Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Русская философия: революционно - демократическая мысль в России (Белинский, Герцен, Чернышевский, Бакунин).



Со славянофилами остро полемизировали западники - А. И. Герцен (1812-1870), Н. П. Огарев (1813-1877), Т. Н. Грановский (1813-1855), К. Д. Кавелин (1818-1885), В. П. Боткин (1811-1869). В тесном контакте с ними были В. Г. Белинский (1811-1848), П. В. Анненков (1813-1887), И.С.Тургенев (1818-1883). Всех их объединяла ориентация на западную систему ценностей, имеющую, по их твердому мнению, общецивилизационную значимость, а поскольку Россия по своему уровню отстала от передовых стран Западной Европы, то и путь ее в будущее - это путь усвоения результатов европейского образования и европейских форм жизни. Как и славянофилы, они были неодинаковы по своему составу - от умеренных либералов до радикалов (позже составили ядро революционных демократов). Переходя к просветителям 40-60-х годов XIX в. с их четкой материалистической и революционно-демократической ориентацией, следует прежде всего указать на тревожную тенденцию к недооценке их вклада в историю русской философии, наметившуюся в самые последние годы как реакция на недавнюю абсолютизацию этого течения социально-философской мысли и вследствие некритического усвоения трудов виднейших мыслителей русского «духовного ренессанса», в которых оно явно недооценивалось. А между тем данное течение несло в себе весьма большую творческую энергию и с середины XIX в. пользовалось преобладающим влиянием, перешедшим и в XX в. В центре воззрений просветителей - проблема человеческой свободы, взятой, однако, не столько в ее духовно-нравственных (как у славянофилов), сколько в социально-политических аспектах. Главное, что их интересовало,- какими должны быть, прежде всего, социальные условия, чтобы обеспечить всем членам общества реальную свободу и благосостояние. Поражение революций 1848 г. в Европе вызвало у них, сторонников Упаднической ориентации, резкий рост антибуржуазных настроений, рубились надежды на капиталистический путь освобождения, будущее Отечества прочно связывается с социализмом. Последний выступал в России тогда в двух формах - западной (сен - симонизм, фурьеризм) и русской (опора на национальные особенности истории и быта страны, крестьянскую общину в первую очередь). Наиболее эффективным средством его осуществления считалось антисамодержавное и антикрепостническое революционное действие (крестьянская революция). В связанности с социализмом - специфика русского Просвещения. Социализму в социально-политической сфере соответствовал материализм просветителей в философии, и это не было случайностью. Н. Г. Чернышевский (1828-1889) в своей работе «Антропологический принцип в философии» (1860) обращается к учению Фейербаха, в нем главе русских просветителей импонировал культ - самого точного анализа фактов», т. е. опора на естественные науки, позволяющая, считал Чернышевский, не только преодолеть в понимании человека «абсолютные сущности» и дуализм души и тела, но и обосновать принципиальное единство явлений «материального" (природа) и «нравственного» (общество) порядка, непосредственно подводившее к социалистическим выводам. Вместе с тем Чернышевский не приемлет религиозную форму фейербаховского антропологизма и стремится преодолеть созерцательность этого учения путем обращения к диалектике Гегеля и подчеркнутого использования философии для решения практических проблем общественной жизни. На человека, утверждает Чернышевский, следует смотреть «как на одно существо, имеющее только одну натуру», а потому каждая сторона его деятельности - это или деятельность всего человеческого организма, или отдельного органа, но «в его натуральной связи со всем организмом». Никакой иной «натуры», кроме данной человеку его биопсихической организацией, у него нет и единственно из нее проистекают, по Чернышевскому, потребности и интересы «человека вообще» (за точку отсчета берутся «простолюдины», или люди труда, ибо их большинство), выступающие как побуждения к действию и поступкам. Связь здесь строится по принципу причинности; если, поясняет Чернышевский, поведение человека ориентировано на зло, то имеется внешняя причина этого - ненормальные, «дурные», не соответствующие истинной "человеческой природе" условия его жизни, и чтобы изменить его поведение, следует изменить эти условия, что и призван осуществить социализм. Истинная же «человеческая природа» понимается как стремление к удовольствию и избегание неудовольствия, определяющие его «расчетливой выгоды»; что бы ни говорил человек о своих действиях, какие бы при этом цели ни ставил, он, по Чернышевскому, «поступает так, как приятнее ему поступать, руководится расчетом, велящим отказываться от меньшей выгоды или меньшего удовольствия для получения большей выгоды, большего удовольствия». Как при этом совместить свои поступки с благополучием других людей? На это отвечает этика «разумного эгоизма», согласно которой просвещенная, разумная личность понимает, что ей максимально выгодно поведение, направленное на достижение максимального блага для максимального количества людей. Рационалистический аспект этого рассуждения был предметом критики со стороны славянофилов. Что же касается его натуралистической основы, то у самого Чернышевского имеется в его работах немало мест, где «принцип эгоизма», пpиpoдно-6иoлoгичecкий по своей сути, дополняется такими социальными факторами, как «богатство», принцип "силы или власти» и т. д , и эта социологизация антропологизма - также одно из отличий Чернышевского от Фейербаха. Особенно это стремление раздвинуть границы антропологизма заметно при обращении Чернышевского к истории, законам ее развития. Главенствующий из них - «закон прогресса», в понимании которого присутствуют и природные, и социальные характеристики. Связывая этот закон с прогрессом науки и просвещения, Чернышевский, с одной стороны, сближает его с "чисто физической необходимостью» и усматривает в истории процесс последовательного восхождения по ступеням разума и доброй воли как предельных выражений истинной «натуры» человека, а с другой - при конкретном обращении к материалу истории разных стран и народов как бы «отрезвляет» этот оптимизм, показывая, что фактически нередко торжествуют не разум и добрая воля, а корыстолюбие, тщеславие, невежество, «рутина», заведомо неразумные, ложные постулаты. Знание истории и реальной жизни, фиксация Чернышевским сложности и противоречивости социального прогресса, включающего в себя зигзаги, попятные движения, громадные растраты сил при «грошовых результатах" (и такое бывает), эрудиция в сочетании с острой наблюдательностью и диалектической гибкостью вносили поправки в теоретические построения, делая их адекватнее.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.