Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Патентное право на изобретения



Прежде чем рассматривать права, предоставляемые патентом, необхо­димо остановиться на принципе национального режима и принципе террито­риальности патентного права.

Принцип национального режима означает, что зарубежные авторы и иные правообладатели имеют такие же права, как и собственные граждане. Следовательно, патентное законодательство одинаковым образом охраня­ет права граждан разных стран, т. е. патент в любой стране может полу­чить гражданин другой страны. Принцип национального режима установ­лен Парижской конвенцией, в соответствии с которой в отношении охраны промышленной собственности права граждан каждой страны Па­рижского союза «будут охраняться так же, как и права граждан данной страны»1. Принцип национального режима подтвержден в Соглашении ТРИПС.

Следовательно, если автор создал изобретение, то он может в любой стране получить такую же охрану изобретения, как и ее граждане на свои изобретения. Принцип национального режима позволяет получать па­тентную охрану в любой стране Парижского союза без какой-либо дискри­минации. Этот принцип является основой зарубежного патентования изо­бретений и иных объектов промышленной собственности.

Принцип территориальности права означает, что законодательство любой страны действует только на ее территории и не может иметь силы за ее пределами. Территориальность патентного права косвенно признана в принципе независимости патентов, установленном в ст. 4 Парижской конвенции, в соответствии с которой патенты считаются независимыми во всех странах в течение срока конвенционного приоритета. Этот принцип не только допускает патентование любого изобретения в любых странах, но и признает право промышленной собственности на территории страны, где получен охранный документ. Следовательно, патент, выданный в од­ной стране, не действует в другой стране, т. е. не является экстерритори­альным. В региональных патентных ведомствах (Европейское патентное ведомство, Евразийское патентное ведомство) выдаются патенты, дейст­вующие на территориях соответствующих стран.

Личное неимущественное право. Парижская конвенция в ст. 4 уста­навливает, что «изобретатель имеет право быть названным в качестве тако­вого в патенте»2, что понимают как предоставление ему права авторства (право признаваться автором).

В соответствии с Парижской конвенцией во многих странах патентное законодательство предоставляет автору результата творческой деятельно-

' Парижская конвенция по охране промышленной собственности. Женева: ВОИС, №20I(R). 1990. С. 4. 2 Там же. С. 10.


сти личное неимущественное право. Например, ст. 1347 Гражданского ко­декса Российской Федерации устанавливает, что автором изобретения I признается гражданин, творческим трудом которого оно создано и кото-' рый указан в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение. В ст. 1536 установлено, что право авторства неотчуждаемо и непередавае­мо, и охраняется бессрочно на основании ст. 1228(2).

Право авторства на изобретение не имеет особых правовых последст­вий, поскольку при правомерном использовании изобретения не уста­навливается обязательность упоминания имени изобретателя. По этой причине имя изобретателя отсутствует на товарах, в которых воплощено его изобретение. Имя изобретателя подтверждается в патенте на изобре­тение.

Исключительное право. Понимание исключительного права как права на исключительное использование изобретения означает, что правооблада­тель самостоятельно решает, каким образом будет использоваться изобре­тение, на которое ему принадлежит патент. При этом никто иной не имеет права использовать патентованное изобретение.

В отличие от законодательства об авторском праве и смежных правах, в котором подробно структурированы не только виды использования произ­ведений, но и соответствующие права (право на воспроизведение, распро­странение, импорт, прокат, исполнение и т. д.), в патентном законодатель­стве приводится ограниченный перечень видов использования изобретений, как это сделано, например, в ст. 1358(2) Гражданского кодекса Российской

Федерации.

Перечень видов использования изобретений обычно представляется в неточной и весьма путанной форме. Одна из причин неточных формули­ровок заключается в том, что в основу национального законодательства не положен фундаментальный принцип дуализма интеллектуальной собствен­ности. В результате устанавливаются нормы об использовании изобретения, которое является нематериальным объектом и над которым невозможны никакие действия до тех пор, пока оно не воплощено в материальном объ­екте.

С позиции принципа дуализма интеллектуальной собственности за­конодательство должно устанавливать нормы об исключительном праве на производство товаров, в которых воплощены изобретения, и об исключи­тельном праве на способы производства товаров, в которых воплощены дру­гие изобретения.

Исключительное право включает уже обсуждавшиеся ранее право на воспроизведение (производство товара, осуществление способа производст­ва товаров) и право на распространение (продажа и иное введение в граж­данский оборот товаров и способов их производства). Однако в патентном законодательстве эти категории исключительного права не упоминаются, поэтому смысл многих «использований продуктов и способов» оказывает­ся неточным, недостаточным и нелогичным.


170 • Глава 5. Патентное право


§ 5.11. Патентное право на изобретения • 171


 


С позиций принципа дуализма интеллектуальной собственности исключительное право на изобретения представляет собой право прежде всего на:

• производство товара, в котором воплощены изобретения;

• осуществление способа производства товаров, в котором воплощены изобретения;

• введение в гражданский оборот товаров и способов их производства.
Принадлежность исключительного права некоторому лицу означает,

что только это лицо имеет право производить и вводить в гражданский оборот товары, в которых воплощены те или иные изобретения. Все иные лица не имеют права на производство и распространение этих то­варов. Именно для этих целей и служит монопольное право, предостав­ляемое патентным законодательством правообладателю. Неточности формулировок исключительного патентного права затрудняют понима­ние существа предоставляемой охраны и обеспечение этого права. Кро­ме того, без учета принципа дуализма интеллектуальной собственности некоторые положения законодательства оказываются ошибочными. Рассмотрим несколько примеров, имеющих отношение к праву на вос­произведение изобретений.

1. Содержание ст. 1358(2) Гражданского кодекса Российской Феде­рации показывает, что охрана способа, в котором воплощены изобрете­ния, распространяется на продукты, произведенные этим способом. Для новых продуктов это сформулировано прямо: «Если продукт, полу­чаемый запатентованным способом, является новым, идентичный про­дукт считается полученным путем использования запатентованного способа, поскольку не доказано иное»1. Другими словами, новый про­дукт, произведенный запатентованным способом, признается охраняе­мым, поскольку идентичные продукты считаются произведенными этим же способом, т. е. без разрешения правообладателя изобретения, воплощен­ного в способе.

Следовательно, патентная охрана нового способа производства расши­рена на новый продукт. Представляется, что такое расширение права явля­ется излишним. Дело в том, что если производится новый продукт новым способом производства, то этот продукт новым является потому, что в нем воплощены новые изобретения. В рамках рыночной экономики большин­ство производителей не станет выпускать на внешний и даже внутренний рынок новый продукт без его патентной охраны. Следовательно, новый продукт, выпускаемый на рынок, как правило, защищается патентами и распространение ни него патентной охраны способа производства дуб­лирует уже существующую патентную охрану. Такой прямой способ охра­ны изобретений, воплощенных в новом товаре, надежнее, чем охрана изо­бретений, воплощенных в способах производства товаров.


2. Положение кардинально изменяется, если охрана способа произ-I водства распространяется на традиционный, широко распространенный I продукт, который выпускается различными способами производства. В та-■ ком случае перенесение на распространенный продукт патентной охраны I нового способа производства является неправомерным, поскольку наруша-I ет права и интересы иных лиц, обеспеченных соответствующими патента-I ми на действующие способы производства.

Для иллюстрации рассмотрим изобретение способа повышения вы-| хода бензина из традиционного нефтяного сырья. Если на такое изобре-I тение выдан патент, то может ли этот патент распространяться на суще-I ствующие марки бензина? Несомненно, нет. Ведь если распространить I охрану на все марки бензина, выпускаемые другими предприятиями [ другими способами, то в таком случае производители этих же марок I бензина окажутся нарушителями патентного права на новое изобрете-I ние. Однако у каждого из традиционных производителей могут быть па­тенты на свои способы производства этого же продукта. Следовательно, I распространение охраны способа на выпускаемые продукты является не-

I правомерным.

Причиной ошибок в национальном законодательстве следует считать I следование ошибочному положению ст. 28(1)(Ь) Соглашения ТРИПС1.

3. В ст. 1358(2) Гражданского кодекса Российской Федерации ис­пользованием изобретения признается применение продукта, в котором использовано изобретение. Другими словами, фактически признается, что применение товара, в котором воплощено изобретение, считается использованием изобретения. Воплощение изобретения в товаре — это, несомненно, использование изобретения, и только так изобретение суще­ствует объективно. Однако применение товара по его основному предназна­чению не означает неправомерного использования изобретения. Примене-I ние товара, в котором воплощены изобретения, не может быть нарушением исключительного права на изобретения, поскольку товар создан для его ; применения пользователем. Абсурдно считать, что покупатель, приобретя, i например, телевизор или любое иное бытовое устройство, в котором во­площено множество изобретений, не может его применять по прямому назначению без разрешения обладателей соответствующих патентов. Такая абсурдная ситуация возникала бы и в авторском праве, если, при­обретя книгу, люди могли бы ее читать только с разрешения правооблада­теля.

Причина ошибочного положения законодательства заключается, ви­димо, в следовании ошибочному положению ст. 28(1)(а) Соглашения ТРИПС. Принцип дуализма интеллектуальной собственности означает, что разрешено применять или использовать товар, в котором воплощены


 


Парламентская газета, 2006. 21 дек. № 214—215. С. 16-2.


1 См.: Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights (TRIPS Agreement) (1994). Geneva: W1PO, No 223(E). 2000. P. 32.


172 • Глава 5. Патентное право


§ 5.11. Патентное право на изобретения • 173


 


изобретения, но запрещено использовать изобретения, которые в этом то­варе воплощены. Другими словами, покупатель может использовать товар по его прямому предназначению, но не имеет права производить товар, в котором воплощены те же изобретения, поскольку это нарушит исклю­чительное право на изобретения, воплощенные в товаре. Именно для пред­отвращения воспроизведения и копирования изобретений, воплощенных в товарах, и предназначено все патентное право.

Рассмотренные выше примеры показывают, что право на воспроизве­дение изобретений на международном и национальном уровне рассматри­вается без учета принципа дуализма интеллектуальной собственности, что ведет к неточностям и ошибкам.

Принцип дуализма интеллектуальной собственности редко использу­ется и при рассмотрении права на распространение изобретений и принципа исчерпания права на распространение. Врезультате некоторые положения законодательства оказываются недостаточно определенными. Например, ст. 1359(6) Гражданского кодекса Российской Федерации косвенно при­знает принцип исчерпания права на распространение в неточной форме, несмотря на то, что он является основой всей системы торговли.

Принцип исчерпания права на распространение объектов интеллекту­альной собственности подробно рассматривался в § 1.11. В отношении ис­ключительного права на изобретения он может быть сформулирован сле­дующим образом.

I Принцип исчерпания права на распространение — после введения

в гражданский оборот товара, в котором воплощены изобретения, для дальнейшего распространения товара не требуется согласия правооб­ладателей на эти изобретения.

При любом распространении товаров, т. е. их введении в гражданский оборот посредством продажи или иной передачи собственности на товар, право на этот товар переходит от продавца к покупателю. Несомненно, это право не распространяется на объекты интеллектуальной собственности, воплощенные в товаре. После первой продажи или иной передачи права собственности на товар покупатель может совершать с приобретенным то­варом любые действия без разрешения правообладателей на изобретения, воплощенные в товаре. Покупатель может применять приобретенный то­вар по основному или иному назначению, перепродать товар, подарить его, уничтожить и просто выбросить и т. д. Другими словами, покупатель имеет право на дальнейшее распространение правомерно приобретенного товара без какого-либо разрешения первого продавца. Единственное, что не имеет права делать покупатель любого товара — это использовать изо­бретения, воплощенные в товарах.

Патентное право предоставляет не только исключительное право, но и несколько иных связанных с ним прав, в частности временную охрану и право преждепользования.


 

Временная охрана изобретения это предоставление заявленному изо­бретению с даты публикации сведений о заявке до даты публикации сведений о выдаче патента охраны в форме денежной компенсации по­сле получения патента. Другими словам, временная охрана — это не исключительное право патентообладателя, а право на денежную компенсацию. Есть основания считать, что предоставление права на компенсацию не является правомер­ным. Если заявленное изобретение использовано иными лицами, то изо­бретение не является новым и патент на него выдаваться не должен. Возможны случаи, когда изобретение создано и используется разными лицами, но лишь одно из них заявило изобретение на патентование. В принципе такое изобретение может быть опорочено существующим ис­пользованием, но ввиду «квалификации» и иных качеств эксперта патент может быть выдан, и нерасторопный производитель окажется обязанным выплачивать патентообладателю денежную компенсацию.

Временная охрана является своеобразным «денежным оброком» на конкурентов, однако такая охрана противоречит конституционным прин­ципам. Дело в том, что временная охрана начинает действовать после вы­дачи патента, т. е. является ретроактивной, поскольку распространяется на прошлые использования изобретения. В соответствии со ст. 54(1) Консти­туции Российской Федерации «закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет». Временная охрана устанавли­вает такую ответственность лица, использовавшего изобретение. Следова­тельно, временная охрана противоречит конституционным принципам и не должна предоставляться.

Право преждепользования это право любого физического или юри­дического лица на дальнейшее безвозмездное использование собственного изобретения без расширения объема такого использования, если иное ли­цо получило патент на тождественное изобретение. Введение права преждепользования подтверждает, что в ряде случаев патентное ведомство не может установить новизну заявляемого изобрете­ния даже на национальном уровне. В результате законодательство вынужде­но предоставлять права не только патентообладателям, но и иным лицам, которые создали и используют изобретения, аналогичные заявленным. Патент может оказаться выданным, если используемое изобретение явля­ется либо не является частью уровня техники.

В первом случае сведения об используемом изобретении существова­ли, но эксперты патентного ведомства не смогли или не пожелали их уста­новить. В результате патентное ведомство неправомерно выдало патент, поскольку условие новизны изобретения установлено ошибочно. Следова­тельно, лица, использующие изобретение, имеют основания оспорить вы­данный патент из-за недобросовестности или преднамеренности экспер­тов патентного ведомства.


174 • Глава 5. Патентное право


§ 5.12. Служебные изобретения • 175


 


Во втором случае изобретение использовалось без разглашения о нем сведений, которые не могли быть установлены патентным ведомством. Следовательно, эти закрытые сведения не входили в уровень техники и па­тентное ведомство правомерно выдало патент на аналогичное изобрете­ние. Однако в некоторых случаях на патентование представляются науч­но-технические достижения, похищенные у конкурента. Полученный патент позволит подавить конкурента. Право преждепользования предна­значено для снижения вреда такой «недобросовестной» конкуренции.

В законодательстве устанавливается, что право преждепользования может быть передано иным лицам только совместно с производством, на котором имело место использование тождественного решения или были сделаны необходимые к этому приготовления.

Служебные изобретения

В отличие от объектов авторского права объектами патентной охраны в основном являются результаты, созданные творческим трудом авторов в тех или иных организациях. Большинство изобретателей — это не куста­ри-одиночки, как это бывало ранее, а члены тех или иных трудовых кол­лективов, выполняющие свои служебные обязанности по трудовому или иному договору. Поэтому результаты, полученные изобретателями, обыч­но являются служебными изобретениями и права на них, в том числе и пра­во на подачу заявки, принадлежат не изобретателю, а организации, в кото­рой изобретение создано. Поэтому при подаче заявления на выдачу патента организация, представляемая работодателем изобретателя, оказывается об­ладателем исключительного права на служебное изобретение, а автор-изо­бретатель — обладателем личного неимущественного права.

Такой подход к признанию первичного субъекта патентного права не является единственно возможным. Во многих странах только изобретатель признается первичным субъектом патентного права, а остальные лица мо­гут быть правопреемниками, что соответствует системе прав человека.

Рассмотрим проблему служебных изобретений подробнее. В § 1.9 рассмотрены принципы охраны служебных результатов интеллектуальной деятельности. Определением служебного изобретения следует считать сле­дующее.

Служебное изобретение это изобретение, которое создано автором в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или задания рабо­тодателя.

В законодательстве большинства стран устанавливается следующий правовой режим служебных изобретений, авторов и работодателей.

1. Личное неимущественное право на служебное изобретение принадле­жит автору.


 

2. Исключительное право на служебное изобретение и право на получение патента принадлежат работодателю, если трудовым или иным договором с автором не предусмотрено иное.

3. После создания служебного изобретения его автор должен письменно уведомить об этом работодателя.

4. Право на получение патента переходит к автору, если работодатель | течение четырех месяцев после письменного уведомления о создании изо­бретения не подаст заявку на выдачу патента, не передаст право на получе­ние патента иному лицу или не сообщит автору о сохранении информации об изобретении в тайне.

5. Если право на получение патента перешло к автору, работодатель имеет право использовать служебное изобретение в собственном производст­ве на основе простой (неисключительной) лицензии.

6. Автор служебного изобретения имеет право на дополнительное возна­граждение.

Данное положение действует только в том случае, если работодатель получил или не получил патент на изобретение по зависящим от него причинам или передал право на получение патента иным лицам, а также если работодатель решил сохранить информацию об изобретении в тай­не. Размер вознаграждения, условия и порядок его выплаты работодате­лем определяются договором между ним и работником, а в случае спора — судом.

В соответствии со ст. 1370(4) Гражданского кодекса Правительство Российской Федерации вправе устанавливать минимальные ставки возна­граждения за служебные изобретения.

Существуют изобретения, которые созданы автором с использованием денежных, технических или иных материальных средств работодателя, но не в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкрет­ного задания работодателя. Такие изобретения в Российской Федера­ции не признаются служебными, однако в соответствии со ст. 1370(5) Гражданского кодекса Российской Федерации «работодатель вправе по своему выбору потребовать предоставления ему безвозмездной про­стой (неисключительной) лицензии на использование созданного ре­зультата интеллектуальной деятельности для собственных нужд на весь срок действия исключительного права либо возмещения расходов, поне­сенных им»'.

Нормы правовой охраны служебных изобретений применяются mutatis mutandis (с соответствующими изменениями) в отношении правовой охра­ны изобретений, созданных при выполнении работ по договору (ст. 1371), по заказу (ст. 1372), а также по государственному или муниципальному контракту (ст. 1373).

1 Парламентская газета. 2006. 21 дек. № 214—215. С. 17-2.


176 • Глава 5. Патентное право


§ 5.13. Секретные изобретения • 177


 


Секретные изобретения

Секретные изобретения не патентуются в подавляющем большинстве стран. Например, ст. 1(4) Закона СССР «О патентах» устанавливала, что «изобретения, содержащие сведения, разглашение которых может нанести ущерб безопасности СССР, должны быть засекречены в порядке, устанав­ливаемом Кабинетом Министров СССР»'. После развала Советского Сою­за заинтересованные лица, в том числе с «иностранным элементом», сде­лали возможным патентование секретных изобретений в ряде стран с переходной экономикой, в том числе и в Российской Федерации.

Патентование секретных изобретений противоречит не только интере­сам государства, прежде всего в военной сфере, но и принципам патентной охраны изобретений. Общепризнанно, что патент выдается заявителю в обмен за разглашение существа изобретения. Однако сведения о секрет­ных изобретениях официально не разглашаются, поэтому никакого «обме­на» нет. Об этом говорят многие специалисты, приведем мнение И. И. Дахно: «Патент по своей природе не может выдаваться на что-то тай­ное. Патент — это способ обеспечения гласной монополии на определен­ный объект в течение оговоренного отрезка времени. Во всех странах бы­ли, есть и будут секретные изобретения. Но такие изобретения (полезные модели) не будут охраняться патентом. Права авторов и владельцев секрет­ных объектов промышленной собственности охраняются не с помощью патента, а другим способом»2.

Единственным обоснованием необходимости патентования секрет­ных изобретений могло быть то, что при рассекречивании секретного изо­бретения выданный ранее патент позволяет патентообладателям исполь­зовать свое исключительное право на ранее секретное изобретение.

Порядок патентования секретных изобретений как в раннем патент­ном законе Российской Федерации (ст. 302—30"), так и в ст. 1401 — 1405 Гражданского кодекса выражает интересы патентного ведомства и иных заинтересованных лиц. Прикрываются эти интересы ложной заботой о за­щите интеллектуальной собственности при экспорте вооружений. Однако такая правовая защита формально возможна лишь при зарубежном патен­товании секретных изобретений, что влекло бы разглашение государст­венной тайны. С другой стороны, патентование секретных изобретений внутри страны не может защитить экспортируемое вооружение от реинжи­ниринга, который осуществлялся и продолжает осуществляться.

Патенты на наиболее секретные изобретения, на которые установлена степень секретности «особой важности» или «совершенно секретно», вы­даются уполномоченными Правительством Российской Федерации феде­ральными органами исполнительной власти (уполномоченные органы).

1 Об изобретениях в СССР. С. 5.

2 Дахно И. И. Патентно-лицензионная работа. Киев: Блиц-информ, 1996. С. 7.


Вти же органы рассматривают заявки на секретные изобретения, для ко­торых установлена степень секретности «секретно», относящиеся к сред­ствам вооружения и военной техники, к методам и средствам в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-разыскной дея­тельности.

Патенты на все иные секретные изобретения выдаются патентным ве­домством Российской Федерации, которому предоставлено право устанав­ливать, что содержащиеся в заявке на получение патента на изобретение сведения могут составлять государственную тайну. Другими словами, па­тентное ведомство оценивает заявку на наличие в ней государственных сек­ретов. Секретность устанавливает не организация, в которой создано изо­бретение, а патентное ведомство. Кто может гарантировать, что секретные сведения перестанут быть таковыми после попадания в патентное ведом­ство? Ведь в соответствии со ст. 1401(3) заявка на секретное изобретение шсекречивается\ Другими словами, до этого момента заявка на секретное изобретение в патентном ведомстве не считалась секретной, т. е. могла и была доступной неопределенному кругу лиц, в том числе и с «иностран­ным элементом».

Представляется, что ст. 1401(3) способствует хищению секретных изо­бретений. В Гражданском кодексе Российской Федерации не установлено, кто имеет право подавать заявки на секретные изобретения. В таких усло­виях любые физические и юридические лица могут патентовать секретные изобретения без чьего-либо разрешения, т. е. законодательство молчаливо допускает, что сотрудник режимной организации может выносить секрет­ные сведения и подавать их в патентное ведомство (не обязательно нацио­нальное!). Случаи зарубежного патентования секретных изобретений Рос­сийской Федерации не являются виртуальными.

В ст. 1405(5) Гражданского кодекса Российской Федерации установле­но право преждепользования в отношении рассекреченного изобрете­ния. Законодательство допускает, что в стране возможно производство продукции с воплощенными изобретениями, аналогичными секретным! Однако это возможно только в том случае, если секретное изобретение было тривиальным либо было похищено и внедрено в производство ины­ми лицами.

Для того чтобы исключить разглашение секретных научно-техниче­ских достижений, следовало бы заявки на все секретные изобретения рас­сматривать только уполномоченными органами, в которых они созданы и которые не должны быть заинтересованы в разглашении государственной тайны. Поскольку многие уполномоченные органы не имеют возможно­сти оценить патентоспособность секретных изобретений, патенты могли бы выдаваться по явочной системе с возможностью их опротестования по­сле рассекречивания секретных изобретений. При таком подходе патенто­вание секретных изобретений не могло бы нанести ущерба государству ли­бо он был бы меньше.


178 • Глава 5. Патентное право


§ 5.14. Срок действия патента на изобретения • 179


 





©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.