

Гостеприимство и радушие могут быть прису­щи самым разным народам, но странно было бы говорить о грузинс­ком или итальянском хлебосольстве.

Это также может быть человек «широкой души» — щедрый и вели­кодушный, не склонный мелочиться, готовый простить другим их мел­кие проступки и прегрешения.

Такой не стремится «заработать», оказы­вая услугу, а его щедрость и хлебосольство иногда даже могут перехо­дить в нерасчетливость и расточительство.

Причем «широта» в таком понимании в русской языковой картине мира с точки зрения этических оценок — положительное качество (оценка, которая звучит странно для представителей английской, немецкой, французской культур).

У немцев, англичан, французов иные модели социального поведения в подобных ситуациях (и, напомню, существует жесткая структура пред­ложения).

Кроме того, «широта» может пониматься и как терпимость, при­знание возможности различных точек зрения на одно и то же явление, умение понять другого человека.

Правда, некоторые исследователи отмечают и отрицательную сторону этой особенности русского национального характера.

Так, например, Н.Д. Арутюнова(«Два эскиза к «геометрии» Достоевского»//Логический анализ языка:Языки пространств. М., 2000) у персонажей Достоевского в «широкости, то есть умении понять правду другого» обнаруживает нравственную неустойчивость или шаткость» — «широкий человек выслушивает другого и тогда, когда тот морально нечистоплотен».

Ви­димо, из этого тоже проистекает «противоречивость русской натуры».

Далее. В понятие «широкой натуры» может входить также понятие «широких взглядов».

Так говорят о человеке прогрессивных воззрений, который терпим, готов переносить инако­мыслие, склонен к плюрализму (что, однако, иногда может переходить, по оценке со стороны, и в беспринципность).

Однако и перечисленным не исчерпывается понятие «широкой на­туры».

Оно может включать также тягу к крайностям, к экстре­мальным проявлениям какого-либо качества.

Как раз эта тяга к крайно­стям (все или ничего), максимализм, отсутствие ограничителей часто приписывается русским как одна из самых характерных черт.

Конечно, с этим можно и не соглашаться, что и де­лает Солженицын в «России в обвале»: «Не согласен я с множествен­ным утверждением, что русскому характеру отличительно свойственен максимализм и экстремизм. Как раз напротив: большинство хочет толь­ко малого, скромного», однако в целом указанные тенденции нашего характера нельзя отрицать».

Это и отмечается в статье В. В. Плунгян и Е. В. Рахлиной («С чисто русской аккуратностью…»(к вопросу об отражении в языке некоторых стереотипов)//Московский лингвистический журнал. 1995.№2).

Авторы пишут, что именно отталкивание от середины, связь с идеей чрезмерности или безудержности и есть то единственное, что объединяет такие, казалось бы, разные характеристики русского чело­века, как

«щедрость» и «расхлябанность»,

«хлебосольство» и «удаль»,

«свинство» и «задушевность»,

т.е. все качества, которые (в отличие, например, от слова «аккуратность») легко сочетаются в языке с эпите­том «русский».

Помните, в «Братьях Карамазовых» Митя говорит:«Широк человек, я бы сузил»?

В стихотворении Алексея Толстого прекрасно описано это стрем­ление к крайностям:

Коль любить, так без рассудку,

Коль грозить, так не на шутку,

Коль ругнуть, так сгоряча,

Коль рубить, так уж сплеча!

Коли спорить, так уж смело,

Коль карать, так уж за дело,

Коль простить, так всей душой,

Коли пир, так пир горой!




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.