Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Отсутствие структуры в предложении — расширенное ощущение свободы



Кроме того, отсутствие жесткой фиксации членов предложения (хотя, конечно, не только это) определило, на мой взгляд, и особое, специфическое свободолюбие русского человека.

Обратимся опять же к языковому материалу.

И в английском языке, и в русском есть два выражения для обозначения свободы — «liberty» и «freedom», «свобода» и «воля».

Од­нако, рассматривая значение этих существительных, можно убедить­ся, что они в ряде случаев лишь частично соответствуют, а иногда со­всем не соответствуют друг другу.

В настоящий момент в английском языке употребление слова «liberty» ограничива­ется политическим дискурсом и обозначает отвлеченное представление.

Например, у Олдоса Хаксли: «In totalitarian states there is no liberty of expression for writers and no liberty of choice for their readers» — «В тоталитарных государствах нет свободы выражения для писателей и свободы выбора для читателей».

Одновременно с изменением значения значительно уменьшилось и употребление слова «liberty».

В корпусе текстов Шекспира содер­жится примерно 100 употреблений слова «liberty» на 1 млн. слов, тогда как в современном корпусе COBUILD содержится примерно 100 упот­реблений слова «liberty» на 10 млн слов.

Если слово «liberty» стало специализироваться на общественных правах, гарантируемых соответствующими политическими структура­ми, то слово «freedom» сосредоточено, прежде всего, на правах отдель­ного человека.

Оно определяется как противоположность «вмешатель­ству», «навязыванию» (а не, скажем, противоположность «рабству»,«угнетению»,).

То есть ос­новным смыслом «freedom» можно назвать «ненавязывание», раскрывае­мое через следующее утверждение: «Может быть, я не могу де­лать все, что я хочу, однако никто другой не помешает мне делать то, на что я имею право».

Т.е. свобода (freedom) — это не просто привилегия, которой могут наслаж­даться некоторые люди, а универсальное право.

На первый взгляд может показаться, что русский концепт «свобо­да» в точности соответствует английскому концепту «freedom».

Одна­ко это не так.

Во всех русских словарях «свобода» толкуется с упоми­нанием слов «стеснять» или «стеснение», производных от «тесно», как если бы «свобода» состояла в освобождении из своего рода смирительной рубашки, материальной или психологической.

Например: «Никто не стеснял моей свободы. Я делал, что хотел, особенно с тех пор, когда расстался с последним моим гувернером-французом» (Тургенев); «Участь ваша решена: я вас не стесняю... предоставляю вам полную свободу» (Пи­семский); или из Даля (1955 / 1882/): «Никакой свободишки нет, тес­нят всем, отовсюду».

Кстати, одним из объяснений такого значения слова «свобода» ряд исследователей пред­лагают считать принятый на Руси на протяжении столетий обычай туго пеленать ре­бенка.

Например, Э. Эриксон спрашивает: «Не является ли русская душа спеленутой душой?» (Erikson Erik Н. Childhood and society. 2ed. New York: Norton, 1963, p. 388).

И сам отвечает на это: «Некоторые из ведущих специалистов по русскому характеру опре­деленно так полагают» (например, см. Mead Margaret and Phoda Metraux. The stady of culture at a distance. Chicago: Chicago University Press. 1953).

Действительно, значение концепта «свобода» в русском языке хорошо соответствует образу распеленутого ре­бенка, испытывающего удовольствие оттого, что он может двигать своими ручками и ножками без каких-либо ограничений.

То есть, в отличие от «liberty» и «freedom», «свобода» в русском вари­анте предполагает ощущение счастья, вызываемое отсутствием како­го-то давления, какого-то сжатия, каких-то тесных, сдавливающих оков.

В этом контексте интересно отметить употребительное сочета­ние «дышать свободно».

По-английски словосочетание «to breathe freely» употреблялось бы в том случае, если бы перед этим было бы ка­кое-то препятствие свободному дыханию (например,куриная косточ­ка), которое затем было удалено.

Это принесло бы облегчение,НО не радостное ощущение счастья. Но по-русски сочетание «дышать сво­бодно» предполагает в том числе и именно это: радостное ощущение счастья.

Иными словами, у слова «свобода» иная сочетаемость и иные кон­нотации, нежели у слова «freedom».

В частности, слово «свобода» час­то встречается в сочетании «полная свобода», тогда как сочетание «fullfreedom» по-английски звучит неуместно.

В словаре В. Даля дается следующее определение:

«Свободасвоя воля, простор, возможность действовать по-своему; отсутствие стес­нения, неволи, рабства, подчинения чужой воле. Свобода — понятие сравнительное: она может относиться до простора частного, ограни­ченного, к известному делу относящегося, или к разным степеням этого простора, и наконец к полному, необузданному произволу или само­вольству».

Таким образом, в русской свободе ощутимым образом при­сутствуют отсутствующие в слове «freedom» коннотации «простора», широкого, бескрайнего пространства.

Английское же понятие «freedom» не связано подобным образом со сти­хиями, с нестесненным дыханием, с бескрайним пространством, с нео­бузданным поведением, с опьяняющей свободой движений.

Английское «freedom» связано с личными правами индивида, личным пространством, с тем, чтобы тебя «оставили в покое», с «приватностью» и личной неза­висимостью.

Кроме того, в русском языке существует еще одно слово, которое часто переводится на английский язык как «freedom», но в котором заключен еще один концепт. Это концепт «воля».

Георгий Федотов (Россия и свобода: Сб. статей.New York, 1981) описывает его следу­ющим образом:

«Воля есть прежде всего возможность жить, или по­жить, по своей воле, не стесняясь никакими социальными узами, не только цепями.

Волю стесняют и равные, стесняет и мир.

Воля торжествует или в уходе из общества, на степном просторе, или во власти над обще­ством, в насилии над людьми.

Свобода личная не мыслима без уважения к чужой свободе. Воля всегда для себя. Она не противоположна тирании, ибо тиран тоже есть вольное существо.

Разбойник — это идеал москов­ской воли, как Грозный, идеал царя.

Так как воля, подобно анархии, невоз­можна в культурном общежитии, то русский идеал воли находит себе выражение в культе пустыни, дикой природы, кочевого быта, цыганщи­ны, вина, разгула, самозабвения страсти, — разбойничества, бунта и тирании».

Федотов рассматривал волю как концепт, занимающий в русской культуре более центральное место, нежели свобода.

Он пола­гал, что именно воля — это то, о чем «мечтает и поет народ», на что «откликается каждое русское сердце».

Определение "вольный" предпола­гает человека, который испытывает отвращение ко всякого рода огра­ничениям, принуждениям, путам, который ощущает потребность "рас­кинуться ", "перелиться " как река во время разли­ва».

Слово свобода до сих пор кажется переводом французского liberte.

Но никто не может оспаривать русскости воли. Тем необходимее от­дать себе отчет в различии воли и свободы для русского слуха.

Можно обнаружить семантическую связь между словом «воля» как отвращение ко всякого рода ограничениям и «воля» как «желание».

Это слово предполагает, что чело­век может жить «по желанию, по своей воле», делать все, что захочет­ся.

Абсолютно нехарактерное для английского языка употребление слова «воля» в значении «открытого воздуха» указывает в том же на­правлении:

внутри дома человек испытывает ограничения — не пото­му, что его заставляют делать вещи, которых он не хочет, а потому, что он не может делать определенные вещи, которых он может захотеть.

Например, «свободно» двигаться в различных направлениях. На от­крытом же воздухе человек может пойти куда захочет.

И это сопротивление ограничениям существу­ет в нашем менталитете в том числе и потому, что специфика русского синтаксиса включает в себя свободное расположение членов предложе­ния.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.