Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Горизонталь Кормилец - Гейша



Функции Кормильца и Гейши осуществляют во внутреннем пространстве особый вид связей между мужским и женским мирами. Этот горизонтальный уровень архетипической мандалы наиболее близок к оси координат, условно отделяющей земную часть внутреннего архетипического космоса личности от небесной. Связи, за которые отвечают Кормилец и Гейша, необычайно важны для приближения Я к первому уровню сакрального брака – центру со-творения жизни, который на следующей, четвертой ступени образуют архетипические области Мужа и Жены. Как «связные» или посланцы двух миров, Кормилец и Гейша особенно активно подготавливают творческий союз мужского и женского.

Поскольку при неинициированном Кормильце его функции во внутреннем мире выполняет Амазонка - активная женская функция предыдущего уровня, она вынуждена нести большую нагрузку, чрезмерно концентрируя энергию личности в своей области. Это мешает своевременному полноценному развитию внутренней Гейши. В результате область Гейши как бы «консервируется», ее эволюция приостанавливается. Недостаточно сформированная (травмированная) Гейша, в свою очередь, оказывается не в состоянии создавать для Кормильца условия для своевременного отдыха и восстановления сил, а значит - и условия для его развития. Рабское положение Гейши в этом случае - следствие недостаточной продуктивности остальных мужских и женских земных архетипических функций.

Внешне это проявляется в неумении многих социально успешных, активных и гиперответственных женщин отдыхать, осознавать свои истинные желания и чувства, а также - вникать в детали и ньюансы духовного мира мужчины (реального и своего Внутреннего). Им сложно ориентироваться в его глубинных потребностях с тем, чтобы создать для него дарящую, восстанавливающую силы среду, где он может обрести уверенность в себе, убежденность в грядущих победах. Возникает «замкнутый круг»: недостаток сил в области Кормильца в защитных целях активизирует «железную леди» - переразвитую внутреннюю Амазонку, а последняя мешает развиваться женственности в лице Гейши, а, следовательно, - Кормильцу.

Стоит уточнить, что слабость Кормильца свидетельствует о недостатке энергии двух предстоящих ему земных мужских фигур - Разведчика и Защитника. Чем пассивнее мужская защищающая функция во внутреннем мире, тем вероятнее, что нагрузка Кормильца как добытчика может лечь и на плечи Гейши. При недостатке защищающих сил Кормильца у Амазонки и Ведьмы появляется возможность эксплуатировать внутреннюю Гейшу. Это необходимо им для того, чтобы хоть частично избавиться от собственных перегрузок. Так незащищенная Гейша попадает «в плен», причем эксплуатируются наиболее примитивные ее свойства. Известны случаи, когда человек либо торгует своим или не своим телом, либо – обаянием и привлекательностью, иначе говоря, соблазняет других ради получения различных выгод. В этом смысле флирт становится ведущей стратегией в поведении мужчины или женщины.

На наш взгляд, знаменитый Дон Жуан – это оголтелый эксплуататор своей внутренней Гейши. Его пресловутая любвеобильность не имеет никакого отношения к истинным мужским энергиям, так как последние содержат чувство собственного достоинства и потребность защищать. А это, как мы уже не раз отмечали, предполагает верность интересам как Внутренней, так и внешней женщины, поскольку достоинство – есть, по сути, стояние до Бога, то есть, то совместное стояние мужского и женского начал, которое приводит к их слиянию и постижению в результате этого слияния высшей божественной реальности. Главная же стратегия Дон Жуана заключается только в одном - в страстном желании во что бы то ни стало быть признанным женским миром в качестве мужчины. До совместного «стояния» перед Богом внутренних мужского и женского начал знаменитому ловеласу так же далеко, как до звезд. Причем, сам по себе мотив «во что бы то ни стало» уже сильно отдает «ведьминской» истерической одержимостью, погружающей сознание в морок. За признание его мужской неотразимости Дон Жуан бесконечно «платит» своим псевдомужским расположением, обращаясь ко всем женщинам подряд. Так может действовать только личность, которая излишне опирается на самый архаичный, наиболее земной аспект архетипической функции Гейши. При этом у мужчин и у женщин болезненно обострена потребность быть признанными именно в качестве представителей своего пола, а значит – есть зависимость от этого признания со стороны пола противоположного. С целью «доказать» свою полноценность как мужчины или как женщины, люди в структуре личности которых действует внутренний Дон Жуан, стремятся к любому союзу с представителем противоположного пола, чтобы достичь мифического статуса «вам и не снилось» или на худой конец - «не хуже других», «как у людей». При этом глубокие и тонкие процессы развития женственности и мужественности вытесняются за пределы сознания, сигналя оттуда психосоматическими расстройствами, личными драмами или другими событийными коллизиями.

Однако все несовершенства рано или поздно приносят пользу, позволяя познать за счет знакомства с ними природу совершенства. Направленная работа по инициированию всех перечисленных земных архетипических фигур – Ведьмы и Разведчика, Амазонки и Защитника, Гейши и Кормильца, а также – инициационная работа с тремя первыми сакральными центрами (Точка знания, Точка защиты, Точка благополучия), где их энергии достигают баланса, - неизменно приводит к возникновению здорового равновесия и оптимизации выше описанных архетипических функций.

Достаточно высокие, развитые аспекты Кормильца и Гейши перекликаются с ролями жениха и невесты. В словесных определениях добрачных отношений нередко используется торговая терминология. Широко известны выражения «сексуальный рынок», «рынок невест», «рынок женихов»; для оценки внешности используется ироничное словосочетание «товарный вид» и пр. Известная сватовская присказка «У вас – товар, у нас – купец» говорит о женихе как об умелом хозяине, а о невесте – как о «покупаемой» им красавице. Жених должен проявить себя как кормилец, его способность быть добытчиком, справно работать проходила шуточные испытания, о которых говорит пословица «Кто хорошо ест, тот хорошо работает». Если родители считали, что невеста еще слишком молода, то отвечали: «Наш товар не продажный, еще не поспел». Невесте же во время сватовства полагалось показать свою скромность, покорность, красоту и домовитость: «Наша лебедушка – ко перышку перышко», «Наша девка умнешенька, прядет тонешенько, белит белешенько». Таким образом, элементы русских сватовских обрядов перекликаются с отношениями в архетипической паре Кормилец-Гейша: мужчина должен показать себя как надежный добытчик, а женщина – как красивая и умелая хранительница очага.

На уровне Кормилец-Гейша в отношениях мужского и женского начал появляется элемент обмена. Речь идет о таком обмене энергиями между мужским и женским, при котором контакт между ними становится достаточно осознанным именно как мужско-женский, а не партнерский. Если Разведчик и Ведьма, Защитник и Амазонка сотрудничают прежде всего как деловые партнеры, то Кормилец и Гейша не просто вступают в открытое и активное взаимодействие, но впервые взаимодействуют именно как мужчина и женщина. Это необходимое условие их дальнейшего единения. В процессе этого обмена они получают друг от друга не только опыт одобрения и принятия, но и опыт взаимного дарения, необходимый для перехода на следующую ступень развития – образование первого сакрального союза, что достигается в архетипическом центре личности (Муж-Жена).

Понятно, что хорошо функционирующий Кормилец способствует расцвету позитивного полюса Гейши. Реальные женщины, защищенные заботой своего внутреннего мужчины-Кормильца, начинают интересоваться культурой истинно женского бытия, уделяют все больше внимания искусству быть женщиной: компетентно ухаживают за своим телом, творчески подходят к искусству ведения дома, больше посвящают времени искусствам как таковым, будь это их собственное творчество или увлечение творчеством других. Расцветает эстетическая сторона семейной жизни.

Итак, Кормилец, как и Разведчик, является архетипической фигурой, налаживающей связи между миром внешним и миром внутренним (на уровне личности – это ее социальные связи), а Гейша в области ее позитивного полюса становится одним из важнейших внутренних животворных источников, питающих земные отношения мужчины и женщины – она отвечает за умение наслаждаться жизнью, восстанавливать силы.

Благодаря экономическим процессам, происходящим сегодня в постсоветском пространстве, функция Кормильца возрождается и оздоравливается, поскольку происходит перемещение ответственности за обеспечение семьи из женской области - в мужскую. Таковы последствия возникновения класса богатых и среднего класса. Эти социальные изменения приводят к возрождению института наследования и восстановлению в коллективном сознании роли мужчины как Отца и Кормильца, и, как следствие, - к реанимации главенства мужской социальной и духовной роли в коллективном сознании.

Отношения реальных мужчины и женщины, в личности которых достаточно сформированы архетипические функции Кормильца и Гейши, отличаются тем, что мужчина уже осознанно заботится о женщине и детях, а женщина ясно понимает свою женскую задачу – всемерно поддерживать мужчину в его служении семье и вовремя помогать ему восстанавливать растраченные силы.

Как показывает практика инициационной терапии, работа с женскими и мужскими земными архетипическими персонажами приводит к восстановлению достаточно здорового баланса между мужскими и женскими энергиями, к гармонизации не только внутреннего состояния человека, но и росту его успехов в обществе, повышению его социального статуса, уровня комфорта жизни, повышению доходов, росту благополучия.

Дальнейшее развитие осознанного обмена энергиями на уровне Кормилец-Гейша неизбежно приводит нас в точку пересечения мужской и женской диагоналей - в центр их соединения, центр личности. Здесь наиболее близко подходят друг к другу две могучих духовных стихии, взаимодействие которых настолько многогранно, что каждая из них получила двойное название.

Муж-Генерал

Четвертым в списке лидерских мужских качеств у Брюса Уилкинсона стоит функция генерала. В английском языке «general» значит «главный», а «generation» - «поколение». Только достигнув «генеральской» степени зрелости, то есть, ощущая себя главным и ответственным, мужчина чувствует себя причиной, неким источником, творящим началом. У него появляется потребность предстоять, возглавлять, закрывать собой. Теперь мужчина способен разделить желание и готовность своей жены иметь детей.

Архетипическая ступень Муж-Генерал выносит мужскую ответственность на достаточно высокий уровень, а принимаемые на этом уровне решения имеют судьбоносный характер как для личности, так и для семьи в целом. На этом уровне зрелости мужское начало достигает ступени Мужа. Знаменитое выражение «глава семьи», потерпевшее в последнее время известную девальвацию, обретает здесь глубокий духовный смысл. Какой бы замечательной ни была женщина, историческими для семьи становятся не ее решения, а те, которые принимает ее муж. Делает ли он это в прямо или подспудно - соглашаясь с решениями жены, – не суть важно. В любом случае воля мужа содержит высшее божественное начало, так как облечена еще более высокой ответственностью, чем женская. Суть мужской ответственности: вести за собой, быть «полководцем». Мужчина (реальный или Внутренний), достигая в своем духовном развитии статуса Мужа, становится тем, кто не просто ведет вперед женщину, детей и семью, но отлично знает то истинное направление, в котором в каждый момент времени следует двигаться. Это касается не только и не столько мужской способности выбрать оптимальное место жительства для семьи, но, прежде всего, - умения точно определить направление развития и выбрать достойные духовные ориентиры.

На уровне своего сакрального предназначения мужское призвано осознанно давать начало жизни и успешно оберегать все процессы развития жизни. Эти божественные функции мужчины – и есть функции Мужа. Взойти на этот уровень зрелости реальному мужчине легко, если он инициирован как Защитник, Кормилец и Разведчик, а значит, если он уже умеет использовать свою природную мужскую агрессию для многоплановой защиты других. Это возможно, только когда мужчина уже свободен от детских обид на собственную мать, когда внутренний образ матери больше не является подавляющим комплексом, а интегрирован в целостную структуру личности мужчины как один из опекаемых, оберегаемых внутренних женских объектов. То же относится и к внутреннему образу его отца.

Женскому природой предопределено взращивать и являть миру заложенную в него мужскую идею (семя). Поэтому в гармоничной семье женщина имеет власть «лейтенанта». Она может широко проявлять свои чудесные способности, решая не стратегические, а тактические задачи, создавая эмоциональную атмосферу и внутренний мир дома. Основная же ответственность и главные решения самими законами мировой гармонии возложены на мужские плечи. Таково положение вещей как во внутреннем, так и во внешнем мире. В сакральном пространстве души человека любого пола в норме главная ответственность за развитие личности возложена на мужское, а не на женское начало.

Для реальной женщины главенство ее Внутреннего Мужчины означает наиболее полный расцвет ее женственности. Для реального мужчины главенство мужского в личности означает буквально то же - защищенное, безопасное и комфортное развитие его внутренней женственности под сенью зрелой мужской защиты. Другими словами – зрелая мужественность реального мужчины обязательно содержит его Внутреннюю Женщину в любви и благоденствии. У сильных и мужественных мужчин контакт с Внутренней Женщиной (Душой) внешне проявляется в виде умения быть внимательным, понимать и сочувствовать, быть чутким и нежным, а также – в виде способности исцелять. Одним словом, те мужские качества, которые так высоко ценят в мужчинах женщины, являются свидетельством хорошего контакта их мужественности с внутренней женственностью.

В центральной точке личности – «точке сборки» - функции Муж-Генерал и Жена-Мать имеют очевидную асимметрию. Логично предположить, что архетипический комплекс Жена-Мать стремится быть уравновешенным комплексом Муж-Отец, а не Муж-Генерал. Однако, понятие отец в стойком словосочетании Царь-Отец появляется лишь на следующей архетипической ступени – уровне Короля (Царя-Отца). Дело в том, что архетипические функции Мужа (тот, кто творит жену) и Отца (тот, кто творит детей, жизнь) действительно бесконечно стремятся к соединению. Вернее, статус Мужа по мере своего роста тянется на уровень Отца, как растение к солнцу.

Если говорить о статусе Мужа и статусе Отца не только как об архетипических феноменах, но и как о социальных и духовных ролях, то, прежде всего, стоит отметить, что на современном эволюционном витке функции мужа и отца зачастую расщеплены и антагонистичны друг другу. Западный мужчина, когда у него рождаются дети, далеко не сразу и не всегда чувствует себя отцом. Как ни странно, его потребности как мужа вступают с его отцовскими функциями в конкурентные отношения. Таким образом, становясь биологическим отцом, мужчина не всегда является отцом в духовном смысле, а только становится на путь развития своего отцовства.

Настоящим отцом своим детям мужчина может стать только когда он начинает ощущать отцовскую ответственность за жену. Это не означает, что мужчина перестает быть жене другом или сексуальным партнером, но наряду с этими аспектами их отношений появляется именно отцовская ответственность мужчины за женщину. Только в этом случае можно считать его отцовство состоявшимся. Такого рода высокий уровень ответственности исключает расторжение брака в кризисные моменты отношений, так как ответственность отца имеет свойство быть вечной. Иначе говоря, верность как фундамент встроена в систему зрелых отношений. Развиваясь, отцовство как духовная функция личности достигает своих высших аспектов - зрелый отец испытывает потребность в ответственности уже не только за жену и семью, не только за род и нацию, но и за мир в целом.

Таким образом, на архетипической ступени Мужа самосознание и ответственность Отца только начинает формироваться, а более высоких уровней отцовства - его духовных вершин - мужскому началу еще предстоит достичь на следующих архетипических ступенях Короля (Царя-Отца), Целителя и Священника (Великого Учителя, Духовного водителя). Поэтому на четвертой ступени - уровне Муж-Жена - для мужской фигуры мы считаем правомерным использовать название Муж-Генерал, а не Муж-Отец.

Забегая вперед, отметим, что у представителей западной культуры часто расщеплен и внутренний архетипический комплекс Жена-Мать. Нередко женщина, становясь матерью, вдруг перестает быть женой своему мужу, так как материнские инстинкты, включаясь, вытесняют за пределы пространства отношений истинные женские энергии Жены. Нередко то, как женщина стремится осуществлять функции жены, больше походит на материнскую заботу, подменяющую мужские ответственность и ведущую роль.

Что же касается функции Мужа, то для успешной ее эволюции важен постоянно осознаваемый обмен энергиями с функцией Жены, обмен, который поддерживает и питает эти обе центральные архетипические фигуры. Хорошей иллюстрацией поддержания такого обмена стала групповая инициация на тему «Благословение детского Я», используемая в инициационной терапии. Она проводится не только для получения опыта идеального принятия со стороны близких детского аспекта Я участников инициации, выступающих в групповой игре в роли «новорожденного». Эта инициация очень важна и для более глубокого осознания новых ролей и новых видов ответственности, которые появляются у членов семьи после рождения ребенка. В разных группах в ходе инициаций «Благословение детского Я» много раз повторялся один и тот же феномен. Когда игровая «жена» сообщала игровому «мужу», что, став отцом, он по-прежнему остался для нее мужем – самым главным мужчиной в ее жизни, участник группы, исполнявший роль «мужа», неизменно испытывал большой прилив сил, повышение моторной активности, желание что-то сделать для «жены» и «ребенка» – пойти за покупками, что-либо починить или построить для них. До признания «женой» значимости символического мужчины именно как мужа, исполнители роли мужа, независимо от их реального пола, в момент «рождения ребенка» чувствовали себя растерянными, подавленными, обескураженными и не понимали, что им делать.

Следовательно, именно женщина способна помочь мужчине гармонично согласовывать роли мужа и отца, когда она, став матерью, продолжает почитать главенство мужчины как мужа. Мужчина же способен помочь женщине согласовать и привести к более гармоничному сотворчеству ее роли матери и жены, отдавая моментам парного взаимодействия с женой достаточно времени и средств, и умея в другое время организовать общение всей семьей – с женой и детьми.

Если мужчина осознает свое главенство в союзе с женщиной в полной мере, то одновременно он осознает и свою «отцовскую» ответственность за судьбу их отношений. До этого момента ему может представляться, что его союз с женщиной подвержен влиянию различных стихий и будущее этого союза не вполне зависит от него. Но по мере восхождения по ступеням мужской зрелости, которое неизменно сопровождается принятием полной мужской ответственности, включающей отцовские защищающие силы, – у него возникает ясное понимание законов отношений между мужчиной и женщиной: мужская воля имеет приоритет, ее отцовская божественная природа является определяющей. Как решит мужчина, так и будет, потому что он источник, зачинатель, отец отношений. В случаях, когда мужчина «следует» воле женщины и, например, соглашается с ее решением расстаться, ведущим и судьбоносным является его согласие с женским решением, а не само решение женщины. Осознание главенства и отцовской природы ведущей мужской воли устраняет агрессию и напряжение мужчины в отношениях с женщиной, и любые ее действия с тех пор воспринимаются мужчиной как тактические, включенные в систему его ответственности и управления. Суть же мужского главенства заключается именно в росте отцовского элемента мужественности. Еще раз отметим, что отцовская ответственность обладает свойством быть вечной.

Очевидно, что современная ситуация эволюции личности человека требует интеграции мужской и отцовской, женской и материнской ролей. Это неизбежный эволюционный процесс, который приведет к расширению отцовской функции, к ее воцарению на более ранних ступенях мужской зрелости - в центральной архетипической области личности, где установится стойкий архетипический комплекс Муж-Отец.

Эта социальная потребность отражена во многих современных киносюжетах. В великолепной американской комедии Нэнси Мейерс «Ловушка для родителей», где в ходе развода родители «поделили» дочерей-близнецов, показано, как много страданий приносит расщепленность функций муж-отец и жена-мать. Одной девочке не хватает матери, другой – отца. Их родители утратили статус жены и мужа, и не могут теперь инициировать дочерей по поводу этих ролей. К концу фильма дети соединяют родителей, соединяя тем самым свои мужское-женское, материнское-отцовское в желанное целое. В фильме Карена Шахназарова «Американская дочь» русский отец, перестав быть мужем, теряет и возможность быть отцом для своей маленькой дочери, живущей с матерью за границей. Весь сюжет фильма посвящен тому, как мужчина во что бы то ни стало пытается вернуть себе право отцовства.

Когда архетипические комплексы Муж-Отец и Жена-Мать расщеплены – это делает неполноценной каждую отделившуюся часть. Теряя статус мужа, реальный мужчина рискует значительно обеднить свой статус отца. Переставая быть женой, реальная женщина рискует стать гиперматерью.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.