Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Понятно, что такая запутанность грамматической категории числа также вносит свой вклад в формирование специфически русского осмысления мира как нелогичного образования



5. Нелогичность запутанность характеризуют не только категорию числа.

Рассмотрим категорию рода.

Конечно, далеко не во всех языках, в которых эта категория присутствует, можно объяснить, почему то или иное слово относится к той или иной категории.

И это не только в русском языке. Так в слово книга в русском языке ж.р., а во фр. – мужского. Такая нелогичность не бросается в глаза с первого взгляда. Здесь логическое объяснение подменяется грамматическим. Т.е. существуют правила, описывающие внешние признаки, по которым слова можно отнести к тому или другому роду.

Так, окончания –а,-я – женский род, -о,-е – средний, твердые согласные – мужской.

Но и эти правила действуют не всегда!!!!!

Например, мама и папа – разного рода, несмотря на одинаковые окончания. Конечно, можно попробовать объяснить , почему папа – м.р. (в силу , так сказать, биологических причин). Но тогда почему в языке оно имеет окончание ж.р.? (матриархат?)J)

И подобных примеров можно привести достаточно. Так, почему мышь ж.р., а конь – мужского?

Почему из семи названий дней недели 3 – м.р., 3 – ж.р., а одно – ср.р.? Во фр. языке, скажем, все дни недели м.р.(по гиперониму день).

Естественно, что такого рода странности, укореняясь в бессознательном, не добавляют логичности в наше осмысление мира.

6. Или, скажем, артикль. В любом учебнике английского языка разъясняется специфика артиклей и обязательность их употребления при сообщении об определенности или неопределенности того предмета, о котором идет речь.

Русскому человеку во фразе Я написал письмо абсолютно не требуется уточнять, какое именно он написал письмо:

то, о котором уже шла речь (например, то, которое уже месяц его просят написать), или

письмо, совершенно неизвестное собеседнику 9вот взял и захотел написать какое-нибудь письмо).

Англоговорящий же просто обязан дать информацию о письме, сказав a letter (какое-то новое, неизвестное письмо), либо the letter (то самое, известное письмо, о котором уже шла речь).

Вывод: Отсутствие артикля в русском языке усиливает неопределенность высказывания. Неопределенность же высказывания работает на формирование доминирования этой характеристики при восприятии окружающего мира.

Логика английского языка проста- сообщи мне сразу же, слышал ли я уже что-либо об обсуждаемом предмете либо нет. И тогда я могу, при желании, уточнить сведения о нем.

В русском же языке собеседника всегда оставляют в неведении относительно предмета речи – тот ли это, уже обсуждавшийся предмет или какой-то новый?

Правда, нельзя утверждать, что артикль совершенно чужд русскому языку.

В русском языке существуют фрагментарные явления неопределенного (!) артикля (при нашей картине мира закономерно, что именно его).

Прежде чем рассмотреть подобный факт подробнее, сделаем небольшой экскурс в историю языка, чтобы узнать, как образовывался неопределенный артикль в английском (это поможет нам в исследовании данного языкового феномена на русской почве).

Оказывается, неопределенный артикль «а (аn)» возник путем трансформации числительного «one» - «один». В русском языке наблюдается та же картина – мы говорим: «Книгу дал мне один мальчик», не имея в виду, что именно один, а не много мальчиков мне дали книги, а подразумевая «какой-то» мальчик.

Также и в предложении «Пару месяцев назад прочел я одну книгу» речь идет вовсе не о том, что человек некоторое время назад прочел только одну книгу, - здесь словом «одна» существительное «книга» вводится в разговор в качестве дальнейшего предмета речи.

Такие предложения обычно имеют продолжение типа: «В ней рассказывалось о специфике употребления русского глагола “гулять”».

Если бы подобная ситуация описывалась английским языком, то тогда точно так же, как в предложенном русском варианте, перед существительным «книга» («book») стоял бы неопределенный артикль «а».

Таким образом, русский язык характеризует не только отсутствие жесткой структуры предложения и некоторую запутанность в употреблении грамматических категорий, но и тенденция к включению в язык неопределенностей (в данном случае – присутствие, хотя и фрагментарное, неопределенного артикля).

6.Кроме того, «русская грамматика изобилует конструкциями, в которых действительный мир предстает как противопоставленный человеческим желаниям и волевым устремлениям или как, по крайней мере, независимый от них» /Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1997. С. 70-71/.

А) Например, широко распространены неагентивные предложения – конструкции с дательным падежом субъекта (дативы) (мне не верится, мне хочется, мне помнится).

Ср.: Он завидовал. – Ему было завидно.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.